Сегодня в прениях сторон по уголовному делу Хориняк и Табаринцевой с обвинительной речью выступил прокурор, расставив правовые акценты в незаконном обороте сильнодействующего вещества из чувства сострадания к больному.

15.10.2014 17:49:37

15 октября 2014 года состоялись судебные прения по уголовному делу в отношении Табаринцевой Лидии Николаевны и Хориняк Алевтины Петровны.

Хориняк А.П. и Табаринцева Л.Н. обвинялись в совершении подделки рецепта – иного документа, предоставляющего в данном случае право на приобретение сильнодействующего вещества – трамадола, а также в незаконном приобретении, хранении в целях сбыта, а также непосредственно в сбыте сильнодействующего вещества в крупном размере, то есть в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 327 УК РФ, ч. 3 ст. 234 УК РФ.

Подсудимые вину в совершении данных преступлений не признали.

Сторона защиты просила Хориняк А.П. и Табаринцеву Л.Н. оправдать по всем статьям обвинения, указывая на то, что  Хориняк А.П. оказывала медицинскую помощь больному, а Табаринцева Л.Н. не знала, что лекарственное средство «трамадол» отнесен к сильнодействующим веществам, и что оборот его ограничен.

В соответствии с диспозицией ст. 234 УК РФ, признается уголовно-наказуемым деянием незаконное приобретение, хранение в целях сбыта, а равно сбыт сильнодействующих веществ. Согласно сложившейся судебной практике, под сбытом понимаются любые способы передачи сильнодействующих веществ другим лицам – в том числе и дарение.

При этом для определения противоправности деяния важно установить, при каких условиях указанные действия носят незаконный характер и каковы критерии их отграничения от аналогичных по содержанию действий, имеющих легитимный характер.

Трамадол постановлением Правительства Российской Федерации отнесен к сильнодействующим веществам, его оборот в стране ограничен. Такие лекарственные средства подлежат предметно-количественному учету во всех аптечных учреждениях (организациях), лечебно-профилактических учреждениях.

Назначить любое лекарство больному, согласно действующему законодательству, может только лечащий врач, которым осуществляется ведение больного, с обязательной фиксацией обоснованности назначения препаратов в медицинских документах. Но «трамадол»  назначить единолично не может даже лечащий врач, назначение производится только медицинской комиссией, которой и подписывается рецепт. В аптеке данный препарат не находится в свободной продаже, он может быть реализован только по специальному рецепту.

Нарушение перечисленных правил влечет признание действий по приобретению, хранению в целях сбыта, а также и сбыт названного сильнодействующего вещества преступлением.

При этом, в рецептурные бланки строгой отчетности, выполненные типографским способом, внесены недостоверные данные о том, что Хориняк А.П. является лечащим врачом конкретного больного и что она назначила ему лекарственный препарат – «трамадол», что не соответствовало действительности, в связи с чем рецепты, дающие право на приобретение сильнодействующего вещества, признаны поддельными, а действия по их изготовлению – подделкой иного документа.

Особенностью преступлений с формальным составом, к которым относятся и преступления, предусмотренные ч.ч. 13 ст. 234 УК, является потенциал заложенной в нем общественной опасности, достаточный для привлечения лица к уголовной ответственности независимо от последствий содеянного.

Несоблюдение установленных правил оборота приведет к бесконтрольному обороту веществ, употребление которых может негативно сказаться на состоянии здоровья людей, опасно для общества в целом.

Мотивы совершения указанных преступлений могут быть различными и для юридической квалификации содеянного значения не имеют.

Вместе с тем, мотив сострадания к тяжело больному человеку, безусловно учтен  стороной обвинения, но - при формировании предложения о виде и размере наказания.

Важно  отметить, что в ходе судебного следствия исследованными доказательствами достоверно установлено, что крайняя необходимость в получении больным «трамадола» в качестве  сопутствующего сильнодействующего вещества в инкриминируемый период времени отсутствовала. Больной принимал обезболивающий наркотический лекарственный препарат, выданный в установленном законом порядке по назначению лечащего врача. Также лечащим врачом выписывались рецепты и на получение «трамадола» для усиления обезболивающего эффекта основного лекарственного средства. Запасы как основного, так и дополнительного («трамадола») медицинских препаратов в г.Красноярске позволяли обеспечить больного необходимым их количеством в установленном законом порядке.

При этом отсутствие крайней необходимости подтверждает и системный характер действий Хориняк А.П., о чем свидетельствуют и исследованные в судебном заседании постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности по ряду эпизодов, с которыми подсудимая согласилась, фактически признав их совершение.

С учетом всего вышесказанного, государственный обвинитель в прениях просил суд признать Хориняк А.П. и Табарницеву Л.Н. виновными

- в совершении преступления предусмотренного ч.2 ст.327 УК РФ (в редакции от 07 декабря 2011 года), и назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ (ниже низшего предела установленного санкцией статьи Уголовного кодекса РФ) в виде штрафа в размере 7 тыс. руб. каждой.

- в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 234 УК РФ, и назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде штрафа в размере 12 тыс. руб. каждой,

в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предложено суду назначить каждой подсудимой наказание в виде штрафа в размере 15 тыс. руб. с рассрочкой на 3 месяца.

Суд удалился в совещательную комнату для вынесения решения, оглашение которого назначено на 17 октября 2014 года.

другие новости