Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за октябрь 2012 г.

28.12.2012 14:31:00

ПРОКУРАТУРА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

               

УПРАВЛЕНИЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРОВ

В РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ СУДАМИ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

октябрь

г. Красноярск

2012  год

 

 

Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными группами

за 9 месяцев 2012 года

 

За 9 месяцев 2012 года судами края рассмотрено 51 (+7) дело в отношении 102 (-10) лиц, обвиняемых в совершении различных преступлений в составе организованной группы и банды.

Из указанного количества Красноярским краевым судом рассмотрено 1 (-1) уголовное дело в отношении 3 (-3) лиц о преступлении, совершённом в составе банды, 1 (-2) уголовное дело в отношении 1 (-12) лица о преступлении, совершённом в составе преступного сообщества и 1 (-1) уголовное дело в отношении 4 (-3) лиц о преступлениях, совершенных в составе организованной группы.

Так, Красноярским краевым судом А., Д. и Т. осуждены за совершение умышленного убийства в составе организованной группы по найму. В отношении Г. производство по делу приостановлено в связи с помещением его в психиатрический стационар до выхода из состояния психического расстройства.

Как указано в приговоре, весной 2011 года в г. Красноярске с целью избавления себя от материальных затрат по возврату занятых денежных средств в размере шести миллионов рублей, Г. решил совершить убийство И.

Организовывая совершение убийства, Г. привлек к его совершению Т., который в свою очередь вовлек в совершение преступления А. и Д.

В период с 21 по 22 марта 2011 года осужденные на автомобиле А. следили за жертвой, регулярно созваниваясь с заказчиком преступления, тщательно планируя совершение убийства. Т. по указанию заказчика приобрел на радиорынке подержанные сотовые телефоны и сим-карты, с помощью которых участники группы общались между собой, а также с жертвой. В качестве орудия преступления участниками было принято решение применить обрез охотничьего двуствольного ружья, изготовленного Д.

22.03.2011 до 20 часов заказчик, согласно заранее разработанному и согласованному с остальными участниками группы плану, под надуманным предлогом, в ходе нескольких телефонных переговоров назначил И. встречу в офисе, расположенном в здании по адресу г. Красноярск, ул. Гладкова, 6.

В указанное время И. на своем автомобиле «Toyota Land Cruiser» подъехали по указанному адресу Д., подойдя к припаркованному автомобилю, в котором находился И., из обреза ружья произвел два выстрела. В результате полученных ранений И. скончался.

В счет оплаты за совершенное преступление в распоряжение Т., А. и Д. заказчиком преступления были переданы автомобили «Mercedes Benz A 140 Classic» и «Chrysler Cruiser», а также денежная сумма в размере 100 тысяч рублей.

Приговором суда от 17.09.2012 Т. осужден по п.«ж,з» ч.2 ст.105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год, А. по ч.1 ст.222, п.«ж,з» ч.2 ст.105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной  колонии особого режима с ограничением свободы на 1 год, Д. по ч.1 ст.222 и п.«ж,з» ч.2 ст.105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на 1 год.

Приговор в законную силу не вступил, обжалован стороной защиты.

За анализируемый период уголовные дела о преступлениях совершенных в составе банды либо организованной группы с участием присяжных заседателей Красноярским краевым судом не рассматривались.

За 9 месяцев 2012 года судами края в порядке ст.237 УПК РФ возвращено 5(+5) дел в отношении 13 (+13) лиц, обвиняемых в совершении преступлений в составе организованной группы. Ни одно из указанных постановлений в кассационном порядке не обжаловалось.

Так, постановлением Ачинского городского суда от 31.05.2012 в порядке ст.237 УПК РФ, в связи с допущенными на стадии расследования нарушениями, возвращено прокурору уголовное дело по обвинению К., М. и В., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.

Как следует из существа предъявленного обвинения, В. с целью хищения денежных средств ОАО Национальный банк «ТРАСТ» путем обмана и злоупотребления доверием при предоставлении физическим лицам кредитов на неотложные нужды, путем введения их в заблуждение относительно выплаты кредитной задолженности, создал организованную группу, в состав которой вовлек свою супругу М. (работавшую в должности операциониста-консультанта отдела по работе с клиентами «Ачинского» филиала ОАО Национальный банк «ТРАСТ»),  К. и Ю. (уголовное дело в отношении последнего выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения).

Реализуя преступный умысел, В., на основании информации, предоставленной своей супругой, изучил схему предоставления банком кредитов физическим лицам на неотложные нужды, взял на себя общее руководство деятельностью преступной группы, разработал план совершения преступлений, распределил роли между участниками группы, а также осуществлял распределение полученных в результате преступной деятельности денежных средств.

В обязанности К., Ю., а также самого В. входило подыскание лиц, согласных на оформление за вознаграждение кредитных договоров на свое имя. Непосредственным оформлением кредитных взаимоотношений между банком и физическими лицами, в силу своих служебных полномочий, занималась М.

Участники группы при личной встрече с лицами, выразившими желание на получение денежных средств, путем оформления на их имя кредитов, с целью введения их в заблуждение, убеждали, что их действия носят законный характер, в силу доверительных отношений с сотрудниками банка, гарантируя, что в дальнейшем со стороны кредитной организации никаких требований о выплате кредита к ним предъявляться не будет, в связи с гашением кредитной задолженности страховой компанией, страхующей деятельность банка. За оказание помощи в оформлении кредитных договоров участники группы получали от лиц, оформивших на свое имя договорные отношения с банком, 30% от суммы предоставленного кредита.

По указанной схеме участниками группы в период с 24 февраля по 04 августа 2011 года было введено в заблуждение тринадцать лиц, в результате чего путем обмана и злоупотребления доверием похищены денежные средства в особо крупном размере на общую сумму 1 049 667 рублей.

Возвращая уголовное дело прокурору, суд указал, что в нарушение положений ст.225 УПК РФ, обвинительное заключение не содержит в себе сведений о выделении в отдельное производство уголовного дела в отношении Ю., при описании каждого из преступлений не указаны члены организованной группы, принявшие участие в их совершении, при этом каждому из участников группы органами следствия вменяются разные суммы причиненного ущерба, также в обвинении не указан способ совершения хищения денег из банка. Кроме того, согласно обвинительному заключению, участники преступной группы требовали от лиц передачи им 30% от суммы полученных кредитов, однако в ущерб, причиненный банку обвиняемыми включена вся сумма выданных кредитов, с учетом сумм, полученных лицами, на чьи имена были оформлены кредиты.

Судом кассационной инстанции края в анализируемый период прокурору уголовные дела данной категории не возвращались.

В надзорном порядке прокурору возвращено 1 (+1) дело в отношении 1 (+1) лица.

Постановлением президиума краевого суда от 24.04.2012 удовлетворено заключение заместителя прокурора края о возобновлении производства по вновь открывшимся обстоятельствам по уголовному делу по обвинению О. в совершении ряда преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

Приговор Норильского городского суда от 06.07.2010 и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 16.09.2010, вынесенные в отношении последнего, отменены, уголовное дело возвращено прокурору г. Норильска в порядке, предусмотренном ст.237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Указанными судебными решениями О. осужден по ч.1 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228.1 УК РФ за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

После вступления приговора в законную силу, находясь в местах лишения свободы, О. сообщил, что совершил преступление совместно с М., А. и К., которые осуждены приговорами Норильского городского суда от 19.04.2011, 11.05.2011, 17.05.2011 соответственно.

При этом, приговор Норильского городского суда от 17.05.2011 в отношении К., отменен кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 06.10.2011, уголовное дело возвращено прокурору г. Норильска в порядке, предусмотренном ст.237 УПК РФ, К. из-под стражи освобожден, со ссылкой на преюдициальное значение обстоятельств, установленных вступившим в законную силу приговором Норильского городского суда от 06.07.2010 в отношении О., согласно которому О. совершил преступление один.

В результате расследования новых обстоятельств установлено, что преступления совершены О. в составе организованной группы с М., А. и К., что, соответственно, не позволяет рассматривать состоявшиеся в отношении О. судебные решения как законные и обоснованные, поскольку его действиям может быть дана иная юридическая оценка.

Из общего количества лиц, обвиняемых в совершении различных преступлений в составе организованной группы и банды 80 (+15) лиц (78,4%(+8,5%)) по 41 (+12) делу (80,4%(+6,1%)) признаны виновными в совершении преступлений в составе организованной группы.

Приговором Железнодорожного районного суда от 06.08.2012 трое братьев Е. осуждены за совершение ряда разбойных нападений с использованием оружия.

Как следует из приговора, в конце сентября 2011 года у старшего брата Николая, испытывающего материальные трудности, возник преступный умысел на создание организованной группы для совершения грабежей и разбойных нападений, в состав которой он привлек своих братьев Алексея и Ивана. С целью облегчения совершения преступлений Николай приобрел строительные маски и перчатки, для сокрытия лиц при совершении преступлений, сигнальный револьвер «Наган-С» №ТЮ5п, который переделал под гладкоствольное огнестрельное оружие, а также транспортное средство для мобильного передвижения по городу с целью поиска объектов для совершения преступлений и оперативного оставления мест совершения преступлений.

Являясь старшим братом и обладая лидерскими качествами, Николай принял на себя руководство организованной группой, распределив между ее участниками роли, согласно которым лично выбирал время для совершения преступлений, обыскивал потерпевших с целью выявления имущества и денежных средств, которые можно похитить; Алексей при совершении преступлений угрожал потерпевшим огнестрельным оружием, высказывая при этом угрозы применения к ним насилия опасного для жизни и здоровья; Иван в ходе совершения преступлений наблюдал за окружающей обстановкой, а также в случае необходимости для подавления сопротивления применял к потерпевшим насилие не опасное для жизни и здоровья.

Обладая вышеизложенными признаками, организованная группа в период с 02 по 23 октября 2011г. совершила 3 разбойных нападения и 2 открытых хищения чужого имущества.

Совершаемые группой преступления на протяжении всей ее деятельности отличались однотипностью исполнения, четкостью действий и постоянным составом участников. Группа характеризовалась устойчивостью, тесной взаимосвязью между членами, согласованностью действий участников. Психологическое единство организованной группы обеспечивалось общностью целей и намерений, родственными связями участников, зависимостью друг от друга.

Решением суда указанные лица осуждены к реальному лишению свободы на сроки от 7 до 8 лет, без назначения дополнительных видов наказания.

Наибольшее количество уголовных дел о совершении различных преступлений в составе организованной группы за анализируемый период времени рассмотрено Норильским городским судом - 13 дел в отношении 13 лиц.

За 9 месяцев 2012 года судами края рассмотрено 18 дел в отношении 19 лиц с применением особого порядка судебного заседания при заключении с обвиняемыми досудебного соглашения о сотрудничестве (в рамках главы 40.1 УПК РФ), из которых в отношении шести лиц судом при назначении наказания применены положения ст.64 УК РФ.

Так, приговором Железнодорожного районного суда от 17.09.2012 К. осуждена по п.«а» ч.3 ст.228.1 и ч.1 ст.30, п.«а,г» ч.3 ст.228.1 УК РФ. Дело рассмотрено с применением особого порядка судебного разбирательства в связи с заключением с К. досудебного соглашения о сотрудничестве.

Как установлено, 20.06.2011 К. действуя совместно и согласованно с лицами, в отношении которых уголовное дело выделено в отдельное производство, следуя схеме совершения преступлений и отведенной ей роли в составе организованной группы, осуществила сбыт наркотического вещества – гашиш массой 18,31 грамма, лицу, которое было задержано в тот же день сотрудниками УФСКН России по Красноярскому краю.

Также 14.09.2011 К. по телефону от другого участника группы получила информацию о наличии покупателя на наркотическое средство – гашиш массой 71,5 грамма, месте сбыта наркотического вещества и потенциальном покупателе. При этом свои преступные действия К. не смогла довести до конца, так как была задержана сотрудниками УФСКН.

Из материалов уголовного дела видно, что К. в ходе предварительного расследования дала подробные признательные показания об обстоятельствах совершения ей всех преступлений, описала роли соучастников преступной деятельности, указала места передачи и сбыта наркотических средств. В результате её активного сотрудничества были выявлены новые преступления, совершенные участниками группы, а также осуществлено задержание остальных участников преступной деятельности.

В судебном заседании установлена добровольность заключения досудебного соглашения и выполнение К. всех его условий.

Также, судом, с учетом установленной совокупности смягчающих вину обстоятельств, роли К. в группе, ее поведения после совершения преступлений, активного содействия раскрытию иных преступлений, наличию малолетнего ребенка применены положения ст.64 УК РФ и за каждое из инкриминируемых преступлений назначено наказание ниже низшего предела, установленного санкцией статьи, а именно по ч.3 ст.30, п.«а,г» ч.3 ст.228.1 УК РФ - лишение свободы на срок 3 года, по п.«а» ч.3 ст.228.1 УК РФ – лишение свободы на срок 4 года без назначения дополнительных видов наказания. В соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Приговор в законную силу не вступил.

За 9 месяцев 2012 года судами края в качестве основного наказания в отношении 71 лица назначено реальное лишение свободы, что составило 88,8% от общего числа осужденных лиц, условное лишение свободы за совершение преступлений в составе организованной группы назначено 8 лицам, в отношении одного лица производство по делу приостановлено в связи с помещением последнего в психиатрический стационар. В качестве дополнительного вида наказания 3 лицам назначен штраф, одному лицу определено лишение права заниматься лесозаготовительной деятельностью.

Так, приговором Северо-Енисейского районного суда от 01.08.2012 Б., Ш., К. и М. осуждены по ч.4 ст.160 УК РФ к различным срокам лишения свободы условно.

Как установлено приговором в период с 24 по 30 декабря 2011 года Б. предложил остальным участникам объединиться в организованную преступную группу для совершения хищения дизельного топлива, принадлежащего ЗАО «Полюс», распределив роли между участниками, обеспечив тем самым целенаправленную, спланированную и слаженную деятельность как группы в целом, так и каждого ее участка.

Так, непосредственно сам Б. определял дату совершения преступления, предмет преступного посягательства, руководство участниками группы, направлял ход совершения преступления, непосредственно при совершении хищения отвлекал внимание остальных работников склада ГСМ, а также распределял между участниками группы вырученные от реализации похищенного дизельного топлива денежные средства.

Ш., К. и М., согласно распределению ролей, принимали непосредственное участие в хищении топлива, осуществили отключение системы видеонаблюдения и программного обеспечения по учету слива нефтепродуктов и определению уровня ГСМ в резервуарах.

Хищение топлива участниками указанной группы было совершено 01.01.2012 с территории склада ГСМ-1 базы Еруда ЗАО «Полюс Логистика».

При назначении наказания за совершенное преступление суд первой инстанции осужденным определил наказание с применением положений ст.73 УК РФ, учитывая соответствие характера и степени общественной опасности совершенного преступления, наличие у подсудимых на иждивении малолетних детей, активное способствование раскрытию преступления, розыску имущества, добытого в результате совершенного преступления, добровольное возмещение материального и морального ущерба потерпевшему.

В анализируемый период признак совершения преступления «в составе организованной группы» исключен судом первой инстанции в отношении 22 (-6) лиц (21,6%(-9,6%)) по 10 (-1) уголовным делам (19,6%(-6%)), в том числе по предложению государственного обвинителя в отношении 10 (=) лиц по 6 (+1) делам.

Исключение из обвинения признака совершения преступления в составе организованной группы в большинстве случаев явилось следствием ошибочного толкования органами предварительного следствия понятия «организованная группа» и отсутствия в материалах уголовных дел необходимой доказательственной базы.

Вопреки требованиям законодательства, органами предварительного расследования нередко данный квалифицирующий признак вменяется только на основании внешней согласованности действий, при этом имеющиеся в деле доказательства не всегда подтверждают даже факт совершения преступления группой лиц по предварительному сговору. Не учитывается и то, что создание группы лишь на основе знакомства не может являться безусловным основанием, свидетельствующим о наличии такого признака как «организованная группа», так как отсутствуют устойчивость и постоянство связей между участниками.

Так, постановлением Красноярского краевого суда от 03.09.2012 в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения прекращено уголовное дело в части обвинения Г. по ч.2 ст.210 УК РФ.

По указанному делу 23.08.2011 в отношении Г. краевым судом был постановлен приговор в соответствии с которым последний был осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228.1 УК РФ к 9 годам лишения свободы со штрафом в сумме 200 000 рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. При этом указанным приговором по ч.2 ст.210 УК РФ Г. оправдан в связи с непричастностью к совершению данного преступления.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РФ от 21.02.2012 по кассационному представлению государственного обвинителя приговор в отношении Г. отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с тем, что в его основу легли противоречивые доказательства.

Органами следствия Г. обвинялся в приготовлении к сбыту наркотического средства организованной группой в особо крупном размере, а также участии в преступном сообществе (преступной организации), созданном для совершения тяжких и особо тяжких преступлений.

 Уголовное дело в отношении Г. выделено из уголовного дела в отношении А., Х., Д., Т., которые приговором Красноярского краевого суда от 23.08.2011 признаны виновными и осуждены за создание преступного сообщества для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. При этом судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор в части осуждения указанных выше лиц по ст.210 УК РФ отменен за отсутствием состава преступления, и дело прекращено на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

Как указано в постановлении Верховного Суда, приговор суда первой инстанции не содержал сведений в чем конкретно выразились действия осужденных по созданию преступного сообщества, руководству данной преступной организацией, а также доказательства вовлечения в преступное сообщество остальных членов.

В соответствии с диспозицией ст.210 УК РФ, целью создания преступного сообщества является совершение тяжких и особо тяжких преступлений, при этом судом было установлено совершение осужденными только одного преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств. Данные, свидетельствующие о намерении членов группы совершать иные преступления, в материалах дела отсутствуют.

Поскольку приговор Красноярского краевого суда в отношении Х., А., Д. и Т. в части осуждения по ст.210 УК РФ отменен за отсутствием состава преступления, государственным обвинителем при поддержании обвинения в отношении Г. по ст.210 УК РФ было принято решение об отказе от обвинения. При этом  учитывая достаточность доказательств в покушении на сбыт наркотических веществ приговором Красноярского краевого суда от 25.09.2012 Г. осужден по ч.1 ст.30, п.«а,г» ч.3 ст.228.1 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

За 9 месяцев 2012 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрено 13 (+4) уголовных дел в отношении 36 (+14) лиц, обвиняемых в совершении преступления в составе организованной преступной группы, из которых в отношении 30 (+16) лиц дела рассмотрены по представлениям прокуроров, в отношении 6 (-2) лиц по жалобам сторон.

За указанный период судебной коллегией пересмотрено 8 (+1) приговоров в отношении 22 (+10) лиц, в том числе, по кассационным представлениям в отношении 16 (+10) лиц.

Эффективность кассационного реагирования составила 72,7% (+22,7%).

Из общего количества пересмотренных в кассационном порядке приговоров, отменено 3 приговора в отношении 13 лиц по представлениям прокурора с направлением дел на новое судебное рассмотрение; 5 приговоров в отношении 9 лиц изменены, из них в отношении 4 лиц по представлениям прокурора, остальные по жалобам сторон.

Определением от 09.08.2012 по кассационному представлению отменен приговор Лесосибирского городского суда от 11.04.2012, которым И., Х. и Ш. осуждены к различным мерам наказания за три покушения на незаконный сбыт наркотических средств в составе организованной группы.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала на следующее.

Как следует из материалов уголовного дела осужденными Ш., И. и Х. заключены досудебные соглашения о сотрудничестве.

Однако при постановлении приговора судом были нарушены требования частей 5 и 7 ст.317.7 УПК РФ, регламентирующие порядок проведения судебного заседания и постановления приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. В частности, суд, рассмотрев данное уголовное дело в особом порядке, в описательно-мотивировочной части приговора не указал о наличии досудебного соглашения о сотрудничестве, а также выводы о соблюдении подсудимыми условий и выполнении обязательств, предусмотренных заключенными с ними досудебными соглашениями о сотрудничестве.

В связи с выявленными нарушениями судебная коллегия отменила приговор с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Приговором Кировского районного суда от 23.05.2012 Б., З., К., С. и С. осуждены за совершение ряда мошеннических действий в составе организованной преступной группы.

Определением судебной коллегии от 19.07.2012 приговор изменен по следующим основаниям.

Как следует из приговора и установлено судом, 04.07.2010 С. по телефону от О. поступило указание о совершении хищения терминала из павильона «Агасси» по ул. Калинина, 47 «д». Подъехав к указанному павильону, действуя путем обмана, С. предъявил продавцу поддельную документацию на ремонт терминала, введя ее тем самым в заблуждение относительно истинных преступных намерений. В то же время, прошедшие в помещение торговой точки, переодетые в спецодежду П., В., не поставленные в известность относительно преступных намерений Б. и С., по указанию последнего, отсоединили провода питания, вынесли из павильона «Агасси» терминал по приему платежей, стоимостью 83400 руб., с находящимися в нем факсимильным регистратором стоимостью 17925 руб. и денежными средствами в сумме 73640 руб., погрузили похищенный терминал в автомобиль. Однако, продавец, не получив по телефону от директора павильона подтверждения о ремонте терминала, подошла к транспортному средству, усомнившись в законности действий С., потребовала у него вновь предъявить документацию, разрешающую вынос терминала для ремонта. С., осознавая, что реализовать преступный умысел, направленный на совершение хищения путем обмана, не представляется возможным, отказался предъявить поддельную документацию. Продавец, осознав факт хищения терминала, потребовала от С. дождаться директора магазина. Тогда С., выходя за рамки умысла, направленного на хищение имущества путем обмана, имевшегося у иных участников организованной группы, осознавая, что далее возможно совершить только открытое хищение терминала, дал указание Б. скрыться с места преступления. Б., также осознавая открытый характер совершаемого хищения, и выходя за рамки ранее имевшегося направленного на совершение мошенничества умысла, с места преступления скрылся.

Действия С. по данному преступлению судом первой инстанции были квалифицированы по п.«а» ч.3 ст.161 УК РФ - грабеж, совершенный организованной группой.

Однако при этом судом было установлено, что О., Г., К. и С. состояли в организованной группе,  целью которой было совершение хищений путем обмана, то есть преступлений, предусмотренных ст.159 УК  РФ.

Поскольку, при совершении данного преступления, С. вышел за рамки умысла, направленного на хищение имущества путем обмана, имеющегося у иных участников организованной группы, и совершил открытое хищение совместно с Б., судебной коллегией действия осужденного С. переквалифицированы на п.«а» ч.2 ст.161 УК РФ - как грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору, соответственно снизив наказание как за данное преступление, так и по совокупности преступлений.

Кроме того, кассационная инстанция указала на необоснованность учета факта не возмещения ущерба потерпевшим при назначении наказания Б., С., В., поскольку такое обстоятельство не предусмотрено законом как обстоятельство, отягчающее наказание. Учитывая изложенное, наказание осужденным также снижено.

Этим же определением приговор в отношении З. по преступлению, предусмотренному ч.1 ст.159 УК РФ, отменен в связи с истечением срока давности, поскольку инкриминируемое ему преступление совершено последним 26.06.2009.

За 9 месяцев 2012 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрено 9 (+2) кассационных представлений в отношении 30 (+16) лиц, из которых в отношении 22 (+16) лиц представления удовлетворены. Тем самым результативность кассационного обжалования за анализируемый период составила 73,3 % (+30,4%).

Так, кассационным определением от 05.06.2012 по представлению прокурора изменен приговор Свердловского районного суда от 08.02.2012, которым Т., К., П., Б., А. и Ю. осуждены за совершение ряда краж автотранспорта, совершенных в составе организованной группы.

Основанием принесения кассационного представления послужила мягкость наказания, назначенного с нарушением требований уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Судебная коллегия, согласившись с доводами представления, изменила приговор, уточнив резолютивную часть указанием на оправдание Тетерина за непричастностью к совершению преступления, предусмотренного ч.1 ст.150 УК РФ, посчитав указание суда на оправдание его «за причастностью» технической ошибкой.

В остальной части приговор оставлен без изменения, а жалобы осужденных и их защитников на неверную квалификацию, в том числе на необоснованное осуждение по квалифицирующему признаку «совершение преступления в составе группы лиц», без удовлетворения.

По мнению судебной коллегии, несмотря на то, что не всегда преступления совершались одними и теми же участниками группы, а некоторые участники не знали друг друга, именно благодаря наличию лидера, а также устойчивой связи между участниками группы и реализовывалась совместная цель – получение прибыли. Группа пополнялась новыми участниками, каждый из которых выполнял определенную роль. Так, Т.  обладал знаниями по устройству и ремонту автомобилей, К. предоставил гараж для временного хранения похищенных автомобилей, А. занимался разукомплектованием автомобилей, участвовал в их хищении, Б. доставлял участников на места хищений и сопровождал до места хранения похищенного, Ю. непосредственно участвовал в хищении автомобилей, а П. имел знакомства с лицами, занимающимися скупкой автомобилей. Группа существовала на протяжении длительного периода времени.

Определением от 19.06.2012 отклонено кассационное представление прокурора на приговор Богучанского районного суда от 10.05.2012 в отношении В., осужденного за 5 преступлений, предусмотренных ч.3 ст.260 УК  РФ.

Представление мотивировано тем, что суд, рассмотрев уголовное дело в отношении Виноградова в порядке, предусмотренным главой 40.1 УПК  РФ, не указал при квалификации действий на вмененный органами предварительного расследования признак «в составе организованной группы».

Судебная коллегия, отклоняя представление, сослалась на отсутствие оснований для отмены судебного решения, поскольку как видно из приговора, суд с квалификацией, предложенной органами предварительного расследования согласился, а его описательно-мотивировочная часть содержит указание на наличие данного квалифицирующего признака.

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда за 9 месяцев 2012 года приговоры по уголовным делам анализируемой категории в связи с необоснованным исключением квалифицирующего признака «организованной группой» не отменялись.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РФ изменены (отменены) 3 приговора, вынесенных Красноярским краевым судом по уголовным делам анализируемой категории.

Так, приговором краевого суда Д., Б., М., К., Б., П. и Г. осуждены за совершение преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п.«а» ч.3 ст.126, п. «а» ч.3 ст.126, п.«а» ч.3 ст.163, ч.4 ст.159 УК РФ, совершенных организованной группой.

Принимая решение об изменении приговора, судебная коллегия указала, что судом первой инстанции установлено, что Дмитриев в период времени с мая по ноябрь 2009 года, заручившись согласием Попова, являвшегося на тот момент курсантом юридического института МВД России, предложил остальным участникам совершать похищение лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств, с целью вымогательства у них имущества и денежных средств, под угрозой привлечения их к уголовной ответственности и получив согласие других соучастников, создал организованную группу.

Признавая осужденных виновными в совершении преступлений в составе организованной группы, суд исходил из большей степени организованности, устойчивости, неоднократности контактов для детализации и проработки будущих преступных действий. Однако конкретные фактические обстоятельства преступных действий осужденных не свидетельствовали о совершении ими преступлений в составе организованной группы.

Как видно из материалов дела, состав участников преступлений менялся, планы преступлений не разрабатывались, распределение ролей отсутствовало.

В частности при совершении покушения на похищение П. суд разграничил действия соучастников, признав Г., в отличие от М., Д. и Б., виновным в совершении данного преступления по квалифицирующему признаку – группой лиц по предварительному сговору.

Признавая П. участником организованной группы, суд в то же время квалифицировал его действия по похищению Н. как пособника, и тем самым допустил взаимоисключающие суждения о совершении П. преступления в составе организованной группы. 

При указанных обстоятельствах судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РФ действия Д., Б., К., М., Б. и П. по эпизодам похищения, вымогательства и мошенничества переквалифицированы на п.«а,з» ч.2 ст.126, п.«а» ч.2 ст. 163 и ч.2 ст.159 УК РФ, тем самым, признак «совершение преступления в составе организованной группы» был исключен.

Президиумом Красноярского краевого суда за 9 месяцев 2012 года пересмотрено 4 (+2) судебных решения в отношении 4 (+2) лиц, из которых 3 (+1) приговора в отношении 3 (+2) лиц пересмотрены в связи с судебными ошибками. При этом все судебные решения пересмотрены по жалобам осуждённых лиц.

Основаниями для изменения (отмены) судебных решений явилось излишнее вменение квалифицирующего признака «совершение преступления в составе организованной группы», а также назначение наказания без учета правил ч.2 ст.66 УК РФ.

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 07.08.2012 изменен приговор Советского районного суда г.Красноярска от 18.11.2010 в отношении К., осужденного за совершение ряда покушений на незаконный сбыт наркотических веществ.

При рассмотрении дела президиумом краевого суда было установлено отсутствие в действиях К. квалифицирующего признака «совершение преступления в составе организованной группы».

Как следует из приговора, Ковригин познакомился с С., являющимся руководителем организованной группы, после того, как другие участники группы были задержаны сотрудниками УФСКН. По предложению С. К. согласился незаконно сбывать полученные от последнего наркотическое средство – героин, общим объемом 38,86 грамма.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что К. имел единый умысел на незаконный сбыт наркотического средства, переданного ему С., в связи с чем, квалификация судом первой инстанции действий Ковригина как двух покушений на незаконный сбыт наркотического средства в качестве самостоятельных преступлений являлась неверной.

Также, суд первой инстанции в нарушение ч.3 ст.240 УПК РФ сослался в приговоре на неисследованные в ходе судебного разбирательства доказательства, а именно справку об исследовании наркотического средства и стенограмму телефонных переговоров.

С учетом выявленных нарушений президиумом Красноярского краевого суда приговор изменен, исключена ссылка на неисследованные доказательства, действия Ковригина переквалифицированы на ч.1 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228.1 УК РФ с назначением более мягкого наказания.

Также, постановлением президиума Красноярского краевого суда от 07.08.2012 отменен приговор Советского районного суда от 18.02.2011 в отношении С., осужденного по п.«а,г» ч.3 ст.228.1 и ч.4 ст.150 УК РФ.

Судом надзорной инстанции установлено, что судья, вынесший указанный приговор, ранее рассматривал выделенное в отдельное производство уголовное дело в отношении соучастников совершения данных преступлений. Таким образом, судья повторно оценил ранее исследованные с его участием обстоятельства по делу, что в свою очередь противоречит принципу беспристрастности и справедливости судебного разбирательства.

Судебные решения по уголовным делам о бандитизме в анализируемом периоде в порядке надзора не пересматривались. 

Проанализированные статистические показатели за 9 месяцев 2012 года свидетельствуют о некотором улучшении качества предварительного расследования по делам указанной категории.

 

 В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Неверная квалификация действий посредников в сбыте (приобретении) наркотических средств повлекла изменение приговора

 

Приговором Кировского районного суда от 17.07.2012 В., осужден по ч.2 ст.228 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

Судебная коллегия приговор изменила по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов уголовного дела, В. приобрел у Б. героин массой 3,19 граммов по просьбе покупателя П., который действовал в рамках оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка». С покупателем В. встретился на улице Щорса у домов № 93 и 97, где В., сев в автомобиль к Б., положил деньги, переданные ему П., а Б. передала героин.

Судебная коллегия указала, что, квалифицируя действия В. как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств, совершенное в особо крупном размере, суд не учел, что по смыслу закона, действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник.

Кроме того, поскольку В. привлечен к уголовной ответственности по результатам оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», то его действия не могут быть квалифицированы как оконченное преступление и подлежат квалификации как пособничество в покушении на приобретение наркотических средств. Нахождение наркотического средства, полученного от сбытчика, у посредника для передачи его приобретателю не требует дополнительной квалификации как незаконное хранение без цели сбыта.

Таким образом, суд, установив, что В. действовал в интересах П., фактически признал В. посредником в приобретении наркотических средств.

При таких обстоятельствах, судебной коллегией действия В. переквалифицированы с ч.2 ст.228 УК РФ на ч.5 ст.33, ч.3 ст.30, ч.2 ст.228 УК РФ – пособничество в покушении на незаконное приобретение наркотического средства в особо крупном размере без цели сбыта, назначенное наказание не изменено.

 

******

Приговором Ужурского районного суда от 17.08.2012 Б. осужден по ч.3 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ч.5 ст.33, ч.1 ст.228 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы, по ч.1 ст.228.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы. На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно определено 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией по представлению прокурора приговор изменен.

Как следует из приговора, 07.07.2011 к Б. обратился покупатель наркотических средств под псевдонимом «Даша», участвующая в проведении ОРМ «проверочная закупка» и договорилась о встрече с целью приобретения у него наркотических средств.

В тот же день Б., имея цель на распространение наркотических средств, незаконно сбыл покупателю «Даша» смесь, содержащую диацетилморфин (героин) и 6-моноацетилмарфин, общей массой 2,740 грамма. Приобретенное наркотическое средство покупателем было добровольно выдано сотрудникам правоохранительных органов.

При этом, 07.07.2011 Б. не задерживался, денежные средства, которые были использованы при проведении ОРМ и переданы ему покупателем обнаружены не были. Изложенное свидетельствует о том, что в момент, когда покупатель обращалась к Б. с просьбой продать ей наркотик, последний им не располагал, а приобрел его на денежные средства покупателя.

Также, 08.07.2011 покупатель, под псевдонимом «Даша», действующая в рамках ОРМ «проверочная закупка», позвонила Б. и договорилась о встрече с целью приобретения наркотического средства, в связи с чем, у Б. возник преступный умысел на оказание помощи покупателю в приобретении наркотического средства.

Осуществляя свой преступный умысел вечером того же дня Б., на деньги, полученные от покупателя, приобрел наркотическое средство диацетилморфин (героин) и 6-моноацетилмарфин, общей массой 2,315 грамма и передал его покупателю.

В свою очередь, покупатель под псевдонимом «Даша» добровольно выдала данное наркотическое средство сотрудникам правоохранительных органов.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что по смыслу закона, под сбытом наркотических средств следует понимать любые способы их взаимной или безвозмездной передачи с целью распространения лицу, которому они не принадлежали. Приобретение в интересах приобретателя и передача ему наркотических средств образует пособничество в их приобретении.

При изложенных обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу о том, что Б., приобретая наркотическое средство по просьбе покупателя и на ее деньги, оказывал лишь помощь последней в приобретении наркотических средств.

Таким образом, действия Б. по факту преступления, совершенного 07.07.2011 переквалифицированы с ч.3 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228.1 УК РФ на ч.5 ст.33, ч.3 ст.30, ч.2 ст.228 УК РФ – как пособничество в покушении на приобретение наркотического средства без цели сбыта в особо крупном размере, а по факту преступления, совершенного 08.07.2011 переквалифицированы с ч.5 ст.33, ч.1 ст.228 УК РФ на ч.5 ст.33, ч.3 ст.30, ч.1 ст.228 УК РФ – как пособничество в покушении на приобретение наркотического средства без цели сбыта в крупном размере. Наказание назначенное за каждое преступление, а также по ч.3 ст.69 УК РФ снижено. 

 

Вопрос об изменении категории преступления может быть  разрешен в порядке исполнения приговора

 

Постановлением Енисейского районного суда от 06.04.2012 отказано в удовлетворении ходатайства К. о приведении постановленных в отношении него приговоров в соответствие с изменениями уголовного законодательства.

Согласно ст.10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Федеральным законом от 07.12.2013 г. №420-ФЗ в ст.15 УК РФ внесены изменения, согласно которым с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну.

По смыслу закона, вопрос об изменении категории преступления по вступившим в законную силу судебным решениям по состоянию на 08.12.2011 (день опубликования Федерального закона от 07.12.2011 №420-ФЗ) с учетом положений ст.10 УК РФ может быть разрешен в порядке главы 47 УПК РФ.

Между тем, суд первой инстанции при разрешении ходатайства осужденного пришел к ошибочному выводу о том, что положения Федерального закона РФ от 07.12.2011 №420-ФЗ, позволяющие изменить категорию тяжести преступления, не могут быть применены в порядке исполнения приговора.

При изложенных обстоятельствах постановление суда судебной коллегией отменено с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

 

Неверное определение предмета жалобы повлекло отмену постановления

 

Постановлением Советского районного суда от 03.09.2012 производство по жалобе И., направленной в суд в порядке ст.125 УПК РФ, прекращено.

Основанием прекращения производства явилось отсутствие предмета обжалования, поскольку, по мнению суда первой инстанции, постановление от 20.10.2011 об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении И. отменено постановлением заместителя прокурора Советского района г. Красноярска от 26.07.2012 с направлением материала для проведения дополнительной проверки.

В свою очередь, как следует из содержания жалобы, заявитель обжаловал не постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, а ответ заместителя прокурора Советского района от 07.06.2012 на его жалобу о незаконном производстве обыска в жилище.

Таким образом, предметом рассмотрения суда явились иные доводы заявителя, нежели изложенные им в жалобе, производство по которой судом было прекращено преждевременно.

Судебной коллегией постановление отменено, материал направлен на новое рассмотрение.

 

Нарушение права на защиту повлекло отмену постановления

 

Постановлением Кировского районного суда от 20.08.2012 К., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.1 ст.105 УК РФ, продлен срок содержания под стражей до 01.11.2012 включительно.

Судебной коллегией по жалобе адвоката постановление отменено по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 20.08.2012 при рассмотрении уголовного дела мера пресечения, избранная в отношении К., судом оставлена без изменения, а срок содержания его под стражей на основании ст.255 УПК РФ продлен до 01.11.2012. Дело рассмотрено в отсутствие подсудимого К. в связи с его нахождением в КТБ-1.

Вместе с тем, согласно информации предоставленной КТБ-1, этапирование К. в СИЗО-1 г.Красноярска планировалось 23.08.2012, а поскольку срок содержания последнего под стражей истекал только 26.08.2012, то суд имел реальную возможность рассмотреть ходатайство о продлении срока содержания с участием подсудимого.

В связи с изложенным, судебной коллегией постановление отменено, материал направлен на новое рассмотрение.

 

******

 

Постановлением Советского районного суда от 27.07.2012 удовлетворено ходатайство К. о приведении вынесенных в отношении него приговоров в соответствие с изменениями, внесенными в уголовное законодательство РФ.

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии с п.4 ч.2 ст.381 УПК РФ основаниями отмены судебного решения в любом случае являются рассмотрение дела без участия защитника, когда его участие является обязательным, или с иным нарушением прав обвиняемого пользоваться помощью защитника.

Согласно ст.51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый (обвиняемый) в силу своих физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту.

Как следует из приговоров, постановленных в отношении К., последний выявляет признаки легкой умственной отсталости. Вместе с тем, суд первой инстанции рассмотрел ходатайство осужденного К. в отсутствие адвоката, чем нарушил его право на защиту.

 

Неправильное определение вида наказания повлекло изменение приговора

 

Приговором Шушенского районного суда от 31.07.2012 Л. осуждена по ч.1 ст.161 УК РФ к 1 году 6 месяцам исправительных работ с удержанием 5% из заработка в доход государства. При назначении наказания в качестве смягчающих вину обстоятельств в соответствии с п.«г» ч.1 ст.61 УК РФ суд учел наличие у виновной малолетних детей, в отношении которых последняя лишена родительских прав.

В кассационном представлении прокурор просил отменить приговор в связи с необоснованным учетом указанного смягчающего обстоятельства, так как решением Ермаковского районного суда от 24.04.2012 Л. лишена родительских прав в отношении обеих дочерей.

Судебной коллегией в удовлетворении представления отказано, в связи с тем, что согласно протоколу судебного заседания при рассмотрении уголовного дела Л. пояснила, что занимается воспитанием детей, которые находятся на ее иждивении. Доказательств, опровергающих это, стороной обвинения представлено не было. Кроме того, органом предварительного следствия наличие малолетних детей в обвинительном заключении указано как смягчающее вину обстоятельство.

Учитывая изложенное судебная коллегия пришла к выводу о том, что признание в качестве смягчающего обстоятельства наличие малолетних детей у виновной не противоречит требованиям уголовного закона и положениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 г. «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», разъясняющим судам, что обстоятельства, смягчающие наказание, признаются таковыми с учетом установленных в судебном заседании фактических обстоятельств уголовного дела.

Вместе с тем, учтя наличие малолетних детей 14.12.2009 и 07.04.2011 года рождения при назначении наказания Л. в виде исправительных работ, суд первой инстанции оставил без внимания, что согласно ч.5 ст.50 УК РФ исправительные работы не назначаются женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет. При этом, более мягкий вид наказания - обязательные работы, предусмотренный санкцией ч.1 ст.161 УК РФ, к Л. также применим быть не может, так как ч.4 ст.49 УК РФ к его назначению установлены ограничения, аналогичные указанным выше.

В связи с изложенным, судебной коллегией приговор в отношении Л. изменен, применены положения ст.64 УК РФ и назначено наказание в виде штрафа с учетом материального положения осужденной в размере 5 000 рублей.

 

Неполное определение смягчающих вину обстоятельств повлекло изменение приговора

 

Приговором Балахтинского районного суда от 24.08.2012 Т. осужден по ч.1 ст.111 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, Т. имеет тяжелое хроническое заболевание, в связи с чем был признан ограниченно годным к военной службе, что подтверждается справкой из Балахтинского отдела Военного комиссариата от 05.07.2012, исследованной судом первой инстанции.

Кроме того, осужденным в судебное заседание суда кассационной инстанции была также предоставлена справка из Балахтинской ЦРБ от 28.08.2012 о наличии у него еще одного тяжелого хронического заболевания.

Судебной коллегией данные обстоятельства были признаны смягчающими, приговор изменен, наказание за совершенное преступление снижено до 1 года 4 месяцев лишения свободы.

 

Неполное исследование судом доказательств стороны защиты повлекло отмену приговора

 

Приговором Балахтинского районного суда от 13.08.2012 Ф. осужден по ч.4 ст.111 УК РФ к 8 годам лишения свободы. На основании ст.74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 06.05.2011 и в соответствии со ст.70 УК РФ окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 

Судебной коллегией по жалобе стороны защиты приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В соответствии со ст.88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. Согласно ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, а также мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Как следует из приговора, к доказательствам вины Ф. судом первой инстанции отнесен протокол явки с повинной от 13.03.2012, в котором Ф. указывает о совершении им инкриминируемого преступления.

При этом суд в нарушение вышеуказанных норм УПК РФ не проверил доводы Ф. и его защитника об оказании сотрудниками правоохранительных органов на подсудимого морального и физического давления при написании им явки с повинной. Решение суда об отказе в удовлетворении ходатайства Ф. о проведении в отношении сотрудников полиции по данному факту доследственной проверки, не мотивировано.

Также не мотивировано решение суда об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты о запросе из Балахтинского МСО ГСУ СК РФ по Красноярскому краю материала доследственной проверки по заявлению К. о том, что смерть потерпевшего наступила от действий третьих лиц, а не от действий Ф.

Кроме того, суд в нарушение ст.281 УПК РФ при возражениях подсудимого и защитника, удовлетворил ходатайство государственного обвинителя об оглашении показаний свидетеля М., данных им на предварительном следствии, которые впоследствии были положены в основу обвинительного приговора.

В нарушение положений ст.278 УПК РФ, не предусматривающей отказ в допросе явившихся в суд свидетелей, судом первой инстанции было отказано в удовлетворении ходатайства адвоката о допросе свидетелей защиты, явка в суд которых была обеспечена.

Учитывая допущенные нарушения, судебной коллегией приговор Балахтинского районного суда в отношении Ф. отменен, уголовное дело направлено на новое рассмотрение.

 

 

В ПРИЗИДИУМЕ КРАЕВОГО СУДА

 

Отсутствие доказательств, подтверждающих наличие умысла на совершение противоправного действия, повлекло отмену приговора

 

Приговором Норильского городского суда от 02.08.2011 Л. осужден по ч.2 ст.228 УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 18.10.2011 приговор изменен, в качестве смягчающего обстоятельства признано активное способствование раскрытию и расследованию преступления, наказание снижено до 3 лет 2 месяцев лишения свободы.

Согласно приговору Л. 05.04.2011 с целью приобретения наркотических средств разместил в сети Интернет заказ на приобретение курительной смеси, после чего при помощи терминала оплаты сотовой связи через электронный кошелек «Q1W1» оплатил за приобретаемое вещество 10 650 руб. неустановленному лицу.

11.04.2011, узнав о поступлении заказа в офис службы «NORTH-WAY» в г. Норильске, Л. приехал туда и забрал у неустановленного лица наркотическое средство – смесь, содержащую АМ-2201 ((нафталин-1-ил) (1-(5-фторнентил)-1Н-индол-3-ил) (1-пентил-1Н-индол-Зид) метанола) весом 48,87 грамма, что является особо крупным размером.

Полученное наркотическое средство Л. незаконно хранил при себе без цели сбыта до его изъятия сотрудниками ОУР УВД по г. Норильску до 15 часов 11.04.2011.

Отменяя приговор и кассационное определение, президиум Красноярского краевого суда указал, что судами допущены нарушения ст.307 УПК РФ, согласно которой суд обязан дать оценку всем обстоятельствам по делу, привести мотивы, по которым отвергает одни доказательства и принимает другие, устранить имеющиеся по делу противоречия.

Преступление, предусмотренное ст.228 УК РФ, может быть совершено только с прямым умыслом, то есть виновное лицо должно осознавать, что оно приобретало и хранило именно наркотическое средство.

В свою очередь Л., не отрицая факт приобретения им курительной смеси, пояснил, что не знал о содержании в ней наркотического средства, тем самым отрицал наличие умысла на приобретение и хранение наркотических средств.

Допрошенные в ходе судебного заседания свидетели, показания которых также были положены в основу обвинительного приговора, подтвердили факт приобретения, хранения и изъятия у Л. курительной смеси. При этом то обстоятельство, что Л. преследовал цель приобретения и хранения наркотического средства, из их показаний не следует.

Учитывая изложенные обстоятельства, постановлением Президиума Красноярского краевого суда приговор Норильского городского суда от 02.08.2011 и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам от 18.10.2011 в отношении Л. отменены, дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

 

НОВОЕ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 № 19 урегулированы вопросы практики применения судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление.

В соответствии со ст.37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Пунктом 8 Пленума предусмотрено, что состояние необходимой обороны может иметь место в том числе и в случаях, когда защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного посягательства, но исходя из обстоятельств для оборонявшегося лица не был ясен момент его окончания и лицо ошибочно полагало, что посягательство продолжается; общественно опасное посягательство не прекращалось, а с очевидностью для оборонявшегося лица лишь приостанавливалось посягавшим лицом с целью создания наиболее благоприятной обстановки для продолжения посягательства или по иным причинам.

Переход оружия или других предметов, использованных в качестве оружия при посягательстве, от посягавшего лица к оборонявшемуся лицу сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства, если с учетом интенсивности нападения, числа посягавших лиц, их возраста, пола, физического развития и других обстоятельств сохранялась реальная угроза продолжения такого посягательства.

При посягательстве нескольких лиц обороняющееся лицо вправе применить к любому из посягающих такие меры защиты, которые определяются характером и опасностью действий всей группы.

Уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, то есть когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в ч.2 ст.37 УК РФ, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства.

В свою очередь, обороняющееся лицо из-за душевного волнения, вызванного посягательством, не всегда может правильно оценить характер и опасность посягательства и, как следствие, избрать соразмерные способ и средства защиты.

Действия оборонявшегося лица нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны, если причиненный вред хотя и оказался большим, чем вред предотвращенный, но при причинении вреда не было допущено явного несоответствия мер защиты характеру и опасности посягательства.

 

******

 

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 урегулированы вопросы практики применения судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования. Данное Постановление затрагивает вопросы квалификации действий лиц по ст.260-262 УК РФ, и их разграничение с административными правонарушениями.

В соответствии с п.16 указанного Постановления под рубкой лесных насаждений или не отнесенных к лесным насаждениям деревьев, кустарников и лиан, применительно к ст.260 УК РФ, следует понимать их спиливание, срубание или срезание, то есть отделение различным способом ствола дерева, стебля кустарника и лианы от корня. Незаконной является рубка насаждений с нарушением требований законодательства, в частности без оформления необходимых документов: договора аренды, решения о предоставлении лесного участка, проекта освоения лесов, получившего положительное заключение государственной или муниципальной экспертизы, договора купли-продажи лесных насаждений, государственного или муниципального контракта на выполнение работ по охране, защите, воспроизводству лесов и так далее; либо в объеме, превышающем разрешенный; с нарушением породного или возрастного состава; за пределами лесосеки.

При этом договор аренды лесного участка или решение о предоставлении лесного участка на иных правах для заготовки древесины или других видов использования лесов не являются достаточным правовым основанием для проведения рубок лесных насаждений. Так, рубка лесных насаждений арендатором лесного участка считается незаконной в тех случаях, когда у последнего отсутствуют документы для рубки лесных насаждений на арендованном участке, к примеру, отсутствует проект освоения лесов, вырублены деревья, рубка которых не предполагалась проектом или рубка произведена с нарушением сроков.

Действия лица, совершившего незаконную рубку насаждений, а затем распорядившегося древесиной по своему усмотрению, не требуют дополнительной квалификации по статьям Особенной части УК РФ об ответственности за хищение чужого имущества.

При этом, незаконное завладение древесиной, заготовленной другими лицами, квалифицируется как хищение чужого имущества.

Основным критерием разграничения уголовно наказуемой незаконной рубки лесных насаждений (ч.1 ст.260 УК РФ) и незаконной рубки лесных насаждений, за которую ответственность предусмотрена ст.8.28 КоАП РФ, является значительный размер ущерба, который должен превышать пять тысяч рублей.

При этом рубка лесных насаждений арендаторами лесных участков, имеющими проект освоения лесов, получивший положительное заключение государственной или муниципальной экспертизы, с нарушением технологии заготовки древесины, в том числе рубки, без подачи отчета об использовании лесов подлежит квалификации по ст.8.25 КоАП РФ.

В случаях нарушения требований правил пожарной безопасности в лесах следует разграничивать преступления, предусмотренные ст.261 УК РФ, и административные правонарушения, ответственность за совершение которых установлена ст.8.32 КоАП РФ.

Перечень особо охраняемых природных территорий, применительно к ст.262 УК РФ, исходя из положений ст.2 Федерального закона от 14 марта 1995 г. N 33-ФЗ является открытым. Правительство Российской Федерации, соответствующие органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления вправе устанавливать иные категории особо охраняемых природных территорий в связи с чем рассматривая уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст.262 УК РФ, необходимо проверять, какие требования режима, установленные для каждой категории были нарушены.

При назначении наказания лицам, виновным в совершении экологических преступлений, необходимо соблюдать принцип индивидуализации, тщательно выяснять и учитывать совокупность обстоятельств дела, характер допущенных нарушений, данные о личности подсудимых, тяжесть последствий, размер причиненного вреда и др. (п.28 Постановления).

Орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, в том числе транспортные средства, с помощью которых совершались незаконная охота или незаконная рубка лесных насаждений, приобщенные к делу в качестве вещественных доказательств, могут быть конфискованы на основании п.«г» ч.1 ст.104.1 УК РФ.

Исходя из того, что конфискации подлежат только орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие подсудимому, при решении данного вопроса обязательно установление их собственника.

 

(Раздел подготовлен с использованием материалов ИПС КонсультантПлюс)

другие новости