Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за сентябрь 2012 г.

26.10.2012 17:19:00

ПРОКУРАТУРА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

 

УПРАВЛЕНИЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРОВ

В РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ СУДАМИ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

                                              сентябрь

 

г. Красноярск

2012  год

 

ОБОБЩЕНИЕ

практики кассационного обжалования судебных решений по результатам рассмотрения ходатайств о производстве следственных

действий и принятии процессуальных решений

за 9 месяцев 2012 года

 

За 9 месяцев 2012 года  в кассационном порядке пересмотрены  судебные решения (14 отменено и 1 изменено) о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений в отношении 15 (+4) лиц (все по жалобам сторон).

Основаниями отмены постановлений суда первой инстанции явились:  несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании, и нарушение уголовно-процессуального закона.

Так, 09.02.2012 отменено постановление Центрального районного суда г. Красноярска от 22.12.2011, которым по ходатайству следователя (СУ МВД),  наложен арест на имущество, а именно ¼ доли в праве на квартиру и автомобиль, принадлежащие Р., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Основанием отмены указанного решения явилось нарушение уголовно- процессуального закона, которое выразилось в следующем.

Согласно ч. 4 ст. 115 УПК РФ арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание.

По смыслу ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, если жилое помещение (его часть) для гражданина - должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем ему помещении, является единственным пригодным для проживания помещением, на него не может быть наложено взыскание.

В своей кассационной жалобе Р. указал, что проживает с родителями и братом в квартире, ¼ доли которой действительно принадлежит ему на праве собственности и является единственным его жильем, другого не имеет.

Поскольку указанный вопрос судом первой инстанции в судебном заседании не выяснялся, решение о наложении ареста на имущество Р. отменено с направлением материалов на новое судебное рассмотрение.

14.02.2012 судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда изменено постановление Кировского районного суда г. Красноярска от 05.12.2011, которым по ходатайству следователя (СУ МВД) наложен арест на имущество К., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Кассационным определением из числа арестованного имущества исключены квартиры, право собственности на которые, как установлено в ходе предварительного следствия, еще на момент обращения следователем с соответствующим ходатайством прекращено в связи с переходом прав к другим лицам.

В остальной части судебное решение оставлено без изменения.

13.03.2012 отменено постановление Кировского районного суда г. Красноярска от 16.02.2012, которым по ходатайству следователя (СУ МВД) защитнику обвиняемого Р. установлен срок для ознакомления с материалами уголовного дела до 15.04.2012.

Судебная коллегия, соглашаясь с доводами кассационной жалобы адвоката, в своем решении указала следующее.

Р. обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 201, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 159, ч. 2 ст. 35, ч. 1 ст. 176 УК РФ.

Предварительное расследование по настоящему уголовному делу было окончено 24.03.2011.

Обвиняемым Р., Л., К., В., О. и их защитникам объявлено о возможности выполнения требований ст. 217 УПК РФ с 29.03.2011. С указанного момента Р. и его защитники знакомились с материалами уголовного дела.

08.01.2012 обвиняемый Р. заявил ходатайство о допуске в качестве своего защитника наряду с другими адвоката М., которое следователем было удовлетворено. Защитнику вручено уведомление о том, что в период с 19.01.2012 по 14.02.2012 он может являться ежедневно для выполнения требований ст.217 УПК РФ для ознакомления с материалами уголовного дела в 112 томах и 300 томах вещественных доказательств.

За период с 19.01.2012 по 15.02.2012 адвокат М. ознакомился с 18 томами уголовного дела.

В соответствии с ч. 3 ст. 217 УПК РФ обвиняемый и его защитник не могут ограничиваться во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела. Если обвиняемый и его защитник явно затягивают время ознакомления с материалами дела, то на основании судебного решения для этого устанавливается определенный срок.

При установлении указанного срока суду первой инстанции следовало исходить из того, насколько он является реальным и достаточным для ознакомления со всеми материалами уголовного дела.

Однако суд, устанавливая срок ознакомления с материалами уголовного дела до 15.04.2012, руководствовался тем, что для ознакомления судьи с материалами уголовного дела перед назначением судебного заседания установлен срок в 28 дней, а не тем, насколько установленный им срок будет реален и достаточен для ознакомления защитника с делом с учетом его объема в 412 томов.

29.05.2012 отменено постановление Емельяновского районного суда от 25.04.2012, которым установлен срок для ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемому М. и его защитнику до 26.04.2012 включительно.

По мнению судебной коллегии, вывод суда первой инстанции об умышленном затягивании времени ознакомления с делом со ссылкой на то обстоятельство, что обвиняемый М. и его защитник ранее были ознакомлены с большей частью материалов дела, вновь стали знакомиться с теми же материалами дела, не приступая к ознакомлению с материалами, которые ими не изучены после возобновления расследования, является необоснованным, противоречит требованиям уголовно-процессуального закона и материалам, представленным в суд.

Так, в соответствии с положениями ст. 217 УПК РФ обвиняемый и его защитник имеют право на ознакомление со всеми материалами уголовного дела, а по делу, состоящему из нескольких томов, вправе повторно обращаться к любому из томов дела,  выписывать любые сведения и в любом объеме, снимать копии с документов, в том числе с помощью технических средств. При этом они не могут ограничиваться во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела.

Из представленных в суд материалов следовало, что в течение 7 дней адвокат и в течение 8 дней обвиняемый каждый день, за исключением выходных, знакомились с материалами дела, в среднем по 40-50 листов в день.

С учетом объема уголовного дела, содержащего заключения нескольких автотехнических эскпертиз, протоколы допросов многочисленных свидетелей, волокиты и явного затягивания времени обвиняемым и его защитником при ознакомлении с материалами уголовного дела судебной коллегией не усмотрено.

Факт того, что обвиняемый и его защитник ранее до возобновления расследования по делу уже были ознакомлены с большей частью материалов уголовного дела, не лишает их права повторно обратиться к любому из томов дела.

Из числа пересмотренных судебных решений указанной категории в 3-х случаях судом первой инстанции отказано в удовлетворении ходатайства следователя  (СК) о наложении ареста на имущество по уголовному делу в отношении главного бухгалтера Межмуниципального управления МВД России «Красноярское» Н., подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Так, 28.06.2012 по жалобе представителя Межмуниципального управления МВД России «Красноярское» (гражданский истец) отменено постановление Центрального районного суда г.Красноярска от 11.05.2012, которым отказано в удовлетворении ходатайства следователя ГСУ СК РФ по КК о наложении ареста на квартиру, принадлежащую на праве собственности матери Н. - В.

Следователь (ГСУ СК РФ) в своем ходатайстве о наложении ареста на имущество в виде квартиры, принадлежащей на праве собственности В., сослался  на то, что она приобретена Н. на денежные средства, полученные в результате совершенных ею хищений бюджетных средств, а оформлена на ее мать - В. с целью сокрытия своего имущества, в связи с чем для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий возникла необходимость в возбуждении указанного ходатайства.

Перечислив в своем постановлении количество приобретенных в собственность квартир Н. и ее матерью В., данные о доходах членов ее семьи в период работы с 2006 по 2011 годы Н. главным бухгалтером Межмуниципального управления МВД России «Красноярское», суд, тем не менее, отказал в удовлетворении ходатайства следователя, сославшись на то, что не приведены правовые основания, предусмотренные ст. 115 УПК РФ, для наложения ареста на имущество.

По мнению судебной коллегии по уголовным делам краевого суда, выводы суда первой инстанции не соответствуют приведённым в постановлении обстоятельствам, изложенным на основании данных органов предварительного следствия.

Суд должен был сам дать оценку представленным следователем в обоснование ходатайства материалам на предмет того, содержатся ли в них данные, соответствующие тем правовым основаниям, которые предусмотрены ст. 115 УПК РФ для наложения ареста на имущество, полученное, по мнению следователя,  в результате преступных действий Н. 

Утверждение о том, что в ходатайстве следователя отсутствуют сведения о получении имущества в результате преступления, как основание для отказа в удовлетворении заявленного ходатайства о наложении ареста, ошибочно.

Кроме того, в представленном материале отсутствовали сведения об извещении всех заинтересованных лиц, в том числе и В., которая является собственником квартиры по ул. Толстого г. Красноярска.

По этим же основаниям отменены аналогичные постановления суда, которыми отказано в наложении ареста на другие квартиры, принадлежащие на праве собственности  В.  - матери подозреваемой Н.

05.07.2012 отменено постановление Сухобузимского районного суда от 18.06.2012 об установлении защитнику С. срока ознакомления с материалами уголовного дела в отношении Е., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ. Материал направлен на новое судебное рассмотрение.

Основанием к этому послужило то обстоятельство, что извещение о назначении рассмотрения ходатайства об установлении защитнику С. срока ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемым Е. получено 18.06.2012, то есть в день, когда состоялось судебное заседание, что противоречит требованиям ч.3 ст. 125 УПК РФ. Несвоевременное извещение обвиняемого о дате, месте и времени судебного разбирательства повлекло нарушение его прав.

14.08.2012 отменено постановление Кировского районного суда г.Красноярска от 10.07.2012, которым К., подозреваемый в совершении преступлений, предусмотренных ст. 207 УК РФ, помещен в психиатрический стационар для производства стационарной судебно-психиатрической экспертизы, с направлением материала на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с п. 3 ст. 196 УПК РФ назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы.

Согласно ч. 1 ст. 195 УПК РФ, признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление, а в случаях, предусмотренных п. 3 ч.2 ст. 29 УПК РФ, возбуждает перед судом соответствующее ходатайство.

В силу ст. 203 УПК РФ, если при назначении или производстве судебно-психиатрической экспертизы возникает необходимость в стационарном обследовании подозреваемого или обвиняемого, то он может быть помещен в психиатрический стационар.

В соответствии со ст. 29 Федерального закона Российской Федерации от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», в случае возникновения при назначении или производстве судебно-медицинской либо судебно-психиатрической экспертизы необходимости стационарного обследования лица оно помещается в соответствующий медицинский стационар на основании постановления или определения о назначении судебной экспертизы.

Согласно ст. 30 указанного Закона лицо может быть помещено в медицинский стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы на срок до 30 дней.

Таким образом, по смыслу закона лицо, не содержащееся под стражей, помещается в стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы на основании постановления о назначении соответствующей экспертизы и принятого по ходатайству следователя (дознавателя) судебного решения с обязательным указанием срока помещения в медицинский стационар.

В нарушение указанных положений закона в представленных материалах постановление дознавателя о назначении в отношении К. стационарной судебно-психиатрической экспертизы отсутствовало, суд первой инстанции принял решение без его исследования.

Кроме того, в судебном решении отсутствовало указание о сроке помещения К. в стационар.

23.08.2012 отменено постановление Октябрьского районного суда г.Красноярска от 07.07.2012, которым П., обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ, временно отстранен от занимаемой должности заместителя начальника филиала ФБУ – войсковая часть № 96133 на период предварительного расследования и рассмотрения судом уголовного дела. Материал направлен на новое судебное рассмотрение.

Рассматривая ходатайство следователя, суд был обязан в соответствии с ч.3 ст. 15 УПК РФ создать необходимые условия для выполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Однако, в материале отсутствовали сведения о надлежащем и своевременном извещении обвиняемого о дате и времени судебного заседания. Вместе с тем, у суда имелись сведения о том, что П. находится на стационарном лечении. Защитники последнего в судебном заседании также участия не принимали.

В силу того, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности (ч.2 ст. 123 Конституции РФ, ст. 15 УПК РФ), рассмотрение ходатайства о временном отстранении подозреваемого (обвиняемого) от должности (мере процессуального принуждения) следовало провести в рамках судебного заседания  с соблюдением ч.ч. 4 и 6 ст. 108 УПК РФ, п. 16 ч. 4 ст. 47 УПК РФ.

Кроме того, временно отстранив обвиняемого П. от должности, суд в нарушение ч.6 ст. 114 УПК РФ не рассмотрел вопрос о выплате ежемесячного пособия в соответствии с п. 8 ч.2 ст.131 УПК РФ.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

 

Необоснованное исключение судом

квалифицирующего признака повлекло

отмену обвинительного приговора

 

Приговором Ачинского городского суда Красноярского края от 25.07.2012, постановленном в порядке главы 40 УПК РФ, Л. и Х. осуждены за содержание притона для потребления наркотических средств группой лиц по предварительному сговору, а также за незаконное изготовление без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере. При этом судом исключено из объёма обвинения хранение наркотических средств без цели сбыта, а также указание на совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

В кассационном порядке приговор отменён по представлению прокурора с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Судом установлено, что 11.04.2012 Л. и Х., действуя совместно, незаконно изготовили наркотическое средство дезоморфин, часть которого употребили, а оставшуюся часть, находящуюся в шприце, передали для личного потребления лицу под псевдонимом «Маэстро», которому принадлежали некоторые ингредиенты, использованные для приготовления наркотического средства.

 19.04.2012, изготовив и употребив часть наркотического средства, осужденные спрятали остатки дезоморфина в кресле, где они были обнаружены сотрудниками милиции.    

Согласно требованиям действующего уголовного законодательства под хранением понимаются действия, связанные с незаконным владением наркотическими средствами, независимо от срока их хранения.

Суд, исключая квалифицирующий признак «хранение наркотического средства», сослался на то, что осужденные изготовили наркотическое средство для себя и для лица под псевдонимом «Маэстро», которому и передали остатки дезоморфина, оставшегося после личного употребления. Однако, указанные обстоятельства не исключают возможности хранения осужденными наркотического средства какое-­то время, до передачи указанному выше лицу.

В связи с чем, выводы суда об отсутствии в действиях Х. и Л. признаков незаконного хранения наркотических средств являются преждевременными.

Кроме того, в соответствии с требованиями действующего законодательства обстоятельство не может учитываться в качестве отягчающего вину, если оно предусмотрено соответствующей статьей особенной части УК РФ в качестве признака преступления.

Статья 228 УК РФ не содержит такого признака, как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. В связи с чем, выводы суда первой инстанции об исключении в полном объеме указанного отягчающего обстоятельства также признаны преждевременными.

В связи с необоснованным исключением из обвинения квалифицирующих признаков и отягчающих обстоятельств суд назначил осужденным несправедливое в связи с чрезмерной мягкостью наказание.

 

 

Выводы суда о невозможности замены

исправительных работ лишением

свободы признаны преждевременными

 

Приговором мирового судьи судебного участка №2 в г. Ачинске от 03.11.2011  К. осуждена по ч.1 ст.157 УК РФ к 5 месяцам исправительных работ с ежемесячным удержанием в доход государства 5% заработной платы осужденной.

Начальник филиала по г. Ачинску ФКУ УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю обратился в суд с ходатайством о замене осужденной исправительных работ на лишение свободы, мотивируя его тем, что последняя злостно уклоняется от отбывания наказания.

Постановлением мирового судьи в удовлетворении данного ходатайства отказано.

Апелляционным постановлением Ачинского городского суда от 17.08.2012 постановление мирового судьи оставлено без изменения.

Судебная коллегия постановление отменила по следующим основаниям.

         Как следует из материалов, К., осужденная к исправительным работам, была поставлена на учет в инспекцию 18.01.2012, при этом ей были разъяснены правила отбывания наказания.  В период с 19.01.2012 по 17.05.2012  К. вынесено 12 предупреждений.

Отказывая в удовлетворении представления, мировой суд, а затем и суд апелляционной инстанции сослались на то, что К. была осуждена за преступление небольшой тяжести, и в соответствии со ст.56 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.12.2011 ей не могло быть назначено наказание в виде лишения свободы.

При этом судом оставлено без внимания, что ст.50 УК РФ, как в ранее действовавшей редакции, так и в редакции Федерального Закона от 07.12.2011,   предусмотрена замена исправительных работ на лишение свободы, в связи с чем,  данная норма права не содержит запрета на замену исправительных работ лишением свободы лицам, осужденным за преступления, наказание за которые в виде лишения свободы санкцией статьи УК РФ не предусмотрено.

При таких данных судебная коллегия посчитала вывод суда об отсутствии оснований для удовлетворения представления преждевременным.

 

 

Проведение повторной проверочной

закупки у одного и того же лица должно

быть обосновано и мотивировано

Приговором Бородинского городского суда Красноярского края от 13.07.2012  Л. осуждён по п. «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ.

Судебная коллегия приговор в отношении Л. в части осуждения по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ отменила  с прекращением  производства в этой части на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с  отсутствием в деянии Л. состава преступления.

По смыслу закона результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

В соответствии со ст. 7 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

В материалах дела имеется постановление от 23.01.2012 о проведении проверочной закупки наркотиков у Л., утвержденное руководителем органа, однако данное постановление не отвечает требованиям законодательства, поскольку в соответствии с его содержанием проверочную закупку наркотических средств следовало провести 13.01.2012, тогда как 13.01.2012 проверочная закупка уже проводилась у Л. по постановлению от 13.01.2012.

Таким образом, законных оснований для проведения проверочной закупки у Л. оперативными работниками 23.01.2012 не имелось, в связи с чем, данное доказательство является недопустимым.

После того, как 13.01.2012 сотрудниками наркоконтроля уже был выявлен факт сбыта Л. наркотического средства, они не пресекли его действия, а вновь 23.01.2012 посредством того же привлеченного лица - закупщика под псевдонимом «Р», продолжили проводить такое же оперативно-розыскное мероприятие (проверочная закупка) в отношении уже известного лица - Л.

При этом действия оперативных сотрудников, связанные с дальнейшим проведением оперативно-розыскных мероприятий в отношении одного и того же лица не вызывались необходимостью, поскольку из постановления от 23.01.2012 видно, что проверочная закупка проводилась именно в отношении Л., а не с целью выявления канала поступления наркотических средств осужденному, либо установления иных лиц, причастных к незаконному обороту наркотических средств. Исходя из требований справедливого суда, предусмотренных ст. 6 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод», общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации органов полиции.

Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми, не имеющими юридической силы и поэтому не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

 

Нарушение требований уголовного

закона при назначении наказания

повлекло изменение приговора

 

Приговором Рыбинского районного суда Красноярского края от 02.07.2012, постановленным в порядке главы 40 УПК РФ, П. осужден: по ч. 1 ст.166 УК РФ, ст.62 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст.116 УК РФ, ст.62 УК РФ к 200 часам обязательных работ, по ч. 1 ст.161 УК РФ, ст. 62 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ч.2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 3 годам лишения свободы. В соответствии со ст.73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 3 года.

По кассационному представлению государственного обвинителя приговор в отношении П. изменен по следующим основаниям.

Как обстоятельства, смягчающие наказание, судом правильно учтены полное признание П. вины, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, а также то обстоятельство, что потерпевшим возвращено похищенное и угнанный автомобиль.

Вместе с тем, судом при назначении наказания не учтены требования ч.1 ст. 62 УК РФ и ч.7 ст.316 УПК РФ о том, что при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст.61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, а также о том, что при особом порядке судопроизводства судья назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Максимальный срок наказания по ч. 1 ст.166 УК РФ в виде лишения свободы составляет 5 лет, две трети названного срока составляет 3 года 4 месяца лишения свободы.

Две трети срока максимального наказания от 3 лет 4 месяцев лишения свободы составляет 2 года 2 месяца 20 дней, однако судом по ч. 1 ст.166 УК РФ назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы, чем нарушены правила назначения наказания, предусмотренные ч. 1 ст.62 УК РФ и ч.7 ст. 316 УПК РФ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия снизила П. наказание, назначенное по ч. 1 ст.166 УК РФ и по правилам ч. 3 ст.69 УК РФ.

 

*    *    *

 

Приговором Курагинского районного суда Красноярского края от 16.07.2012  П. осужден по ч.1 ст. 112 УК РФ (в редакции ФЗ от 7.12.2011 № 420) к 1 году лишения свободы, по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 7.12.2011 №420-ФЗ) к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний к 2 годам лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года. На осуждённого возложены обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного органа, осуществляющего исправление осуждённых, и ежемесячно являться на регистрацию в указанный орган.

В кассационном порядке приговор изменён по следующим основаниям.

Назначая наказание П., суд сослался в приговоре на положения ч. 3 ст. 68 УК РФ, позволяющие суду при любом виде рецидива преступлений, если установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, назначить наказание менее 1/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление, однако фактически не применил эти правила, назначив наказание осуждённому по ч. 1 ст. 112 УК РФ в виде 1 года лишения свободы, что составляет 1/3 срока наказания в виде лишения свободы, предусмотренного санкцией ч.1 ст.112 УК РФ.

Кроме того, суд не учел в качестве смягчающего наказания обстоятельства по каждому из преступлений - активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, на которое указано в обвинительном заключении, и не мотивировал это в приговоре.

 

 

Несоответствие выводов суда

фактическим обстоятельствам дела

повлекло отмену обвинительного приговора

 

Приговором Лесосибирского городского суда Красноярского края от 05.06.2012 Т. и С. осуждены за покушение на грабеж, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Т., кроме того, осужден за убийство Б., то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

         Приговор суда отменен в кассационном порядке по следующим основаниям.  

Суд первой инстанции, излагая в приговоре установленные фактические обстоятельства покушения на грабеж по предварительному сговору С. и Т., не описал действия, совершенные С. в качестве участника группы по предварительному сговору, не указал, по каким именно независящим от виновных обстоятельствам С. и Т. не удалось довести свой преступный умысел до конца.

При описании эпизода совершения убийства Б. судом необоснованно сокращено обвинение Т. в части возникновения умысла на убийство Б., а также событий, предшествующих нанесению смертельного удара, что повлекло необоснованное искажение фактических обстоятельств дела и поставило под сомнение правильность квалификации действий осужденного (не установлен  момент возникновения у Т. умысла на убийство Б., мотив совершенного убийства, не указано, какая именно борьба происходила между потерпевшим и Т., какие телесные повреждения были причинены Т. в результате этой борьбы).

Без надлежащей проверки всех собранных по делу доказательств суд преждевременно отверг версию осужденного Т. об  отсутствии  у  него умысла  на убийство, нанесении смертельного удара ножом при самообороне, пришел к преждевременному выводу о достаточности доказательств, свидетельствующих о направленности умысла Т. именно на убийство Б.

При решении вопроса о содержании умысла виновного суд должен исходить из всех обстоятельств совершенного преступления, способа его совершения, характера и локализации телесных повреждений, интенсивности действий виновного и их направленности на нарушение функций жизненно важных органов потерпевшего, которые в своей совокупности могут свидетельствовать о намерении виновного добиться смерти.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также допущенных нарушениях норм УПК, что явилось причиной для отмены приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

 

 

Нарушение требований уголовного

закона повлекло изменение судебного решения

 

Приговором Берёзовского районного суда Красноярского края от 03.07.2012, Д. осуждён за 17 преступлений - получение должностным лицом взятки за незаконные действия, за получение должностным лицом взятки за действия в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, за приготовление к получению должностным лицом взятки за незаконные действии, а также за 13 преступлений - служебный подлог.

Как установил суд, преступления совершены в период с октября 2008 года по 14 февраля 2011г.

 Согласно ч.1 ст.9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Обратную силу в соответствии со ст. 10 УК РФ имеет уголовный закон, который устраняет преступность деяния, смягчает наказание или иным образом улучшает положение лица, совершившего преступление.

С учётом указанных требований закона суд обоснованно квалифицировал  действия осуждённого, связанные с получением взятки, по ч. 3 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 04.05.2011 № 97-ФЗ, однако, назначая наказание за преступление, совершённое 20.04.2009, в виде штрафа в размере 2091 000 рублей, а также по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, не учёл положения ч. 2 ст. 46 УК РФ в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ, действовавшей на момент совершения преступлений, согласно которой штраф устанавливается в размере от двух тысяч пятисот до одного миллиона рублей.

При таких обстоятельствах наказание, назначенное Д. за указанное преступление, а также по совокупности преступлений, снижено со ссылкой на ч. 2 ст. 46 УК РФ в редакции Федерального закона от 08.12.2003 №162-ФЗ.

Кроме того, в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло два года.

В силу ч. 2 ст. 15 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.12.2011  преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 04.05.2011, относится к категории небольшой тяжести, а поскольку данное преступление совершено в один из дней ноября 2009 года (точное время не установлено), то на момент постановления приговора сроки привлечения Д. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 290 УК РФ истекли, в связи с чем приговор в части его осуждения за данное преступление отменён с прекращением производства по делу.

Кроме того, при назначении осужденному дополнительного наказания суд первой инстанции нарушил положения п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" и п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 № 20 "О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания", в соответствии с которыми при лишении осужденного права занимать определенные должности конкретный вид таких должностей, определенный конкретными признаками, должен быть указан в приговоре.           

В связи с изложенным судебной коллегией в приговоре уточнён вид должностей, которые не вправе занимать осужденный, совершивший преступления в качестве должностного лица, а именно: должности в Государственной гражданской службе по надзору за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники, связанные с осуществлением функций представителя власти, а также с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций.

В соответствии с ч. 4 ст. 69 УК РФ при совокупности преступлений к основным видам наказаний могут быть присоединены дополнительные виды наказаний. Окончательное дополнительное наказание при частичном или полном сложении наказаний не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью Уголовного кодекса РФ.

         Суд, мотивировав применение принципа частичного сложения назначенных наказаний, фактически его не применил, назначив Д. как за каждое преступление, так и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, окончательное дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком на два года, в связи с чем судебная коллегия снизила срок дополнительного наказания, назначенного за каждое из совершённых преступлений.

 

 

*    *    *

Постановлением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 02.04.2012 З. отказано в удовлетворении ходатайства о пересмотре в соответствии с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 07.12.2011 №420-ФЗ, приговора от 25.07.2011, согласно которому он осужден по ч.1 ст.30, п. «г» ч.3 ст. 228-1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 65500 рублей, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия постановление отменила с направлением материала на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих или отбывших наказание, но имеющих судимость.

         По смыслу закона с учетом правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20.04.2006 № 4-П, предписание ч. 2 ст. 10 УК РФ о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, улучшающим положение лица, совершившего преступление, означает, что при приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом независимо от того, в какой процессуальной стадии решается данный вопрос,  подлежат применению все установленные Уголовным кодексом Российской Федерации в редакции этого закона правила, как общие, так и специальные, в соответствии с которыми вопрос о наказании разрешается при постановлении приговора.

Отказывая в удовлетворении ходатайства З., суд сослался на то, что Федеральным законом от 07.12.2011 в Уголовный кодекс Российской Федерации никакие изменения, улучшающие положение осужденного, не внесены.

Между тем, Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ ст. 15 УК РФ дополнена частью 6, согласно которой с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и отсутствии отягчающих изменить категорию преступления на менее тяжкую при условии, если за особо тяжкое преступление осужденному назначено наказание, не превышающее 7 лет лишения свободы.

Как следует из приговора, при назначении З. наказания, суд в соответствии со ст. 60 УК РФ учел конкретные обстоятельства, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, относящегося к категории особо тяжких, а также личность виновного и другие обстоятельства, смягчающие наказание.

Изложенные обстоятельства требовали от суда обсудить вопрос об обратной силе нормы ч.6 ст. 15 УК РФ в редакции от 07.12.2011, рассмотреть ходатайство осужденного по существу, в соответствии с требованиями ст.7 УПК РФ привести мотивы своего решения.

Судом данные требования закона не выполнены, что явилось основанием для отмены судебного решения.

 

Нарушение требований

уголовного закона при

назначении дополнительного наказания

 

 Приговором Центрального районного суда г. Красноярска от 01.08.2012 П. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.12.2011 №420-ФЗ) к 1 году ограничения свободы с лишением права управления транспортным средством сроком на 1 год, с возложе­нием на П. обязанностей в период отбывания наказания: не выезжать за пределы муниципального образования - г. Шарыпово, и не менять постоянного места жительства без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденно­го наказания в виде ограничения свободы, являться в специализированный орган 2 раза в ме­сяц для регистрации в дни, определенные органом, осуществляющим надзор за отбытием на­казания.

Приговор изменён в кассационном порядке в части назначения наказания по следующим основаниям. 

Суд, учитывая конкретные обстоятельства дела и сведения о личности виновного, применил по отношению к осужденному П. дополнитель­ное наказание в виде лишения его права управления транспортным средством сроком на 1 год, хотя дополнительное наказание данного вида к наказанию в виде ограничения свободы ч. 1 ст. 264 УК РФ не предусмотрено. Применение дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством в данном случае возможно лишь в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 47 УК РФ, однако такой ссылки на названный закон в приговоре не содержится.

В связи с указанным, судебная коллегия исключила из приговора ука­зание о назначении П. дополнительного наказания в виде лишения его права управления транспортным средством сроком на 1 год.

 

 

                                                      *     *     *

 

Приговором Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 05.06.2012 А. и Ю. осуждены по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 №26-ФЗ, в связи с чем А. назначено наказание в виде 6 лет лишения свободы без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно к 6 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы сроком 1 год с отбыванием в исправительной колонии особого режима,  Ю. – в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа с ограничением свободы сроком 9 месяцев,  на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно к 6 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком 9 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Назначая осужденным дополнительное наказание в виде ограничения свободы за совершенное преступление, суд в нарушение ч. 1 ст. 53 УК РФ не указал перечень ограничений, которые необходимо было возложить на осужденных, тем самым фактически не назначив дополнительное наказание, а поэтому указание ограничений при назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ противоречит требованиям закона.

 

 

Нарушение судом правил применения

отсрочки наказания повлекло

отмену приговора

 

Приговором Кировского районного суда г. Красноярска от 31.07.2012  Г. осужден с применением особого порядка судебного разбирательства по ч.1 ст.228 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч.1 ст. 82.1 УК РФ отбывание наказания в виде лишения свободы постановлено отсрочить Г. на 1 год, то есть до окончания лечения и медико-социальной реабилитации.

Осужденному разъяснено, что в случае, если он откажется от прохождения курса лечения от наркомании, а также медико-социальной реабилитации, или будет уклоняться от лечения после предупреждения, объявленного органом, осуществляющим контроль за поведением осужденного, суд по представлению этого органа отменит отсрочку отбывания наказания и направит его для отбывания наказания в место, назначенное в соответствии с приговором суда.

В кассационном порядке приговор отменён по следующим основаниям.

В силу ч.1 ст.82.1 УК РФ осужденному к лишению свободы, признанному больным наркоманией, совершившему впервые преступление, предусмотренное ч.1 ст. 228, ч.1 ст. 231 и ст. 233 УК РФ, и изъявившему желание добровольно пройти курс лечения от наркомании, а также медико-социальную реабилитацию, суд может отсрочить отбывание наказания в виде лишения свободы до окончания лечения и медико-социальной реабилитации, но не более чем на пять лет.

Суд первой инстанции, назначив осужденному Г. наказание в виде лишения свободы, и принимая решение о применении к нему отсрочки отбывания наказания, не выяснил вопрос, имеются ли у осужденного противопоказания к лечению от наркомании. Не содержится данных сведений и в материалах уголовного дела.

Кроме этого, придя к выводу о назначении осужденному Г. отсрочки отбывания наказания, суд первой инстанции не указал конкретное учреждение для прохождения лечения от наркомании, что препятствует фактическому исполнению приговора и контролю за его исполнением.

Неправильное применение судом первой инстанции уголовного закона явилось основанием для отмены приговора на основании ст.382 УК РФ и направления уголовного дела на новое рассмотрение.

 

 

Отказ суда в удовлетворении ходатайства следователя

об избрании подозреваемому меры пресечения в виде

заключения под стражу признан необоснованным

Постановлением Емельяновского районного суда Красноярского края от 31.08.2012 отказано в удовлетворении ходатайства ст. следователя СО по Емельяновскому району ГСУ СК РФ по Красноярскому краю об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении К., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 134 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.07.2009 №215-ФЗ).

                                                                      Органами предварительного следствия К. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 134 УК РФ в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста.

В порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ К. был задержан 30.08.2012,  в  тот же день  допрошен в качестве подозреваемого.

Постановлением Емельяновского районного суда Красноярского края от 31.08.2012 в удовлетворении ходатайства ст.следователя СО по Емельяновскому району ГСУ СК РФ по Красноярскому краю об избрании меры пресечения в отношении К. отказано.

Постановление отменено в кассационном порядке по следующим основаниям.

Как следует из представленного материала, органами предварительного следствия К. подозревается в совершении тяжкого преступления против половой неприкосновенности в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста.

Суд, отказывая в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении К., сослался на тот факт, что подозреваемый до последнего времени проживал в семье потерпевшей. Вместе с тем, согласно справке-характеристике с ноября 2011 года проживает с сожительницей Р., в связи с чем, выводы суда являются противоречивыми.

При решении вопроса об отказе в избрании меры пресечения суд не в полной мере учел тот факт, что К. является гражданином другого государства, не имеет постоянного места жительства, поскольку снят с регистрационного учета. Выводы суда о том, что К. имеет жену, которая находится в состоянии беременности, ничем не подтверждаются.

Решение суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей должно соответствовать нормам уголовно-процессуального закона Российской Федерации и международного права, в соответствии с которыми арест лица производится с тем, чтобы оно предстало перед компетентным судебным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения.

При таких данных суд первой инстанции не в полной мере учел все необходимые обстоятельства, а также тяжесть инкриминируемого органами предварительного следствия К. подозрения в совершении преступления, данные о его личности, в связи с чем преждевременно решил вопрос об отказе в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

 

 

НОВОЕ  В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

 

         Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 № 19

"О применении судами законодательства о необходимой обороне и  причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление".

 

При защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу.

С учетом значимости положений статей 37 "Необходимая оборона" и 38 "Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление" УК РФ, а также в целях формирования единообразной судебной практики Пленум Верховного Суда РФ постановляет, в частности, следующее:

в случае совершения предусмотренных Особенной частью УК РФ деяний, в которых юридические и фактические моменты окончания посягательства не совпадают, право на необходимую оборону сохраняется до момента фактического окончания посягательства. Необходимая оборона может быть признана правомерной независимо от того, привлечено ли посягавшее лицо к уголовной ответственности, в том числе в случае защиты от посягательства лица в состоянии невменяемости или лица, не достигшего возраста, с которого наступает уголовная ответственность;

состояние необходимой обороны может иметь место в том числе в случаях, когда:

защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного посягательства, но исходя из обстоятельств для оборонявшегося лица не был ясен момент его окончания и лицо ошибочно полагало, что посягательство продолжается;

 

общественно опасное посягательство не прекращалось, а с очевидностью для оборонявшегося лица лишь приостанавливалось посягавшим лицом с целью создания наиболее благоприятной обстановки для продолжения посягательства или по иным причинам.

Переход оружия или других предметов, использованных в качестве оружия при посягательстве, от посягавшего лица к оборонявшемуся лицу сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства, если с учетом интенсивности нападения, числа посягавших лиц, их возраста, пола, физического развития и других обстоятельств сохранялась реальная угроза продолжения такого посягательства;

уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, то есть когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в части 2 статьи 37 УК РФ, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, повлекшее по неосторожности смерть посягавшего лица, надлежит квалифицировать только по части 1 статьи 114 УК РФ.

Не влечет уголовную ответственность умышленное причинение посягавшему лицу средней тяжести или легкого вреда здоровью либо нанесение побоев, а также причинение любого вреда по неосторожности, если это явилось следствием действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства;

при посягательстве нескольких лиц обороняющееся лицо вправе применить к любому из посягающих такие меры защиты, которые определяются характером и опасностью действий всей группы;

сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие и иные лица, которым законодательством разрешено применение оружия, специальных средств, боевой и специальной техники или физической силы для исполнения возложенных на них федеральными законами обязанностей, не подлежат уголовной ответственности за причиненный вред, если они действовали в соответствии с требованиями законов, уставов, положений и иных нормативных правовых актов, предусматривающих основания и порядок применения оружия, специальных средств, боевой и специальной техники или физической силы.

Не может признаваться преступлением причинение вреда таким лицом, применившим оружие, специальные средства, боевую и специальную технику или физическую силу с нарушением установленного действующим законодательством порядка их применения, если исходя из конкретной обстановки промедление в применении указанных предметов создавало непосредственную опасность для жизни людей или могло повлечь за собой иные тяжкие последствия (экологическую катастрофу, совершение диверсии и т.п.).

 

другие новости