Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за август 2012 г.

24.09.2012 12:39:00

ПРОКУРАТУРА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

               

УПРАВЛЕНИЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРОВ

В РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ СУДАМИ

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

август

 

г. Красноярск

2012  год

 

О Б О Б Щ Е Н И Е

кассационной практики рассмотрения материалов в порядке

статьи 125 УПК РФ за первое полугодие 2012 года

 

          В целях обеспечения качественного участия прокуроров при рассмотрении  судами  жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ,  в связи с  нарушениями, выявляемыми кассационной инстанцией при рассмотрении указанных материалов, прокуратурой края проведено обобщение кассационной практики за первое полугодие 2012 года.

         За указанный период судебной коллегией по уголовным делам краевого суда рассмотрено 438 (-74) материала в порядке статьи 125 УПК РФ, 19 из которых по представлению прокурора.

         Всего судом второй инстанции пересмотрено 58 (-34) судебных решений указанной категории, что составляет 13,2% (-4,7%) от числа рассмотренных. С прекращением производства отменено 3 (-6)  решения.

Всего  отменено 55 (-28) постановлений, изменено – 3 (-6), в том числе: 46 (-34) – по жалобам сторон (отменено – 45 (-30), изменено - 1 (-4) и 12 (=) - по представлению прокурора, из которых отменено - 10 (+2), изменено - 2(-2).

         Процент пересмотренных судебных решений по представлению прокурора  составил  20,7 (58/12), по жалобам сторон -  79,3 (58/46).

         Несмотря на то обстоятельство, что процент отмененных (измененных)  судебных решений указанной категории по представлению прокурора, в сравнении с аналогичным периодом 2011 года  возрос на 7,7, по прежнему, большая часть незаконных постановлений отменяется по жалобам сторон.

         Так, в первом полугодии текущего года чаще других по жалобам сторон отменялись судебные решения,  постановленные судами Центрального района - 12; Советского – 6; Октябрьского - 5;  Свердловского - 3, ЗАТО г.Зеленогорск и г.Сосновоборска – по 2.

Из числа пересмотренных судом второй инстанции постановлений по материалам указанной категории: 6 (-12) - на решения и действия (бездействие) должностных лиц прокуратуры, 20 (-10) - Следственного комитета, 11 (+1) - дознавателей (МВД), 19 (-13) - следователей (МВД), 1 (+1) - следователя УФСКН, 1 (+1) - ФССП.

При этом в  32 случаях перед судом первой инстанции ставился вопрос о законности решений соответствующих должностных лиц и в 26 - о  незаконных действиях (бездействии) таких лиц.

         За указанный период судебной коллегией по уголовным делам краевого суда рассмотрено 19 (-2) представлений на судебные решения исследуемой категории, из которых отклонено - 7 (-1), удовлетворено - 12 (-1) Результативность кассационного обжалования в сравнении с аналогичным периодом 2011 года возросла на 1,2% и составила 63,1% (19/12). 

         Основными причинами отмены судебных решений указанной категории являются их немотивированность и нарушения уголовно-процессуального закона.

         В соответствии с частью 1 статьи 125 УПК РФ судебному обжалованию, помимо постановлений дознавателя, следователя и руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, его прекращении, подлежат иные решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые на до- судебных стадиях  уголовного судопроизводства, если они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц, чьи права и законные интересы нарушены, либо могут затруднить доступ граждан к правосудию.

         Согласно постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ», к иным решениям и действиям (бездействию) следует относить, например, постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, о производстве выплат или возврате имущества реабилитированному, об отказе в назначении защитника, в допуске законного представителя, об избрании и применении к подозреваемому, обвиняемому мер процессуального принуждения, за исключением залога, домашнего ареста и заключения под стражу.

         К затрудняющим доступ граждан  к правосудию следует относить такие действия (бездействие) либо решения должностных лиц, ограничивающие права граждан на участие в досудебном производстве по уголовному делу, которые создают гражданину препятствие для дальнейшего обращения за судебной защитой нарушенного права (например, отказ в признании лица потерпевшим, отказ в приеме сообщения о преступлении либо бездействие при проверке этих сообщений, постановление о приостановлении предварительного следствия и другие).

         Исходя из того, что рассматривают сообщения о преступлении, принимают решения об отказе в приеме сообщения о преступлении, о возбуждении и об отказе в возбуждении уголовного дела также и другие должностные лица и органы, например начальник подразделения дознания (часть 2 статьи 40.1 УПК РФ) и органы дознания (части 1 статей 144, 145, 14, 148 УПК РФ), заявитель вправе обжаловать и их действия.

         Согласно п. 7 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, судьям в ходе предварительной подготовки к судебному заседанию рекомендуется выяснять, подсудна ли жалоба данному суду, подана ли она надлежащим лицом, имеется ли предмет обжалования в соответствии со статьей 125 УПК РФ, содержит ли жалоба необходимые сведения для ее рассмотрения.

         Анализ судебных решений указанной категории показывает, что, как и прежде, большое количество жалоб необоснованно судом возвращаются заявителям, либо производство прекращается при наличии предмета обжалования и, наоборот, рассматриваются по существу, при его отсутствии.

         Необоснованные отказ в приеме и возвращении жалоб заявителей, прекращение производства по жалобам явились основанием для отмены 26 судебных решений указанной категории, то есть 44,8% из числа пересмотренных (58).   

         07.06.2012 отменено постановление судьи Саянского районного суда от 10.04.2012, которым отказано в принятии жалобы Т. на действия руководителя межрайонного следственного отдела ГСУ СК по Красноярскому краю в части направления в Агентство лесной отрасли края ее заявления о привлечении к ответственности директора КГКУ «Саянское лесничество» на том основании, что лесничеством незаконно взимается плата с граждан по договорам купли-продажи лесных насаждений на дрова.

         Отказывая в принятии жалобы, суд первой инстанции посчитал, что направление  указанного заявления для рассмотрения по существу в Агентство лесной отрасли не лишает права Т. на повторное обращение с таким же заявлением в следственный отдел, не затрудняет доступ к правосудию, не ограничивает права на участие в досудебном производстве по уголовному делу, не создает препятствий для дальнейшего обращения за судебной защитой нарушенного права.

         Не соглашаясь с таким решением, судебная коллегия по уголовным делам краевого суда в своем решении указала, что мнение судьи является ошибочным, поскольку в заявлении Т. приведены факты, как она считает, незаконного взимания платы с граждан по договорам купли-продажи лесных насаждений на дрова, которые подлежали проверке в порядке ст. 144-145 УПК РФ, поэтому оно не могло быть направлено в Агентство лесной отрасли края, а должно было быть рассмотрено следственным отделом по существу.

         09.02.2012 отменено постановление Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 10.11.2011, которым прекращено производство по жалобе П. ввиду отсутствия предмета проверки в порядке ст. 125 УПК РФ.

         Принимая решение о прекращении производства, суд сослался на то обстоятельство, что жалоба П. от 06.09.2011 на действия следователя С. в СО по ОП № 7 СУ при УВД по Железнодорожному району г.Красноярска не поступала. Данный вывод сделан с учетом представленного журнала учета письменных обращений граждан, в котором жалоба П. от 06.09.2011 не зарегистрирована.

         Согласно  поданной в порядке ст. 125 УПК РФ жалобы, последняя была зарегистрирована в спецчасти ИК № 7, заявителем указан исходящий номер. Однако сведения об отправлении жалобы П. от 06.09.2011 из спецчасти ИК № 7 судом не истребованы и не исследованы  в судебном заседании.

         Кроме того, как установлено в судебном заседании, П. неоднократно обращался с жалобами на указанного следователя, однако судом факт повторного обращения П. с жалобой, содержащей аналогичные доводы предыдущим, не проверен. 

21.02.2012 отменено постановление Центрального районного суда г. Красноярска от 26.12.2011, которым отказано в принятии жалобы Г. на незаконное бездействие руководителя СО по Центральному району г. Красноярска ГСУ СК РФ по КК.

По мнению суда первой инстанции, бездействие руководителя СО по Центральному району г.Красноярска ГСУ СК РФ по КК в части неисполнения требований ст. 41.7 ФЗ «О прокуратуре РФ», п.п. 4, 5 «о порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах системы Следственного комитета РФ», не принятия мер по устранению и не допущению нарушения норм п. 17 Инструкции «О порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах системы Следственного комитета РФ», не  являются предметом рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, прокурора и иные их действия и (бездействия), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ к правосудию могут быть обжалованы в суд по месту предварительного расследования.

Согласно ч. 2 ст. 145 УПК РФ о принятом по результатам проверки сообщения о преступлении решении сообщается заявителю, которому разъясняются право и порядок его обжалования.

Из представленных в судебную коллегию материалов следовало, что    11.10.2011 МУ МВД России «Красноярское» заявитель был уведомлен о  принятии заявления в отношении председателя Октябрьского районного суда г. Красноярска и судебного пристава ССП, которое зарегистрировано в КУСП 07.10.2011 и направлено для проведения проверки по подследственности в СО по Центральному району г. Красноярска ГСУ СК РФ по КК.

В жалобе в порядке ст. 125 УПК РФ ставился вопрос о том, что заявитель не уведомлен о результатах рассмотрения указанного заявления о преступлении и в его адрес не направлялось принятое по заявлению решение, если таковое было вынесено.

Судом первой инстанции при решении вопроса о принятии жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ, данные доводы не проверялись, материал проверки в соответствующем органе не запрашивались, в связи  чем, по мнению судебной коллегии, вывод об отсутствии предмета обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ сделан преждевременно и ничем объективно не подтвержден.

         29.03.2012 отменено постановление Железногорского городского суда от 22.12.2011, которым отказано в принятии жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление старшего дознавателя ОД при УМВД по ЗАТО г. Железногорск об отказе в возбуждении уголовного дела от 09.11.2011.

         Отказывая заявителю в ее приеме, в описательно-мотивировочной части своего решения суд правильно указал, что жалоба К. не может быть рассмотрена и подлежит возвращению, поскольку не содержит необходимых сведений, в ней не указано, в чем заключается существо допущенных нарушений, каким конституционным правам и свободам заявителя причинен ущерб либо затруднен доступ к правосудию.

         В то же время, резолютивная часть обжалуемого решения содержит лишь ссылку на то, что судом отказывается в принятии жалобы К., без указания ее возврата заявителю.

         В связи с тем, что возвращение жалобы предполагает возможность устранить допущенные нарушения, после чего вновь обратиться с соответствующей жалобой, а отказ в принятии жалобы фактически исключает возможность повторного обращения по аналогичным основаниям, то выводы суда, как не соответствующие фактическим обстоятельствам, являются незаконными.

            Согласно п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, при рассмотрении доводов жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление о возбуждении уголовного дела судье следует проверять: соблюден ли порядок вынесения данного решения; обладало ли должностное лицо, принявшее соответствующее решение, необходимыми полномочиями; имелись ли поводы и основание к возбуждению уголовного дела; нет ли обстоятельств, исключающих производство по делу. При этом судья не вправе давать правовую оценку действиям подозреваемого, а также собранным материалам относительно их полноты и содержания сведений, имеющих значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, поскольку эти вопросы подлежат разрешению в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства.

         19.01.2012 по кассационной жалобе адвоката отменено постановление Октябрьского районного суда г. Красноярска от 01.12.2011, которым оставлена без удовлетворения жалоба защитника в интересах Т. на постановление старшего следователя СЧ СУ УВД по г. Красноярску от 15.11.2010 о возбуждении уголовного дела.

         Из представленных в суд кассационной инстанции материалов следовало, что адвокат в своей жалобе в порядке ст. 125 УПК РФ просил признать незаконным и необоснованным постановление о возбуждении уголовного дела 15.11.2010 по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении неустановленных лиц, поскольку из текста самого постановления усматривается, что в совершении указанного преступления подозревается Т., которому и принадлежит похищенное имущество. По мнению адвоката, повод и основания для возбуждения уголовного дела отсутствовали, дело возбуждено на основании предположений, не установлены обстоятельства и дата совершения преступления. Кроме того, в рамках указанного уголовного дела наложен арест на имущество Т., который является свидетелем по делу, в связи с чем, нарушены его права как собственника имущества.

         Отменяя постановление суда первой инстанции, судебная коллегия в своем решении указала, что содержащиеся в нем выводы имеют противоречия в той части, где указывается, что из содержания обжалуемого постановления о возбуждении уголовного дела видно, что оно возбуждено в отношении неустановленных лиц, а далее следует вывод о том, что фактически уголовное дело возбуждено в отношении Т.

         Кроме того, согласно протоколу судебного заседания, следователь, вынесший обжалуемое постановление, присутствовал в судебном заседании. Однако в постановлении суда указано, что следователь не явился, просил рассмотреть жалобу в его  отсутствие. При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции нельзя признать законным и обоснованным.

            31.01.2012 отклонено представление прокурора об отмене постановления Боготольского районного суда от 29.12.2011, которым частично удовлетворена жалоба Б., признано незаконным и необоснованным постановление дознавателя ОД МО МВД России «Боготольский» о возбуждении уголовного дела.

         Кассационное представление отклонено по следующим основаниям.

         В соответствии п. 3 ч.1 ст. 140 УПК РФ поводом для возбуждения уголовного дела служит сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

         Согласно ч.1,3 ст. 144 УПК РФ, предусматривающим порядок рассмотрения сообщения о преступлении, дознаватель, орган дознания, следователь обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции принять по нему решение.

         Так, 15.11.2011 дознавателем возбуждено уголовное дело в отношении неустановленного лица по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст.234 УК РФ.     20.12.2011 Б. уведомлена о подозрении в совершении  данного преступления.

         Решение о возбуждении уголовного дела принято по материалам проверки по результатам ОРМ - проверочной закупки спиртосодержащей жидкости. Дознавателем рассмотрено сообщение о преступлении, поступившее от ОУУП и ПДН ОД МО МУД России «Боготольский» по факту незаконного сбыта спиртосодержащей жидкости, изготовленной на основе этилового спирта КУПС № 4743 от 23.09.2011.

         По мнению судебной коллегии, судом первой инстанции обоснованно указано на то, что решение по сообщению о преступлении должно быть принято, согласно ч.1 ст. 144 УПК РФ, в срок не позднее 3 суток со дня его поступления. Данный срок в соответствии с ч.3 ст. 144 УПК РФ может быть продлен, однако данное обстоятельство материалами дела не подтверждено.

         Рапорт помощника оперативного дежурного ОД МО МВД России «Боготольский» от 23.09.2011 о сообщении УУМ, зарегистрированный в КУСП № 4743, на который имеется ссылка в кассационном представлении, не может являться поводом для возбуждения уголовного дела, поскольку в нем не указано на признаки какого-либо преступления, и составлен он не в порядке ст. 143 УПК РФ. Проверка   по рапорту в порядке ст. 144-145 УПК РФ фактически не проводилась, поскольку УУМ 23.09.2011 по данному факту возбуждено дело об административном правонарушении в отношении Б. При этом, в данном постановлении не указано в чем заключалось административное расследование и какое из обстоятельств, перечисленных в ч.1 ст. 24.5 КоАП РФ, послужило основанием для прекращения производства по делу об административном правонарушении.

         Доводы представления о том, что из рапорта помощника оперативного дежурного и материалов ОРМ следует, что в указанных документах речь идет об одном и том же преступлении, не соответствуют представленным материалам. Так в рапорте от 23.09.2011 не указано точное время, а также то обстоятельство, что продажа спиртосодержащей жидкости произведена именно Б. в рамках ОРМ. В постановлении же о рассекречивании результатов ОРД от 14.11.2011 указано, что 23.09.2011 Б. из своего дома осуществляет незаконную продажу спиртосодержащей жидкости и о проведении 23.09.2011 ОРМ.

         При таких данных, по мнению судебной коллегии, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о незаконности вынесенного постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Б.

         В соответствии со ст. 122 УПК РФ решение по ходатайству может быть обжаловано в порядке, установленном главой 16 УПК РФ.

         Так, 26.01.2012 по кассационному представлению прокурора отменено постановление Октябрьского районного суда г.Красноярска от 08.12.2011, которым признано незаконным постановление следователя УФСУН России по КК об отказе в удовлетворении ходатайства адвоката в интересах У., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228-1УК РФ, об ознакомлении с результатами проведенного исследования изъятого вещества, возможности снятия копий.

            При разрешении жалобы на отказ следователя в удовлетворении ходатайства судья проверяет, не были ли нарушены права участников уголовного судопроизводства при принятии решения (ч. 4 ст. 159 УПК РФ). При этом судья не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу.

         Разрешая указанную жалобу, суд пришел к выводу о том, что отказом в удовлетворении ходатайства об ознакомлении с указанным документом нарушены права У., при этом сослался на ст. ст. 47 и 53 УПК РФ, обязывающие, по его мнению, следователя к таким действиям.

         Между тем, указанные нормы закона обязывают следователя знакомить обвиняемого и его защитника со всеми материалами уголовного дела по окончании предварительного расследования, за исключением перечисленных в них, ознакомление с которыми возможно в ходе расследования.

         Расследование по делу не окончено. Решение судьи на иное положение уголовно-процессуального закона, обязывающее следователя знакомить обвиняемого и его защитника с требуемым ими документом из уголовного дела до окончания расследования по нему, в решении не приведено.

            В силу положений части 3 статьи 125 УПК РФ судья обязан обеспечить своевременное извещение о месте, дате и времени судебного заседания заявителя, его защитника, представителя (законного представителя), прокурора, участие которого является обязательным (пункт 8 статьи 37 УПК РФ), руководителя следственного органа, следователя, осуществляющего расследование по делу, по которому принесена жалоба.

         Подлежат извещению и иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением. К иным лицам относятся, например, потерпевший в случае обжалования обвиняемым постановления о возбуждении уголовного дела; подозреваемый (обвиняемый) в случае обжалования потерпевшим постановления о прекращении уголовного дела; подозреваемый, обвиняемый в случае подачи жалобы в их интересах защитником либо законным представителем (п. 10 постановления Пленума Верховного Суда  Российской Федерации).

         Указанные требования нарушены судом при рассмотрении жалобы К.,С.

         Так, 14.06.2012 отменено постановление Курагинского районного суда от 09.04.2012, которым прекращено производство по жалобе К. на постановление следователя (СК) об отказе в возбуждении уголовного дела и решение прокурора, которым оно признано законным и обоснованным.

         Основанием для отмены постановления судьи явилось то обстоятельство, что К., будучи осужденным, извещен о дате судебного заседания в день рассмотрения своей жалобы, при этом сам участия в судебном заседании не принимал, хотя заявлял ходатайство об этом, что повлекло нарушение его прав.

            По аналогичным основаниям 07.06.2012 и 28.02.2012 отменены решения Курагинского и Емельяноского районных судов  от 27.102011 и 28.11.2011 по жалобам П. и  С., соответственно.

         По результатам рассмотрения жалобы, поданной в порядке статьи 125 УПК РФ, судья выносит одно из следующих постановлений:

  1. о признании действия (бездействия) или решения

соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;

  1. об оставлении жалобы без удовлетворения.

Эти требования закона нарушены при рассмотрении жалобы Ж.

         19.04.2012 по кассационному представлению прокурору отменено постановление Емельяновского районного суда от 02.03.2012, которым жалоба М., как указано в резолютивной части решения суда первой инстанции, на постановление следователя СО МО МВД РФ «Емельяновский» от 21.12.2011 о возбуждении в отношении заявителя уголовного дела по ч.4 ст. 159 УК РФ, удовлетворена.

         Однако из содержания жалобы заявителя следует, что он просил, в том числе, отменить обжалуемое постановление, что противоречит требованиям УПК РФ, поскольку суд неправомочен принимать такое решение.

         Так, 19.01.2012 по представлению прокурора изменено постановление Зеленогорского городского суда от 17.11.2011, которым признано незаконным и отменено постановление оперуполномоченного ОРЧ ЭбиПК отдела МВД России по ЗАТО г.Зеленогорска Красноярского края (дознание МВД) от 19.09.2011 об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Ж. на начальника ОРЧ ЭБиПК отдела МВД по ЗАТО г. Зеленогорск Красноярского края возложена обязанность устранить допущенные при производстве проверки нарушения УПК РФ.

            Свое решение суд первой инстанции мотивировал тем, что проведенная органом дознания проверка является не полной.

         При таких обстоятельствах, в соответствии с ч. 5 ст. 125 УПК РФ судья обязан был признать решение об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным и обязать устранить допущенное нарушение.

            Судом же было принято решение о его отмене, которое не основано на законе, в связи с чем, указание об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела исключено из судебного решения. В остальной части постановление суда первой инстанции оставлено без изменения.

         21.02.2012 по аналогичному основанию удовлетворено представление прокурора на постановление Курагинского районного суда Красноярского края от 06.12.2011, которым признано незаконным и отменено постановление следователя СК о прекращении уголовного дела в отношении подозреваемого У. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УПК РФ.

         Если будет установлено, что уголовное дело, по которому поступила жалоба, направлено в суд для рассмотрения по существу либо по делу постановлен приговор или иное окончательное решение, судья принимает к производству и рассматривает лишь жалобы на решения и действия (бездействие) должностных лиц, затрагивающие права и законные интересы заявителей, не являющихся участниками судебного разбирательства по данному уголовному делу. Подлежат рассмотрению жалобы, где ставится вопрос о признании незаконными и необоснованными решений и действий (бездействия), которые в соответствии с УПК РФ не могут быть предметом проверки их законности и обоснованности на стадии судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела судом, в том числе,  в апелляционном или кассационном порядке (статья 354 УПК РФ).

         28.06.2012 отменено  постановление судьи Октябрьского районного суда от 10.05.2012, которым отказано Ф. в удовлетворении жалобы о признании незаконными постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству от 05.05.2011 по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, п. «б» ч.2 ст. 228-1 УК РФ, постановление заместителя начальника УВД по г.Красноярску от 04.05.2011 о предоставлении результатов ОРД следователю, рапорт оперуполномоченного ОУР об обнаружении признаков преступления.

         Из представленного в суд материала следовало, что Ф. обжаловал решения и действия следователя по уголовному делу, предварительное расследование по которому завершено и уголовное дело передано в суд.

         Правильно придя к выводу о том, что приведенные заявителем в жалобе доводы не подлежат рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ, а могут быть предметом проверки их законности и обоснованности на стадии судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела по существу, суд, вместе с тем, отказал в удовлетворении жалобы, в то время как должен был прекратить производство, поскольку в данном случае, обстоятельства направления дела в суд стали известны суду после того, как он приступил к рассмотрению жалобы заявителя.

         17.01.2012 отменено постановление Зеленогорского городского суда Красноярского края от 13.10.2011 об отказе в удовлетворении жалобы Н. о признании незаконным и необоснованным постановления руководителя СО по ЗАТО г. Зеленогорск ГСУ СК РФ по КК К. От 07.07.2011 об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении следователей Х. и К., производство по жалобе заявителя прекращено.

Основанием к этому послужило то обстоятельство, что осужденный Н. обжаловал действия следователей, связанные с возбуждением и расследованием уголовного дела в отношении заявителя по ч. 1 ст.139 УК РФ, по которому вынесен в особом порядке судебного разбирательства вступивший в законную силу обвинительный приговор.

Проверка по существу постановления об отказе в возбуждении уголовного дела связана с предрешением вопросов, затрагивающих существо возбужденного в отношении Н. уголовного дела, по которому имеется вступивший в законную силу приговор, что в порядке ст. 125 УПК РФ недопустимо.

При таких обстоятельствах, у суда первой инстанции не имелось достаточных оснований для принятия жалобы Н. и рассмотрения ее в рамках ст. 125 УПК РФ.

            В силу ч.4 ст. 7 УПК РФ постановление судьи, вынесенное по результатам рассмотрения жалобы, должно быть законным, обоснованным и мотивированным, основанным на исследованных материалах с проверкой доводов, приведенных заявителем.

         По смыслу закона судебное решение признается законным и обоснованным, если оно постановлено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, основано на правильном применении закона (статьи 7, 297 УПК РФ).

         Указанные требования закона нарушены судом при рассмотрении  жалобы  И.

         Так, 21.02.2012 по кассационному представлению прокурора отменено постановление Дудинского районного суда Красноярского края от 22.12.2011, которым признано незаконным и необоснованным постановление дознавателя ОД ОМВД России по Таймырскому Долгано-Ненецкому району от 25.08.2011 об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении А.

         Из представленных в суд материалов следовало, что в отношении И. было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 161 УК РФ, в рамках которого проводилась проверка по факту применения А. газового пистолета. Действия последнего признаны правомерными, и не повлекли за собой общественно опасного деяния. Установлено, что, применяя газовый пистолет в качестве оружия, А. не был нарушен общественный порядок, в связи с чем, 25.08.2011 органом дознания вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ч.1 ст. 213 УК РФ в связи с  отсутствием в его действиях состава преступления.

         Признавая указанное решение незаконным и необоснованным, суд первой инстанции указал, что оно вынесено без надлежащей проверки, объяснения по факту выстрела из газового пистолета в И. не получены.

         Вместе с тем, в материалах имелись объяснения как А. и И., так и свидетеля М.

         Кроме того, судом первой инстанции не дано оценки тому обстоятельству, что именно А. сообщил в правоохранительные органы о том, что им неизвестному лицу был произведен выстрел в лицо из газового пистолета. Судом не выяснялось, имеется ли заявление от И. о привлечении к уголовной ответственности А.

         Нарушение же органом дознания трехсуточного срока проведения проверки в порядке ст. 144 УПК РФ не является основанием для признания незаконным и необоснованным постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, копия которого направлена заявителю.

            Учитывая изложенное выше, прокурорам, участвующим при рассмотрении материалов в порядке ст. 125 УПК РФ, следует принимать исчерпывающие меры к  неукоснительному соблюдению требований закона, своевременно реагировать на допущенные нарушения.

 

 Приговор изменен ввиду неправильной

квалификации действий осужденной

 

Приговором Кировского районного суда г.Красноярска от 08.06.2012 Л. осуждена:  

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 07.03.2011) - по факту завладения квартирой З.Л. к 2 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы;

-по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 07.03.2011) - по факту хищения имущества З.Т. к 1 году лишения свободы без ограничения свободы.

На основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний Л. определено 2 года 6 месяцев лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

           Л. признана виновной и осуждена за мошенничество, то есть, хищение чужого имущества путем злоупотребления доверием, совершенное в особо крупном размере (по факту завладения квартирой несовершеннолетнего З.Л.), и за кражу, то есть, тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину (по факту хищения имущества З.Т.).

Преступления Л. были совершены при следующих обстоятельствах.

В собственности несовершеннолетнего З.Л. находилась квартира, расположенная по ул.Щорса, 50-192 г.Красноярска, в которой были зарегистрированы его родители  – З.Т. и З.А., которые в 2003 году расторгли брак.

Между З.Т. и З.А. сложились неприязненные отношения из-за злоупотребления последним спиртных напитков.

З.Т. неоднократно предлагала З.А. переехать в другое жилье, однако последний не соглашался, так как жил за счет З.Т.

З.Т., желая прекратить отношения с З.А. и преследуя цель облегчить процедуру снятия мужа с регистрационного учета решила заключить фиктивный договор купли-продажи квартиры с ранее знакомой  Л., согласно которого последняя стала бы собственником квартиры по ул.Щорса, 50-192 г. Красноярска, после чего смогла бы беспрепятственно снять З.А. с регистрационного учета.

Согласно устной договоренности между Л. и З.Т., после снятия с регистрационного учета З.А., снова был бы заключен договор купли-продажи по которому собственником квартиры стала бы З.Т.

После этого, в регистрационной палате, расположенной по проспекту имени газеты «Красноярский рабочий», 150 г.Красноярска, между Л. и З.Т., действующей в интересах своего несовершеннолетнего сына – З.Л., был подписан договор купли-продажи на вышеуказанную квартиру, без передачи каких-либо денежных средств от покупателя продавцу, затем договор купли-продажи был зарегистрирован в регистрационной палате.

При таких обстоятельствах, собственником квартиры по ул. Щорса, 50­-192 г.Красноярска стала Л.

По просьбе З.Т.., воспользовавшись тем, что З.А. уехал в сентябре 2007 года, Л. переехала в квартиру по ул. Щорса, 50-192, г.Красноярска, в которой она проживала до января 2010 года.

04.06.2009 в отношении Л. было возбуждено исполнительное производство, согласно которого, с осужденной должны были быть взысканы денежные средства в сумме 886 697 рублей 10 копеек в пользу взыскателя А., что явилось мотивом для дальнейшего совершения Л. преступлений.

В связи с этим, у Л. возник умысел на хищение квартиры, фактически принадлежащей З.Т., путем злоупотребления доверием, с последующей ее продажей и использованием полученных от продажи квартиры денежных средств в корыстных целях.

Осуществляя свои преступные намерения, воспользовавшись тем, что З.А. по своему письменному заявлению от 21.09.2009 был снят с регистрационного учета, Л. стала подыскивать покупателей на квартиру.

На просьбу З.Т. вернуть ей квартиру, Л. сообщила последней заведомо ложные сведения, не соответствующие действительности, сказав последней, что придется уплатить налог в сумме 400 000 рублей, либо подождать еще полгода до момента, когда срок владения квартирой по ул. Щорса, 50-192 г. Красноярска составит не менее трех лет.

З.Т., не подозревая о преступных намерениях Л.  и доверяя последней, согласилась подождать еще полгода, так как ошибочно полагала, что как фактическому владельцу ей придется уплатить налог на доходы физических лиц от продажи квартиры.

Л., продолжая действовать в рамках своего преступного умысла, в октябре 2009 года нашла покупателей в лице В. на указанную квартиру. После чего,       между В. и Л. был заключен предварительный договор купли-продажи, по которому В. передала Л. задаток в размере 600 000 рублей. Подписание договора купли-продажи и передача денежных средств была назначена на 26.12.2009 в помещении агентства недвижимости, расположенного по ул. Партизана Железняка, 24 г.Красноярска.

          В этот же день Л. получила от В. оставшиеся наличные деньги в сумме 1 770 000 рублей за проданную квартиру, расположенную по ул. Щорса, 50-192 г.Красноярска, после чего они зарегистрировали договор купли-продажи в установленном законом порядке.

Таким образом, путем злоупотребления доверием, Л. похитила у З.Л.(в лице З.Т.) квартиру по ул. Щорса, 50-192 г.Красноярска.

Совершив мошенничество, Л. с похищенными деньгами в сумме 2 370 000 рублей скрылась, причинив потерпевшему материальный ущерб в особо крупном размере, сменив место жительства, номер мобильного телефона, стала избегать встреч с З.Т.

           Далее, в период времени с октября 2009 года по январь 2010 года у Л. возник преступный умысел, направленный на тайное хищение имущества З.Т., находящегося в квартире по ул. Щорса, 50-192 г.Красноярска.

Осуществляя свои преступные намерения, Л., находясь в вышеуказанной квартире, воспользовавшись тем, что З.Т. в квартире фактически не проживает, тайно похитила имущество, принадлежащее З.Т. на общую сумму 171 828 рублей 28 копеек.

По кассационному представлению прокурора приговор изменен по следующим основаниям.

Как следует из материалов уголовного дела, З. сама предложила осужденной заключить с ней фиктивный договор купли-продажи квартиры и временно в ней проживать (пока муж не выпишется из квартиры).

          26.06.2007 в регистрационной палате собственником квартиры по адресу: г.Красноярск, ул. Щорса дом.50 кв. 192 была зарегистрирована Л. без передачи каких-либо денежных средств от покупателя продавцу. После чего Л. переехала в данную квартиру и прожила там до января 2010 года.

          Таким образом, потерпевшая З., как владелец имущества, передала его по своей воле другому лицу с правом временного использования этого имущества.

           По смыслу закона, владение имуществом во всех случаях должно осуществляться в интересах собственника и не причинять ему вреда.

По настоящему же делу Л., выполняя объективную сторону хищения путем его присвоения, совершила ряд активных действий: продала квартиру и похитила то имущество, которое в ней находилось, то есть, с субъективной стороны, Л. имела единый умысел на хищение всего того имущества, которое у нее временно было во владении.

Корыстная же цель заключалась в намерении использовать чужое имущество, как свое и получить, таким образом, материальную выгоду для разрешения своих материальных трудностей, которые возникли спустя несколько лет, после того, как она переехала на новое место жительства, помогая своей знакомой в определенной жизненной ситуации.

Исходя из того, что Л. совершила присвоение вверенного ей имущества – квартиры и вещей, находившихся в ней, с единым умыслом, содеянное не могло образовывать совокупность преступлений.

С учетом этого, судебная коллегия переквалифицировала действия Л. с ч.4 ст. 159 УК РФ, п. «в» ч.3 ст. 158 УК РФ на ч.4 ст. 160 УК РФ, как хищение чужого имущества, вверенного виновному, путем присвоения, совершенное в особо крупном размере, при этом исключив из приговора указание о назначении наказания по совокупности преступлений на основании ч.3 ст.69 УК РФ.

 

 

Вопросы приведения приговоров в соответствие с новым уголовным  законом

 

М. был осужден приговором от 23.03.2011 за злостное уклонение от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей (по ч.l cт.l57 УК РФ к 10 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 5% заработной платы) и приговором от 24.06.2011 за незаконное изготовление и хранение без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере (по ч.2 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору от 23.03.2011 к 2 годам 8 месяцам лишения свободы, без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии общего режима).

Постановлением Железнодорожного районного суда г.Красноярска от 02.07.2012 отказано в удовлетворении ходатайства адвоката А. в интересах осужденного М. о приведении приговоров от 23.03.2011 и от 24.06.2011  в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ и об изменении категории преступления по приговору от 24.06.2011.

Постановление отменено ввиду неправильного применения уголовного закона.

Отказывая в удовлетворении ходатайства адвоката, суд сослался на то, что изменение категории совершенного преступления, согласно ч.6 ст. 15 УК РФ (в ред. от 07.12.2011) возможно только при рассмотрении уголовного дела по существу. Изменение категории преступления к вопросам, разрешаемым судом в порядке исполнения приговора, не относится, в связи с чем ходатайство удовлетворению не подлежит. Изменения, внесенные ФЗ от 07.12.2011 в ч.1 ст. 157 УК РФ не улучшают положение осужденного. В целом Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ не было внесено каких-либо изменений, устраняющих преступность деяния, смягчающих наказание или иным образом улучшающих положение осужденного М.

Приведенные выводы суда не в полной мере отвечают требованиям закона, основаны на неправильном толковании норм права.

Так, согласно ст.10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих или отбывших наказание, но имеющих судимость.

По смыслу закона, с учетом           правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20.04.2006 № 4-П, предписание части 2 статьи 10 УК РФ о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, улучшающим положение лица, совершившего преступление, означает, что при приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом, независимо от того, в какой процессуальной стадии решается данный вопрос,  подлежат применению все установленные Уголовным кодексом Российской Федерации в редакции этого закона правила, как общие, так и специальные, в соответствии с которыми вопрос о наказании разрешается при постановлении приговора.

С учетом    приведенных норм, вопрос об изменении категории преступления на основании ч.6 ст. 15 УК РФ (в ред. ФЗ от 07.12.2011 № 420-ФЗ) по вступившему в законную силу приговору, может быть рассмотрен в порядке главы 47 УПК РФ.

          Кроме того, суду следовало учесть также и то, что в соответствии со ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, в том числе категория совершенного преступления. Как видно из приговора от 24.06.2011, при назначении наказания М. суд учел тяжесть совершенного преступления.

При таких обстоятельствах, введенная   Федеральным законом от 07.12.2011 норма ч.6 ст. 15 УК РФ направлена на улучшение положения осужденных.

          Суду следовало рассмотреть доводы ходатайства адвоката по существу, с учетом фактических обстоятельств и степени общественной опасности содеянного, наличия смягчающих обстоятельств, установленных приговором суда, и не ограничиваться суждением о том, что категория преступления не подлежит изменению на стадии исполнения приговора.

          В связи с этим, постановление отменено, материал направлен  в тот же суд другому судье.

 

*******

У. по приговору от 11.08.2010 осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ на 5 лет 6 месяцев лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ на 5 лет 3 месяца лишения свободы, по ч. 1 ст. 228 УК РФ на 1 год лишения свободы, на основании ч.3 ст. 69 УК РФ на 6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Осужденный У. обратился в суд с ходатайством о приведении указанного приговора в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ и изменении категории совершенных им преступлений на менее тяжкую.

Постановлением Советского районного суда г.Красноярска от 16.04.2012 в удовлетворении указанного ходатайства осужденного отказано.

Постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ  преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные преступления, за совершение которых максимальное наказание не превышает 3 лет лишения свободы. Наказание по ч. 1 ст. 228 УК РФ предусмотрено до 3 лет лишения свободы и в соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ данное преступление относится к категории небольшой тяжести, а не средней.

Кроме того, в соответствии с изменениями, внесенными Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ в ч. 2 ст. 69 УК РФ при назначении наказания по совокупности преступлений небольшой и средней тяжести и за приготовление, либо покушение на тяжкое или особо тяжкое преступление, то применяются правила ч. 2 ст. 69 УК РФ. При рассмотрении ходатайства осужденного суд не учел вышеуказанные изменения уголовного закона, улучшающие положение осужденного, в связи с чем, постановление об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного о приведении приговора от 11.08.2010 в соответствие с Федеральным законом от 07.12.2012 № 420-ФЗ является незаконным и необоснованным и поэтому отменено, материал направлен на новое судебное рассмотрение.

 

*******

 

           Постановлением Свердловского районного суда г.Красноярска от 29.05. 2012 приговоры в отношении Н. приведены в соответствие с изменениями, внесенными в уголовный закон на основании ст. 10 УК РФ:

действия Н. по приговору от 20.01.2003, с учетом постановления Усть-Абаканского городского суда Республики Хакасия от 06.07.2004 переквалифицированы на ч.1 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) и с учетом Федерального закона от 29.06.2009 № 141-ФЗ назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года  10 месяцев, на основании ст.73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года;

по приговору от 04.08.2003, с учетом постановления Усть-Абаканского городского суда Республики Хакасия от 06.07.2004, переквалифицированы на ч.3 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26-ФЗ) и назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 11 месяцев, на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения не отбытого наказания по приговору от 20.01.2003 назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 3 месяца с отбыванием наказания в воспитательной колонии. Постановлено считать Н. освобожденным 01.03.2006 условно-досрочно на не отбытый срок 8 месяцев 7 дней.

Определено Н. считать осужденным:

20.01.2003 приговором Сорской постоянной сессии Усть-Абаканского районного суда Республики Хакасия, с учетом постановления Усть-Абаканского городского суда Республики Хакасия от 06.07.2004, по ч.1 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона  от 07.03.2011 № 26-ФЗ) и с учетом Федерального закона  от 29.06.2009 года № 141-ФЗ на 2 года 10 месяцев лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года;

04.08.2003 приговором Сорской постоянной сессии Усть-Абаканского районного суда Республики Хакасия, с учетом постановления Усть-Абаканского городского суда Республики Хакасия от 06.07.2004  по ч.3 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) на 1 год 11 месяцев лишения свободы, на основании ст.70 УК РФ путем частичного присоединения не отбытого наказания по приговору от 20.01.2003 к 3 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии. Считать Н. освобожденным 01.03.2006 условно-досрочно на не отбытый срок 8 месяцев 7 дней.

В пересмотре приговора Верховного Суда Республики Хакасия от 30.10.2008, который Н. (с учетом постановления Свердловского районного суда г. Красноярска от 17.12.2010) осужден по п.«а» ч.2 ст.105 УК РФ к 13 годам 3 месяцам лишения свободы, по ч.4 ст.166 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ к 19 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, отказано.

Судебное решение отменено по кассационной жалобе осужденного.

Статьей 10 УК РФ предусмотрено, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу.

В соответствии со ст.7 УПК РФ постановление суда должно быть обоснованным, законным и мотивированным.

Федеральным законом от 07.03.2011 № 26-ФЗ в санкциях ч.1 ст.111, ч.3 ст.158 УК РФ исключен нижний предел наказания в виде лишения свободы, что улучшает положение осужденного и в силу ст. 10 УК РФ влечет применение положений нового закона.

С учетом указанных изменений закона суд пришел к обоснованному выводу об их применении и снижении наказания, назначенного Н. по приговору от 04.08.2003.

Вместе с тем, квалифицировав действия Н. по ч.3 ст.158 УК РФ по приговору от 04.08.2003 в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 07.03. 2011, суд не указал на соответствующие обвинению пункты ч.3 ст.158 УК РФ в ред. Федерального закона № 26-ФЗ от 07.03.2011, предусматривающие квалифицирующие признаки кражи.

Таким образом, судом при юридической оценке действий осужденного применен несуществующий уголовный закон, что свидетельствует о нарушении судом требований, как уголовного, так и уголовно-процессуального закона.

Кроме того, суд пришел к преждевременному выводу о том, что отсутствуют основания для пересмотра приговора от 30.10.2008 в отношении Н. на основании ст.10 УК РФ.

          Так, Федеральным законом от 07.03.2011 № 26-ФЗ в санкции ч.4 ст.166 УК РФ исключен нижний предел наказания в виде лишения свободы, что не было учтено судом при обсуждении вопроса о применении указанных изменений закона в отношении Н., осужденного приговором от 30.10.2008  по ч. 4 ст.166 УК РФ.

При таких обстоятельствах постановление суда в отношении Н.  признано незаконным, в связи с чем, оно отменено с направлением материала на новое рассмотрение.

 

*******

 

С. была осуждена:

1) 11.11.2009 (с учетом изменений от 06.06.2011, 25.08.2011) по ч.1 ст.158 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011  № 26-ФЗ) к 7 месяцам лишения свободы, п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) к 2 годам 2 месяцам лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений к 2 годам 5 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

2) 23.08.2010 (с учетом изменений от 06.06.2011, 25.08.2011) по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ч.5 ст.74, ст.70 УК РФ по совокупности с приговором от 11.11.2009 к 2 годам 8 месяцам лишения свободы;

3) 29.12.2010 (с учетом изменений от 15.03.2011, 06.06.2011, 25.08.2011) по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) к 1 году 5 месяцам лишения свободы, на основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности с приговором от 23.08.2010 к 2 годам 9 месяцам лишения свободы.

Осужденная С. обратилась в суд с ходатайством о приведении приговоров от 11.11.2009, 23.08.2010 и 29.12.2010 в соответствие с действующим законодательством. Постановлением Нижнеингашского районного суда от 30.07.2012 в удовлетворении ходатайства осужденной отказано.

Судебное решение отменено, материал направлен на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст.7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Эти требования закона при рассмотрении ходатайства осуждённой С. в полном объеме выполнены не были.

Так, отказывая в приведении приговора от 11.11.2009 в соответствие с действующим законодательством, суд первой инстанции указал на то, что Федеральным законом от 07.11.2011 изменений, улучшающих положение осуждённой, внесено не было, равно как и иными законами.

Вместе с тем, суд оставил без внимания, что согласно ч.1 ст.56 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ) наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных статьей 63 настоящего Кодекса, за исключением преступлений, предусмотренных частью первой статьи 228, частью первой статьи 231 и статьей 233 настоящего Кодекса, или только если соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

Из материалов следовало, что одно из преступлений, за которое С. осуждена по приговору 11.11.2009 - кража, которая (с учетом изменений от 06.06.2011, 25.08.2011) квалифицирована по ч.1 ст.158 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) и за него назначено наказание в виде лишения свободы сроком 7 месяцев. На основании ч.2 ст.15 УК РФ преступление, предусмотренное ч.l ст.158 УК РФ, относится к категории небольшой тяжести, совершено С. впервые, согласно приговору обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено, санкция ч.l ст.158 УК РФ предусматривает и иные альтернативные лишению свободы виды наказаний.

При таких данных отказ С. в приведении указанного приговора в соответствие с изменениями в УК РФ, внесёнными ФЗ РФ от 07.12.2011, не основан на законе, так как в силу ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу.

 

 

Судом неправомерно отказано

в принятии к производству

ходатайства о снятии судимости

 

          Осужденный Б. обратился в суд с ходатайством о снятии судимости по приговорам Игарского городского суда от 16.06.2005  и 11.07.2005.

Постановлением Туруханского районного суда Красноярского края от 26.06.2012 Б. в принятии к производству суда данного ходатайства отказано.

По кассационной жалобе осужденного постановление отменено по следующим основаниям.

Статьей 86 УК РФ предусмотрено, что лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости, которая в соответствии в УК РФ учитывается при рецидиве преступлений, назначении наказания и влечет за собой иные правовые последствия, а также регламентированы сроки погашения судимости, закреплена возможность досрочного снятия судимости.

          Суд, отказывая в принятии ходатайства о снятии судимости по приговорам Игарского городского суда от 11.07.2005 и 16.06.2005, указал, что оснований для принятия такого ходатайства и его рассмотрения не имеется.

           При этом суд не выяснил процессуальный статус Б. в настоящее время, не учел, что в отношении Б. Красноярским краевым судом рассматривается уголовное дело по ч.2 ст.105 УК РФ, преступление по которому совершено 16.04.2010. И в случае признания его виновным непогашенная на момент совершения преступления судимость может быть учтена при назначении наказания.

          Следовательно, приговор от 11.07.2005 на указанный выше момент не был погашен и может иметь правовые последствия.

          Таким образом, судом неправомерно отказано в принятии к производству ходатайства о снятии судимости, ходатайство Б. должно быть рассмотрено по существу.

 

 

Неправильное применение уголовного

закона судом явилось причиной отмены

обвинительного приговора

 

Приговором Ачинского городского суда от 22.06.2012 Т., ранее судимый: 1) 06.12.2011  по ч.1 ст.158 УК РФ на 120 часов обязательных работ; 2) 17.01.2012 г. по ч.1 ст.112, ч.5 ст.69 УК РФ на 1 год ограничения свободы, осужден  по п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ на 1 год 4 месяца лишения свободы,  в соответствии со ст.73 УК РФ наказание определено условным с испытательным сроком в 1 год 6 месяцев.

Приговор от 17.01.2012 года постановлено исполнять самостоятельно.

Приговор отменен по кассационному представлению прокурора.

Т. признан судом виновным в преступлении, совершенном в период отбывания наказания в виде ограничения свободы, и ему за это преступление назначено наказание в виде условного лишения свободы. При этом суд принял решение о самостоятельном исполнение наказания по приговору от 17.01.2012, ссылаясь на положения ст.73 УК РФ, однако правила этой статьи предусматривают назначение условного наказания, а вопрос об отмене либо о сохранении условного осуждения регулируется статьей 74 УК РФ.

Вместе с тем, уголовным законом не предусмотрено сохранение реального наказания и самостоятельного исполнения наказаний при наличии оснований для назначения наказания по совокупности приговоров.

Как видно из материалов дела, приговором от 17.01.2012 Т. был осужден к наказанию в виде ограничения свободы сроком на 1 год, преступление по настоящему делу совершил 02.05.2012, то есть в период отбывания наказания в виде ограничения свободы, в связи с чем окончательное наказание должно быть назначено по совокупности приговоров, оснований для самостоятельного исполнения приговора от 17.01.2012 законом не предусмотрено.

В соответствии со ст.70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к назначенному наказанию по последнему приговору частично или полностью присоединяется не отбытая часть по предыдущему приговору, однако указанное требование закона судом нарушено.

При таких данных, вывод суда о назначении условного лишения свободы за вновь совершенное преступление и о самостоятельном исполнении приговоров является ошибочным.

Кроме того, суд во вводной части приговора указал о наличии у Т. судимости по приговору от 18.01.2011, которым он был осужден к наказанию в виде обязательных работ. При этом, суд оставил без внимания, что наказание по этому приговору отбыто 26.03.2011, в соответствии со ст.86 УК РФ данная судимость погашена по истечении одного года после отбытия наказания. Признав Т. виновным в преступлении, совершенном 02.05.2012, суд был не вправе ссылаться на судимость по данному приговору в связи с ее погашением.

Дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Приговор отменен в связи с нарушением

права подсудимого на защиту

 

Приговором Железнодорожного районного суда г.Красноярска от 09.04.2012  К. осуждён за покушение на незаконный сбыт смеси, содержащей наркотическое средство метамфетамин и психотропного вещество - 1-фенил-2-пропанон, массой 11,2 грамма в особо крупном размере Н., действовавшему в рамках оперативно-розыскного мероприятия.

Приговор отменен в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Согласно ч.ч. 1,2 ст.16 УПК РФ подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя. Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.

Между тем, при рассмотрении уголовного дела в отношении К., судом не в полной мере обеспечено право подсудимого на защиту.

Как следует из материалов уголовного дела, защиту интересов осуждённого К. осуществлял адвокат по назначению И., от услуг которого в стадии предварительного расследования К. не отказывался, об оказании ненадлежащей помощи этим адвокатом не заявлял.

При назначении дела к слушанию в качестве защитника К. судом также назначен адвокат И., который участвовал в судебном заседании с 26.08.2011 по 05.03.2012, с участием указанного адвоката были допрошены большинство свидетелей, а также подсудимый.

В судебном заседании 05.03.2012 К. отказался от услуг адвоката И., заявив, что адвокат И. оказывает ему ненадлежащую юридическую помощь, отказывает в консультациях, их позиции по тактике защиты противоречат, представив письменный отказ от услуг адвоката.

Судом ходатайство подсудимого удовлетворено, адвокат И. освобождён от дальнейшего участия в деле, для защиты К. назначен адвокат П. при этом, согласно протоколу судебного заседания, замена адвоката произведена судом на месте без удаления в совещательную комнату, однако в деле имеется об этом отдельное постановление.

07.03.2012 судебное заседание продолжено с участием адвоката П., часть ранее допрошенных свидетелей были допрошены дополнительно, однако данных о том, что адвокат П. знакомилась с материалами уголовного дела не имеется, о повторении произведенных ранее процессуальных действий она не заявляла, подсудимый не был повторно допрошен с участием вновь назначенного адвоката.

Более того, 23.03.2012 подсудимый К. на основании ч.3 ст.258 УПК РФ  был удален из зала судебного заседания до окончания прений сторон, в связи с чем, часть доказательств исследована в его отсутствие, прения сторон были проведены без него.

Согласно п. 9 ч.5 ст.47 УПК РФ, обвиняемый вправе иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности.

02.04.2012 К. направлено суду ходатайство о предоставлении ему встречи с защитником до начала судебного заседания для согласования тактики защиты в судебном заседании в его отсутствие, которое он аргументировал тем, что вступившая в дело адвокат не ориентируется в материалах уголовного дела, ранее при допросах свидетелей не присутствовала, в связи с чем, необходимо согласовать с ней вопросы, которые необходимо задать свидетелям при повторном допросе в его отсутствие. Вместе с тем, ходатайство осуждённого судом оставлено без внимания и не разрешено, судебное следствие закончено в его отсутствие, в прениях сторон он участия не принимал.

Согласно п.п.3,4 ч.4 ст.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002  № 63-ФЗ адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя; делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает.

В нарушение указанного закона, адвокат П., выступая в прениях и заявив о необходимости постановления в отношении К. оправдательного приговора, тем не менее, в своей речи указала, что по делу достаточно доказательств для осуждения К. за хранение и изготовление, но не за сбыт. К. же в последнем слове вообще отрицал, что наркотическое средство, которое представлено на исследование и признано вещественным доказательством, является той жидкостью, которую он передал Н.

При таких данных позиция адвоката П. явно противоречит позиции ее подзащитного К., что связано, в том числе, с тем, что позиция защитника и подсудимого не была согласована. Адвокат П., вступив в дело в середине судебного следствия с материалами уголовного дела не ознакомилась, линию защиты с К. в судебном следствии и прениях сторон, которые проведены в отсутствие подсудимого, не согласовала, суд не в полной мере обеспечил право К. на защиту, оставив без внимания его ходатайство о предоставлении ему свидания с защитником для согласования линии защиты в судебном заседании, которое продолжилось в его отсутствие.

При таких данных право на защиту К. в судебном разбирательстве было нарушено, что на основании п.2 ч.1 ст.379, ст.381 УПК РФ является безусловным основанием к отмене приговора. Уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд.

 

другие новости