Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за май 2012 г.

30.06.2012 16:51:00

ПРОКУРАТУРА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

 

УПРАВЛЕНИЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРОВ

В РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ СУДАМИ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

май

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

г. Красноярск

2012 год

 

ОБОБЩЕНИЕ

практики кассационного обжалования 

постановлений о возвращении уголовных дел прокурору

в порядке ст. 237 УПК РФ

за  1 квартал 2012 года

 

За 1 квартал 2012 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрено 15 уголовных дел (-4) с постановлениями о возвращении прокурору в порядке ст.237 УПК РФ в отношении 19 (-3) лиц (из них 1 дело в отношении 2 несовершеннолетних (+2)), из которых 8 (-6) дел в отношении 12 (-4) лиц окончены производством следователями органов внутренних дел;  4 (-1) дела в отношении 4 (-1) лиц – следователями Следственного Комитета; 2 дела в отношении 2 лиц (=) – дознавателями органов внутренних дел; 1 (+1) дело в отношении 1 (+1) лица – Следственной службой УФСКН.

В том числе 14 (-5) уголовных дел  в отношении 18 (-3) лиц с указанными судебными решениями рассмотрены в кассационном порядке по представлениям, из которых требования об отмене постановлений по 8 (-8) делам в отношении 10 лиц (-8) признаны обоснованными: из них по 4 (-8) делам следственных органов внутренних дел в отношении 6 (-10) лиц; по 3  делам Следственного Комитета в отношении 3 лиц (=); по 1 (+1) делу Следственной службы УФСКН в отношении 1 (+1) лица.

По 6 делам (+3) в отношении 8 (+5) лиц представления отклонены: из них 3 (+1) в отношении 5 (+3) лиц по делам следственных органов внутренних дел, что составило половину от общего числа отклоненных; 1 (+1) в отношении 1 (+1) лица по делу Следственного Комитета;  2 (+1) в отношении 2 (+1) лиц по делам, оконченным производством отделом дознания органов внутренних дел.

Результативность кассационного обжалования постановлений о возвращении уголовных дел прокурору в порядке ст.237 УПК РФ за указанный период в сравнении с 1 кварталом 2011 года снизилась на 30,2 % и составила 55,6 %.

При этом половина кассационных представлений, отклоненных судебной коллегией, принесены на постановления о возвращении прокурору уголовных дел, расследованных следственными органами внутренних дел.

Одно постановление о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ в части предъявленного обвинения, отменено по жалобе обвиняемого и его защитника. Предварительное расследование по нему проведено следователем органа внутренних дел.

Основаниями возвращения уголовных дел в порядке ст.237 УПК для устранения препятствий их рассмотрения судом послужили нарушения требований ст.217 УПК РФ (2), недостатки обвинительного заключения (1), необходимость соединения уголовных дел (4), необходимость составления обвинительного заключения по делу, направленному в суд с постановлением о применении меры медицинского характера (1), иные нарушения уголовно-процессуального закона (7).

Законность постановлений о возвращении уголовных дел прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, оконченных производством органами ФСБ, органами дознания службы судебных приставов в 1 квартале 2012 года в кассационном порядке не проверялась.

В 1 квартале 2012 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года значительно сократилось число уголовных дел, возвращенных прокурору в порядке ст.237 УПК РФ со стадии кассационного рассмотрения.

Судом кассационной инстанции приняты такие решения по 2 (-4)  уголовным делам в отношении 3 (-4) лиц, из них по 1 (-2) делу в отношении 1 (-2) лица - по кассационному представлению прокурора, по 1 (-2)  делу в отношении 2 (-2) лиц – по жалобам других участников уголовного судопроизводства, из которых по 1 делу в отношении 1 лица предварительное расследование проведено Следственной службой УФСКН, по 1 в отношении 2 лиц – следственным органом  внутренних дел.

Основаниями отмены приговоров и возвращения уголовных дел прокурору послужили нарушения прав обвиняемых на защиту и нарушения уголовно-процессуального закона при предъявлении обвинения и составлении обвинительного заключения, препятствующие постановлению судебных решений.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 16.02.2012 с возвращением дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ отменен приговор Туруханского районного суда от 14.12.2011 в отношении С. и З., осужденных по п. «а» ч.2 ст.116 и ч.1 ст.161 УК РФ каждый к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима и двум годам лишения свободы условно соответственно.

Согласно приговору, 20.02.2011 в с. Туруханское С. и З. сначала нанесли потерпевшему Д. побои, а затем С. похитил принадлежащий потерпевшему сотовый телефон стоимостью 4 800 рублей с картой памяти  стоимостью 450 рублей, а З. - сотовый телефон стоимостью 3 500 рублей и кошелек стоимостью 500 рублей с находившимися в нем денежными средствами на сумму 220 рублей.

Основанием отмены приговора явилось грубое нарушение уголовно-процессуального закона, выразившееся в ненадлежащем обеспечении прав С. и З. на защиту.

В соответствии с ч. 1 ст. 72 УПК РФ, защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого. При  расследовании и рассмотрении уголовного дела в отношении С. и З. указанное требование закона судом не соблюдено.

Согласно материалам дела, защиту интересов осужденного З., полностью признававшего вину в совершении инкриминируемого  ему преступления, на предварительном следствии в период с 04.03.2011 по 24.03.2011 осуществлял адвокат Ч.

Осужденный С. на предварительном следствии и в суде вину не признавал. На предварительном следствии и в судебном заседании его защиту осуществлял также адвокат Ч., который постановлением следователя от 24.03.2011 был отстранен  от защиты З. в связи с возможными противоречиями в их показаниях. С участием адвоката Ч. С. было предъявлено окончательное обвинение, он ознакомлен с материалами уголовного дела.

Таким образом, участие адвоката Ч. при оказании юридической помощи С. после того как ранее защищаемый им З. с его участием дал показания, фактически противоречащие показаниям С., не соответствует требованиям  уголовно-процессуального закона.

В связи с изложенным, судебная коллегия обоснованно посчитала  допущенное судом нарушение прав С. на защиту существенными и влекущими отмену приговора с возвращением уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в отношении обоих осужденных, поскольку инкриминированные им органом предварительного следствия действия взаимосвязаны.

06.03.2012 в кассационном порядке по представлению прокурора отменен приговор Емельяновского районного суда от 08.11.2011 в отношении А., осужденного по ч.3 ст.30, ч.2 ст.188, ч.1 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228-1, ч.3 ст.69 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Кроме того, судебной  коллегией принято решение о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Органами предварительного расследования А. обвинялся в контрабанде 331 грамма гашиша путем его незаконного перемещения из республики Кыргызстан через таможенную границу Российской Федерации и умышленном создании условий для последующего сбыта указанного наркотического средства, совершенных  30.05.2011.

Как следует из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения по делу, А. незаконно приобрел наркотическое средство – гашиш, массой 331 грамм, расфасованное в 63 капсулы, а изъяли у него это же наркотическое средство, с той же общей массой, но расфасованное в 73 капсулы. В судебном заседании также установлено, что у А. изъято в общей сложности 73 капсулы с наркотическим средством.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к обоснованному выводу о том, что постановление о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительное заключение по делу в отношении А. не соответствуют требованиям уголовно-процессуального законодательства, а содержащиеся в обвинительных документах противоречия являются неустранимыми в суде и препятствуют вынесению приговора.

 

Кассационная практика рассмотрения постановлений о возвращении

уголовных дел прокурору, расследованных следственными

органами внутренних дел

За 1 квартал 2012 года судебной коллегией по уголовным делам всего рассмотрено постановлений о возвращении прокурору 8 (-6) уголовных дел, расследованных следователями ОВД, в отношении 12 (-4) лиц, из них 1 (+1) постановление в отношении 1 (+1) лица – по жалобе обвиняемого, 7 (-7) дел в отношении 11 (-5) лиц - по кассационным представлениям, из которых доводы 4 (-8) в отношении 6 (-8) лиц признаны обоснованными и удовлетворены, 3 (+1) в отношении 5 (+3) – отклонены.

Результативность кассационного реагирования в сравнении с 1 кварталом 2012 снизилась на 33 % и составила 54,5 %.

Основаниями для возвращения 3 уголовных дел прокурору послужили,  недостатки обвинительного заключения, препятствующие постановлению по делу законного и обоснованного решения, по 3 - нарушения уголовно-процессуального законодательства, в том числе, прав обвиняемого при выполнении требований ст.217 УПК РФ и прав на защиту, по 1 - наличие оснований для соединения уголовных дел, 1 – по основаниям, не предусмотренным ст.237 УПК РФ.

Так, по кассационному представлению государственного обвинителя определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда от 16.02.2012 отменено постановление Железногорского городского суда от 01.12.2012, которым уголовное дело в отношении П., обвиняемого по п. «г» ч.2 ст.158 УК РФ возвращено прокурору в порядке ст.237 УПК РФ для соединения с другим уголовным делом по обвинению П., находящимся в производстве суда.

Соглашаясь с доводами кассационного представления и отменяя постановление суда, судебная коллегия в определении отметила следующее.

В соответствии с положениями п.4 ч.1 ст.237 УПК РФ, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий для его рассмотрения судом в случаях, если имеются, предусмотренные ст.153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел.

Согласно п.2 ч.1 ст.153 УПК РФ, в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении одного лица, совершившего несколько преступлений.

Уголовное дело по обвинению П. в совершении преступления, предусмотренного п.«г» ч.2 ст.158 УК РФ поступило в Железногорский городской суд 01.11.2011. 28.11.2011 судом вынесено постановление о назначении по нему судебного заседания без проведения предварительного слушания и назначено открытое судебное заседание о рассмотрении дела в порядке Главы 40 УПК РФ.

Уголовное дело в отношении П. по его обвинению по ч.1 ст.158 УК РФ, ч.1 ст.161 УК РФ поступило в районный суд 29.11.2011.

Как следует из материалов данного уголовного дела на дату его направления в суд, дознание по второму уголовному еще не было завершено, в связи с чем, оснований для соединения дел не имелось.

При таких обстоятельствах судебная коллегия согласилась с доводами представления прокурора, отменив необоснованное постановление суда.

Определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда от 26.01.2012 отклонено кассационное представление об отмене постановления Манского районного суда от 16.12.2011 о возвращении уголовного дела в отношении О. и З., обвиняемых  по ч.1 ст.158, п.п. «а.б,в» ч.2 ст.158, ч.1 ст.228, ч.1 ст.150 УК РФ.

Возвращая уголовное дело прокурору, суд первой инстанции в постановлении обоснованно указал на то, что  обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа, что препятствует постановлению решения по делу.

В кассационном представлении ставился вопрос об отмене постановления суда первой инстанции со ссылкой на то, что  уголовно-процессуальным законом в содержании обвинительного заключения не предусмотрена графа, свидетельствующая об его согласовании с начальником следственного отдела, кроме того, данное обстоятельство не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору, так как не предусмотрено ст.237 УПК РФ.

Не соглашаясь с доводами представления, судебная коллегия в определении отметила, что согласно ч.6 ст.220 УПК РФ, после подписания следователем обвинительного заключения уголовное дело с согласия руководителя следственного органа немедленно направляется прокурору.

По смыслу указанной статьи закона,  сведения о том, что обвинительное заключение согласовано с руководителем следственного органа, должны содержаться либо в документе, завершающем предварительное расследование либо подтверждаться иными документами, которые в материалах дела отсутствуют.

Отсутствие в материалах дела сведений о соблюдении следователем требований ч.6 ст.220 УПК РФ препятствует вынесению по делу законного и обоснованно решения и является основанием для возвращения дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ.

15.02.2012 определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда отклонено кассационное представление на постановление Рыбинского районного суда 02.02.2012, которым уголовное дело по обвинению Ф. возвращено прокурору в порядке ст.237 УПК РФ ввиду нарушений уголовно-процессуального законодательства при выполнении требований ст.217 УПК РФ.

Органами предварительного расследования Ф. обвиняется в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения, угрозе убийством, нанесении побоев и совершении иных насильственных действий, а также в открытом хищении чужого имущества.

Из протокола ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, постановления об окончании ознакомления, следует, что имеющаяся в данных протоколах информация свидетельствует лишь о прекращении ознакомления обвиняемого и его защитника с делом, с учетом постановления суда от 21.11.2011 об ограничении срока ознакомления.

В то же время, указанное обстоятельство не освобождало следователя от обязанности разъяснить обвиняемому права, предусмотренные ч.5 ст.217 УПК РФ, а в случае его отказа ознакомиться с этими правами, отразить это в протоколе в письменной форме.

Имеющаяся в протоколе ознакомления с материалами дела запись об отказе обвиняемого и его защитника подписать данный протокол не содержит сведений о разъяснении им положений ст.217 УПК РФ, что является существенным нарушений прав обвиняемого и основанием для возвращения дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ.

Одно постановление о возвращении уголовного дела, расследованного следственными органами внутренних дел, отменено кассационной инстанцией по жалобе обвиняемого.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 09.02.2012 приговор Октябрьского районного суда г. Красноярска от 19.12.2011 в отношении Ф., осужденного по ч.1 ст.228, ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1, ч.2 ст.69, ст.70 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, отменен по доводам кассационной жалобы обвиняемого. Кроме того, отменено постановление о возвращении данного уголовного дела прокурору в отношении Ф. в части предъявленного ему обвинения в сбыте наркотического средства, весом 0, 896 грамма.

Суд кассационной инстанции пришел к обоснованному выводу о незаконности вынесенного приговора и невозможности возвращения уголовного дела прокурору в части предъявленного обвинения по следующим основаниям.

Согласно обвинительному заключению, Ф. обвинялся, кроме двух преступлений, за которые он осужден указанным приговором, также в том, что 21.03.2011 незаконно сбыл наркотическое средство – смесь, содержащую диацетилморфин (героин), 6-моноацетилморфин и ацетилкодеин, весом 0,896 грамма.

Постановлением суда дело в части указанного обвинения возвращено прокурору для устранения недостатков обвинительного заключения, которые, по мнению суда, исключали возможность постановления приговора или вынесения иного судебного решения.

При этом, придя к выводу о невозможности постановления приговора по делу ввиду недостатков обвинительного заключения, суд первой инстанции, необоснованно вынес обвинительный приговор в отношении Ф. по части предъявленного обвинения.

Между тем, в соответствии со ст.237 УПК РФ при наличии оснований, предусмотренных законом, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. По смыслу закона, такое решение может быть принято только по делу в целом, так как возможность выделения материалов в отдельное производство для возвращения его прокурору Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации не предусмотрена. 

Суд первой инстанции наделен таким полномочием лишь в случае, предусмотренном ч.2 ст.325 УПК РФ, на основании п.7 ч.1 ст.236 УПК РФ (при рассмотрении уголовного дела в отношении нескольких подсудимых судом с участием присяжных заседателей, если хотя бы один из них отказывается от такой формы судопроизводства).

Если же суд пришел к мнению о том, что в деле не содержится каких-либо доказательств виновности подсудимого по предъявленному обвинению, то он должен принять решение об осуждении его по менее тяжкому составу преступления либо об оправдании.

 

 

Кассационная практика рассмотрения постановлений о возвращении

уголовных дел прокурору, расследованных 

Следственным Комитетом

 

За 1 квартал 2012 года судебной коллегией по уголовным делам краевого суда рассмотрено 4 (+1) кассационных представления в отношении 4 (+1) лиц, из которых, доводы 3 (=) признаны обоснованными и удовлетворены (в том числе 1 частично), 1 (+1) – отклонены. По жалобам подобные постановления в кассационном порядке не рассматривались.

Результативность кассационного реагирования в сравнении с 1 кварталом 2011 года снизилась на 25 % и составила 75 %.

Основаниями возвращения уголовных 2 дел прокурору послужили нарушения требований уголовно-процессуального законодательства, в том числе требований ст.217 УПК РФ и прав на защиту; 1 - необходимость составления обвинительного заключения по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера; 1 – недостатки обвинительного заключения, препятствующие постановлению судебного решения по делу.

Между тем, судебная коллегия по уголовным делам признала законным лишь одно постановление суда о возвращении уголовного дела прокурору в связи с нарушением уголовно-процессуального законодательства при выполнении требований ст.217 УПК РФ, которое необоснованно оспаривалось государственным обвинителем. 

Определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 22.03.2012 постановление Балахтинского районного суда от 06.02.2012 о возвращении уголовного дела в отношении С. прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, оставлено без изменения, кассационное представление об его отмене – без удовлетворения.

Органами предварительного расследования С. обвиняется в нарушении лицом, управляющим транспортным средством, правил дорожного движения, повлекших смерть человека.

Обвиняемым С. заявлено ходатайство о проведении предварительного слушания и о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, в том числе, в связи с нарушением его прав на ознакомление с материалами дела. Кроме того, аналогичное ходатайство поступило от А., являющейся дочерью погибшей, - в связи с необоснованным непризнанием ее по делу в качестве потерпевшей, а также о нарушении ее прав на ознакомление с материалами уголовного дела. Постановлением Балахтинского районного суда от 06.02.2012 уголовное дело возвращено прокурору в порядке ст.237 УПК РФ в связи с нарушением права обвиняемого на ознакомление с материалами уголовного дела. В данном постановлении также указано, что А. обращалась с заявлением о признании ее потерпевшей еще на стадии предварительного расследования, ввиду чего ее ходатайство подлежит разрешению органом следствия в ходе устранения нарушений закона, допущенных при выполнении ст.215 УПК РФ.

Согласно материалам дела, 23.11.2011 обвиняемый С. и его защитник Н. уведомлены об окончании предварительного расследования и им разъяснено право на ознакомление с материалами уголовного дела, при этом, С. заявил о желании ознакомиться с делом совместно с защитником. В этот же день обвиняемый и его защитник уведомлены о том, что для выполнения требований ст.217 УПК РФ им необходимо явиться 24.11.2011 к 10.00.

23.11.2011 С. в адрес следователя факсимильной связью направлено письмо о невозможности явиться в указанный день совместно с защитником, ввиду занятости адвоката в другом судебном процессе.

Следователем меры к отложению ознакомления с делом на другую дату приняты не были, право избрать другого защитника обвиняемому не разъяснено, при этом, только 28.11.2011 и.о. руководителя Балахтинского МСО ГСУ СК обвиняемому направлено письмо, в котором ему предложено явиться в этот же день – 28.11.2011, для ознакомления с материалами дела, с указанием на то, что в противном случае, уголовное дело будет направлено прокурору для утверждения обвинительного заключения без ознакомления с ним С.

Учитывая, что местом жительства обвиняемого является республика Хакасия, а также то, что указанное письмо было направлено простой почтовой корреспонденцией, ввиду чего получено С. только 06.12.2011 – в день утверждения обвинительного заключения, его надлежащее уведомление являлось заведомо невозможным, что повлекло нарушение прав обвиняемого на ознакомление с делом.

По кассационному представлению прокурора отменено постановление Железнодорожного районного суда от 25.11.2011, которым уголовное дело по его обвинению М. по ч.3 ст.30, ч.2 ст.291 УК РФ возвращено прокурору в порядке ст.237 УПК РФ ввиду нарушений прав обвиняемого на защиту.

Органами предварительного расследования М. обвинялся  в покушении на дачу взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий.

Уголовное дело возвращено прокурору для устранения нарушений, выразившихся в том, что, обвиняемый не получил перевод обвинительного заключения и постановление о привлечении в качестве обвиняемого на родном языке, которым он свободно владеет.

Отменяя постановление суда первой инстанции, судебная коллегия в определении отметила следующее.

В соответствии с ч.2 ст.18 УК РФ участникам уголовного судопроизводства, не владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть обеспечено право пользоваться помощью переводчика.

Из материалов уголовного дела следует, что М. родился на территории Таджикистана, однако является узбеком по национальности, как и его ближайшие родственники.

Исходя из этих данных,  следователь соответствующим постановлением от 07.07.2088 назначил М. переводчика на узбекский язык, с участием которого проведен допрос М. в качестве подозреваемого, при этом отвода переводчику подозреваемый не заявил, замечаний в связи с некачественным переводом не высказал.

В ходе допроса в качестве обвиняемого М. заявил, что узбекским языком устно и письменно владеет свободно, и изъявил желание давать показания на узбекском языке, не предъявив ни при допросе, ни при ознакомлении с материалами уголовного дела никаких замечаний.

Согласно пояснениям переводчика, данным в судебном заседании, М. ему пояснил, что нуждается в переводе процессуальных документов и следственных действий на узбекский язык, о необходимости перевода на таджикский язык не заявлял. В ходе проведения следственных действий М. давал показания на русском и узбекском языке, таджикскую речь не использовал.

При таких обстоятельствах, выводы суда первой инстанции о нарушении прав обвиняемого на защиту в ходе предварительного расследования, судебная коллегия признала необоснованными, отменив незаконное постановление суда.

 

Кассационная практика рассмотрения постановлений

о возвращении прокурору уголовных дел органов

дознания внутренних дел

 

В 1 квартале 2012 года кассационной инстанцией краевого суда, как и за аналогичный период прошлого года, рассмотрено 2 представления в отношении 2 лиц на постановления о возвращении уголовных дел прокурору, которые признаны судебной коллегией необоснованными и отклонены (+1). По жалобам других участников уголовного судопроизводства указанные постановления не рассматривались.

Результативность кассационного реагирования составила 0 % (-50 %).

Основаниями возвращения уголовных дел прокурору послужили нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при утверждении обвинительного акта и возобновлении дознания.

Так, определением судебной коллегии по уголовным делам от 28.02.2012 оставлено без изменения постановление Тюхтетского районного суда от 23.01.2012, которым уголовное дело в отношении Д., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.327 УК РФ, возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Кассационное представление отклонено.

Преступление, предусмотренное ч.1 ст.327 УК РФ, совершено Д. на территории Тюхтетского района.

Из материалов уголовного дела следует, что дознание по нему проведено отделом дознания межмуниципального отдела МВД России «Боготольский».

Обвинительный акт по делу утвержден 16.12.2011 и.о. заместителя межрайонного Боготольского межрайонного прокурора и 22.12.2011 направлено для рассмотрения в Тюхтетский районный суд.

Действующим законодательством о прокуратуре Российской Федерации и уголовно-процессуальным законом, предусмотрен территориальный принцип осуществления прокурорского надзора за следствием и дознанием и судебного рассмотрения уголовных дел.

Вопросы об изменении территориальных полномочий в исключительных случаях, предусмотренных законом, разрешаются специальными процессуальными и ведомственными актами.

Факт проведения по уголовному делу дознания межмуниципальным отделом дознания МО МВД «Боготольский» с его фактической дислокацией в г. Боготол Красноярского края, по преступлению, совершенному Д. на территории Тюхтетского района, является основанием для утверждения обвинительного акта прокурором Тюхтетского района.

В соответствии со ст.223 УПК РФ предварительное расследование в форме дознания проводится в порядке, установленном главами 21, 22, и 24-29 УПК РФ.

Согласно п.1 ст.152 УПК РФ, предварительное расследование проводится по месту совершения преступления, за исключением случаев, предусмотренных указанной статьей.

Из материалов уголовного дела следует, что вопрос об изменении места производства дознания и полномочий прокурора Тюхтетского района в установленном порядке не разрешался, соответственно утверждение обвинительного акта входило в компетенцию прокурора Тюхтетского района Красноярского края.

При таких обстоятельствах судебная коллегия с доводами представления не согласилась и в определении отметила, что утверждение обвинительного акта заместителем Боготольского межрайонного прокурора при отсутствии мотивированного постановления об определении места производства предварительного расследования вне места его совершения, расценивается как утверждение обвинительного акта ненадлежащим прокурором.

13.03.2012 судебной коллегией краевого суда отклонено кассационное представление на постановление Железнодорожного районного суда от 17.11.2011 о возвращении прокурору уголовного дела в отношении Н., обвиняемого по п.«д» ч.2 ст.112, п.«а» ч.2 ст.115, п.«а» ч.2 ст.116 УК РФ.

Суд первой инстанции в постановлении указал на допущенные по делу нарушения уголовно-процессуального закона, выразившиеся в следующем.

На основании постановления суда от 04.10.2011 дело в отношении  Н. ранее уже возвращалось прокурору Железнодорожного района г. Красноярска в порядке ст.237 УПК РФ.

Сопроводительным письмом заместителя прокурора от 19.10.2011 уголовное дело направлено начальнику отдела дознания для устранения недостатков. 21.10.2011 оно принято к производству дознавателем, которым 24.10.2011 составлен новый обвинительный акт, выполнены требования ст.217 УПК РФ и в этот же день дело направлено прокурору для утверждения и передачи по подсудности.

При этом, какие-либо процессуальные решения о возобновлении производства по делу дознавателем не выносились, сроки производства дополнительного дознания или пересоставления обвинительного акта и выполнения необходимых процессуальных действий, прокурором не устанавливались.

Следовательно, процессуальные действия, связанные с окончанием дознания, а также составление обвинительного акта, выполнены за рамками сроков дознания, то есть с нарушением положений уголовно-процессуального закона.

Ст.223 УПК РФ устанавливает срок проведения дознания - 30 суток со дня возбуждения уголовного дела, который в необходимых случаях может быть продлен прокурором.

Согласно ст.226 УПК РФ, в случае, если прокурор возвращает дело для производства дополнительного дознания либо пересоставления обвинительного акта в случае его несоответствия требованиям ст.225 УПК РФ, прокурор устанавливает срок дознания не более 10 суток, а для пересоставления обвинительного акта не более 3 суток. Дальнейшее продление срока дознания осуществляется на общих основаниях.

В соответствие со ст.223 УПК РФ предварительное расследование в форме дознания производится в порядке, установленном главами 21, 22 и 24-29 УПК РФ, регламентирующими производство предварительного следствия, с изъятиями, предусмотренными главой 32 УПК РФ.

Согласно ст.162 УПК РФ в срок предварительного следствия включается время со дня возбуждения уголовного дела и до направления его прокурору с обвинительным заключением.

Следовательно, составление обвинительного заключения (акта) возможно только в рамках сроков предварительного расследования (дознания), однако по делу Н. указанные требования уголовно-процессуального закона не соблюдены, что препятствует вынесению по нему законного решения.

 

Кассационная практика рассмотрения постановлений

о возвращении прокурору уголовных дел

Следственной службы УФСКН

 

 

В 1 квартале 2012 года краевым судом в кассационном порядке рассмотрено 1 (+1) постановление о возвращении уголовного дела, расследованного СС УФСКН в отношении 1 (+1) лица, - по кассационному представлению прокурора, которое признано обоснованным и удовлетворено. По жалобам других участников уголовного судопроизводства такие постановления не рассматривались.

Результативность кассационного обжалования составила 100 % (+100%).

28.02.2012 определением судебной коллегии по уголовным делам отменено постановление Норильского городского суда от 31.10.2011 о возращении прокурору в порядке ст.237 УПК РФ уголовного дела по обвинению Б. в совершении двух преступлений, предусмотренных по ч.1 ст.30, п.п.«а,г» ч.3 ст.228-1 УК РФ.

Согласно обвинительному заключению, в период с января 2009 Г. создал организованную преступную группу для незаконного сбыта наркотических средств на территории г. Норильска, в которую вошел В., а весной 2009 года – Б. и О. Кроме того, в августе 2010 года Г. привлек к участию в составе организованной группы И.

В период с весны 2009 года до 26 декабря 2009 организатор преступлений Г. и другие соучастники, приготовили к незаконному сбыту наркотическое средство героин весом 3517 грамм и 2415 грамм, всего 5932 грамма, который был изъят работниками милиции в ходе оперативных мероприятий.

Эти же лица в сентябре 2010 приготовили для сбыта наркотическое средство героин, весом 1533, 4 грамма и гашиш, весом 1899, 8 грамма.

Действия Б. органами предварительного расследования квалифицированы по каждому из преступлений в составе организованной группы по ч.1 ст.30, п.п. «а,г» ч.3 ст.228-1 УК РФ.

Возвращая уголовное дело прокурору для составления обвинительного заключения в соответствии с требованиями УПК, суд первой инстанции в постановлении сослался на ст.ст.171, 220 УПК РФ, которыми предусмотрен порядок привлечения в качестве обвиняемого и требования, предъявляемые к обвинительному заключению и указал, что предъявленное обвинение должно подтверждаться доказательствами, собранными по делу и не противоречить ни одному из них, а обвинение – сформулировано таким образом, чтобы на основании представленных доказательств обеспечить суду возможность постановить по делу законное и обоснованное решение, полагая, что указанные требования закона органами обвинения не выполнены.

По мнению суда первой инстанции принятию по делу законного и обоснованного решения в отношении Б. препятствуют  приговоры Норильского городского суда от 12.05.2010 и 21.09.2010: в отношении О. признанного виновным по ч.1 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228-1 УК РФ, в приготовлении к сбыту наркотического средства в особо крупном размере – героина, массой 3517 грамма; О., И., осужденных за приготовление к незаконному сбыту 2416,7 грамм героина группой лиц по предварительному сговору.

Отменяя постановление суда первой инстанции, судебная коллегия в определении отметила, что судом, сделаны необоснованные и преждевременные выводы о нарушениях по делу уголовно-процессуального закона, при этом, не исследованы доказательства вины Б., представленные стороной обвинения.

Кроме того, в постановлении суда не конкретизировано, какие именно требования ст.ст.171, 220 УПК РФ нарушены на досудебной стадии производства по уголовному делу и какие препятствия для его рассмотрения судом, должны быть устранены. При этом, не принято во внимание, что, исходя из положений ст.90 УК РФ, вступившие в законную силу приговоры в отношении О. не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Неправильное применение норм уголовного закона при определении рецидива преступлений повлекло изменение приговора

 

Приговором Норильского городского суда от 02.02.2012 ранее судимый П. осужден по ч.1 ст.111 УК РФ к 4 годам лишения свободы. На основании ст.70 УК РФ по совокупности с приговором от 29.08.2005 П. назначено 5 лет лишения свободы со штрафом в размере 20 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Как следует из содержания приговора, ранее П. дважды судим: приговором от 17.07.2003 по ч.3 ст.30 п.«г» ч.2 ст.161, ст.73 УК РФ (с изменениями от 10.10.2008 о приведении приговора в соответствие с ФЗ от 08.12.2003 № 162-ФЗ) к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; а также приговором от 29.08.2005 по ч.2 ст.162, п.«а» ч.2 ст.166, ч.3 ст.69, ч.5 ст.74, ст.70 УК РФ (с изменениями от 10.10.2008 о приведении приговора в соответствие с ФЗ от 08.12.2003 № 162-ФЗ) к 7 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 20 000 рублей. Освобожден 30.06.2009 условно-досрочно на 3 года 7 месяцев и 20 дней.

Судебной коллегией по представлению прокурора приговор изменен по следующим основаниям.

Судом при определении вида исправительного учреждения не учтено то обстоятельство, что П. дважды судим за совершение тяжких преступлений, за которые отбывал наказания в местах лишения свободы. Данные судимости П. указаны во вводной части приговора и являются неснятыми и непогашенными. Преступление, за которое П. осужден приговором от 02.02.2012, также отнесено законом к категории тяжких, и за его совершение ему назначено наказание в виде реального лишения свободы.

При решении вопроса о рецидиве преступлений не имеет значения, по каким основаниям прежде отменялось условное осуждение - в соответствии с ч.4 или ч.5 ст.74 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров, либо в случаях, предусмотренных ч.3 ст.74 УК РФ, на основании постановления суда.

В случае отмены условного осуждения приговором, которым назначено наказание с применением правил ст.70 УК РФ, суд при постановлении нового приговора за вновь совершенное преступление, руководствуясь ст.18 УК РФ, признает в действиях осужденного рецидив преступлений.

В силу указанных обстоятельств и в соответствии с п.«а» ч.3 ст.18 УК РФ в действиях П. имеется особо опасный рецидив преступлений, в связи с чем согласно п.«г» ч.1 ст.58 УК РФ наказание подлежит отбыванию в исправительной колонии особого режима.

Судебной коллегией приговор в отношении П. изменен – назначение вида исправительного учреждения в виде колонии строгого режима отменено, для отбывания наказания назначена исправительная колония особого режима.

 

 

Неправильное применение уголовного закона при решении вопроса об условно-досрочном освобождении повлекло отмену постановления

 

Приговором Кайерканской постоянной сессии Норильского городского суда от 29.06.2009 (с учетом кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 15.09.2009, постановления Норильского городского суда от 30.09.2011) Ф. осужден по ч.1 ст.30, п.«а,б» ч.2 ст.228.1, ч.1 ст.30, ч.3 ст.234, ч.3 ст.69 УК РФ к 5 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении Ф. от отбывания наказания обратился адвокат осужденного. Постановлением Норильского городского суда от 23.03.2012 в удовлетворении ходатайства отказано.

Проверив материал, судебная коллегия отменила постановление суда в связи с неправильным применением уголовного закона.

В соответствии с ч.1 ст.79 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

По смыслу закона, вывод суда о том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания или заслуживает замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления. При этом суду следует учитывать мнение представителя исправительного учреждения и прокурора о наличии либо отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания.

Судом, в свою очередь, при рассмотрении ходатайства надлежащая оценка характеризующего материала в отношении осужденного не дана, в связи с чем, постановление в отношении Ф. отменено, материал направлен на новое судебное рассмотрение.

 

******

 

Приговором Дивногорского городского суда Красноярского края от 02.09.2009 О. осужден по ч.1 ст.111 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

После отбытия более 2/3 назначенного наказания осужденный О. обратился в Богучанский районный суд Красноярского края с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Постановлением суда от 02.03.2012 в удовлетворении ходатайства отказано.

Суд, отказывая в удовлетворении ходатайства, наряду с другими основаниями сослался на то, что О. вину в совершенном преступлении не признал.

Указанное противоречит требованиям действующего законодательства, согласно которому суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как непризнание осужденным вины, кратковременность пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

Определением судебной коллегии постановление Богучанского районного суда отменено, материал направлен на новое рассмотрение.

 

******

 

Приговором Центрального районного суда г. Красноярска от 05.12.2006 К. осужден за два преступления, предусмотренные п.«г» ч.3 ст.228-1 УК РФ, и одно преступление, предусмотренное п.«б» ч.2 ст.228-1 УК РФ, к 8 годам 4 месяцам лишения свободы.

В суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении К. от отбывания наказания обратился адвокат осужденного. Постановлением Сосновоборского городского суда от 26.03.2012 в удовлетворении ходатайства отказано в связи с тем, что на момент рассмотрения ходатайства К. не отбыл 3/4 срока наказания, назначенного приговором, и с учетом представленного характеризующего материала нуждается в дальнейшем отбывании наказания для своего исправления.

Судебной коллегией по кассационной жалобе адвоката постановление отменено по следующим основаниям.

Согласно п.«г» ч.3 ст.79 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, условно-досрочное освобождение может быть применено после фактического отбытия осужденным не менее 3/4 срока наказания, назначенного за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсов (в ред. ФЗ от 01.03.2012 № 18-ФЗ).

Отказывая в удовлетворении ходатайства, суд обоснованно исходил из того, что осуждённый не отбыл установленные законом 3/4 срока наказания, назначенного за особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, поскольку в период действия ст.79 УК РФ (в редакции ФЗ от 09.12.2010) о необходимости отбытия 2/3 срока наказания за особо тяжкое преступление право на условно-досрочное освобождение у осужденного не возникло, 2/3 срока наказания отбыты К. 07.03.2012, то есть после вступления в силу Федерального закона от 01.03.2012 № 18-ФЗ.

Вместе с тем, при изложенных обстоятельствах у суда отсутствовали основания для оценки поведения осужденного в период отбывания наказания на предмет того, нуждается ли он для своего исправления в дальнейшем отбывании наказания.  

Поскольку осужденный не отбыл установленной законом части наказания, при которой может быть применено условно-досрочное освобождение, то производство по данному ходатайству подлежало прекращению.

Кроме того, судом при отказе в удовлетворении ходатайства не были учтены положения ч.10 ст.175 УИК РФ, согласно которым в случае отказа суда в условно-досрочном освобождении, повторное обращение в суд с соответствующим ходатайством возможно не ранее чем по истечении 6 месяцев после вынесения постановления об отказе.

Определением судебной коллегии постановление Сосновоборского городского суда отменено, производство по ходатайству прекращено.

 

 

Неправильная юридическая оценка действий исполнителя повлекла изменение приговора

 

Приговором Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 17.11.2011 О. осужден по ч.2 ст.162 УК РФ за разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни, с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, в отношении потерпевшего, к 3 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Этим же приговором Ч. осужден по ч.2 ст.162 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения с наказанием по приговору от 07.09.2011, окончательно к 5 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией приговор по кассационному представлению прокурора изменен.

Как установлено судом первой инстанции О. и Ч. договорились совершить открытое хищение имущества Т., после чего Ч. привел потерпевшего в безлюдное место, где нанес ему несколько ударов бутылкой по голове, после чего Ч. и О. стали совместно удерживать потерпевшего на земле, обыскали его карманы и открыто похитили принадлежащие потерпевшему денежные средства.

Правильно установив фактические обстоятельства содеянного, суд дал им неверную юридическую оценку.

Как видно из описательно-мотивировочной части приговора, суд обоснованно исключил из объема обвинения то, что О. заранее приготовил орудие нападения - стеклянную бутылку, и передал её Ч., поскольку доказательств, подтверждающих данное обстоятельство, в рамках судебного заседания не представлено. При этом О. как в ходе предварительного, так и в ходе судебного следствия пояснял, что Ч. поднял бутылку с земли непосредственно на месте преступления, сразу после того, как привел туда потерпевшего.

Учитывая то, что в судебном заседании не добыто доказательств того, что О. договорился с Ч. о совершении разбоя в отношении потерпевшего и о применении в отношении него предмета, используемого в качестве оружия – стеклянной бутылки, в действиях Ч. имеется эксцесс исполнителя (ст. 36УК РФ), в связи с чем, из объема вмененного Ч. обвинения подлежал исключению квалифицирующий признак - совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору.

Поскольку осужденные заранее договорились совершить ограбление потерпевшего, то есть у них имелся умысел на совершение открытого хищения имущества потерпевшего, при реализации которого О. удерживал на земле потерпевшего, действия О. подлежат квалификации по п. «а,г» ч.2 ст.161 УК РФ как грабеж – открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия не опасного для жизни и здоровья потерпевшего. 

Определением судебной коллегии приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска изменен,  из осуждения Ч. исключен квалифицирующий признак совершения разбоя группой лиц по предварительной сговору и назначенное за преступление наказание в соответствии с требованиями ст.6, 60 УК РФ снижено, действия О. переквалифицированы с ч.2 ст.162 УК РФ на п. «а, г» ч.2 ст.161 УК РФ, назначенное наказание также снижено.

 

 

Нарушения, допущенные судом при описании преступного деяния повлекли отмену приговора

 

Приговором Канского городского суда от 23.11.2011 С. осужден по п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы с применением ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Органами предварительного расследования С. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ, при следующих обстоятельствах: 12.03.2011, около 19 часов, С., после возникшего на почве личных неприязненных отношений конфликта с малознакомым ему несовершеннолетним В., осуществляя внезапно возникший корыстный умысел, направленный на открытое хищение чужого имущества, догнал В. на тропинке, расположенной справа от проезжей части, толкнул его руками в спину, отчего В. упал на землю лицом вниз и С. применяя насилие, не опасное для жизни и здоровья, стал наносить потерпевшему удары кулаками и ногами по лицу и телу. Продолжая осуществлять свои преступные намерения, осознавая, что его действия носят открытый характер и очевидны В., С., применяя насилие, не опасное для жизни и здоровья, схватил потерпевшего рукой за волосы и таким образом удерживая последнего, поднял его голову вверх и нанес три удара кулаком по лицу, потребовав при этом выдачи сотового телефона и денежных средств. В., опасаясь дальнейшего применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, со стороны С., передал последнему сотовый телефон «Самсунг А62», стоимостью 300 рублей с сим-картой стоимостью 150 рублей и деньги в сумме 11 рублей. После чего С. с похищенным скрылся, распорядился им в своих личных целях, причинив потерпевшему материальный ущерб на общую сумму 461 рубль.

В результате преступных действий С. потерпевшему В. причинены телесные повреждения в виде кровоизлияний в склеры глаз, кровоподтеков в области орбит, гематом, кровоподтеков, ссадин лица, которые согласно заключению судебно-медицинской экспертизы №421 от 06.05.2011 не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и согласно п.9 раздела II МЗиСР РФ №194н от 24.04.2008 расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

Судебной коллегией приговор по кассационному представлению прокурора отменен по следующим основаниям.

В соответствии со ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

При этом в описательно-мотивировочной части приговора, в нарушение указанных требований, при описании преступного деяния, совершенного С., не указаны последствия, возникшие в результате применения к потерпевшему насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Кроме того, суд первой инстанции существенно изменил предъявленное С. обвинение. Согласно описательно-мотивировочной части приговора преступление С. совершено на почве личных неприязненных отношений, возникших в ходе конфликта с потерпевшим. В свою очередь, органами предварительного расследования С. не инкриминировалось причинение В. телесных повреждений из личных неприязненных отношений. Согласно обвинительному заключению все телесные повреждения причинены осужденным при осуществлении внезапно возникшего корыстного умысла, направленного на открытое хищение чужого имущества.

С учетом изложенных обстоятельств судебной коллегией приговор Канского городского суда отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

 

 

Нарушения, допущенные судом при назначении наказания, повлекли изменение приговора

 

Приговором Манского районного суда Красноярского края от 21.03.2012 ранее не судимый К. осужден  по ч.1 ст. 264 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на 1 год 6 месяцев, на основании ст.73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным, с испытательным сроком 1 год.

По кассационному представлению прокурора приговор изменен по следующим основаниям.

Судом первой инстанции при назначении наказания, в соответствии со ст.ст.6, 60 УК РФ, учтены характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения – нарушение потерпевшим правил дорожного движения, данные о личности виновного: молодой возраст, положительные характеристики по месту жительства и учебы, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, смягчающее обстоятельство – оказание помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления. Приговором мотивировано применение условного осуждения.

При этом судом при назначении наказания не учтено, что в соответствии с ч.1 ст.56 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.11.2011 № 420-ФЗ), наказание в виде лишения свободы может быть назначено осуждённому, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст.63 УК РФ, или если лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

Поскольку К. совершил впервые преступление небольшой тяжести, отягчающие наказание обстоятельства, предусмотренные ст. 63 УК РФ, судом не установлены, санкция ч.1 ст.264 УК РФ наряду с лишением свободы предусматривает другие виды наказания, то наказание в виде лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством ему назначено быть не могло.

При этом анализ санкции ч.1 ст.264 УК РФ показывает, что принудительные работы и арест в настоящее время не применяются; наказание в виде ограничения свободы не может быть назначено с применением ст.73 УК РФ.

С учетом изложенных обстоятельств судебной коллегией в отношении К. применены положения ст.64 УК РФ и назначено наказание более мягкое, чем предусмотренное санкцией ч.1 ст.264 УК РФ. В качестве исключительных обстоятельств признаны молодой возраст осужденного, его положительные характеристики с места работы и жительства.

Кассационным определением приговор Манского районного суда изменен, по ч.1 ст.264 УК РФ К. назначено наказание в виде 1 года исправительных работ, с удержанием из заработка 20% в доход государства, на основании ст.73 УК РФ наказание назначено условно с испытательным сроком 1 год.

 

******

 

Приговором Идринского районного суда Красноярского края от 04.04.2012 К. осуждена по ч.1 ст.234 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием из заработной платы 5% в доход государства, на сновании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 6 месяцев.

По кассационному представлению прокурора приговор изменен по следующим основаниям.

При назначении К. наказания суд учел характер и степень общественной опасности преступления, смягчающее обстоятельство - полное признание вины, данные о личности осужденной, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

Вместе с тем при назначении наказания судом также учтено наличие у К. непогашенной судимости по приговору Идринского районного суда от 23.01.2012, по которому она осуждена без назначения наказания.

В свою очередь в соответствии с ч.2 ст.86 УК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается не судимым.

Определением судебной коллегии приговор в отношении К. изменен. Из вводной и описательно-мотивировочной части исключено указание на судимость по приговору от 23.01.2012, наказание за инкриминируемое преступление снижено.

 

 

Неправильное применение норм уголовного закона повлекло отмену приговора в части назначения окончательного наказания

 

Приговором Центрального районного суда г. Красноярска от 23.03.2012 Ш. осужден по ч.3 ст.159 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказания по приговору от 27.12.2010 окончательно назначено 3 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Как следует из вводной части приговора Ш. ранее судим 27.12.2010 по п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ с применением ст.73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год. Постановлением от 13.07.2011 условное осуждение Ш. отменено, и осужденный направлен для отбывания наказания в колонию - поселение на 2 года.

Судебной коллегией приговор в части назначения окончательного наказания отменен по следующим основаниям.

 При назначении наказания осужденному за совершенное преступление, суд правильно руководствовался требованиями ст.ст. 6, 60, ч.5 ст.62 УК РФ, а также ч.7 ст.316 УПК РФ,  учел общественную опасность содеянного, его личность и другие обстоятельства, имеющие значение, о чем указано в приговоре. Назначение наказания в виде лишения свободы судом мотивировано.

Вместе с тем, как видно из материалов дела, данное преступление, относящееся к категории тяжких, Ш. совершено в период условного осуждения по приговору от 27.12.2010, в связи с чем, суду следовало окончательное наказание назначить по правилам ст.70 УК РФ - по совокупности приговоров.

Однако, вопреки требованиям закона, при назначении наказания суд первой инстанции руководствовался правилами ч.5 ст.69 УК РФ.

Определением судебной коллегии в соответствии с п.1 ст.382 УПК РФ приговор в отношении Ш. в части назначения окончательного наказания отменен с направлением дела в данной части на новое рассмотрение в порядке п.10 ст.ст.397, 399 УПК РФ.

 

 

Ненадлежащая оценка судом представленных доказательств о наличии у осужденного заболевания, препятствующего отбыванию наказания, повлекло отмену постановления

 

Приговором Свердловского районного суда г. Красноярска от 06.09.2010 Л. осужден по ч.3 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228.1, ч.3 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228.1 УК РФ, с применением ч.3 ст.69 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

И.о. начальника ФКЛПУ КТБ-1 обратился с представлением в Железнодорожный районный суд об освобождении от отбывания наказания осужденного Л. в связи с болезнью.

Постановлением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 15.03.2012 в удовлетворении представления отказано. При этом, свое решение суд мотивировал тем, что характер и степень имеющегося у Л. заболевания не препятствует ему отбывать наказание в виде лишения свободы, необходимая медицинская помощь ему оказывается в исправительном учреждении в полном объеме, в период отбывания наказания соблюдение режима и принятых в обществе нравственных ценностей не стало для Л. нормой поведения, кроме того, решение об освобождении осужденного от отбывания наказания в связи с болезнью является правом, а не обязанностью суда.

Согласно ч.2 ст.81 УК РФ лицо, заболевшее после совершения преступления тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, может быть освобождено судом от отбывания наказания. Основанием для освобождения от отбывания наказания по болезни является наличие одного из заболеваний, входящих в утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.02.2004 №-54 Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, если стационарное лечение не дало положительных результатов, что должно быть подтверждено комиссионным медицинским заключением.

По смыслу закона, при рассмотрении вопроса об освобождении от отбывания наказания в связи с болезнью суду следует, в частности, учитывать поведение осужденного в период отбывания наказания, его отношение к проводимому лечению, соблюдение им медицинских рекомендаций и режимных требований исправительного учреждения, а также данные о личности осужденного, наличие у него постоянного места жительства, родственников или близких ему лиц, которые могут и согласны осуществлять уход за ним.

Согласно имеющемуся в материале заключению специальной врачебной комиссии о медицинском освидетельствовании Л., последний страдает следующими заболеваниями: ВИЧ-инфекцией IV В стадии, в фазе прогрессирования, в стадии вторичного заболевания в виде генерализованной кандидозной инфекции с поражением бронхолегочной, мочеполовой системы, желудочнокишечного тракта; милиарным туберкулезом легких МБТ(-); хроническим нефритом, в гипертоническом варианте течения; хроническим вирусным гепатитом С минимальной степени активности; экзогеннотоксической энцефалополинейропатией. В связи с чем, осужденный может быть представлен к освобождению от отбывания наказания.

Суд не дал надлежащей оценки указанному заключению. Оставил без внимания, что указанные заболевания Л. включены в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания,  и имеют для жизни неблагоприятный прогноз.

Вывод суда о том, что состояние здоровья Л. позволяет ему в настоящее время отбывать наказание в виде лишения свободы не основан на представленных материалах, пояснения лечащего врача о том, что в условиях исправительного учреждения имеется все необходимое оборудование и медикаменты, документально не подтверждены.

Суд ограничился лишь пояснениями сотрудника КТБ-1 - лечащего врача Л., о возможности отбывания им наказания, из которых также следует, что состояние здоровья осужденного тяжелое.

В нарушение требований закона, суд не учел обстоятельства, имеющие существенное значение, а именно наличие у Л. постоянного места жительства, родственников, которые могут и согласны осуществлять уход за ним.

На основании изложенных обстоятельств судебной коллегией постановление суда отменено, материал направлен на новое рассмотрение.

 

 

Нарушения норм уголовно-процессуального закона повлекли отмену судебных решений

 

Осужденный Д. обратился в суд с ходатайством о приведении приговоров в соответствие с Федеральными законами от 29.06.2009 № 141-ФЗ, от 07.03.2011 № 26-ФЗ. Ходатайство рассмотрено Железнодорожным районным судом г. Красноярска на судебном заседании, состоявшемся 01.06.2011, в отсутствие осужденного и адвоката. Постановлением суда ходатайство удовлетворено частично.

Судебная коллегия вышеуказанное постановление суда отменила в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

Согласно ч.4 ст.399 УПК РФ, при пересмотре приговоров в порядке, предусмотренном п.13 ст.397 УПК РФ, осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката. В соответствии с ч.1 ст.52 УПК РФ, подозреваемый (обвиняемый) вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Отказ от помощи защитника допускается только по инициативе подозреваемого (обвиняемого) и заявляется в письменном виде.

Как следует из материала, Д., будучи уведомленным о дате, месте и времени рассмотрения ходатайства, не заявил отказ от защитника в форме, установленной уголовно-процессуальным законом.

При изложенных обстоятельствах, суд, рассмотрев ходатайство в отсутствие осужденного, а также в отсутствие адвоката, нарушил право осужденного на защиту.

Кроме того, в нарушение требований ч.2 ст.399 УПК РФ, Д. был извещен о дате, времени и месте судебного заседания позднее, чем за 14 суток до дня судебного заседания (расписка датирована 19.05.2011, судебное заседание состоялось 01.06.2011).

Допущенные судом нарушения признаны существенными и повлекли отмену постановления с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

 

******

 

Постановлением Норильского городского суда от 16.02.2012 отказано в удовлетворении ходатайства осужденного М. о приведении приговора в соответствии с Федеральным законом от 07.12.2011 № 402-ФЗ.

При этом судом первой инстанции в ходе судебного заседания допущены нарушения уголовно-процессуального закона, повлекшие отмену постановления.

Так, согласно положениями ст.399 УПК РФ вопросы, связанные с исполнением приговора, в том числе и об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу в соответствии со ст.10 УК РФ рассматриваются судом по ходатайству осужденного.

При этом в случае, если осужденный участвует в судебном заседании, он вправе знакомится с представленными в суд материалами, участвовать в их рассмотрении, заявлять ходатайства и отводы, давать объяснения, представлять документы.

В соответствии с требованиями ч.2 ст.399 УПК РФ вопрос о форме участия осужденного в судебном заседании решается судом. Ходатайство осужденного об участии в судебном заседании может быть заявлено одновременно с ходатайством по вопросам, связанным с исполнением приговора, либо в течение 10 суток со дня получения осужденным извещения о дате, времени и месте судебного заседания.

Как следует из представленных материалов, М., обращаясь в суд с ходатайством о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом, ходатайство о своем участии не заявил. Однако, доказательства, свидетельствующие о разъяснении М. права на обращение с указанным ходатайством, в материалах отсутствуют.

Кроме того, из представленного материала следует, что осужденный в судебное заседание не вызывался в связи с тем, что суд посчитал возможным рассмотреть ходатайство без его участия.

Также судом не было разрешено ходатайство М. об ознакомлении с протоколом судебного заседания.

В связи с допущенными нарушениями судебной коллегией постановление отменено, материал направлен на новое рассмотрение.

 

 

Отсутствие в приговоре указания редакции примененного уголовного закона, повлекло его изменение

 

Приговором Свердловского районного суда г. Красноярска от 09.04.2012 Д. осуждена по ч.3 ст.30, ч.3 ст.159 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ст.70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору от 01.03.2007 к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

Согласно приговору, Д. осуждена за покушение на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, в крупном размере. При этом в приговоре суд первой инстанции не указал, в редакции какого Федерального закона квалифицировал действия Д.

Преступление Д. совершено в феврале 2010 года, а Федеральным Законом от 07.03.2011 в ч.3 ст.159 УК РФ внесены изменения, связанные с исключением нижней границы срока наказания в виде лишения свободы, и, поскольку, в соответствии со ст.10 УК РФ закон, устраняющий преступность и наказуемость деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение осужденного, имеет обратную силу, то изменения, внесенные в уголовный закон указанным Федеральным Законом, подлежали применению.

Судебной коллегией приговор Свердловского районного суда г. Красноярска изменен, действия Д. квалифицированы по ч.3 ст.30, ч.3 ст.159 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.03.2011.

 

 

В ПРИЗИДИУМЕ КРАЕВОГО СУДА

 

 

Нарушения, допущенные судом первой инстанции при оценке доказательств виновности лица, повлекли отмену приговора

 

Приговором Канского городского суда от 29.05.2008 Ч. осужден к лишению свободы за два преступления, предусмотренные ч.3 ст.30, п.«а» ч.3 ст.228-1 УК РФ, на 8 лет за каждое, и за преступление, предусмотренное ч.1 ст.30, пп. «а,г» ч.3 ст. 228-1 УК РФ на 7 лет 6 месяцев, в силу ч.3 ст.69 УК РФ на 8 лет 10 месяцев, на основании ст.70 УК РФ по совокупности с приговором от 14.07.2005 на 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 21.08.2008 приговор в отношении Ч. изменен, его действия переквалифицированы с ч.3 ст.30, п. «а» ч.3 ст.228-1 УК РФ на ч.3 ст.30, пп. «а,б» ч.2 ст. 228-1 УК РФ; а из ч.1 ст.30, пп. «а,г» ч.3 ст. 228-1 УК РФ исключен квалифицирующий признак – совершение деяния организованной группой. Назначенное наказание по приговору снижено до 8 лет 6 месяцев лишения свободы.

По ч.1 ст.30, пп. «а,г» ч.3 ст. 228-1 УК РФ Ч. осужден за то, что 27.08.2007 не позднее 18 часов 15 минут С. реализовала героин весом 5,618 грамм П., который приобрел его с целью дальнейшей расфасовки в отрезки фольги и продажи Ч., но в тот же день П. был задержан, а наркотическое средство у него изъято.

По надзорному представлению заместителя прокурора Красноярского края приговор, в части осуждения Ч. за приготовление к сбыту наркотического средства в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору, отменен с прекращением производства по делу в связи с отсутствием состава преступления, по следующим основаниям.

В соответствии с ч.2 ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постанавливается только при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

При обсуждении вопроса о виновности Ч. суд первой инстанции не принял во внимание то, что при допросе в качестве обвиняемого, а также при даче показаний в судебном заседании Ч. пояснял, что с весны 2007 года занимался реализацией наркотических средств, приобретенных у П. Сам П. также осуществлял реализацию героина. При каких обстоятельствах П. приобретал героин Ч. не известно. Также ему ничего не известно о том, что 27.08.2007 П. приобрел у С. для реализации наркотическое средство, с самой С. осужденный не знаком.

В судебном заседании П. пояснил, что С. по договоренности неоднократно передавала ему за плату героин, после чего он его расфасовывал и либо передавал Ч. на реализацию, либо реализовывал самостоятельно. 27.08.2007 он приобрел у С. героин, который в тот же день был изъят у него сотрудниками правоохранительных органов.

С. в судебном заседании пояснила, что с Ч. не знакома, наркотические средства непосредственно Ч. не передавала. 27.08.2007 передала П. 5,618 грамма героина, при этом о его реализации иным лицам с П. не договаривалась.

Изложенное свидетельствует о том, что объективных доказательств, достоверно подтверждающих вину Ч. в приготовлении к сбыту героина, с которым был задержан П., по уголовному делу не установлено.

Постановлением суда надзорной инстанции приговор Канского городского суда от 29.05.2008 и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 21.08.2008 в отношении Ч. в части осуждения за преступление, предусмотренное ч.1 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228-1 УК РФ, отменено, производство по уголовному делу в этой части прекращено по п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ. Осужденному Ч. в соответствии с п.4 ч.2 ст.133 УПК РФ разъяснено право на реабилитацию.

 

 

НОВОЕ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 09.02.2012 № 3 в целях обеспечения единства судебной практики внесены изменения в некоторые постановления Пленумов Верховного Суда по вопросам извещения участников гражданского, административного и уголовного судопроизводства о месте, дате и времени рассмотрения дела в суде.

Так, согласно пп. 9-21 указанного Постановления извещение участников уголовного судопроизводства допускается, в том числе посредством СМС-сообщения, в случае их согласия на уведомление таким способом и при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату.

Факт согласия на получение СМС-извещения подтверждается распиской, в которой наряду с данными об участнике судопроизводства и его согласием на уведомление подобным способом указывается номер мобильного телефона, на который оно направляется.

Изложенные положения применимы для извещения всех участников уголовного судопроизводства на стадиях рассмотрения уголовных дел судами первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, при рассмотрении дел с применением особого порядка судебного разбирательства, рассмотрении судами жалоб в порядке ст.125 УПК РФ, ходатайств об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста.

другие новости