Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за март 2012 г.

28.04.2012 17:02:00

ПРОКУРАТУРА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

               

УПРАВЛЕНИЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРОВ

В РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ СУДАМИ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

март

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

г. Красноярск

2012  год

 

 

            О Б О Б Щ Е Н И Е

судебной практики рассмотрения уголовных дел о преступлениях коррупционной направленности

 

           В 1 квартале 2012 года судами края рассмотрено 31 (+1) уголовное дело коррупционной направленности в отношении 31 (-4) лица, из них по ст.290 УК РФ – 6 (=)  дел  в отношении 6 (=) лиц, по ст.291 УК РФ – 11 (+1) дел в отношении 11 (+1) лиц, по ст.285 УК РФ – 3 (+2) дела в отношении 3 (+2) лиц, по ст.160 УК РФ – 3 (+1) дела в отношении 3 (=) лиц, по ст.159 УК РФ – 4 (-1) дела в отношении 4 (-5) лиц, по ст.204 УК РФ – 1 (-3) дело в отношении 1 (-3) лица, по ст.228.1 УК РФ – 1 (+1) дело в отношении 1 (+1) лица, по ст.226 УК РФ – 1 (+1) дело в отношении 1 (+1) лица, по ст.292 УК РФ – 1 (+1) дело в отношении 1 (+1) лица.

          В порядке ст. 237 УПК РФ судом прокурору возвращено 1 (-1) уголовное дело в отношении 1 (-2) лица о преступлении коррупционной направленности, предусмотренное ст.290 УК РФ, со стадии предварительного слушания,

Уголовное дело, как указано судом, возвращено прокурору в связи с нарушением права обвиняемой на защиту при ознакомлении с материалами уголовного дела, что исключало возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения (ч. 1 ст. 237 УК РФ).

         По кассационному представлению прокурора отменено 1 постановление суда в отношении 1 лица о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, дело направлено на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

         Так, 26.01.2012 отменено постановление Железнодорожного районного суда г.Красноярска от 25.11.2011 о возвращении уголовного дела в отношении М., обвиняемого по ч.3 ст.30, ч.2 ст.291 УК РФ, прокурору в порядке ст.237 УПК РФ для устранения  нарушений уголовно-процессуального законодательства, выразившихся в том, что обвиняемый не получил перевод обвинительного заключения и постановления о привлечении в качестве обвиняемого на языке, которым он свободно владеет.

         Судебная коллегия, соглашаясь с доводами кассационного представления и отменяя постановление суда, указала, что согласно материалам уголовного дела, М. родился на территории Таджикистана, однако является узбеком по национальности, в ходе следствия заявил, что узбекским языком устно и письменно владеет свободно и изъявил желание давать показания на узбекском языке. В данной связи следователь назначил ему переводчика на узбекский язык, проводил следственные действия с участием этого переводчика. При этом М. не заявлял отвод переводчику и не высказывал замечаний по поводу перевода, показания давал на русском и на узбекском языках, таджикскую речь не использовал.

         При таких обстоятельствах, кассационная инстанция пришла к выводу, что нарушений уголовно-процессуального законодательства, препятствующих постановлению законного и обоснованного приговора, не допущено.

         По кассационным жалобам постановления о возвращении уголовных дел прокурору в порядке ст.237 УПК РФ судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда не пересматривались.

          В 1 квартале 2012 года по 29 (-1) уголовным делам коррупционной направленности осуждено 29 (-6) лиц.

За совершение преступлений, предусмотренных ч.1 ст.285 УК РФ, осуждены 3 (+2)  лица – 2 должностных лица органа местного самоуправления, 1 должностное лицо краевого государственного бюджетного учреждения.

          Приговором Рыбинского районного суда от 22.02.2012 Ш. осуждена по ч.1 ст.285 УК РФ, ч.1 ст.292 УК РФ, на основании ч.2 ст.69 УК РФ к штрафу в размере 20 000 руб.

           Как установлено судом, Ш., являясь заместителем главы Налобинского сельсовета Рыбинского района, осуществляла функции представителя  исполнительной власти Российской Федерации. Постановлением главы Налобинского сельсовета от 15.11.2007 № 13 на Ш. были возложены полномочия по совершению нотариальных действий.

В период с 15.11.2007 по сентябрь 2011 года Ш., находясь в помещении Налобинского сельсовета по адресу: Красноярский край, Рыбинский район, с.Налобино, ул.Трактовая, д.5, имея умысел на злоупотребление должностными полномочиями, из иной личной заинтересованности, с целью облегчения работы своему мужу – Ш., работающему агрономом в ООО «Мильман-Агро» и занимающемуся оформлением в аренду принадлежащих гражданам земельных участков, по просьбе последнего, изготовила и удостоверила доверенности на имя Ч., Л., Л.Т., Б., М., на полномочия Ш. в регистрационной палате от имени указанных лиц, внеся в них заведомо ложные сведения о том, что они оформлены от имени этих лиц и подписаны ими, при этом Ч., Л., Л.Т., Б., М. при составлении и удостоверении доверенностей не присутствовали.

Таким образом, Ш. совершила умышленные действия, повлекшие существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, выразившиеся в нарушении порядка, установленного приказом Министерства юстиции от 27.12.2007 № 256 «Об утверждении Инструкции о порядке совершения нотариальных действий главами местных администраций поселений и муниципальных районов и специально уполномоченными должностными лицами местного самоуправления поселений и муниципальных районов» и Основами законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.1993 , которые позволили в дальнейшем Ш. зарегистрировать право общей долевой собственности на земельный участок от имени Л.Т. и Б., а также позволяли в дальнейшем Ш. зарегистрировать право общей долевой собственности на земельный участок от имени Ч., Л., М.

В период с 06.07.2011 по сентябрь 2011 года Ш., с целью сокрытия ранее совершенного преступления – злоупотребления должностными полномочиями, изготовила и удостоверила доверенность на имя Ч., в которой указала дату 19.01.2008, на полномочия Ш. в регистрационной палате от имени Ч., внесла в нее заведомо ложные сведения о том, что она оформлена от имени Ч. и подписана последней, при этом достоверно зная, что Ч. умерла 27.01.2008, то есть внесла в официальный документ заведомо ложные сведения, которые позволяли Ш. в дальнейшем зарегистрировать право общей долевой собственности на земельный участок от имени Ч.

          В  совершении  преступлений, предусмотренных ст.290 УК РФ, судами признаны виновными 5 (-1)  лиц, из них по ч.1 ст.290 УК РФ – 2 (+1) лица (врач, инспектор ДПС),  по ч.2 ст.290 УК РФ – 2 (-3) лица (сотрудники сферы образования), по ч.3 ст.290 УК РФ – 1 (+1) лицо (инспектор ДПС).

          Б. являясь должностным лицом – старшим инспектором  ДПС ГИБДД УВД по г.Красноярску получил взятку в размере 10 000 руб.

          07.02.2011 Б. нес службу в составе  патруля на служебном автомобиле. Им был остановлен автомобиль под управлением  С.

     С. предъявил документы, в том числе водительское удостоверение,  на имя Н., пояснив, что удостоверения на свое имя у него не имеется.

     Б. при проверке удостоверения по  базе «АИПС-розыск» установил, что Н.  лишен права управления транспортным средством, после чего разъяснил С. порядок привлечения к административной ответственности.

     В этом время к указанным лицам подошел знакомый Б. – Р. и попросил не привлекать С. к административной ответственности.

     Б. согласился  на предложение Р.  при условии, если ему будут переданы деньги в сумме 30 000 руб.

     Согласно достигнутой договоренности, 11.02.2011 Р., С. и Б. встретились и в ходе переговоров сумма вознаграждения была снижена до 10 000 руб.

     После передачи денежных средств действия Б. были пресечены  сотрудниками УФСБ России по Красноярскому краю.

Уголовное дело  рассмотрено в особом порядке уголовного  судопроизводства.                                                                                                                                                                                                         

Приговором Красноярского краевого суда 21.03.2012 Б. осужден по  ч.3 ст.290 УК РФ, ему  назначено   наказание  в виде пятидесятикратной суммы взятки, т.е. размере  500 000 руб.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 

          За совершение преступлений, предусмотренных ст.160 УК РФ осуждено 3 (=)  лица, из них по ч.3 ст.160 УК РФ – 2 (+1) лица (судебные приставы-исполнители), по ч.4 ст.160 УК РФ – 1 (-1) лицо (руководитель краевого государственного автономного учреждения).

По ч.3 ст.159 УК РФ осуждено 4 (-5) лица – главный бухгалтер муниципального казенного учреждения, должностное лицо органа государственной власти федерального уровня, директор муниципального бюджетного учреждения, должностное лицо краевого государственного учреждения.

Приговором Новоселовского районного суда от 26.03.2012 Х. осужден по ч.3 ст.159 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года.

Согласно приговору, Х., являясь главным специалистом-экспертом территориального отдела № 5 Управления Роснедвижимости по Красноярскому краю в с. Новоселово Новоселовского района, 29.01.2010 на общем собрании участников общей долевой собственности 3АО «Анашенское», проводимом в Доме культуры, расположенном по ул. Октябрьская, 41 п. Анаш Новоселовского района, предложил участникам общей долевой собственности оформить у него в с. Новоселово документы на выделение их земельных долей в свою собственность.

Согласно протоколу общего собрания, было принято решение о выделении земельных долей в виде правильной доли, составляющей 1/1278 и признании ее равной по оценке 508 баллогектарам, каждому участнику общей долевой собственности. При этом, согласно заявлениям, земельные участки выделены в собственность 108 участникам, размер выделенных земельных долей (участков) указан в квадратных метрах.

После этого, в период с января по март 2010 года Х., в нарушение Административного регламента Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по исполнению государственной функции «Организация приема граждан, обеспечение своевременного и полного рассмотрения устных и письменных обращений граждан, принятие по ним решений и направление ответов заявителям в установленный законодательством РФ срок», утвержденного приказом Министерства экономического развития и торговли РФ от 26.06.2007  № 212, в ходе  личного приема, в своем служебном кабинете сообщал гражданам, что государственные услуги по выдаче копий материалов фонда данных и расчета площади земельного участка являются платными (1 600 руб. за один пай), хотя данные государственныe услуги являлись бесплатными.

Таким образом, Х. получил денежные средства от 49 жителей Новоселовского района на общую сумму 240 700 руб., выдав этим гражданам расчеты площади земельных участков, планы и акты о передаче земельной доли в собственность - документы, не имеющие юридической силы и не предназначенные для получения права собственности на земельный пай.

         В дальнейшем Х. обратил похищенные денежные средства в свою собственность, распорядившись ими по своему усмотрению, чем причинил всем потерпевшим имущественный ущерб, в том числе 16 из них – значительный.

По ч.4 ст.204 УК РФ осуждено 1 (-3) лицо – начальник отдела унитарного предприятия.

По ч.3 ст.228.1 УК РФ осуждено 1 (+1) лицо – сотрудник учреждения исполнения наказания.

Приговором Свердловского районного суда г.Красноярска от 10.01.2012 Г. осужден с применением ст.64 УК РФ по п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ч.3 ст.30, п. «б»  ч.3 ст.228.1 УК РФ, по совокупности преступлений на основании ч.3 ст.69 УК РФ – к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Как установлено судом, 25.08.2011 в вечернее время Г., являясь помощником дежурного дежурной части отдела безопасности Федерального казенного учреждения «Исправительная колония № 6 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Красноярскому краю», то есть должностным лицом федерального органа исполнительной власти, находясь в дежурной части ФКУ ИК-6 по ул.Парашютной,3 в Свердловском районе г.Красноярска, используя свое служебное положение, незаконно сбыл осужденному К. наркотическое средство – гашиш массой 0,08 гр., приобретенное ранее у лица, материалы уголовного дела в отношении которого выделены в отдельное производство.

01.09.2011 около 13 часов Г. вновь передал осужденному К. гашиш массой 0,16 гр. Последний в этот же день добровольно выдал приобретенное наркотическое средство сотрудникам полиции, в связи с чем, Г. свои преступные намерения не смог довести до конца, поскольку приобретение гашиша проводилось под контролем сотрудников правоохранительных органов, а наркотическое средство было изъято из незаконного оборота.

По ч.3 ст.226 УК РФ осуждено 1 (+1) лицо – сотрудник учреждения исполнения наказания.

          По ст.291 УК РФ осуждено 11 (+1) лиц, в том числе по ч.1 ст.291 УК РФ – 2 (+2) лица, по ч.2 ст.291 УК РФ – 1 (-9) лицо, ч.3 ст.291 УК РФ – 8 (+8) лиц, все не являющиеся должностными.

          Оправдательные приговоры судами края не выносились.

            Решения о прекращении уголовных дел по реабилитирующим основаниям в  течение 1 квартала 2012 года  судами края, в том числе апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, не принимались.

По нереабилитирующим основаниям прекращено 1 (+1) уголовное дело в отношении 1 (+1) лица.

Постановлением Рыбинского районного суда от 12.01.2012  прекращено уголовное дело в отношении П., обвинявшейся в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.292 УК РФ, в связи с деятельным раскаянием на основании ст.28 УПК РФ.

Органами предварительного следствия П. обвинялась в том, что, являясь должностным лицом – заведующей МДОУ «Детский сад «Дюймовочка», расположенного в г.Заозерный Красноярского края по ул.3 Сентября, 16, используя свое служебное положение, из личной заинтересованности, внесла в официальный документ – табель учета использования рабочего времени за май 2011 года не соответствующие действительности сведения о якобы отработанных днях ее дочерью – Ж., что позволило начислить последней заработную плату в сумме 10 892 руб. 99 коп.

Кроме того, П. в целях сокрытия указанных действий, издала приказ № 09-3 от 11.05.2011, в который внесла заведомо ложные сведения о предоставлении не использованного отпуска за 2010 год работнику МДОУ «Детский сад «Дюймовочка» Ж. и приказ № 10-3 от 12.05.2011, в который внесла заведомо ложные сведения о предоставлении оплачиваемого отпуска К.

Суд принял решение о прекращении дела в связи с деятельным раскаянием на основании того, что П. впервые совершила преступление небольшой тяжести, в содеянном раскаялась, активно способствовала раскрытию и расследованию преступления,  написала явку с повинной, добровольно возместила причиненный преступлением материальный ущерб в полном объеме и других данных, исключительно положительно характеризующих П.

          Уголовные дела (уголовное преследование) в связи с полным либо частичным  отказом государственного обвинителя от обвинения судами не прекращались.

          В особом порядке судами края рассмотрено 19 (+3) дел коррупционной направленности в отношении 19 (=) лиц, в том числе по ст.291 УК РФ – 10 (+2) дел в отношении 10 (+2) лиц, по ст.290 УК РФ – 1 (-1) дело в отношении 1 (-1) лица, по ст.159 УК РФ – 2 (-2) дела в отношении 2 (-5) лиц, по ст.204 УК РФ – 1 (-1) дело в отношении 1 (-1) лица, по ст.285 УК РФ – 3 (+3) дела в отношении 3 (+3) лиц, по ст.160 УК РФ – 2 (+2) дела в отношении 2 (+2) лиц. Все дела рассмотрены  с вынесением обвинительных приговоров.

          С досудебным соглашением о сотрудничестве  в порядке главы 40-1 УПК РФ судом в 1 квартале 2012 года рассмотрено 1 (+1) уголовное дело коррупционной направленности в отношении 1 (+1) лица.

Так, по результатам рассмотрения Советским районным судом г.Красноярска 26.01.2012 уголовного дела в отношении руководителя краевого государственного автономного учреждения Красноярское управление лесами Г. в особом порядке вынесен обвинительный приговор, которым он признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.160 УК РФ, ч.1 ст.285 УК РФ (2 преступления) и ему назначено наказание по совокупности преступлений на основании ч.3 ст.69 УК РФ в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 300 000 руб. с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Подсудимым досудебное соглашение о сотрудничестве было  выполнено.

         Вместе с тем, 22.03.2012 судебной коллегией по уголовным делам краевого суда по кассационному представлению прокурора и кассационным жалобам осужденного и его защитников приговор в отношении Г. отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

           Судебное решение было вынесено без учета требований ст.317-7 УПК РФ. Суд не исследовал характер и пределы содействия подсудимого следствию в раскрытии и расследовании преступления, не удостоверился, что подсудимым соблюдены все условия и выполнены все обязательства досудебного соглашения. В приговоре не указано, что суд при назначении наказания учел досудебное соглашение о сотрудничестве. Несоблюдение процедуры судопроизводства повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

          Анализ практики назначения наказания по обобщаемой категории преступлений показал дифференцированный подход судов к назначению наказания, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, а также иных обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание и данных о личности виновного.

За 1 квартал 2012  года к лишению свободы (от 6 месяцев  до 4 лет 6 месяцев) условно с применением ст.73 УК РФ  (с испытательными сроками от 6 месяцев до 3 лет) осуждено 12 (-10) лиц, штраф назначен 13 (+11) лицам, в том числе 10 лицам в размере от 10 500 руб. до 60 000 руб., 1 лицу в размере 185 000 руб., 1 – 200 000 руб., 1 – 500 000 руб.

 Лишение права занимать определенную должность в качестве  основного наказания не назначалось, в качестве дополнительного  – 4 (-6) лицам, что составило  13,8% от общего числа осужденных, на сроки от 2 до 3 лет. Штраф в виде дополнительного наказания назначен 3 (+3) лицам (9 000, 60 000, 300 000 руб.).

Наказание в виде лишения свободы с его реальным отбыванием определено судами     4 (-6) лицам: на срок от 2 лет 6 месяцев до 7 лет.

В 1 квартале 2012 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрено 4 (+-0) кассационных представления на приговоры и постановление суда в отношении 4 (+-0) лиц.

Удовлетворено 3 кассационных представления в отношении 3 лиц на приговоры суда. Из них 1 приговор на 1 лицо отменен на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением судом требований УПК РФ (ст.317-7 УПК РФ), 1 приговор на 1 лицо изменен в связи с неправильным применением уголовного закона в части назначения дополнительного наказания, в 1 приговор на 1 лицо внесены изменения, не касающиеся его существа (вместо ч.3 ст.69 УК РФ применены требования ч.2 ст.69 УК РФ, наказание оставлено без изменения).

         По кассационным жалобам приговоры суда не пересматривались.

         Эффективность кассационного обжалования судебных решений составила 100% (+100%) (2/2).

         По кассационному представлению прокурора отменено 1 постановление суда в отношении 1 лица о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, дело направлено на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

         Результативность кассационного обжалования также составила 100% (+75%) (4/4).

28.02.2012 судебной коллегией по уголовным делам по кассационному представлению прокурора изменен приговор Канского районного суда от 20.01.2012 в отношении К. – специалиста 1 категории по земельным вопросам администрации Анцирского сельсовета Канского района Красноярского края, осужденной за 2 преступления по ч.1 ст.285 УК РФ (в редакции ФЗ РФ № 162 от 08.12.2003) к штрафу в размере 5 000 руб., по ч.1 ст.290 УК РФ (в редакции ФЗ РФ № 97 от 04.05.2011) (за преступление, совершенное в период с конца января по начало февраля 2011 года) к штрафу в размере 25-кратного размера взятки, т.е. 150 000 руб. с лишением права заниматься ведением регистрационного учета граждан сроком на 1 год, по ч.3 ст.30, ч.1 ст.290 УК РФ (в редакции ФЗ РФ № 97 от 04.05.2011) (за преступление, совершенное в период с 15 по 17 августа 2011 г.) к штрафу в размере 25-кратного размера взятки, т.е. 25 000 руб. с лишением права заниматься ведением регистрационного учета граждан сроком на 1 год. На основании ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем полного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде штрафа в размере 185 000 руб. с лишением права заниматься ведением регистрационного учета граждан сроком на 2 года. С учетом имущественного положения осужденной выплата штрафа рассрочена равными частями в течение 5 лет.

         Преступление, за которое К. осуждена по ч.1 ст.290 УК РФ, было совершено в период с конца января по начало февраля 2011 года, когда действовал  Федеральный  закон  № 162  от  08.12.2003.   Федеральным законом

№ 97 от 04.05.2011 в ч.1 ст.290 УК РФ были внесены изменения, улучшающие положение осужденных, в связи с чем, суд обоснованно квалифицировал действия К. по ч.1 ст.290 УК РФ в редакции ФЗ № 97 от 04.05.2011. Вместе с тем, суд назначил за данное преступление в качестве основного наказания – штраф, а дополнительного наказания – лишение права заниматься ведением регистрационного учета граждан сроком на 1 год, тогда как в соответствие с ФЗ № 162 от 08.12.2003 санкция ч.1 ст.290 УК РФ при назначении наказания в виде штрафа не предусматривала дополнительное наказание - лишение права заниматься ведением регистрационного учета граждан. Данное дополнительное наказание предусматривалось только при назначении лишения свободы.

         В связи с изложенным, судебной коллегией по уголовным делам краевого суда по преступлению, предусмотренному ч.1 ст.290 УК РФ (в редакции ФЗ № 97 от 04.05.2011), совершенному в конце января - начале февраля 2011 года, исключено указание о назначении К. дополнительного наказания в виде лишения права заниматься ведением регистрационного учета граждан сроком на 1 год. Постановлено считать К. осужденной за данное преступление по ч.1 ст.290 УК РФ (в редакции ФЗ № 97 от 04.05.2011) к штрафу в размере 25-кратного размера взятки, т.е. в сумме 150 000 руб. На основании ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных по ч.1 ст.285 УК РФ (в редакции ФЗ РФ № 162 от 08.12.2003), по ч.1 ст.290 УК РФ (в редакции ФЗ РФ № 97 от 04.05.2011), по ч.3 ст.30, ч.1 ст.290 УК РФ (в редакции ФЗ РФ № 97 от 04.05.2011), путем полного сложения наказаний, окончательно определено наказание в виде штрафа в размере 185 000 руб. с лишением права заниматься ведением регистрационного учета граждан в государственных и муниципальных органах власти сроком на 1 год.

            В порядке надзора судебные решения не пересматривались. 

 

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

 

Суд необоснованно отказал в

удовлетворении жалобы в порядке

ст.125 УПК РФ

 

С. обратился в суд с жалобой в порядке ст.125 УПК РФ о признании незаконным бездействия ФСБ г.Канска, Канского межрайонного прокурора, следователя СО МО МВД России «Канский», выразившегося в не проведении проверки по факту прослушивания его телефона и не обеспечении его государственной защитой в порядке Федерального закона  № 119-ФЗ.

Постановлением Канского городского суда от 02.02.2012 жалоба С. оставлена без удовлетворения.

По кассационной жалобе С. судебное решение отменено по следующим основаниям.

В соответствии с ч.1 ст. 125 УПК РФ, постановление дознавателя и следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

Из материалов следует, что 18.11.2011 С. обратился в отдел г. Канска УФСБ России по Красноярскому краю с заявлением, в котором просил провести проверку по факту несанкционированного прослушивания его телефона и предоставлении государственной защиты в порядке Федерального закона № 119-ФЗ.

24.11.2011 начальником отдела г.Канска УФСБ России по Красноярскому краю заявление С. направлено для рассмотрения в Канскую межрайонную прокуратуру, в компетенцию которой входит решение поставленных в обращении вопросов.

02.12.2011 прокурором Канской межрайонной прокуратурой дан ответ, который содержит разъяснения со ссылкой на Федеральный закон № 119-ФЗ от 20.08.2004 о том, что для решения вопроса об осуществлении мер государственной защиты заявителю необходимо обратиться к следователю, в производстве которого находится уголовное дело, либо к руководителю следственного органа.

При принятии решения суд исходил из того, что следователем СО МО МВД России «Канский» Г. по обращению С. от 08.12.2011 принято решение об отказе в предоставлении ему государственной защиты, о чем заявителю вручено постановление.

Вместе с тем, в материалах указанный документ отсутствует, судом не исследовался. Вывод суда о том, что действия следователя по его заявлению о предоставлении государственной защиты не являются предметом рассмотрения, не соответствует содержанию жалобы заявителя в порядке ст. 125 УПК РФ и его выступлению в судебном заседании.

Доводы заявителя в этой части необоснованно оставлены без исследования и оценки суда.

При таких данных принятое судом решение признано необоснованным и отменено.

 

 

 

 

Судебное решение о возвращении дела

прокурору в порядке ст.237 УПК РФ

отменено, как незаконное

 

            Постановлением Центрального районного суда г.Красноярска от 06.02.2012  уголовное дело в отношении Ш.Д. и Ш.А. возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Органами предварительного расследования Ш.Д. и Ш.А. обвиняются в незаконном использовании объектов авторского права и смежных прав, приобретение, хранение контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта, в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, при следующих обстоятельствах.

В неустановленный период времени до 20.04.2007 Ш.Д. и Ш.А., действуя группой лиц по предварительному сговору, с целью сбыта при неустановленных следствием обстоятельствах у неустановленных лиц, без согласия правообладателя, незаконно приобрели не менее 50 498 DVD компакт-дисков с признаками контрафактного изготовления, содержащих 92 209 аудиовизуальных произведений.

Указанные диски Ш.Д. и Ш.А., в нарушение ч.1 ст.44 Конституции РФ, ст.ст. 7, 15, 16, 30 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» незаконно хранили в целях сбыта в квартире, используемой как склад.

Продолжая реализовывать свой преступный умысел, направленный на сбыт контрафактных экземпляров произведений, Ш.Д. и Ш.А. предложили несовершеннолетнему Д. за вознаграждение реализовывать указанную контрафактную продукцию третьим лицам, на что последний дал свое согласие. В период времени до 16 часов 20.04.2007 в неустановленном месте Ш.Д. передал Д. 20 DVD компакт-дисков с признаками контрафактного изготовления, содержащих 219 аудиовизуальных произведений, авторские и смежные права на распространение 80 произведений из которых принадлежат некоммерческому партнерству «Российская антипиратская организация по защите прав на аудиовизуальные произведения» (РАПО), авторские и смежные права на распространение 30 произведений из которых принадлежат ЗАО «Си Ди Лэнд+».

20.04.2007 в период времени до 16 часов 55 минут, Д. перевез указанные DVD компакт-диски к месту предположительной продажи на автостоянку перед торговым центром «Красноярье» по пр.Имени газеты «Красноярский рабочий», д.120 «г» г.Красноярска, где около 17 часов 00 минут 20.04.2007  сбыл их Д.В., привлеченному УСТМ ГУВД по Красноярскому краю для проведения оперативно-розыскных мероприятий.

В ходе обыска, проведенного с 14 часов 15 минут 28.06.2007  до 07 часов 00 минут 29.06.2007  в квартире  у Ш.Д. и Ш.А. обнаружено и изъято 51 013 DVD компакт-дисков, из которых 50 478  имели признаки контрафактного изготовления, содержащих 91 999 аудиовизуальных произведений, авторские и смежные права на распространение 41 973 произведений из которых, принадлежат некоммерческому партнерству «РАПО», авторские и смежные права на распространение 909 произведений из которых принадлежат ЗАО «Си Ди Лэнд+».

Таким образом, при проведении оперативно-розыскных мероприятий 20.04.2007  и обыска в период с 14 часов 15 минут 28.06.2007 до 07 часов 00 минут 29.06.2007 в квартире, используемой в качестве склада, изъято 50 498 DVD компакт-дисков с признаками контрафактного изготовления, содержащих 92 209 аудиовизуальных произведений, авторские и смежные права на распространение 42 053 произведений из которых, принадлежат некоммерческому партнерству «РАПО», 939  - ЗАО «Си Ди Лэнд+». Своими преступными действиями Ш.Д. и Ш.А. нарушили, предусмотренное ч.2 ст.16 Закона РФ от 09.07.1993 № 25351-1 «Об авторском праве и смежных правах», право некоммерческого партнерства «РАПО» и ЗАО «Си Ди Лэнд+» на распространение 42 992 аудиовизуальных произведений.

Средняя розничная стоимость одного легального экземпляра произведения правообладателей - членов «РАПО», в формате DVD, установленная собранием членов «РАПО» от 28.03.2006, составляет 270 руб. Таким образом, с учетом количества аудиовизуальных произведений - 42 053, указанное деяние совершено в особо крупном размере, что составляет 11 355 210 руб.

Средняя розничная стоимость лицензионного экземпляра произведения «Параграф 78 фильм второй», согласно сведениям, представленным  НП «Красноярск против пиратства» - представителем ЗАО «Си Ди Лэнд+» составляет 270 руб. Таким образом, с учетом количества аудиовизуальных произведений - 939, ЗАО «Си Ди Лэнд+» причинен ущерб в размере 253 530 руб.

Тем самым, Ш.Д. и Ш.А. незаконно использовали объекты авторского права, принадлежащие правообладателям - членам «РАПО», ЗАО «Си Ди Лэнд+», а равно приобрели, хранили контрафактные экземпляры произведений в целях сбыта, чем нарушили исключительное право авторов на использование произведения путем распространения, причинив ущерб на общую сумму 11 608 740 руб., что является особо крупным размером.

Уголовное дело возращено судом прокурору в связи с тем, что в ходе предварительного следствия установлена лишь средняя стоимость одного легального экземпляра произведения, точная стоимость каждого аудиовизуального произведения не установлена, в связи, с чем не определена и точная сумма причиненного ущерба; технико-криминалистическая экспертиза проведена в отношении 3 697 DVD-дисков и установлено наличие признаков контрафактного изготовления, однако, на исследование эксперту предоставлены все, изъятые в ходе обыска DVD компакт-диски, экспертиза проведена не в полном объеме, экспертом не проведено исследование всех представленных объектов, в экспертном заключении нет указания на то, что является признаками контрафактной продукции.

По кассационному представлению прокурора постановление отменено, как незаконное.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает исчерпывающий перечень оснований для возвращения уголовного дела прокурору.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в том случае, если обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований уголовно-процессуального закона, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта.

Сославшись в постановлении на вышеприведенную норму уголовно­процессуального закона, суд первой инстанции не указал на наличие в обвинительном заключении в отношении Ш. тех нарушений положений ст.220 УПК РФ, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения.

Принимая решение о возвращении уголовного дела прокурору, в качестве одного из оснований суд указал на необходимость проведения экспертизы для определения стоимости экземпляров контрафактных аудиовизуальных произведений и общей суммы ущерба, ссылаясь на то, что органами предварительного расследования применен неверный принцип исчисления причиненного ущерба, исходя из средней розничной стоимости лицензионного экземпляра произведения «Параграф 78». Такой принцип определения размера деяния, по мнению суда, противоречит требованиям п.25 постановления Пленума Верховного суда РФ № 14 от 26.04.2007 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака».

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, поскольку в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ основанием для возвращения уголовного дела прокурору являются недостатки обвинительного заключения, препятствующие принятию законного и обоснованного решения по существу, однако такие недостатки суд первой инстанции в постановлении не указал, ошибочно сославшись на необходимость производства следственных действий, что требуется для установления виновности подсудимых в предъявленном им обвинении.

Кроме того, ссылка суда не неверный принцип определения размера причиненного ущерба не соответствует закону, по смыслу которого, при определении особо крупного размера деяния, предусмотренного ч.3 ст.146 УК РФ, следует исходить из розничной стоимости оригинальных (лицензионных) экземпляров произведений или фонограмм на момент совершения преступления, исходя при этом из их количества, включая копии произведений или        фонограмм, принадлежащих различным правообладателям. При необходимости стоимость контрафактных экземпляров произведений или фонограмм, а также стоимость прав на использование объектов интеллектуальной собственности может быть установлена путем проведения экспертизы (например, в случаях, когда их стоимость еще не определена правообладателем) либо из расчета среднерозничной стоимости художественных фильмов на аналогичных носителях на момент выявленного правонарушения.

Как видно из материалов дела, размер ущерба, причиненного правообладателям - членам РАПО определен, исходя из справки, представленной потерпевшим - директором «РАПО» З., согласно которой, среднерозничная стоимость одного легального экземпляра произведения правообладателей членов «РАПО» в формате DVD, установлена собранием членов «РАПО» от 28.03.2006 и составляет 270 руб. В обвинительном заключении расчет причиненного ущерба правообладателям-членам «РАПО» приведен, исходя из количества контрафактных аудиовизуальных произведений и средней розничной стоимости одного легального экземпляра произведения правообладателей членов «РАПО», представленной потерпевшим. Таким образом, расчет ущерба, причиненного «РАПО», в обвинительном заключении имеется, принцип определения стоимости причиненного ущерба не противоречит закону.

Между тем, данных от потерпевшего ЗАО «Си Ди Лэнд+» о стоимости одного аудиовизуального произведения в материалах дела действительно не содержится. Представителем указанного юридического лица К. представлена справка лишь о стоимости прав на использование аудиовизуального произведения «Параграф 78» - 6 440 000 руб., которая не пригодна для определения размера ущерба применительно к ч.3 ст.146 УК РФ. Однако, на это обстоятельство судом первой инстанции не указано, а сделан неверный вывод о неправильности принципа определения стоимости причиненного ущерба.

Кроме того, указание суда на неполноту заключения эксперта по результатам технико-криминалистической экспертизы, отсутствие однозначных и достоверных выводов о контрафактности представленной на исследование продукции, не может являться основанием для возвращения уголовного дела прокурору.

По смыслу закона, экземпляры произведений или фонограмм считаются контрафактными, если изготовление, распространение или иное их использование, а равно импорт таких экземпляров нарушает авторские и смежные права, охраняемые в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Разрешая вопрос о том, является ли экземпляр произведения контрафактным, суд должен оценивать все фактические обстоятельства дела, в частности, обстоятельства и источник приобретения лицом указанного экземпляра, правовые основания его изготовления или импорта, наличие договора о передаче (предоставлении) права пользования (например, авторского или лицензионного договора), соответствие обстоятельств использования произведения условиям этого договора (выплата вознаграждения, тираж и т.д.), заключение экспертизы изъятого экземпляра произведения.

Суд первой инстанции, подвергнув сомнению заключение эксперта, не установившего, по его мнению, признаков контрафактности исследованных аудиовизуальных произведений, и не содержащего выводы по всем изъятым дискам, не указал вместе с тем, каким образом указанное обстоятельство отразилось на обвинительном заключении и какие требования ст.220 УПК РФ при составлении обвинительного заключения нарушены. Кроме того, указав о том, что Ш. вменено незаконное приобретение, хранение в целях сбыта и использование 50 498 контрафактных DVD компакт- дисков, содержащих 92 209 аудиовизуальных произведений, суд оставил без внимания, что в обвинительном заключении указаны правообладатели лишь части произведений, 939 из которых принадлежит ЗАО «Си Ди Лэнд+», 42 053 - членам «РАПО».

Таким образом, судом в постановлении не проведена граница между собственно недостатками обвинительного заключения и отсутствием или недостаточностью доказательств для подтверждения виновности обвиняемых в инкриминированном им деянии.

Более того, сославшись при принятии решения о возвращении уголовного дела прокурору на п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, суд ограничился указанием оснований, не содержащихся в этой норме закона, при этом не дал полного анализа обвинительному заключению с точки зрения соответствия требованиям ст.220 УПК РФ, тем более, что по смыслу ст.237 УПК РФ при определении наличия оснований для возвращения делу прокурору суд не связан доводами стороны защиты. В этой связи возвращение дела прокурору может иметь место, когда это необходимо для защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, если на досудебных стадиях допущены нарушения, которые невозможно устранить в ходе судебного разбирательства.

Кроме того, принимая решение о возвращении уголовного дела в отношении Ш.Д. и Ш.А. прокурору, суд в постановлении не указал территориальную принадлежность органа прокуратуры, которому надлежит устранить недостатки, препятствующие рассмотрению уголовного дела по существу. Между тем, данное обстоятельство имеет значение, поскольку, как следует из материалов уголовного дела, предварительное расследование по уголовному делу проводилось следователем СО по Кировскому району г.Красноярска ГСУ СК РФ по Красноярскому краю, и обвинительное заключение утверждено прокурором Кировского района г.Красноярска, а государственное обвинение по делу поддерживал помощник прокурора Центрального района г.Красноярска, уголовное дело для рассмотрения по существу поступило в Центральный районный суд. При таких данных суду следовало определить прокурору какого района г.Красноярска надлежит исправить недостатки обвинительного заключения.

Уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но другому судье.

 

 

Неправильное применение уголовного закона

 

Приговором Козульского районного суда от 13.02.2012 Ч. осужден по ч.1 ст.226 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 27.12.1996) на 3 года 3 месяца лишения свободы; по с.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 21.07.2004 и Федерального Закона от 08.12.2003) на 1 год 3 месяца лишения свободы. В соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 4 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Как установлено судом, Ч. 22.05.2010, находясь в помещении «Бани», расположенной в доме № 14 «а» по ул. Железнодорожной в пос. Новочернореченский Козульского района Красноярского края, увидев у Ш. обрез одноствольного охотничьего гладкоствольного ружья модели «ТОЗ-ЗК», тайно похитил его и патрон 16 калибра.

22.05.2010 в 2 часа 30 мин, поместив похищенный обрез в рукав своей куртки, последовал на железнодорожную станцию Чернореченская, где в 4 часа 14 минут сел в электропоезд № 6324 сообщением «Чернореченская-­Красноярск», в пути следования в 5 часов 40 минут был задержан сотрудниками ведомственной охраны и по прибытию в г. Красноярск доставлен в дежурную часть ЛОВД, где в ходе личного досмотра у него был обнаружен и изъят обрез ружья.

Проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия пришла к выводу, что действия Ч. правильно квалифицированы, как незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия и необоснованно, как незаконное приобретение этого огнестрельного оружия, поскольку Ч. не приобрел, а похитил данное огнестрельное оружие (обрез из гражданского гладкоствольного ружья), за что и был осужден по ч.1 ст.226 УК РФ.

В связи с чем, из приговора исключено указание об осуждении Ч. по ч.1 ст.222 УК РФ за незаконное приобретение огнестрельного оружия.

Кроме того, придя к правильному выводу о квалификации действий Чимитова по ч.1 ст.222 УК РФ (незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия), суд в резолютивной части приговора указал о признании Ч. виновным по ч.1 ст.222 УК РФ, как в редакции Федерального Закона от 21.07.2004, так и в редакции Федерального Закона от 08.12.2003.

Поскольку на момент совершения преступления действовала редакция Федерального Закона от 21.07.2004, судебная коллегия исключила из резолютивной части приговора указание о признании Ч. виновным в совершении преступления по ч.1 ст.222 УК РФ в редакции Федерального Закона от 08.12.2003.

Кроме того, квалифицируя действия Ч. по ч.1 ст.226 УК РФ, суд указал в резолютивной части приговора на редакцию Федерального Закона от 27.12.1996, хотя на день совершения преступления действовал уголовный закон в редакции Федерального Закона от 27.12.2009, а каких-либо изменений в уголовное законодательство Законом, на который имеется ссылка в резолютивной части приговора, не вносилось.

При таких данных резолютивная часть приговора уточнена и в этой части (применена ч.1 ст.226 УК РФ в редакции Федерального Закона от 27.12.2009).

 

 

********

 

Приговором Ленинского районного суда г. Красноярска от 30.12.2011 года Е. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420 - ФЗ от 07.12.2011) к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев; Г. -  по ч. 5 ст. 33, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420 - ФЗ от 07.12.2011) к 1 году лишения свободы, по «а» ч.3 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420 - ФЗ от 07.12.2011) к 1 году 2 месяцам лишения свободы, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 1 году 8 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев; С. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420 - ФЗ от 07.12.2011) к 2 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420 - ФЗ от 07.12.2011) к 2 годам 8 месяцам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 3 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Е. осужден за тайное хищение имущества М. с причинением значительного ущерба на сумму 16 000 руб., с незаконным проникновением в жилище; Г. - за пособничество Е. в совершении тайного хищения имущества М. с причинением значительного ущерба на сумму 16 000 руб., с незаконным проникновением в жилище; Г. и С. - за тайное хищение имущества М. на сумму 500 руб. и имущества Л. на сумму 900 руб., группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище; С. - за разбой, то есть нападение на Р. в целях хищения чужого имущества на сумму 2 800 руб., с применением насилия, опасного для жизни или здоровья.

Преступления совершены 30.07.2011  в г. Красноярске.

Проверив материалы дела, обсудив приведенные в кассационном представлении доводы, судебная коллегия приговор измененила по следующим основаниям.

Верно квалифицировав действия С. по ч.1 ст. 162 УК РФ, суд указал, что нападение было совершено в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья.

Однако, как следует из материалов дела, С. применил в отношении потерпевшего Р. насилие, опасное для здоровья, а не для жизни.

Так, как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы, Р. были причинены телесные повреждения в виде единой закрытой черепно- лицевой травмы в виде перелома нижней стенки левой орбиты, кровоподтека левой орбитальной области, субконъюктивального кровоизлияния левого глазного яблока, кровоподтека нижнего века правого глаза, кровоподтеков тела, верхних конечностей. Единая закрытая черепно-­лицевая травма вызвала временную нетрудоспособность продолжительностью более 21 дня, что относится к критерию  длительного расстройства здоровья.

При таких данных действия С. квалифицированы судебной коллегией  по ч. 1 ст.162 УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для здоровья, по которой назначено наказание в виде 2 лет 7 месяцев лишения свободы, по совокупности преступлений – 3 года 2 месяца лишения свободы.

Кроме того, в соответствии со ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действующим во время совершения преступления. Согласно приговору, во время совершения преступлений действовал уголовный закон в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011. Однако, суд квалифицировал действия осужденных по всем преступлениям в редакции ФЗ № 420 от 07.12.2011, который не улучшает их положение, поскольку санкции ч.1 ст.162 УК РФ и ч.3 ст.158 УК РФ дополнены новым альтернативным наказанием в виде принудительных работ, данный вид наказания применен быть не может, поскольку он вступает в силу в 2013 году.

Приговор в данной части также изменен: действия осужденных квалифицированы в редакции закона от 07.03.2011, действовавшего в момент совершения преступлений.

Назначенное осужденным наказание не снижено.

 

*******

 

Приговором Кировского районного суда г.Красноярска от 29.11.2011 К. и Ф. осуждены по п. «а» ч.3 ст.111 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) к 4 годам 6 месяцам и 3 годам 6 месяцам лишения свободы соответственно.

К. и Ф. признаны виновными в умышленном причинении 25.04.2011 в г. Красноярске тяжкого вреда здоровью потерпевшему Т., совершенного их совместными действиями путем нанесения группой Т. множественных ударов по различным частям тела, имеющимся у каждого из них неустановленным предметом, с аналогичной клинку ножа конструкцией режущей части.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления прокурора района, судебная коллегия приговор изменила по следующим основаниям.

Суд первой инстанции, правильно установив фактические обстоятельства дела, дал действиям осужденных неверную юридическую оценку.

Так, суд действия и К. и Ф., с учетом мнения государственного обвинителя, правильно квалифицировал по п. «а» ч.3 ст. 111 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011). Вместе с тем, при этом указал, что квалифицирует действия осужденных, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное из хулиганских побуждений, группой лиц по предварительному сговору.

Тогда как, в материалах дела отсутствуют какие- либо доказательства, свидетельствующие о наличии у К. и Ф. предварительного сговора на причинение тяжкого вреда здоровью Т .

Также признан необоснованным и вывод суда о том, что К. и Ф. причинили тяжкий вред здоровью Т. из хулиганских побуждений, поскольку для этого отсутствовал какой- либо повод.

Само по себе отсутствие повода, не установление мотива причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, не может свидетельствовать о том, что вред здоровью причинен из хулиганских побуждений. Кроме того, судом не учтено, что указанный квалифицирующий признак осужденным в ходе следствия не вменялся, следовательно, указание суда на его наличие нарушает положения ст. 252 УПК РФ.

При таких обстоятельствах из приговора исключено указание на наличие в действиях К. и Ф. квалифицирующего признака «из хулиганских побуждений и по предварительному сговору», постановлено считать их осужденными по п. «а» ч.3 ст. 111 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011) за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека, совершенное группой лиц. К. снижено наказание до 4 лет лишения свободы, Ф. – до 3 лет лишения свободы.

 

********

 

Приговором Богучанского районного суда Красноярского края от 20.01.2012 М. осужден по ч.3 ст.162 УК РФ к  8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,  Р. - по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

М. и Р. признаны виновными и осуждены за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение, в крупном размере.

Преступление М. и Р. совершено 03.11.2011 в п.Ангарский Богучанского района.

Согласно приговору, 28.10.2011 примерно в 21 час М. и Р. договорились совершить нападение на почтовое отделение Ангарского почтамта в целях хищения денежных средств. Готовясь с совершению данного преступления, они 03.11.2011 около 5 час. на автомашине, принадлежащей матери Р., приехали в п.Новохайский Богучанского района, где М. в гараже взял оставшееся после смерти отца охотничье ружье 16-калибра и два патрона к нему, после чего около 8 час. утра они вернулись в п.Богучаны, где каждый у себя дома взяли вязаные шапки для изготовления масок, пуховики, штаны и кроссовки, в которых намеревались совершить преступление. В эти же сутки М. и Р. перекрасили кузов автомобиля, изготовили из шапок маски, переоделись, М. зарядил ружье.

Примерно в 16 час. 30 мин. 03.11.2011, на автомобиле под управлением М., они подъехали к зданию почтового отделения Ангарского почтамта в п.Ангарский. Дождавшись обеденного перерыва, действуя согласованно, надев маски, подошли к двери запасного выхода из здания, незаконно проникли в помещение зала обслуживания клиентов, где потребовали от оператора почтового отделения Б. сведения о нахождении ключа от металлического сейфа, а также о наличии в отделении денежных средств. Испугавшись М. и Р., вооруженных ружьем, Б. не смогла оказать какого-либо сопротивления. После чего М. и Р. стали поочередно обыскивать помещение почтового отделения, затем скотчем связали Б. руки. В то время, как М. искал деньги, Р. выстрелил из ружья в пол, после чего М. забрал у него ружье. Обнаружив на одном из столов оператора, принадлежащие ФГУП «Почта России», денежные средства в сумме 311 270 руб., Р. по указанию М. сложил их в полиэтиленовый пакет, после чего осужденные с места преступления скрылись, причинив ФГУП «Почта России» ущерб в крупном размере.

Приговор изменен в связи  с неправильным применением уголовного закона.

Как следует из обвинительного заключения, М. и Р. обвинялись в разбое  (по ч. 3 ст. 162 УК РФ), с применением оружия во время нападения. При этом из обвинения следовало, что приготовленное охотничье ружье 16 калибра было взято М. для подавления воли потерпевшей к сопротивлению. Согласно предъявленному обвинению, «М. удерживал в руке ружье, совершая, таким образом, демонстративные действия, свидетельствующие о намерении применения физического насилия», и высказывая Б. (оператору почты) требование лечь на пол, продолжал удерживать в правой руке заряженное ружье, направленное стволом в пол. В то время, когда М. обыскивал помещение почтового отделения, Р., перевязав руки Б. скотчем, взял ружье в правую руку, держа его стволом в пол, неосторожно нажал на спусковой крючок и произвел выстрел в пол. Услышав выстрел, М. прекратил поиск денежных средств, подошел к Р. и забрал у него ружье.

В приговоре же суд признал установленным, что в то время, как М. искал деньги, Р. выстрелил из ружья в пол, после чего М. забрал у него ружье и квалифицировал действия виновных, как совершение разбоя с применением оружия.

Судебная коллегия пришла к выводу, что суд первой инстанции, в нарушении ст. 5 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность только за те общественно опасные действия, в отношении которых установлена вина, фактически вышел за пределы предъявленного М. и Р. обвинения.

Квалифицирующий признак разбоя - «применение оружия» вменен судом осужденным необоснованно.

Как следовало из обвинительного заключения, и установленных судом фактических обстоятельств, намерений применить оружие М. и Р. не имели.

Перед тем, как проникнуть в помещение почтового отделения, осужденные взяли с собой заряженное ружье для его демонстрации и угрозы физического насилия, ствол ружья в руках виновных постоянно был направлен в пол. Выстрел из ружья Р. произведен неосторожно.

При таких обстоятельствах, действия виновных квалифицированы кассационной инстанцией  по ч. 3 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, в крупном размере; квалифицирующий признак разбоя «с применением оружия» исключен, как ошибочно вмененный. Назначенное осужденным наказание снижено: с применением ст.64 УК РФ М. до 7 лет 11 месяцев лишения свободы, Р. – до 6 лет 11 месяцев лишения свободы.

 .

 

О приведении судебных решений

в соответствие с новым уголовным законом

 

Ж., ранее судимый:

1) 16.06.2005 с учетом изменений, внесенных постановлением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 11.07.2011 и кассационного определения судебной коллегии Красноярского краевого суда от 30.08.2011  по ч. 1 ст. 264 УК РФ в редакции ФЗ РФ  № 26 от 07.03.2011  к 1 году 5 месяцам лишения свободы, освобожденному условно-досрочно 17.04.2006  на 8 месяцев 1 день;

2) 02.10.2006 с учетом изменений, внесенных постановлением Свердловского районного суда г. Красноярска от 17.06.2005, постановлением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 11.07.2011 и кассационного определения судебной коллегии Красноярского краевого суда от 30.08.2011 по ч. 1 ст. 158 УК РФ в редакции ФЗ РФ  № 26 от 07.03.2011 к 11 месяцам лишения свободы; за три преступления, предусмотренные п.«в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции ФЗ РФ № 26 от 07.03.2011 к 2 годам 5 месяцам лишения свободы за каждое, ч. 2 ст. 69 УК РФ к 2 годам 11 месяцам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от 16.06.2005 к 3 годам 5 месяцам лишения свободы;

3) 16.10.2006 с учетом изменений, внесенных постановлением Свердловского районного суда г. Красноярска от 22.07.2011  по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции ФЗ РФ № 26 от 07.03.2011  к 5 годам 10 месяцам лишения свободы; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности с приговором от 02.10.2006 к 6 годам 4 месяцам лишения свободы, освобожденному условно- досрочно на неотбытый срок 1 год 9 месяцев 2 дня;

4) 22.07.2011 по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы, ст. 79 УК РФ, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от 16.10.2006 года к 2 годам 3 месяцам лишения свободы;

           обратился в суд с тремя ходатайствами о приведении приговоров от 16.06.2005 и 16.10.2006  в соответствие с изменениями, внесенными в УК  РФ, а также просил привести приговор от 22.07.2011  в соответствие с кассационным определением судебной коллегии Красноярского краевого суда от 30.08.2011, которым ему было снижено наказание по приговорам от 02.10.2006 и 16.06.2005, поскольку данные изменения влияют и на наказание, назначенное приговором от 22.07.2011.

Постановлением судьи Емельяновского районного суда Красноярского края от 02.12.2011 в удовлетворении указанного ходатайства отказано.

Данное судебное решение кассационной инстанцией отменено по следующим основаниям.

В силу ст.10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу.

Согласно        представленным       материалам,  постановлением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 11.07.2011 был пересмотрен приговор от 16.06.2005, действия Ж. квалифицированы по ч. 1 ст. 264 УК РФ в редакции ФЗ РФ № 26 от 07.03.2011, а также приговор от 02.10.2006, действия Ж. квалифицированы по ч. 1 ст. 158 УК РФ в редакции ФЗ РФ № 26 от 07.03.2011, по трем преступлениям, предусмотренным п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции ФЗ РФ № 26 от 07.03.2011, однако наказание снижено не было.

Кассационным определением от 30.08.2011 были внесены изменения в постановление Железнодорожного районного суда г.Красноярска от 11.07.2011, по приговору от 16.06.2005 по ч. 1 ст. 264 УК РФ в редакции ФЗ РФ № 26 от 07.03.2011 снижено наказание до 1 года 5 месяцев лишения свободы, по приговору от 02.10.2006  по ч. 1 ст. 158 УК РФ в редакции ФЗ РФ № 26 от 07.03.2011 снижено наказание до 11 месяцев лишения свободы, за три преступления, предусмотренные п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции ФЗ РФ  № 26 от 07.03.2011 снижено наказание до 2 лет 5 месяцев лишения свободы за каждое, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ наказание снижено до 2 лет 11 месяцев лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от 16.06.2005 назначено более мягкое наказание в виде 3 лет 5 месяцев лишения свободы.

В соответствии с п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.2011 № 21 (в ред. от 09.02.2012) "О практике применения судами законодательства об исполнении приговора" суд вправе в порядке исполнения приговора смягчить осужденному наказание, назначенное по совокупности приговоров на основании статьи 70 УК РФ, а также по совокупности преступлений на основании части 5 статьи 69 УК РФ, когда ранее судом в порядке исполнения приговора или судом надзорной инстанции предыдущий приговор был изменен со смягчением назначенного наказания (например, если предыдущий приговор приведен в соответствие с новым уголовным законом).

Поскольку по приговору от 16.10.2006 на основании ч. 5 ст.69 УК РФ к назначенному наказанию частично было присоединено наказание по приговору от 02.10.2006, который кассационным определением от 30.08.2011 был изменен, а наказание снижено, суду необходимо было рассмотреть вопрос о возможности снижения наказания, назначенного на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ приговором от 16.10.2006. А также надлежало обсудить доводы осужденного о возможности снижения наказания по приговору от 22.07.2011 года, назначенного на основании ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от 16.10.2006. Однако, судом данные доводы не рассмотрены, им не дано надлежащей оценки, приговор от 22.07.2011 не исследовался, в материале отсутствует.

Материал направлен  на новое рассмотрение в тот же суд другому судье.

 

другие новости