Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за июль 2018 г.

20.08.2018 16:47:48

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

июль

 

г. Красноярск

2018 год

 

СПРАВКА

о результатах обобщения практики обжалования судебных решений, вынесенных по ходатайствам органов предварительного расследования о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений

за 1 полугодие 2018 года

 

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда за 6 месяцев 2018 года пересмотрено всего 24 (18) решения в отношении 24 (18) лиц, из них в отношении 16 (13) лиц постановления отменены, в отношении 7 (4) лиц – изменены, в отношении 1 (=) лица апелляционное производство прекращено.

Из общего числа пересмотренных судебных решений судом апелляционной инстанции рассмотрено 5 (=) представлений прокуроров на судебные решения, вынесенные по результатам рассмотрения ходатайств органов предварительного расследования о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений, все представления удовлетворены (=). Результативность апелляционного реагирования составила 100%.

Так, апелляционным постановлением от 28.06.2018 по представлению прокурора отменено постановление Балахтинского районного суда от 24.05.2018 о разрешении группе экономической безопасности и противодействия коррупции МО МВД России «Балахтинский» проведения ОРМ «Наведение справок» по получению сведений о входящих-исходящих сигналах соединений абонента, пользователем которого является Б. Материал передан на новое рассмотрение в тот же суд другому судье в порядке, предусмотренном ст. 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Основанием отмены незаконного судебного решения послужило нарушение уголовно-процессуального закона.

Согласно пп. 1, 2 ч. 2 ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, допускается на основании судебного решения и при наличии информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно, о лицах подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние по которому производство предварительного следствия обязательно.

Однако в постановлении и.о. начальника МО МВД России «Балахтинский» о возбуждении ходатайства на  проведение оперативно-розыскных мероприятий не указано в совершении какого преступления подозревается лицо и обязательно ли по нему предварительное следствие.

Поскольку ходатайство не отвечало требованиям ст. 8 указанного выше Федерального закона судья не вправе был его удовлетворять, а должен был возвратить его заявителю для устранения недостатков.

Кроме того, обозначенное выше ходатайство рассмотрено судом в порядке, предусмотренном ст.ст. 165 и 186.1 УПК РФ, то есть в судебном заседании с участием заявителя и прокурора.

Между тем, в таком порядке судья мог рассмотреть лишь ходатайство следователя о производстве следственного действия, возбужденное с согласия руководителя следственного органа, либо ходатайство дознавателя о производстве следственного действия, возбужденное с согласия прокурора, а не ходатайство и.о. начальника МО МВД России «Балахтинский» о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права человека и гражданина, о чем обоснованно указано в апелляционном представлении прокурора.

Данное ходатайство подлежало рассмотрению в порядке, установленном ст. 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», то есть судьей единолично, а не в открытом судебном заседании.

По аналогичным причинам апелляционным постановлением от 28.06.2018 по представлению прокурора отменено постановление Балахтинского районного суда от 24.05.2018, которым разрешено оперативно-розыскное мероприятие «Наведение справок», связанное с ограничением  конституционного права гражданина А. на тайну телефонных переговоров и сообщений.

В данном случае необходимо было также руководствоваться нормами Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», которыми предусмотрен специальный порядок получения судебного разрешения на проведение оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением  конституционных прав граждан, прописана процедура рассмотрения такого рода ходатайств, которая судом нарушена.

Из числа пересмотренных по жалобам сторон – 9 (10) судебных решений приняты по ходатайствам следователей МВД, 6 (2) – следователей СК, 3 (0) – дознавателей УФССП. Из числа пересмотренных по представлениям прокурора 1 (2) судебное решение принято по ходатайствам следователя СК, 4 (0) – ОД МВД.

Таким образом, в 75% от общего числа пересмотренных судебных решений, постановления отменены (изменены) по жалобам сторон.

Судом апелляционной инстанции за 1 полугодие 2018 года пересмотрены по жалобам постановления суда о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений таких как: наложение ареста на имущество – в отношении 13 (7) лиц, разрешение производства обыска в жилище – 3 (1),  установление срока ознакомления с материалами уголовного дела – 2 (5).

Из общего числа пересмотренных судебных решений по жалобам, в 17 (10) случаях соответствующие ходатайства органов предварительного расследования судом первой инстанции удовлетворены, в 1 (1) – оставлены без удовлетворения.

В указанный период по апелляционным жалобам отменялись (изменялись) 6 судебных решений, постановленных Советским районным судом г.Красноярска, 5 решений, вынесенных Октябрьским районным судом г.Красноярска, по 2 решения – Железнодорожным и Центральным районными судами г.Красноярска, по 1 решению – Манским, Емельяновским и Партизанским районными судами.

Основными причинами отмены (изменения) решений судов первой инстанции по жалобам сторон явились нарушения уголовно-процессуального закона (14), несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании (4).

Так, апелляционными постановлениями судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 03.04.2018 по апелляционной жалобе адвоката отменены постановления Октябрьского районного суда г. Красноярска от 14.11.2017 о наложении ареста на имущество Б. (двух квартир).

Основанием отмены судебных решений послужили нарушения уголовно-процессуального закона.

В силу ст.ст. 111 и 115 УПК РФ наложение ареста на имущество в рамках предварительного расследования по уголовному делу является мерой процессуального принуждения, в том числе применяемой в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа и других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества. При этом по смыслу уголовного закона необходимость применения данной меры должна быть мотивирована следователем в своем ходатайстве.

Из материалов установлено, что в заявленных ходатайствах следователем не указаны цели необходимости наложения ареста на имущество обвиняемого, по тексту ходатайств приведено только указание о заявленном в ходе предварительного расследования гражданском иске.

Удовлетворяя доводы жалобы адвоката, суд апелляционной инстанции указал, что само по себе изложение в тексте ходатайства о заявлении по делу гражданского иска и приложении к нему его копии, не давало суду достаточных оснований сделать вывод о том, что следователь просил наложить арест на имущество именно в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска. При этом в судебном заседании следователь не участвовал, в связи с чем принимая решение о применении ареста на имущество в целях исполнения приговора в части других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, суд вышел за рамки рассматриваемого ходатайства.

Кроме того, суд оставил без внимания то, что преступление, в котором обвиняется Б., не содержатся в перечне, предусмотренном ч. 1 ст. 104.1 УК РФ и регламентирующем условия применения конфискации имущества.

Также в нарушение п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 01.06.2017 № 19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан», судом не проверены данные о стоимости заявленного к аресту имущества с целью соблюдения критерия соразмерности, и не указано, какие именно действия запрещено совершать собственнику имущества при наложении на него ареста.

В связи с изложенным, постановления суда отменены, материалы направлены на новое рассмотрение в ином составе суда.

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 21.06.2018 по жалобе адвоката в интересах обвиняемого Ю. отменено постановление Центрального районного суда г.Красноярска от 26.04.2018 о наложении ареста на имущество – жилое помещение. Материал направлен на новое рассмотрение.

Уголовное дело возбуждено по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, по факту хищения денежных средств в особо крупном размере, принадлежащих П., а также иным участникам долевого строительства. С указанным уголовным делом в одно производство соединены еще несколько уголовных дел, возбужденных по ч. 4 ст. 159 УК РФ, п. «б» ч. 2  ст. 171 УК РФ, п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ, ч. 2 ст. 159 УК РФ и ч. 3 ст.159 УК РФ.

15.06.2017 Ю. предъявлено обвинение в совершении преступления,  предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. В ходе предварительного следствия потерпевшими по делу признаны 206 физических лиц и 4 юридических лица, которые также признаны гражданскими истцами на общую сумму более 400 млн руб.

Следователь обратился в Центральный районный суд г.Красноярска с ходатайством о наложении на основании ст. 115 УПК РФ ареста на квартиру обвиняемого на время проведения предварительного расследования, в целях обеспечения заявленного по уголовному делу потерпевшими гражданского иска о возмещении причиненного преступлением ущерба.

Постановлением суда ходатайство удовлетворено.

Вместе с тем, указанное решение судом апелляционной инстанции признано незаконным по следующим основаниям.

Согласно ст. 115 УПК РФ для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, следователь с согласия руководителя следственного органа возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. При этом арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание.

Согласно ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным для постоянного проживания помещением, за исключением случаев, если оно является предметом ипотеки и на него может быть обращено взыскание.

В приложенных следователем к ходатайству материалах отсутствуют сведения о том, имеет ли обвиняемый Ю. иное пригодное для постоянного проживания помещение и не является ли квартира, на которую был наложен арест, единственным таким помещением.

Ранее, апелляционным постановлением краевого суда от 06.03.2018 отменялось постановление Центрального районного суда г.Красноярска от 20.12.2017, которым также был наложен арест на квартиру Ю., по тем основаниям, что суд первой инстанции не проверил, является ли данная квартира единственным пригодным для постоянного проживания Ю. и членов его семьи помещением.

После отмены постановления к материалам приобщены дополнительные документы, однако из них также не следует однозначный ответ на поставленный вопрос.

Как следует из справки, предоставленной начальником отдела адресно-справочной работы управления по вопросам миграции, обвиняемый Ю. зарегистрирован в г.Бородино с 2004 года. Однако судом не выяснялось, кто является собственником квартиры, в которой зарегистрирован Ю., а также не установлены вид права и доля Ю. в праве на данное имущество.

Кроме того, из представленных в суд первой инстанции документов следует, что квартира, на которую судом наложен арест, находится в общей совместной собственности. При этом к рассмотрению ходатайства иные собственники имущества привлечены не были.

Проведенный анализ также показал, что одной из причин отмены незаконных судебных решений явилось несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Апелляционным постановлением от 08.05.2018 по жалобе  заинтересованного лица отменено постановление судьи Октябрьского районного суда г.Красноярска от 26.02.2018 об удовлетворении ходатайства следователя о наложении ареста на автомобиль, принадлежащий дочери обвиняемого К.

Из содержания протокола судебного заседания и вводной части обжалуемого постановления следует, что судом рассматривалось ходатайство  о наложении ареста на расчетные счета по уголовному делу, что не соответствует ни фактическим обстоятельствам, ни содержанию мотивировочной и резолютивной частей решения.

Кроме того, апелляционная инстанция указала, что, удовлетворяя ходатайство следователя о наложении ареста на автомобиль, принадлежащий С. (дочери обвиняемого К.), суд вышел за пределы заявленного ходатайства, указав в качестве оснований для наложения ареста – обеспечение возможной конфискации имущества, имущественных взысканий в виде процессуальных издержек или назначение штрафа в качестве меры уголовного наказания, то есть то, о чем не ставился вопрос в ходатайстве. Также суд сослался на норму процессуального закона, о которой в ходатайстве следователя не указывалось, а именно на ч. 3 ст. 115 УПК РФ, по буквальному толкованию положений которой наложение ареста на имущество лица, которое не является подозреваемым, обвиняемым и не привлекается по уголовному делу в качестве гражданского ответчика, допускается лишь при условии, что по делу имеются подтвержденные доказательствами основания полагать, что имущество получено в результате преступных действий подозреваемого (обвиняемого).

Вместе с тем, органами предварительного расследования ходатайство о наложении ареста на автомобиль мотивировано только необходимостью обеспечения исполнения приговора в части гражданских исков, заявленных потерпевшими. Довода о наличии применительно к обвиняемому К. или его дочери С. оснований, перечисленных в ч. 3 ст. 115 УПК РФ, никем не высказывалось.

Также суд апелляционной инстанции принял во внимание, что следователем не представлено достаточных достоверных данных о том, что автомобиль действительно находится в собственности именно обвиняемого К.

Указание в ходатайстве следователя на то, что сделка К. по отчуждению автомобиля своей дочери является мнимой, выступает субъективным мнением правоохранительных органов, поскольку ничем не подтверждается.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют не только о незаконности постановления суда первой инстанции от 26.02.2018, но и о необоснованности ходатайства следователя, поставившего перед судом вопрос о наложении ареста в порядке ч. 1 ст. 115 УПК РФ на имущество обвиняемого К., фактически не принадлежащего последнему.

Учитывая выявленные нарушения, судом апелляционной инстанции по делу вынесено новое решение, в соответствии с которым в удовлетворении ходатайства следователя о наложении ареста на автомобиль отказано.

Проведенное обобщение показало, что в первом полугодии 2018 года прокурорами принимались меры к устранению нарушений, допущенных судами при рассмотрении ходатайств органов предварительного расследования о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений. Вместе с тем, большая часть незаконных решений, постановленных судами края по данному вопросу, была пересмотрена по апелляционным жалобам подозреваемых (обвиняемых) или их защитников.

В то же время, из числа пересмотренных судебных решений 11 ходатайств органов предварительного расследования рассмотрено судом без участия прокурора, в остальных случаях в судебных заседаниях участвовали работники районных прокуратур, однако мер к обжалованию вынесенных с их участием незаконных решений не приняли. 

Изложенное свидетельствует о недостаточном качестве работы прокуроров по обеспечению соблюдения конституционных прав граждан на досудебной стадии уголовного судопроизводства и, как следствие, необходимости принятия мер к обеспечению качественного участия прокурора в каждом судебном заседании при рассмотрении ходатайств органов предварительного расследования в порядке ст. 165 УПК РФ с обжалованием всех незаконных судебных решений в апелляционном порядке.

 

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Изменение категории преступления возможно только после назначения виновному наказания

 

Апелляционным определением от 07.06.2018 отменено с направлением на новое судебное рассмотрение постановление Козульского районного суда от 16.03.2018, которым уголовное дело в отношении несовершеннолетнего Р., обвиняемого по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, прекращено с изменением категории совершенного преступления и применением меры воспитательного воздействия в виде предупреждения, передачи под надзор родителей и запретом нахождения вне дома без сопровождения законных представителей в период с 22 до 06 часов в течение 1 года.

Основанием отмены судебного решения явились нарушения уголовно-процессуального закона.

В силу п. 5 ст. 307 УПК РФ резолютивная часть обвинительного приговора, в случае применения ч. 6 ст. 15 УК РФ, должна содержать решение о признании лица виновным; вид и размер наказания, назначенного за преступление в совершении которого лицо признано виновным; решение об изменении категории преступления на менее тяжкую с указанием измененной категории преступления.

Кроме того, решение суда об изменении категории преступления с тяжкого на средней тяжести позволяет суду при наличии оснований, предусмотренных ст.ст. 75, 76, 78, 80.1, 92, 94 УК РФ, освободить осужденного от отбывания назначенного наказания. В этом случае суд постановляет приговор, резолютивная часть которого должна, в частности, содержать решение о признании подсудимого виновным, о назначении наказания и об изменении категории преступления на менее тяжкую, а также об освобождении от отбывания назначенного наказания (п. 2 ч. 5 ст. 302 УПК РФ).

Учитывая приведенные выше положения закона, принятое судом первой инстанции решение не отвечает требованиям УПК РФ, поскольку нарушена процедура судопроизводства.

 

При освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности сроки давности сокращаются наполовину

 

По доводам апелляционного представления судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда изменен приговор Норильского городского суда от 14.02.2018, которым Г. осужден по пп. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 5 месяцам лишения свободы, по пп. «а, б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 7 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 5 месяцам исправительных работ с удержанием 5% в доход государства, а окончательно на основании ст.ст. 69, 71 и 73 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Изменяя приговор, суд апелляционной инстанции указал, что в соответствии со ст.ст. 78 и 94 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления в несовершеннолетнем возрасте, относящегося к категории небольшой тяжести, истек 1 год.

Из материалов уголовного дела установлено, что Г. помимо прочих преступлений, признан виновным в совершении 31.07.2016 (будучи  несовершеннолетним) тайного хищения чужого имущества, то есть преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Учитывая период совершения преступления, относящегося в соответствии со ст. 15 УК РФ к категории небольшой тяжести, а также дату вынесения судебного решения, на момент постановки приговора истекло более одного года, что свидетельствует об истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности за указанное преступное деяние.

Приговор в части осуждения Г. за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ, отменен с прекращением в данной части уголовного преследования, а наказание, назначенное по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ, снижено до 2 лет 5 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

 

Признание доказательств недопустимыми повлекло частичную реабилитацию лица

 

По представлению государственного обвинителя 22.05.2018 судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда изменен приговор Свердловского районного суда г.Красноярска от 21.12.2017 в отношении С.В.А., осужденного по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением положений ст. 69 УК РФ к 8 годам 6 месяцам 10 дням лишения свободы.

Как следует из материалов дела, в нарушение ст. 51 Конституции РФ и п. 1 ч. 1 ст. 56 УПК РФ следователем и судом С.Н.А. при допросах предупрежден об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против своего брата С.В.А. Кроме того, в ходе предварительного следствия у С.Н.А. не выяснялось согласие дать показания против родного брата.

В то же время в судебном заседании С.Н.А. не подтвердил ранее данные им показания и после предупреждения об уголовной ответственности, в том числе за отказ от дачи показаний и разъяснения права не свидетельствовать против близких родственников, пояснил, что не желает давать показания против брата. Но, несмотря на это, его допрос был продолжен.

Учитывая выявленные нарушения, показания С.Н.А. признаны краевым судом недопустимыми, так как получены с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

Также суд первой инстанции, как на доказательство виновности осужденного сослался на имеющий преюдициальное значение приговор Свердловского районного суда г.Красноярска от 05.12.2017, постановленный в порядке главы 40 УПК РФ, в отношении С.Н.А., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ за незаконное приобретение наркотического средства у лица, материалы в отношении которого выделены в отдельное производство.

Данный вывод противоречит требованиям ст. 90 УПК РФ, по смыслу которой, обстоятельства, установленные приговором, постановленным в порядке ст. 316 УПК РФ, не имеют преюдициального значения и не могут быть приняты судом без дополнительной проверки.

Иные доказательства, на которые имеется ссылка в приговоре, а именно показания сотрудника полиции, допрошенного судом и пояснившего об обстоятельствах задержания в качестве подозреваемых братьев С., получения от них объяснений, подтверждают лишь факт обнаружения и изъятия наркотического средства.

Таким образом, выводы суда о незаконном сбыте наркотического средства С.В.А. своему брату С.Н.А. основаны лишь на показаниях осужденного, данных им в ходе следствия, которые не могут быть признаны достаточными для вывода о его виновности по данному обвинению.

Кроме того, суд, оценивая указанные показания, исказил их содержание, указав, что С.В.А. неоднократно давал признательные показания по сбыту наркотического средства, хотя на тот момент обвинение по сбыту ему не предъявлялось, а после предъявления обвинения по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, последний при допросе в качестве обвиняемого указал, что вину признает частично и отказался от дачи показаний в соответствии со ст. 51 Конституции РФ.

С учетом отсутствия совокупности доказательств, показания С.В.А., данные в ходе следствия, согласно которым он частично признал вину в незаконном сбыте наркотического средства, не указав, в чем это признание заключается, а также его показания по обвинению в незаконном приобретении и хранении наркотического средства, не могут быть расценены достаточными для вывода о его виновности.

Таким образом, суд апелляционной инстанции исключил из приговора указание на доказательства вины осужденного показания свидетеля С.Н.А. и приговор Свердловского районного суда г.Красноярска от 05.12.2017 в отношении С.Н.А.

Уголовное дело в отношении С.В.А. по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

С.В.А. постановлено считать осужденным по ч. 2 ст. 228 УК РФ к наказанию в виде 3 лет лишения свободы, а на основании частей 4 и 5 ст. 69 УК РФ – к 3 годам 10 дням лишения свободы.

 

Необоснованное применение положений ст. 64 УК РФ явилось основанием изменения судебного решения с усилением назначенного наказания

 

Судом апелляционной инстанции по доводам представления прокурора района усилено наказание М., осужденному приговором Кировского районного суда г.Красноярска по пп. «а, г» ч. 2 ст. 242.1 УК РФ и п. «б» ч. 3 ст. 242 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 1 году 10 месяцам исправительных работ с удержанием 15% из заработной платы в доход государства.

При назначении наказания суд первой инстанции в качестве смягчающих обстоятельств на основании ч. 2 ст. 61 УК РФ признал отсутствие судимостей, постоянное место жительства виновного в городе Красноярске, положительные характеристики, неофициальное трудоустройство, оказание помощи нетрудоспособному отцу, полное признание вины, раскаяние в содеянном, а также обстоятельства, которые непосредственно связаны с личностью и поведением осужденного на работе и в быту.

Эти же обстоятельства суд первой инстанции посчитал возможным признать исключительными, позволяющими применить положения ст. 64 УК РФ.

Обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 61 УК РФ, судом не установлено.

С такими выводами краевой суд не согласился, поскольку они противоречат требованиям материального закона и складывающейся судебной практике по усилению уголовной ответственности за совершение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних.

Как указала апелляционная инстанция, применяя положения ст. 64 УК РФ к осужденному, суд не изложил, в чем выразилось поведение виновного во время и после совершения преступлений, и каким образом перечисленные в приговоре обстоятельства существенно уменьшают степень общественной опасности содеянного.

Сами по себе положительные характеристики виновного лица, наличие у него постоянного места жительства и неофициального трудоустройства, признание вины и раскаяние в содеянном, по своему содержанию не свидетельствуют о какой-либо исключительности, а являются обязательными в характеристике личности любого законопослушного гражданина.

Каких-либо исключительных обстоятельств, касающихся личности М., существенно уменьшающих общественную опасность совершенных им преступлений, суд апелляционной инстанции не установил, не указал на такую исключительность и суд первой инстанции в приговоре.

Санкциями ч. 2 ст. 242.1 УК РФ и ч. 3 ст. 242 УК РФ предусмотрено единственно возможное наказание – лишение свободы. При этом, согласно примечанию к ст. 73 УК РФ, условное осуждение по ч. 2 ст. 242.1 УК РФ не допускается. Тем самым, законодатель предусмотрел высокую степень общественной опасности данного преступления, требующего строгого наказания для виновных лиц.

На основании изложенного, судебная коллегия изменила приговор, назначила осужденному наказание в виде реального лишения свободы за каждое совершенное преступление, и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно определив М. наказание в виде 3 лет 2 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

 

Существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона повлекли пересмотр состоявшихся судебных решений

 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда по доводам стороны защиты отменен приговор Октябрьского районного суда г.Красноярска, постановленный в отношении С., осужденного по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.07.2009 №215-ФЗ).

Как следует из материалов уголовного дела, защитник подсудимого, вновь назначенный судом в порядке ст. 51 УПК РФ на стадии судебных прений, был лишен возможности полноценно подготовиться и участвовать в защите интересов своего подзащитного, так как не был ознакомлен с протоколом судебного заседания, содержащего сведения, отсутствующие в материалах дела и о существе которых могло быть известно лишь при непосредственном участии в судебном следствии. В частности, в ходе судебного разбирательства стороной защиты выдвигались новые доводы, допрашивались эксперты и специалисты, свидетели обвинения и защиты, в показаниях которых имелись противоречия по сравнению с теми, которые они давали при досудебном производстве, исследовались новые документы.

Указанное нарушение уголовно-процессуального закона было допущено до ухода судьи в совещательную комнату и устранено в суде апелляционной инстанции.

По результатам рассмотрения доводов жалобы, на основании п. 3 ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ, судом апелляционной инстанции вынесен новый обвинительный приговор, которым С. признан виновным по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.07.2009 №215-ФЗ) с назначением наказания, аналогичного вынесенному судом первой инстанции.

 

******

 

Апелляционным определением судебной коллегии от 24.05.2018 по жалобе осужденного и его защитника отменен приговор Березовского районного суда, постановленный в отношении К., осужденного по ч. 2 ст. 135 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

Согласно материалам уголовного дела протокол судебного заседания состоял из нескольких частей. При этом одна из частей протокола, в которой содержатся описания показаний свидетелей обвинения, положенные в основу вынесенного приговора, не подписана секретарем судебного заседания и председательствующим судьей.

Помимо этого, не содержится подписи председательствующего судьи и в протоколе судебного заседания от другой даты.

Кроме того, в подписке, отобранной в порядке ст. 307 УК РФ у допрошенных свидетелей и приобщенной к материалам дела, отсутствуют необходимые сведения, позволяющие определить, что она давалась и отбиралась именно по данному делу ввиду отсутствия подписи судьи.

 

******

 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 08.05.2018 по жалобам осужденного и его защитника пересмотрен приговор Ленинского районного суда г.Красноярска от 27.12.2017, постановленный в отношении З., осужденного по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с применением положений ч. 3 ст. 69 и ст. 70 УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Основанием изменения судебного решения явились существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона, допущенные на досудебной стадии процесса.

Согласно п. 3 ч. 3 ст. 61 УПК РФ следователь не может участвовать в производстве по уголовному делу, ясли он является близким родственником любого из участников производства по данному делу.

Как следует из материалов уголовного дела, начальник ОНК ОП № 4 МУ МВД России «Красноярское» К. вынес постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка», составил план проведения данного мероприятия, а также принимал непосредственное участие в его проведении, после чего составленные материалы направил в СО № 4 СУ МУ МВД России «Красноярское», где старший следователь К. на их основании возбудила уголовное дело и приняла его к своему производству. 

При этом старший следователь К. является супругой начальника ОНК ОП № 4 МУ МВД России «Красноярское» К., в связи с чем имелись обстоятельства, препятствующие ее участию в производстве по уголовному делу. Таким образом, все произведенные с ее участием следственные и процессуальные действия признаны недопустимыми доказательствами.

В связи с изложенным, приговор в части осуждения З. по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ отменен, уголовное дело в указанной части возвращено прокурору Ленинского района г.Красноярска для устранения препятствий его рассмотрения судом. Кроме того, из приговора суда первой инстанции исключено указание о назначении осужденному З. наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ. В остальной части приговор оставлен без изменения.

 

Неверная квалификация действий осужденного явилась основанием для изменения судебного решения

 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 26.04.2018 по жалобам осужденного и его защитника изменен приговор Норильского городского суда от 15.12.2017 в отношении К., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 40 000 рублей с ограничением свободы на 6 месяцев.

К. осужден за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере у лица, материалы дела в отношении которого выделены в отдельное производство.

Как следует из материалов уголовного дела, постановлением следователя от 30.07.2017 уголовное дело возбуждено в отношении Д. по признакам преступления, предусмотренного п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, по факту незаконного сбыта им гражданину К. наркотических средств.

В соответствии с представленной государственным обвинителем по ходатайству защиты копии постановления следователя от 22.10.2017, уголовное преследование в отношении Д. в части обвинения в совершении незаконного сбыта наркотических средств К. при вышеуказанных обстоятельствах прекращено за непричастностью. Согласно протоколу судебного заседания, копия данного постановления после его оглашения, приобщена к материалам дела в отношении подсудимого К.

Таким образом, судом не учтено наличие данных о прекращении уголовного преследования по факту незаконного сбыта Д. наркотического средства подсудимому.

При отсутствии в деле сведений о выделении уголовного дела или его возбуждении по обстоятельствам сбыта К. наркотического средства другим лицом, а также иных доказательств, указывающих на обстоятельства, в частности, способ приобретения наркотического средства, судебная коллегия сочла, что выводы суда о способе приобретения наркотического средства осужденным, материалами дела не подтверждены.

С учетом уменьшения объема обвинения, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о необходимости смягчения основного наказания, назначенного за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 228 УК РФ, а также исключения одного из дополнительных видов наказания – штрафа, с учетом отсутствия в приговоре достаточной мотивировки его назначения.

Коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции о необходимости назначения осужденному штрафа только на основании того, что К. имеет имущество, у него отсутствуют иждивенцы, он трудоспособен и имеет возможность работать в исправительном учреждении и получать заработную плату.

В связи с изложенным судебной коллегией из приговора исключено указание на осуждение К. за незаконное приобретение наркотического средства без цели сбыта в крупном размере, а назначенное по ч. 2 ст. 228 УК РФ наказание смягчено до 5 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 6 месяцев и исключением дополнительного наказания в виде штрафа.

 

******

 

Определением Красноярского краевого суда от 24.04.2018 по представлению государственного обвинителя изменен приговор Советского районного суда г.Красноярска от 07.02.2018 в отношении Б., осужденного по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ – 4 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ – 4 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Решением суда первой инстанции Б. признан виновным в незаконном сбыте наркотических средств, а также в пособничестве в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Суд, квалифицируя действия Б. как пособничество в незаконном  приобретении и хранении наркотического средства в крупном размере, не учел, что в соответствии с ч.ч. 1 и 5 ст. 33 УК РФ пособник, наряду с исполнителем, также признается соучастником преступления, если он содействовал совершению преступления. Согласно ч. 3 ст. 34 УК РФ уголовная ответственность пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК РФ, за исключением случаев, когда он одновременно является соисполнителем данного преступления.

Так, если посредник приобретает наркотическое средство по просьбе и за деньги приобретателя этого средства и передает ему данное средство, то такое лицо является пособником в приобретении наркотических средств. В таком случае его действия необходимо квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и соответствующей части статьи 228 УК РФ. Кроме того, нахождение наркотического средства, полученного от сбытчика, у посредника для передачи его приобретателю не требует дополнительной квалификации как незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств.

Таким образом, действия Б. квалифицированы по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 228 УК РФ как пособничество, а именно содействие совершению преступления путем предоставления средств и информации об источнике приобретения наркотического средства, заранее обещавшего приобрести наркотическое средство, т.е. умышленные действия лица, непосредственно направленные на незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, с исключением из квалификации незаконного хранения этих средств. Назначенное Б. наказание снижено до 3 лет 5 месяцев лишения свободы, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ – до 4 лет 5 месяцев лишения свободы.

 

******

 

Апелляционным определением судебной коллегии краевого суда от 05.06.2018 по представлению государственного обвинителя изменен приговор Сосновоборского городского суда от 29.01.2018 в отношении П., осужденного п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ с применением положений ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Согласно приговору, 31.07.2017 П. с целью сбыта незаконно приобрел в г.Красноярске психотропное вещество массой 0,365 граммов, которое спрятал в куске сала и передал Б. для перевозки неустановленному лицу в Туруханский район.

С имевшимся при нем свертком с психотропным веществом Б., не подозревая о преступных действия П., приехал в аэропорт «Емельяново» где и был задержан сотрудниками полиции, психотропное вещество изъято.

В соответствии с п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», под незаконной пересылкой следует понимать действия лица, направленные на перемещение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества адресату (например, в почтовых отправлениях, посылках, багаже с использованием средств почтовой связи, воздушного или другого вида транспорта, а также с нарочным при отсутствии осведомленности последнего о реально перемещаемом объекте или его сговора с отправителем), когда эти действия по перемещению осуществляются без непосредственного участия отправителя. При этом ответственность лица по ст. 228.1 УК РФ как за оконченное преступление наступает с момента отправления письма, посылки, багажа и т.п. с содержащимися в нем указанными средствами, веществами или их аналогами, независимо от получения их адресатом.

Суд первой инстанции, признавая в действиях П. наличие двух диспозиционных признаков незаконного оборота психотропных веществ, а именно сбыта и пересылки, оставил без внимания, что содеянное охватывается диспозицией одной ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, предусматривающей ответственность и за незаконный сбыт и за незаконную пересылку психотропных веществ, так как действия по приобретению психотропных веществ были выполнены в целях их пересылки.

В связи с изложенным, краевой суд пришел к выводу о том, что юридическая квалификация действий П., как незаконный сбыт психотропных веществ, является излишней.

Решением суда апелляционной инстанции из осуждения П. исключен незаконный сбыт психотропных веществ. Виновного определено считать осужденным по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ за незаконную пересылку психотропных веществ в значительном размере, назначенное П. наказание снижено до 5 лет 9 месяцев лишения свободы.

 

Неверное применение судом правил назначение наказания по совокупности преступлений повлекло снижение назначенного наказания

 

Апелляционным определением Красноярского краевого суда от 07.06.2018 по представлению заместителя прокурора изменен приговор Ачинского городского суда от 04.04.2018 в отношении Л., осужденного по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ (2 преступления) к 6 годам лишения свободы (за каждое) и ч. 1 ст. 174.1 УК РФ к штрафу в размере 40 000 рублей, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ – к 6 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 40 000 рублей.

В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ, если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

Поскольку два совершенных Л. преступления являются покушением на особо тяжкое преступление, одно преступление является преступлением небольшой тяжести, при назначении наказания по совокупности преступлений суду первой инстанции необходимо было применить положения ч. 2 ст. 69 УК РФ, а не ч. 3 указанной нормы

Учитывая исправление выявленных нарушений, краевой суд на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ снизил срок наказания Л. в виде лишения свободы до 6 лет 5 месяцев.

 

Основанием изменения приговора явилась несправедливость назначенного наказания вследствие его чрезмерной суровости

 

Определением судебной коллегии Красноярского краевого суда от 10.04.2018 изменен приговор Назаровского городского суда от 30.01.2018 в отношении Л., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ – к 4 годам 4 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Суд первой инстанции при назначении наказания учел характер и степень общественной опасности преступления, относящегося к категории тяжких, данные о личности виновного, который имеет постоянное место жительства, у него на иждивении находится малолетний ребенок, характеризуется участковым инспектором удовлетворительно, соседями положительно, работает, является ветераном боевых действий, в связи с чем получает пенсию, положительно характеризуется по месту службы, имеет благодарность, а его мать имеет сложное заболевание.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд учел наличие малолетнего ребенка, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, полное признание вины, раскаяние в содеянном, состояние здоровья его и его матери, участие в боевых действиях. Обстоятельств, отягчающих  наказание, не установлено.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что суд первой инстанции не в полном объеме учел данные о личности осужденного, а также смягчающие наказание обстоятельства, не дав им надлежащей оценки, что повлекло назначение чрезмерно сурового наказания.

Учитывая данные факты, судебной коллегией виновному Л. по ч. 2 ст. 228 УК РФ наказание снижено до 3 лет 2 месяцев лишения свободы, а по правилам ст. 70 УК РФ – до 3 лет 5 месяцев лишения свободы.

 

 

НОВОЕ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

 

Федеральным законом от 29.07.2018 № 227-ФЗ введена уголовная ответственность за организацию и проведение без лицензии азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах вне игорной зоны, а также за систематическое предоставление помещений для незаконных организации и проведения азартных игр

Соответствующие дополнения внесены в статью 171.2 УК РФ «Незаконные организация и проведение азартных игр».

Кроме того, установлены нижние пределы наказания в виде штрафа, которое может быть назначено в качестве основного вида наказания за совершение преступлений, предусмотренных статьей 171.2 УК РФ. Согласно изменениям по ч. 1 ст. 171.2 УК РФ штраф может быть назначен в размере от 300 тыс.руб. до 500 тыс.руб. (ранее было до 500 тыс.руб.), либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 до 3 лет (ранее было до 3 лет); по ч. 2 ст. 171.2 УК РФ штраф может быть назначен в размере от 500 тыс.руб. до 1 млн руб. (ранее было до 1 млн руб.), либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 3 до 5 лет (ранее было до 5 лет); по ч. 3 ст. 171.2 УК РФ штраф может быть назначен в размере от 1 млн руб. до 1,5 млн руб. (ранее было до 1,5 млн руб.), либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 4 до 5 лет (ранее было до 5 лет);

Начало действия новой редакции ст. 171.2 УК РФ – 10.08.2018.

Федеральным законом от 29.07.2018 № 228-ФЗ уголовно-процессуальный кодекс РФ дополнен статьей 244-1, раскрывающей статус помощника судьи.

В соответствии с закрепленными полномочиями помощник судьи оказывает помощь судье в подготовке и организации судебного разбирательства, а также в подготовке проектов судебных решений. Помощник судьи не вправе выполнять функции по осуществлению правосудия. В то же время помощник судьи по поручению председательствующего ведет протокол судебного заседания, обеспечивает контроль за фиксированием хода судебного заседания техническими средствами, проверяет явку в суд лиц, которые должны участвовать в судебном заседании, производит иные процессуальные действия в случаях и порядке, которые предусмотрены УПК РФ.

Этим же Федеральным законом регламентирован порядок подачи ходатайства об ознакомлении с аудиозаписью судебного заседания, закреплены права потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, обвиняемого знакомиться с аудиозаписью судебного заседания и подавать свои замечания.

Согласно внесенным изменениям в течение 3 суток со дня ознакомления с протоколом и аудиозаписью судебного заседания стороны могут подать на них свои замечания. Замечания на аудиозапись рассматриваются председательствующим в течение 2 суток со дня их подачи. По результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении.

Замечания на протокол, аудиозапись и постановление председательствующего приобщаются к протоколу судебного заседания.

Изложенные изменения вступают в силу с 1 сентября 2019 года.

 

 

другие новости