Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за октябрь-ноябрь 2017 г.

28.12.2017 18:56:53

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

октябрь-ноябрь

 

г. Красноярск

2017 год

 

ОБОБЩЕНИЕ

практики прекращения судами уголовных дел (уголовного преследования) в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа

 

Федеральным законом от 03.07.2016 №323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» в уголовный закон введен институт освобождения лиц от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ), а в уголовно-процессуальный закон введено новое основание прекращения уголовного дела или уголовного преследования – в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа   (ст. 25.1 УПК РФ).

В соответствии с указанными положениями закона, суд по собственной инициативе или по результатам рассмотрения ходатайства, поданного следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, при наличии условий, предусмотренных ст. 76.2 УК РФ.

Прекращение уголовного дела или уголовного преследования при наличии условий, предусмотренных ст. 76.2 УК РФ, допускается в любой момент производства по уголовному делу до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции – до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

Освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа возможно только при наличии следующих трех условий: деяние должно быть совершено впервые; небольшой или средней тяжести; виновный возместил потерпевшему ущерб или иным образом загладил причиненный преступлением вред.

Данная норма распространяется только на лицо, совершившее одно или несколько преступлений впервые, ни за одно из которых оно ранее не было осуждено либо когда ранее совершенные им деяния не влекут правовых последствий.

Кроме того, обязательным условием для принятия решения о прекращении уголовного дела и назначении судебного штрафа является заглаживание вреда, причиненного преступлением. В зависимости от того, какой вред причинен (моральный, материальный или физический), заглаживание вреда может выражаться в разных формах: раскаянием в содеянном и просьбой к потерпевшему простить совершенное преступное деяние, возмещением вреда в денежной или иной форме, представлением разного рода медицинских услуг потерпевшему за счет виновного и т.д.

При этом согласно постановлению Пленума Верховного суда РФ от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (в редакции от 29.11.2016), правила ст. 46 УК РФ к назначению и исполнению судебного штрафа не применяются. 

За 2016 год судами края по первой инстанции с вынесением итогового судебного решения рассмотрено 24 289 уголовных дел в отношении 26 274 лиц, из них прекращено 4 985 дел в отношении 5 441 лица, что составило 20,5%, в том числе по нереабилитирующим основаниям прекращено 4 979 дел или 20,4% в отношении 5 433 лиц.

В период с 03.07.2016 по 31.12.2016 судами края приняты решения о прекращении уголовного дела в связи с назначением судебного штрафа по 118 уголовным делам в отношении 127 лиц. Из них федеральными судами такие решения приняты по 54 делам в отношении 63 лиц, мировыми судьями – по 64 делам в отношении 64 лиц.

В анализируемый период решения о прекращении уголовного дела и назначении судебного штрафа выносились судами также и при отсутствии согласия государственного обвинителя – по 2 делам в отношении 2 лиц (федеральным судом – в отношении 1 лица, мировыми судьями – в отношении 1 лица).

Так, 21.09.2016 постановлением Железнодорожного районного суда  г. Красноярска в отношении С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, уголовное дело прекращено, назначен судебный штраф. Государственный обвинитель возражал против прекращения, ссылаясь на наличия двух объектов данного состава преступления, которым причиняется вред, и отсутствие сведений о возмещении ущерба или иного заглаживания вреда, причиненному государству. Принятое судом решение в апелляционном порядке не обжаловалось.

Мировым судьей судебного участка № 60 по Ленинскому району г. Красноярска по уголовному делу в отношении Ч., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 312 УК РФ, принято решение о прекращении и назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 10 000 руб. Государственный обвинитель против прекращения уголовного дела возражал, однако, решение суда не обжаловал.

Случаев прекращения судом уголовных дел с назначением судебного штрафа в отношении несовершеннолетних не имелось. Также отсутствовали решения судов о прекращении уголовных дел в связи с назначением судебного штрафа после переквалификации действий подсудимого на менее тяжкий состав преступления.

За 2016 год по 44 уголовным делам в отношении 44 лиц судами края решения о прекращении уголовного дела и о назначении судебного штрафа вынесены по ходатайству следователя (дознавателя).

В удовлетворении 9 ходатайств судом вынесено решение об отказе. Все дела рассматривались федеральными судами. В 8 случаях причиной отказа послужило наличие иных оснований для прекращения уголовного дела, а именно прекращения уголовных дел в связи с примирением сторон, в 1 случае – нарушение требований УПК РФ при составлении ходатайства.

За 1 полугодие 2017 года судами края рассмотрено с вынесением итогового решения 10 966 (-1 507) уголовных дел в отношении 11 894 (-1 652) лиц. Прекращено 2 162 (-126) уголовных дела в отношении 2 326 (-198) лиц.

За этот же период времени судами в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа прекращено 172 дела, что составило 7,9% от числа всех прекращенных уголовных дел, из которых по 83 делам решение о прекращении принято федеральными судами, по 89 делам – мировыми судьями.

В порядке гл. 40 УПК РФ федеральным судом рассмотрено 22 уголовных дела данной категории, мировыми судьями – 44 дела.

Как и в 2016 году имели место случаи вынесения судами решений о прекращении уголовных дел в связи с назначением судебного штрафа при отсутствии согласия государственного обвинителя – по 7 уголовным делам в отношении 7 лиц.

Наибольшее количество таких решений, а именно по 4 уголовным делам, вынесены в Козульском районе: федеральным судом в отношении 1 лица, обвиняемого в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1  ст. 292 УК РФ, и мировыми судьями - в отношении 3 лиц, каждый из которых обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1   ст. 291.2 УК РФ. Позиция государственных обвинителей, возражавших против освобождения лиц от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, обусловлена тем, что все совершенные деяния отнесены к преступлениям коррупционной направленности, а одно из них совершено должностным лицом.

При наличии возражений государственного обвинителя, решения о прекращении уголовных дел также выносились в Советском районе   г. Красноярска (по 2 уголовным делам), и в Шарыповском районе (по 1 уголовному делу).

Кроме того, в анализируемый период имело место прекращение уголовного дела в связи с назначением судебного штрафа после переквалификации действий подсудимого на более мягкий состав преступления.

Так, Ленинским районным судом г. Красноярска 16.02.2017 рассмотрено уголовное дело по обвинению С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.1 УК РФ. В связи с вступившими в законную силу на момент рассмотрения данного уголовного дела в суде изменениями уголовного закона, касающихся сумм неуплаченных налогов, относящихся к особо крупному размеру, действия С. судом квалифицированы по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ. Уголовное дело прекращено, С. назначен судебный штраф в размере 100 000 руб. Данное решение сторонами не обжаловалось и вступило в законную силу. 

За анализируемый период 2017 года судами края постановления вынесены в отношении 5 несовершеннолетних по 4 уголовным делам (Иланский районный суд – по 3 делам в отношении 4 лиц, Н-Ингашский районный суд – по 1 делу в отношении 1 лица).

17.05.2017, по ходатайству следователя, Нижнеингашским районным судом прекращено уголовное дело в отношении несовершеннолетнего С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2  ст. 158 УК РФ. С. назначен судебный штраф в сумме 6 000 руб. 

За анализируемый период также прекращено 1 уголовное дело в отношении должностного лица.

Так, постановлением Козульского районного суда от 21.04.2017 уголовное дело в отношении К., обвиняемого по ч. 1 ст. 292 и ч. 1 ст. 292 УК РФ прекращено в связи с назначением судебного штрафа в размере 5 000 руб. 

Согласно постановлению суда К. занимал должность начальника пожарно-химической станции КГАУ «Лесопожарный центр». В 2015 году в обязанности К. входило, в том числе, составление табеля учета рабочего времени и расчета оплаты труда по возглавляемому им структурному подразделению, внесение в него соответствующих сведений о явках и неявках на работу работников учреждения, предоставление указанного табеля руководству для начисления и выплаты заработной платы, исчисления и выплаты налога на доходы физических лиц и взносов во внебюджетные фонды, полномочия по осуществлению указанных выплат за счет средств КГАУ «Лесопожарный центр».

01.04.2015 К., находясь по месту своей работы, осознавая, что действует в нарушение требований должностной инструкции, зная, что его знакомый Л., занимающий должность водителя, постановлением мирового судьи привлечен к административной ответственности и помещен в специальный приемник для отбывания назначенного наказания в виде административного ареста на срок 10 суток, проставил в табеле учета рабочего времени и расчета оплаты труда явку последнего на работу. На основании представленного К. табеля учета рабочего времени, Л. незаконно начислена заработная плата за период с 13 по 23.03.2015 в размере 5 045, 28 руб. Указанные денежные средства перечислены на заработную карту Л.

Кроме того, в дальнейшем, на карту Л. также перечислены страховые взносы на обязательное пенсионное страхование. Своими преступными действиями К. причинил КГАУ «Лесопожарный центр» ущерб на общую сумму 6 603, 28 руб.

Также, как следует из постановления, К. 09.12.2015, находясь по месту работы, достоверно зная о том, что его знакомый Г., работающий трактористом Козульской ПХС КГАУ «Лесопожарный центр», 04.12.2015 на основании постановления мирового судьи привлечен к административной ответственности и помещен в специальный приемник для содержания лиц, подвергнутых административному аресту, для отбывания назначенного наказания в виде административного ареста сроком на 10 суток, проставил в табеле учета рабочего времени за декабрь 2015 года явку на работу Г. в том числе и в период с 04 по 14.12.2015. Данный табель впоследствии передан в бухгалтерию КГАУ «Лесопожарный центр» для начисления заработной платы.

Прекращая уголовное дело в отношении К., суд в своем решении указал, что подсудимый обвиняется в совершении двух преступлений небольшой тяжести, ранее к уголовной ответственности не привлекался, вину признал, дал признательные показания. Признание вины и дача признательных показаний расценены судом как принятие К. иных мер, направленных на восстановление нарушенных прав и законных интересов потерпевшего – государственного учреждения.

На указанное судебное решение прокуратурой района принесено апелляционное представление, в котором государственным обвинителем поставлен вопрос о его отмене, в связи с незаконностью, по причине отсутствия сведений о заглаживании вреда, причиненном преступлением.

Апелляционной инстанцией 31.08.2017 года представление прокурора удовлетворено, постановление суда Козульского района от 21.04.2017 отменено. В части совершения К. преступления 09.12.2015, предусмотренного ч. 1  ст. 292 УК РФ, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение. Причиной отмены решения районного суда явилось неустановление фактических обстоятельств заглаживания подсудимым вреда, причиненного преступлением.

По второму преступлению, совершенному 01.04.2015, уголовное дело прекращено в связи с истечением срока давности привлечения лица к уголовной ответственности.

Из числа уголовных дел, по которым судами приняты решения о прекращении и назначении виновным судебного штрафа, 63 дела в отношении 70 лиц поступили в суд с ходатайствами следователя (дознавателя) в порядке  гл. 51.1 УПК РФ. Из них федеральными судами приняты решения о назначении судебного штрафа по 40 ходатайствам в отношении 47 лиц, мировыми судьями – по 23 ходатайствам в отношении 23 лиц.

По 8 делам в отношении 8 лиц судами ходатайства следователя о прекращении уголовного дела и назначении судебного штрафа отклонены. 

Причинами отказа в удовлетворении ходатайств явились не предоставление сведений о возмещении причиненного ущерба, отсутствие согласия подсудимого, наличие оснований для прекращения по иным основаниям. Такие решения в анализируемый период принимались в Кировском районе г.Красноярска, в Уярском и Ермаковском районах края, а также судами городов Сосновоборск и Норильск.

Так, постановлением Уярского районного суда от 10.02.2017 отказано в удовлетворении ходатайства следователя о прекращении уголовного дела с назначением судебного штрафа в отношении Л. и Ш., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

В судебном заседании установлено, что потерпевший Б. в ходе предварительного следствия заявлял о желании прекратить уголовное дело, в связи с примирением. В связи с наличием иных оснований для прекращения уголовного дела, судом принято решение об отказе в удовлетворении ходатайства следователя.

В 2016 году представления и жалобы по анализируемой категории дел в апелляционном порядке не рассматривались.

В первом полугодии 2017 года судами апелляционной инстанции проверена законность 5 постановлений о прекращении уголовных дел в связи с назначением судебного штрафа в отношении 5 лиц, в том числе в отношении 4 лиц по представлениям.

Из рассмотренных 4 представлений, 2 удовлетворено, 2 – отклонено. Результативность апелляционного обжалования составила 50,0 %.

Из общего количества проверенных в апелляционном порядке уголовных дел, апелляционной инстанцией краевого суда рассмотрено и удовлетворено 1 представление прокурора на постановление о прекращении уголовного дела в связи с назначением судебного штрафа, с отменой состоявшегося судебного решения.

Кроме того, в рассматриваемом периоде краевым судом в апелляционном порядке отменен один обвинительный приговор с прекращением производства по делу на основании ст. 25.1 УПК РФ, а также одно постановление об отказе в удовлетворении ходатайства следователя о прекращении уголовного дела в связи с назначением судебного штрафа и возвращении его руководителю следственного органа.

Районными (городскими) судами проверена законность 4 постановлений рассматриваемой категории, из них 3 – по представлениям. Из рассмотренных представлений 1 удовлетворено, 2 отклонено.

Оспариваемые в апелляционном порядке решения о прекращении уголовных дел в связи с назначением меры уголовно–правового характера в виде судебного штрафа приняты судами первой инстанции в 3 случаях по результатам рассмотрения ходатайства следователя, в 2-х – судом самостоятельно, в связи с заявленными стороной защиты ходатайствами. 

Основной причиной отмены судебных решений рассматриваемой категории послужило существенное нарушение уголовно–процессуального закона, а также неправильное применение уголовного закона, в том числе положений ст. 76.2 УК РФ.

Так, несоблюдение требований ст. 76.2 УК РФ послужило основанием отмены, по представлению прокурора, постановления Советского районного суда г. Красноярска от 09.02.2017 о прекращении уголовного дела в отношении С., обвиняемого по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Доводы представления мотивированы тем, что одно из условий необходимых для освобождения С. от уголовной ответственности на основании ст. 76.2 УК РФ, а именно возмещение ущерба или иным образом заглаживание причиненного преступлением вреда, не соблюдено, поскольку изложенное предполагает совершение активных действий, а не констатацию причастности к совершению преступления. Из материалов уголовного дела следовало, что С. был задержан на месте преступления, имущество, которое он похитил, изъято у него и возвращено потерпевшему. Иных мер направленных на заглаживание вреда С. не принималось.

С доводами представления суд апелляционной инстанции согласился, указав, что похищенное имущество С. изъято сотрудниками охраны и его возврат потерпевшей стороне не может быть расценен как заглаживание причиненного преступлением вреда, С., допрошенный в качестве подозреваемого вину не признал, пояснил, что имущество не похищал, извинений потерпевшим не принес, каких-либо иных действий по отношению к заглаживанию вреда не предпринял. Таким образом, решение о прекращении дела принято без выяснения способа заглаживания вреда потерпевшему, что подлежит сделать суду первой инстанции при новом судебном рассмотрении.  

По аналогичным основаниям, по представлению прокурора, 05.05.2017 отменено постановление мирового судьи судебного участка №23 в г. Енисейске и Енисейском районе от 28.12.2016, которым уголовное преследование и уголовное дело в отношении Ш., обвиняемого по ч. 1 ст. 158 УК РФ, прекращено с назначением меры уголовно–правового характера в виде судебного штрафа.

Как следовало из материалов уголовного дела, данных свидетельствующих о принятии подсудимым Ш. мер по возмещению ущерба или по заглаживанию вреда, причиненного преступлением, в судебном заседании не представлено. Фактически похищенный телефон возращен потерпевшей в результате её активных действий. Выводы суда первой инстанции о наличии оснований для прекращения уголовного дела в связи с явкой с повинной, и тем самым способствовании раскрытию дела, суд апелляционной инстанции посчитал недостаточными, в том числе с учетом того, что явка с повинной подана Ш. уже после возбуждения дела, а его извинения потерпевшая не приняла, тем самым указанными мерами вред, причиненный преступлением, не заглажен. При изложенных обстоятельствах решение суда признано незаконным, уголовное дело направлено на новое рассмотрение.

Однако, складывающаяся апелляционная практика в крае не является единообразной в части толкования терминов «возмещение ущерба» и «заглаживание причиненного преступлением вреда» как одного из оснований прекращения дела с назначением судебного штрафа.

Так, ряд преступлений, содержащихся в гл. 30 УК РФ (против государственной власти интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления), также относящихся к преступлениям небольшой тяжести, не предполагают наличие потерпевшего, что делает невозможным применение правил ст. 76.2 УК РФ, в связи с отсутствием лица, которому обвиняемому надлежит возместить вред, причиненный преступлением.

Вместе с тем, апелляционным постановлением Козульского районного суда от 23.03.2017 отклонено представление прокурора, принесенное на постановление мирового судьи, которым 12.01.2017 уголовное дело в отношении А., обвиняемого по ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 291.2 УК РФ, прекращено на основании  ст. 25.1 УПК РФ.

А. обвинялся в том, что совершил покушение на дачу взятки инспектору ДПС лично в размере, не превышающим 10 тыс. рублей, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Как следовало из обжалуемого постановления, мировой судья в качестве заглаживания причиненного вреда учел признание подсудимым вины в совершенном преступлении, раскаяние в содеянном и дачу подробных показаний.

В апелляционном представлении указано на нарушение требований  ст. 76.2 УК РФ и ст. 25.1 УПК РФ, поскольку преступление, совершенное А., относится к преступлениям против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, а физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, по данному уголовному делу отсутствует. Кроме перечисленных в постановлении обстоятельств, которые суд первой инстанции посчитал достаточными для назначения судебного штрафа, иные доказательства возмещения ущерба или заглаживания причиненного вреда, в судебном заседании не исследовались и оценке не подвергались.

Отклоняя доводы прокурора, суд апелляционной инстанции указал на их необоснованность, сославшись на соблюдение мировым судом требований           ст. 76.2 УК РФ и ст. 25.1 УПК РФ, поскольку А. совершил впервые преступление небольшой тяжести, ранее не судим, ущерба по делу не имеется, вину признал, раскаялся, тем самым иным образом загладил причиненный преступлением вред.   

Однако, с состоявшимися судебными решениями не согласился президиум Красноярского краевого суда и 11.07.2017 по представлению заместителя прокурора края отменил постановления судов первой и апелляционной инстанции в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам и неправильным применением уголовного закона.

Суд кассационной инстанции, исследовав материалы дела, посчитал вышеперечисленные обстоятельства, учтенные мировым судом, не достаточными и не свидетельствующими о заглаживании подсудимым причиненного преступлением вреда. Фактические данные, подтверждающие действия А. по заглаживанию вреда, причиненного инкриминируемым ему преступными действиями, судом не установлены, что подлежит сделать при новом рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции.

11.04.2017 отклонено апелляционное представление прокурора Советского района г. Красноярска, принесенное на постановление мирового судьи судебного участка №79 от 19.01.2017 которым на основании ст. 25.1 УПК РФ прекращено уголовное дело в отношении Г., обвиняемого по ч. 3 ст. 327 УК РФ.

Как и в предыдущем примере, государственный обвинитель выразил несогласие с судебным решением, поскольку в ходе совершения преступления предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, причинен ущерб нормальной деятельности государственных и муниципальных органов, учреждений и организаций, а возмещение Г. денежных средств в Красноярское региональное отделение ФСС РФ не имеет отношения к восстановлению нарушенных прав общества и государства.

Причиной отклонения представления, послужило то, что, по мнению суда апелляционной инстанции, все условия, перечисленные в законе для решения вопроса о прекращении уголовного дела в связи с назначением меры уголовно – правового характера в виде судебного штрафа, мировым судом соблюдены, основания для отказа в удовлетворении ходатайства Г. не имелось.

В кассационном порядке указанные судебные решения не обжаловались.

С учетом приведенных обстоятельств и отсутствия стабильной судебной практики по данному вопросу, прокуратурой Советского района г. Красноярска отозвано 1 апелляционное представление, принесенное на тот момент по аналогичным основаниям на постановление мирового судьи судебного участка №80 в Советском районе г.Красноярска от 20.01.2017 о прекращении уголовного дела в связи с назначением судебного штрафа П., обвиняемому по ч. 3   ст. 327 УК РФ.

Также по аналогичной причине в апелляционном порядке отменен обвинительный приговор, а уголовное дело прекращено с назначением судебного штрафа при отсутствии потерпевшего.  

Приговором Свердловского районного суда г. Красноярска от 12.04.2017 Е. осужден по ч. 1 ст. 327 УК РФ к 6 месяцам ограничения свободы. В судебном заседании подсудимый виновным себя признал полностью, приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства. При рассмотрении дела судом первой инстанции защитником осужденного Е. заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела с назначением судебного штрафа, которое Е. поддержал, однако в удовлетворении данного ходатайства судом, в том числе с учетом позиции государственного обвинителя, отказано по причине отсутствия данных о принятых Е. мерах к заглаживанию причиненного преступлением вреда. При этом суд первой инстанции принял во внимание, что Е. совершил впервые преступление небольшой тяжести, полностью признал вину, раскаялся в совершении преступления, содействовал в раскрытии и расследовании преступления, однако перечисленные обстоятельства суд посчитал недостаточными для удовлетворения ходатайства защитника.

Как и в апелляционной жалобе, в представлении заместителя прокурора района, содержались требования о прекращении уголовного дела в отношении Е. и назначении ему судебного штрафа, поскольку, по мнению сторон, Е. необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства. Преступление, предусмотренное ст. 327 УК РФ, не содержит в качестве элемента состава наступление общественно-опасных последствий в виде материального ущерба или иного имущественного вреда, потерпевший по делу отсутствует. Признание вины, прекращение преступной деятельности можно рассматривать как способ заглаживания вреда, причиненного преступлением.

С доводами сторон согласился суд апелляционной инстанции, указав на то, что под заглаживанием вреда понимается принятие иных мер, направленных на восстановление нарушенных в результате преступления прав потерпевшего, законных интересов личности, общества и государства. Из материалов дела  следует, что Е. добровольно выдал печать, свидетельствующую о прохождении технического осмотра, давал стабильные признательные показания, в том числе по обстоятельствам изготовления диагностических карт, получения печати, что в совокупности признано судом апелляционной инстанции как иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного преступлением интересам государства. Также судом принято во внимание и то, что в результате совершенного Е. преступления последствия в виде материального и иного ущерба не наступили.

В то же время, по апелляционной жалобе потерпевшей 15.06.2017 Назаровским городским судом отменено постановление мирового судьи судебного участка №102 в г. Назарово и Назаровском районе от 14.03.2017, которым прекращено уголовное дело по обвинению В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 114 УК РФ в связи с назначением ему судебного штрафа в размере 10 000 руб.

Мировым судом уголовное дело по обвинению В. прекращено на основании ст. 25.1 УПК РФ учитывая, что он обвиняется в совершении преступления небольшой тяжести, не судим, характеризуется удовлетворительно, ущерб, причиненный преступлением, возместил в размере 300 000 руб.

Судом апелляционной инстанции постановление отменено в связи с нарушением уголовно–процессуального закона и неправильным применением уголовного закона.

Согласно ч. 5 ст. 446.2 УПК РФ, если сведения об участии лица в совершенном преступлении, изложенные в постановлении следователя о возбуждении ходатайства о применении к лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного рассмотрения ходатайства, то судья выносит постановление об отказе в его удовлетворении и возвращает материалы уголовного дела в следственный орган.

Данные требования закона судом первой инстанции не были выполнены. Отменяя постановление мирового судьи, городской суд установил, что из предъявленного В. обвинения следовало, что фактически ему вменялось причинение не только тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, но и причинение тяжкого вреда здоровью, не связанного с превышением пределов необходимой обороны, что не могло быть квалифицировано одним составом преступления, предусмотренного ч. 1  ст. 114 УК РФ, и должно быть проверено судом при рассмотрении ходатайства следователя.

Кроме того, суд апелляционной инстанции посчитал преждевременным решение об освобождении В. от уголовной ответственности учитывая, что он выплатил потерпевшему 300 000 руб. в счет компенсации морального вреда, который потерпевший оценивал в 1 000 000 руб.

Перечисленные обстоятельства послужили основанием отмены постановления мирового суда и принятии нового решения об отказе в удовлетворении ходатайства следователя, возвращении материалов уголовного дела руководителю следственного органа.

В рассматриваемом периоде апелляционной инстанцией Красноярского краевого суда по жалобе стороны защиты также отменено постановление Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 27.02.2017, которым отказано в удовлетворении ходатайства следователя о прекращении уголовного дела в отношении П., обвиняемой по ч. 3 ст. 264 УК РФ. Уголовное дело возвращено следователю.

Районным судом решение мотивировано тем, что извинения, принесенные П., потерпевшая не приняла. На начальной стадии предварительного расследования П. вину в совершении преступления не признала. В извинительном письме, направленном дочери погибшей женщины, П. сослалась и на виновность самой пострадавшей, что не свидетельствует об её искреннем раскаянии. Кроме того, смерть матери потерпевшей ничем и никем не может быть заглажена. С учетом этого, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что принесенные П. извинения и направленные в адрес потерпевшей письма указанного содержания, не могут признаваться иным заглаживанием вреда.

Также в постановлении указано, что условия, при которых возможно прекращение уголовного дела не соблюдены, поскольку ущерб не возмещен, иным образом не заглажен, что исключает возможность применения   ст. 25.1 УПК РФ.

Не согласившись с принятым решением, П. обжаловала его в апелляционном порядке, указав, что выводы суда о не возмещении ею ущерба являются ошибочными, поскольку она дважды почтовыми переводами направляла в счет возмещения ущерба дочери погибшей женщины 70 000 руб., однако последняя отказалась их получать. Кроме того, она приносила свои извинения представителю потерпевшей.

27.04.2017 постановлением краевого суда данное судебное решение отменено ввиду того, что обвиняемая П. впервые совершила преступление, относящееся к категории средней тяжести, принесла свои извинения потерпевшей, дважды направляя в ее адрес почтовые переводы, от получения которых потерпевшая отказалась, исковые требования не заявила. Кроме того, из протокола судебного заседания следует, что потерпевшая причиненный в результате преступления вред оценить не смогла. Вышеизложенное, по мнению суда апелляционной инстанции, свидетельствует о том, что П. выполнила требования ст. 76.2 УК РФ, а поэтому препятствий для прекращения уголовного дела в соответствии со ст. 25.1 УПК РФ у суда не имелось. При этом факт отказа потерпевшей принять извинения обвиняемой и получить денежные средства от неё в счет возмещения ущерба, по мнению суда апелляционной инстанции, не является основанием для отказа в удовлетворении ходатайства следователя, поскольку речь идет не о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон.

Несмотря на мнение потерпевшей, возражавшей в суде апелляционной инстанции против удовлетворения жалобы П., постановление Железнодорожного районного суда от 27.02.2017 об отказе в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела отменено, принято решение, которым ходатайство следователя удовлетворено, уголовное дело в отношении П. прекращено на основании ст. 25.1 УПК РФ, назначен судебный штраф в размере 100 000 руб.

Приведенный пример апелляционной практики прекращения уголовного дела на основании ст. 25.1 УПК РФ можно рассматривать как процессуальный инструмент обхода позиции потерпевшего. Поскольку в тех случаях, когда обвиняемый возместил вред, причиненный потерпевшему, но по каким-то причинам примирение не достигнуто, то в этой ситуации закон позволяет суду прекратить уголовное дело с назначением судебного штрафа без учета мнения потерпевшего.

Другой пример апелляционной практики связан с несоблюдением требований ч. 5 ст. 446.2 УПК РФ в условиях конкуренции двух оснований прекращения уголовного дела, предусмотренных ст.ст. 25 и 25.1 УПК РФ, что послужило основанием отмены постановления Балахтинского районного суда от 23.01.2017 в отношении Г. и М. о прекращении уголовного дела по обвинению каждого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, в связи с примирением с потерпевшей.

В силу ч. 5 ст. 446.2 УПК РФ при наличии иных оснований для прекращения уголовного дела или уголовного преследования, суд выносит постановление об отказе в удовлетворении ходатайства следователя о назначении подозреваемому (обвиняемому) меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Указанные положения закона Балахтинский районный суд оставил без внимания. Как следует из материалов дела, суд, рассмотрев ходатайство потерпевшей о прекращении уголовного дела за примирением сторон и удовлетворив его, фактически не дал оценки ходатайству следователя, с которым уголовное дело поступило в суд о его прекращении с назначением обвиняемым меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа и соответственно не принял одно из предусмотренных ч. 5 ст. 446.2 УПК РФ решений по указанному ходатайству.

С учетом перечисленных нарушений, 13.04.2017 судом апелляционной инстанции постановление Балахтинского районного суда признано незаконным и отменено, а уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство.

Таким образом, при рассмотрении вопросов о наличии оснований применения положений ст. 76.2 УК РФ по уголовным делам необходимо в каждом случае выяснять какие конкретные действия по заглаживанию причиненного преступлением вреда предприняты привлекаемым к уголовной ответственности лицом, достаточно ли их с точки зрения баланса интересов участников уголовного судопроизводства, удостовериться, что способы возмещения ущерба и заглаживания вреда носят законный характер и не ущемляют права третьих лиц, в частности потерпевшего и, в целом, соответствуют интересам, целям и задачам защиты прав личности, общества и государства.

 

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Решение о судьбе вещественных доказательств должно быть принято с учетом исследования всех обстоятельств дела и мотивировано в приговоре

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 03.08.2017 М. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4   ст. 228.1 УК РФ с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Этим же приговором по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ осужден С. к наказанию в виде 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия усмотрела основания для отмены приговора в части решения вопроса о судьбе вещественных доказательств.

Принимая в резолютивной части приговора решение об имеющихся по делу вещественных доказательствах, суд, в нарушение требований ст.ст. 299 и п. 5           ст. 307 УПК РФ, в описательно-мотивировочной части приговора принятое решение никак не мотивировал. При этом в резолютивной части приговора суд указал об оставлении вещественных доказательств на хранение до принятия окончательного решения по уголовным делам, выделенным из настоящего дела в отдельное производство.

Вместе с тем вещественными доказательствами по делу признаны не только наркотические средства, которые М. приобрел у неустановленного лица, материалы в отношении которого выделены в отдельное производство с возбуждением уголовного дела, но и наркотические средства, выращенные осужденными, а также другие предметы, изъятые в ходе осмотра квартир, где проживали М. и С. Как следует из приговора решение о судьбе вещественных доказательств принято без исследования указанных обстоятельств, мотивы принятого решения о судьбе вещественных доказательств судом не приведены. Судом не дано оценки тому, какие из наркотических средств, также как и другие предметы, признанные вещественными доказательствами по данному делу, имеют доказательственное значение по выделенным уголовным делам.

Учитывая изложенное судебная коллегия отменила приговор в части разрешения вопроса о судьбе вещественных доказательств с направлением дела в указанной части на новое судебное рассмотрение.

Кроме того, согласно ч. 2 ст. 69 УК РФ, в случае, если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения наказаний.

Поскольку М. осужден по совокупности преступлений, которые являются двумя покушениями на особо тяжкие преступления, поэтому окончательное наказание должно быть ему назначено по правилам назначения наказания, предусмотренным ч. 2 ст. 69 УК РФ, что и сделано судом апелляционной инстанции.

 

Срок содержания под стражей исчисляется с момента фактического задержания лица

 

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 06.10.2017 П., подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1  ст. 105 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 2 месяца, а именно до 05.12.2017.

Судом апелляционной инстанции указанное решение изменено по следующим основаниям.

По смыслу ст. 109 УПК РФ сроки содержания под стражей исчисляются сутками и месяцами. Исходя из положений частей 9 и 10 ст. 109 УПК РФ течение срока содержания под стражей начинается в день заключения лица под стражу на основании судебного решения об избрании указанной меры пресечения. В силу  ч. 10 ст. 109 УПК РФ, если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу, то срок в соответствии с ч. 3 ст. 128 УПК РФ исчисляется с момента фактического задержания.

С учетом даты задержания П., окончание двухмесячного срока избранной меры пресечения приходится на 04.12.2017.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции уточнил постановление суда первой инстанции, указав, что срок содержания П. установлен на 2 месяца до 04.12.2017 включительно.

 

Требования, заявленные в гражданском иске, должны быть подтверждены материалами дела

 

Приговором Богучанского районного суда от 26.07.2017 Л. осуждена по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Этим же решением по иску прокурора с осужденной в пользу Красноярского краевого фонда обязательного медицинского страхования взыскано 19 196, 79 руб.

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда по жалобе стороны защиты указанный приговор в части разрешения гражданского иска отменен.

Как следует из материалов дела, прокурор в соответствии с ч. 3 ст. 44 УПК РФ заявил исковые требования в интересах РФ в лице Красноярского краевого фонда обязательного медицинского страхования о взыскании с Л. денежных средств в сумме 19 196, 79 руб., затраченных на стационарное лечение потерпевшего К.

В материалах дела представлен ответ и.о. главного врача КГБУЗ «Богучанская РБ» о том, что стоимость лечения больного К. составила  19 196,79 руб., а полис обязательного медицинского страхования у данного пациента отсутствует.

По информации главного врача КГБУЗ «Богучанская РБ», представленной в суд апелляционной инстанции, затраты на лечение потерпевшего К. были возмещены Министерством здравоохранения Красноярского края. Каких-либо документов, подтверждающих расходы Красноярского краевого фонда обязательного медицинского страхования, указанного в исковом заявлении в качестве заинтересованного лица, в пользу которого прокурор просил взыскать с Л. денежную сумму в размере 19 196,79 руб., суду не представлено и в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах судебной коллегией приговор суда в части принятия решения по гражданскому иску прокурора отменен, за гражданским истцом признано право на удовлетворение иска, вопрос о его размере передан на новое судебное разбирательство для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

 

Неверный расчет имущественного вреда, подлежащего возмещению реабилитированному лицу, повлек изменение постановления

 

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 26.10.2017 изменено постановление Советского районного суда г. Красноярска от 14.08.2017, вынесенное по заявлению реабилитированного П. о возмещении имущественного вреда в порядке гл. 18 УПК РФ.

Как следует из материалов дела, П. обратился в суд с заявлением о взыскании денежных средств за счет средств казны Российской Федерации с Министерства Финансов РФ в качестве возмещения имущественного вреда, причиненного в результате незаконного привлечения его к уголовной ответственности.

Судом первой инстанции в пользу П. с Российской Федерации в лице Министерства Финансов РФ с учетом коэффициента инфляции на июль 2017 года взыскан заработок, утраченный в результате незаконного уголовного преследования, в размере 144 438, 65 руб., а также сума за оказание юридической помощи в размере 199 060 руб.

Из представленных в суд материалов следует, что 24.11.2015 П. был задержан в порядке ст. 91 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ. 26.11.2015 П. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, которая 20.01.2016 изменена судом на домашний арест, который в дальнейшем продлялся до 22.10.2016.

14.10.2016 мера пресечения в виде домашнего ареста изменена на подписку о невыезде и надлежащем поведении. 22.05.2017 уголовное дело и уголовное преследование в отношении П. прекращено в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления. Мера пресечения отменена, за П. признано право на реабилитацию.

Согласно действующему законодательству с учетом положений  ст. 133 УПК РФ и ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного или необоснованного уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме (в том числе с учетом требования ст. 15 ГК РФ) независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда за счет казны Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции признал обоснованными выводы о взыскании в пользу П. заработка, утраченного в результате незаконного уголовного преследования, и суммы, выплаченной реабилитированным за оказание юридической помощи.

В то же время, суд первой инстанции необоснованно индексировал сумму в размере 185 000 руб., выплаченную за оказание П. юридической помощи, на индекс роста потребительских цен на товары и услуги по краю в июле 2017 года по отношению к ноябрю 2015 года, поскольку оплата услуг адвоката была произведена заявителем частями – в августе-ноябре 2016 года и в мае 2017 года.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции проиндексировал каждую сумму, оплаченную П. защитнику, с учетом индекса роста потребительских цен на товары и услуги по Красноярскому краю с даты её внесения по дату рассмотрения дела судом. Расчет произведен отдельно по каждой уплаченной сумме и соответствующему периоду с момента каждого платежа до момента принятия судом решения о возмещении вреда, с применением ежемесячных индексов инфляции за индексируемый период путем их перемножения цепным способом.

Также судом второй инстанции произведен перерасчет денежной суммы, подлежащей взысканию в счет возмещения утраченного заработка за период содержания П. под стражей и домашним арестом.

При исчислении суммы утраченного заработка необходимо исходить из установленных величин прожиточного минимума в каждом из соответствующих периодов. Применение индекса инфляции к величине прожиточного минимума, установленной на дату вынесения реабилитирующего решения в отношении П., не соответствует нормам действующего законодательства, в том числе ч. 4  ст. 1086 ГК РФ, ст. 4 Федерального закона от 24.10.1997 № 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации», ст. 1 Закона Красноярского края от 17.12.2004 № 13-2780 «О порядке установления величины прожиточного минимума».

 

Нарушение расчета срока содержания обвиняемого под стражей повлекло изменение постановления

 

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 03.10.2017 П., обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 4  ст. 228.1 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 2 месяца, а именно до 02.12.2017.

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 24.10.2017 решение суда первой инстанции изменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 128 УПК РФ при исчислении сроков месяцами не принимаются во внимание тот час и те сутки, которыми начинается течение срока, за исключением случаев, предусмотренных УПК РФ. При задержании срок исчисляется с момента фактического задержания лица.

Суд первой инстанции в постановлении указал, что П. задержан 02 октября 2017 года. Однако из материалов следует, что П. фактически задержан 01 октября 2017 года в 15 часов 10 минут, что подтверждено соответствующим рапортом.

В нарушение указанных выше правил исчисления срока, суд избрал П. меру пресечения до 02 декабря 2017 года, невзирая на то, что день 01 октября 2017 года подлежал учету и полностью включается в срок содержания под стажей, в связи с чем, последним днем двухмесячного срока содержания под стражей будет являться 30 ноября 2017 года.

На основании изложенного суд апелляционной инстанции постановил изменить постановление суда первой инстанции и меру пресечения в виде заключения под стражу обвиняемому П. избрать до 30 ноября 2017 года включительно.

 

В случае имущественной несостоятельности лица процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета

 

Осужденная К. обратилась в Минусинский городской суд с ходатайством о приведении в соответствии со ст. 10 УК РФ постановленных в отношении неё приговоров. Постановлением от 14.08.2017 в удовлетворении ходатайства было отказано. При этом этим же постановлением суд первой инстанции взыскал с К. в доход федерального бюджета процессуальные издержки в сумме 1 650 руб., связанные с оплатой вознаграждения адвоката.

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 26.10.2017 постановление суда первой инстанции изменено по следующим основаниям.

В соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд разрешает наряду с иными вопросами, на кого и в каком размере должны быть возложены процессуальные издержки.

Согласно ст. 131 УПК РФ процессуальными издержками являются связанные с производством по уголовному делу расходы, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства. К процессуальным издержкам относятся, в том числе и суммы, выплаченные адвокату, участвовавшему в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда. Процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы.

По смыслу положений ст.ст. 131 и 132 УПК РФ процессуальные издержки, связанные с производством по уголовному делу, могут быть взысканы с осужденного только по решению суда, порядок принятия которого должен гарантировать защиту его прав и соответствовать критериям справедливого судебного разбирательства.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе рассмотрения ходатайства интересы осужденной К. представлял адвокат Ч., а именно знакомился с материалами дела и принимал участие в судебном заседании, в связи с чем им было подано заявление о выплате вознаграждения в сумме 1 650 руб.

Между тем, осужденной было подано письменное заявление об отказе от защитника, что связано с ее материальным положением, о чем она также сообщила суду, что следует из протокола судебного заседания от 29.05.2017.

В дальнейшем, исходя из протокола судебного заседания от 14.08.2017, судом причины отказа К. от защитника и её материальное положение не выяснялись, вопрос о возможности взыскания процессуальных издержек с осужденной не обсуждался, а лишь рассмотрено ходатайство о приобщении к материалам ходатайства адвоката об оплате услуг.

При этом в обжалуемом постановлении судом указано, что данных об имущественной несостоятельности К., наличии у неё препятствующего осуществлению трудовой деятельности заболевания, иждивенцев в материалах дела не имеется.

Учитывая приведенные обстоятельства, суд апелляционной инстанции освободил К. от уплаты процессуальных издержек за работу адвоката.

 

 

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Нормы закона не содержат запрет на признание права на реабилитацию за лицом, уголовное преследование которого прекращено по части обвинения

 

Органами предварительного расследования Г. предъявлено обвинение по п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (1 преступление), ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (3 преступления).

В ходе судебного разбирательства на стадии прений государственный обвинитель, приводя доводы об изменении правовой квалификации совершенных Г. преступлений, отказался от поддержания обвинения по одному преступлению, предусмотренному п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, в связи с отсутствием в действиях Г. состава данного преступления.

Определением судебной коллегии Советского районного суда г. Красноярска от 10.12.2010 уголовное дело в отношении Г., по обвинению в указанном выше преступлении прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

После этого, 10.12.2010 в отношении Г. по ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 3  ст. 228.1 УК РФ (3 преступления) был постановлен обвинительный приговор.

27.09.2011 осужденный обратился с ходатайством о признании за ним права на реабилитацию по указанному уголовному делу. Постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 11.11.2011 Г. отказано в удовлетворении заявленного им ходатайства. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда от 31.01.2012 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 24.10.2017 по жалобе осужденного указанные решения отменены в связи с тем, что они не соответствуют требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Основания возникновения права на реабилитацию прямо указаны в  ст. 133 УПК РФ, в то время как судом при принятии решений не были правильно определены основания и условия применения данных положений уголовно-процессуального закона.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

Из положений ст. 133 УПК РФ следует, что право на реабилитацию имеют как лица, уголовное преследование которых признано незаконным или необоснованным судом при осуществлении разбирательства по делу, так и лица, в отношении которых уголовное преследование прекращено на досудебных стадиях уголовного судопроизводства и при этом в случаях как полной или частичной отмены обвинительного приговора суда, так и полного или частичного прекращения уголовного преследования (дела) по реабилитирующим основаниям, предусмотренным законом.

Таким образом, нормы уголовно-процессуального закона не содержат запрет на признание права на реабилитацию за лицом, уголовное преследование которого прекращено по части обвинения, по той лишь причине, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении каких-либо других преступлений.

Соответственно реабилитация лица в ходе уголовного судопроизводства может быть как полной, так и частичной. При этом частичная реабилитация имеет место тогда, когда было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию в отношении одного или нескольких преступлений входящих в их совокупность (при одновременном признании лица виновным в совершении какого-либо иного преступления).

В связи с изложенным, президиумом краевого суда отменены решения судов, как первой, так и второй инстанции, материалы уголовного дела в этой части переданы на новое рассмотрение.

 

Нарушение уголовно-процессуального закона повлекло отмену решения

 

Постановлением суда кассационной инстанции от 17.10.2017 отменены приговор Кежемского районного суда от 08.06.2016 и апелляционное постановление Красноярского краевого суда от 11.08.2016, постановленные в отношении П., осужденного по п.п. «в, г» ч. 2 ст. 260 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года и освобожденного от назначенного наказания в связи с актом об амнистии. Уголовное дело прекращено в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

В силу п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. В соответствии с ч. 2 ст. 27 УПК РФ, прекращение уголовного преследования по указанному основанию, не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке до его разрешения по существу и суд, согласно ч. 8 ст. 302 УПК РФ, при наличии соответствующих оснований, постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

По смыслу указанных норм, судам необходимо разъяснять лицу его право возражать против прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию (п. 15 ч. 4 ст. 47 УПК РФ) и юридические последствия прекращения дела, а также выяснять, согласно ли оно на прекращение уголовного дела. Согласие (несогласие) лица следует отражать в судебном решении.

Как следует из материалов дела, П. обвиняется в совершении в марте 2-14 года преступления, предусмотренного п.п. «в, г» ч. 2 ст. 260 УК РФ.

Санкция ч. 2 ст. 260 УК РФ в редакции от 07.12.2011, действовавшей во время совершения П. инкриминированного ему преступления, предусматривала максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 3 лет, в связи с чем и в силу ч. 2 ст. 15 УК РФ данное деяние относится к преступлениям небольшой тяжести.

Согласно п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года.

Предусмотренный данной нормой закона двухлетний срок давности привлечения П. к уголовной ответственности истек 01.03.2016.

Уголовное дело по факту совершения преступления, предусмотренного                 п.п. «в, г» ч. 2 ст. 260 УК РФ, поступило на рассмотрение в Кежемский районный суд 29.04.2016, то есть после истечения срока давности уголовного преследования.

В связи с этим, у суда имелись предусмотренные законом основания в подготовительной части судебного разбирательства или в дальнейшем, при проведении судебного заседания, разъяснить П. право выразить согласие на прекращение уголовного дела в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, поставить на обсуждение участников процесса вопрос о прекращении уголовного дела по указанному основанию и разрешить его по существу. Только в случае отсутствия согласия подсудимого на прекращение дела по нереабилитирующему основанию суд вправе был продолжить производство по делу в обычном порядке и постановить по нему приговор с освобождением осужденного от наказания.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, в том числе протокола судебного заседания, обстоятельства, являющиеся основанием для прекращения уголовного дела в отношении П. в связи с истечение срока давности, судом первой инстанции установлены не были. В результате чего право согласиться с прекращением дела подсудимому судом не разъяснялось, и возможность прекращения дела по указанному основанию в судебном заседании не обсуждалась.

При этом П. с предъявленным обвинением согласился, в присутствии защитника заявил ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства и поддержал данное ходатайство в судебном заседании. С учетом этого, оснований полагать, что при разъяснении ему судом соответствующего права подсудимый не согласился бы на прекращение уголовного дела, не имеется.

При таких обстоятельствах, с учетом истечения к моменту проведения судебного разбирательства срока давности привлечения к уголовной ответственности, при отсутствии заявления П. о наличии у него возражений против прекращения дела у суда первой инстанции отсутствовали предусмотренные ч. 2 ст. 27 и ч. 8 ст. 302 УПК РФ основания для постановления в отношении подсудимого приговора.

 

другие новости