Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за октябрь 2015 г.

02.11.2015 15:44:03

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

октябрь

 

г. Красноярск

2015 год

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Изменение описания преступного деяния,

а также отсутствие в приговоре существенных

обстоятельств, имеющих значение для квалификации,

повлекло отмену судебного решения

 

Приговором Канского городского суда от 29.07.2015 П. осужден по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговор постановлен в особом порядке принятия судебного решения.

Судебной коллегией по уголовным делам краевого суда приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 389.15 УПК РФ и ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ основанием для отмены приговора в апелляционном порядке являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры либо иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого решения.

Как усматривается из приговора, судом изменено описание преступного деяния и не изложены существенные обстоятельства, имеющие значение для квалификации действий осужденного, а именно не указано, что своими действиями П. причинил потерпевшему телесное повреждение – перелом височной кости, при том, что данные обстоятельства отражены органами следствия как в постановлении о привлечении П. в качестве обвиняемого, так и в обвинительном заключении.

При постановлении приговора указанное обстоятельство из описания преступных действий осужденного исключено. Мотивы принятия такого решения в приговоре не содержатся.

При таких обстоятельствах, приговор признан не соответствующим требованиям ст. 297 УПК РФ.

Кроме того, суд первой инстанции необоснованно признал наличие в действиях П. рецидива преступлений.

Согласно п. «б» ч. 3 и ч. 6 ст. 86 УК РФ в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказания, чем лишение свободы, судимость погашается по истечении одного года после отбытия наказания или исполнения приговора. Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

Признавая в действиях П. наличие рецидива, суд учел судимость по приговору от 19.12.2012, которым последний был осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к обязательным работам на 200 часов.

Постановлением Канского городского суда от 15.10.2013 неотбытый срок обязательных работ заменен П. на лишение свободы сроком на 25 дней, с отбыванием наказания в колонии-поселения. 08.11.2013 П. освобожден из мест лишения свободы по отбытию срока.

Таким образом, на момент совершения П. преступления, за которое он осужден приговором от 29.07.2015, а именно по состоянию на 01.04.2015, судимость по приговору от 19.12.2012 погашена и в силу п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ не могла учитываться при назначении наказания.

Принимая во внимание, что нарушения, допущенные судом первой инстанции, являются устранимыми, суд апелляционной инстанции в порядке ст. 389.23 УПК РФ вынес новое судебное решение, согласно которому признал П. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2  ст. 111 УК РФ и назначил наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года 3 месяца с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

 

Отсутствие доказательств, свидетельствующих

об общеопасном способе умышленного уничтожения

чужого имущества, повлекло изменение приговора

 

Приговором Канского городского суда от 20.07.2015 К. осужден по ч. 3         ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

На указанное решение прокурором района принесено представление. Апелляционной инстанцией приговор изменен по следующим основаниям.

Согласно приговору, К. осуждён за покушение на умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога, повлекшее причинение значительного ущерба.

В то же время, из материалов уголовного дела и содержания процессуальных документов следует, что при изложении фактических обстоятельств совершения преступления в постановлении о привлечении К. в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении органы предварительного следствия при описании события преступления не привили данных о том, что в результате распространения огня имелась возможность возникновения угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, а также чужому имуществу.

Ни органы предварительного расследования, ни суд не установили, в чем именно выразился общеопасный способ умышленного уничтожения имущества. Доказательства того, что огонь мог распространиться на другие объекты, в материалах дела отсутствовали.

Согласно действующему уголовному законодательству умышленное уничтожение или повреждение отдельных предметов с применением огня в условиях, исключающих его распространение на другие объекты, следует квалифицировать по ч. 1 ст. 167 УК РФ. А возможность распространения огня на другие объекты и возможность причинения вреда жизни и здоровью человека, а также имуществу подлежит доказыванию, чего не было сделано по настоящему уголовному делу.

Учитывая изложенные обстоятельства, судебная коллегия переквалифицировала действия К. с ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 167 УК РФ с назначением наказания в виде 1 года лишения свободы.

 

Нарушения, допущенные при квалификации деяния,

повлекли отмену приговора

 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 15.09.2015 по представлению прокурора отменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 25.05.2015 в отношении Б. и Г., осужденных по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4   ст. 228.1 УК РФ и ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима (каждому). Уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Помимо пособничества в приготовлении к сбыту наркотических средств органами следствия Б. и Г. обвинялись в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств (Б. – массой 3,783 гр.; Г. –массой 2,166 гр.) составляющих крупный размер.

В то же время суд первой инстанции необоснованно изменил квалификацию.

Давая юридическую оценку действиям виновных по ч. 2 ст. 228 УК РФ в описательно-мотивировочной части приговора суд указал, что действия Б. и Г. следует квалифицировать, как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств, совершенное не в крупном, а в значительном размере.

Кроме того, как следует из вводной части приговора, к уголовной ответственности за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, привлекались Б. и Г.Ю.Н.

Однако в резолютивной части приговора виновным в совершении преступлений признан Г.П.А., и ему же назначено наказание, в то время как имя и отчество осужденного Юрий Николаевич.

 

Одни и те же доказательства не могут быть

положены как в основу оправдания, так и в основу обвинения

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Красноярска от 31.12.2014 Н. и К. осуждены по ч. 3 ст. 228 УК РФ с применением положений ст. 64 УК РФ к 8 годам 1 месяцу и 8 годам лишения свободы соответственно. Этим же приговором Н. и К. оправданны по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ.

Согласно материалам уголовного дела, органами предварительного следствия, Н. и К. обвинялись в совершении одного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, а именно в приготовлении к незаконному сбыту психотропного вещества – амефамин, общей массой 2330,9 гр., изъятого 01.05.2013 у Н. массой 2044,8 гр. и в тот же день у К. массой 286,1 гр., в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

В то же время приговором суда Н. осужден за незаконное хранение в период с 30.04 по 01.05.2013 без цели сбыта психотропного вещества – амфетамин, массой 2044,8 гр., то есть в особо крупном размере.

К. осужден за незаконное хранение без цели сбыта психотропного вещества – амфетамин, массой 286,1 гр., совершенное в тот же период времени.

За приготовление к незаконному сбыту психотропного вещества – амефамин, общей массой 2330,9 гр., Н. и К. оправданы.

Согласно ст. 307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Таким образом, обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, полученных в соответствии с уголовно-процессуальным законом, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Выводы суда должны соответствовать фактическим обстоятельствам, установленным по делу.

По смыслу ст. 252 УПК РФ, суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона, по которой обвинение предъявлено не было, лишь при условии, что действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину и не были исключены судьей из обвинительного заключения по результатам предварительного слушания, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту.  

Если подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, предусмотренных различными статьями уголовного закона, и обвинение в совершении некоторых из них не подтвердилось, суд в описательно-мотивировочной части приговора приводит мотивы признания подсудимого виновным в одних преступлениях и оправдания по обвинению в других преступлениях, а в резолютивной части приговора формулирует соответствующее решение о признании подсудимого виновным по одним статьям и об оправдании по другим статьям.

Частью 2 ст. 302 УПК РФ установлен исчерпывающий перечень оснований постановления оправдательного приговора, оправдание по любому из которых означает признание подсудимого невиновным и влечет за собой реабилитацию.

Вместе с тем, указанные требования закона, предъявляемые к приговору, судом первой инстанции не выполнены.

Квалифицируя действия Н. и К. по ч. 3 ст. 228 УК РФ как незаконное хранение без цели сбыта психотропного вещества, совершенное в особо крупном размере, суд первой инстанции исходил из того, что органами предварительного следствия представлено недостаточно доказательств для того, чтобы сделать выводы о доказанности вины каждого из подсудимых в приготовлении к незаконному сбыту психотропного вещества группой лиц по предварительному сговору, то есть преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 5                                 ст. 228.1 УК РФ.

При этом, как в обоснование решения о необходимости осуждения Н. и К. по ч. 3 ст. 228 УК РФ, так и решения об их оправдании по ч. 1 ст. 30, ч. 5    ст. 228.1 УК РФ, суд привел одни и те же доказательства.

Таким образом, по одному и тому же инкриминируемому подсудимым преступлению, суд принял два взаимоисключающих решения.

Кроме того, в отсутствие установленных по делу обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновных, их поведением во время или после совершения преступления, а также других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, суд первой инстанции необоснованно применил положения ст. 64 УК РФ, что противоречит ст. 6 и ст. 60 УК РФ.

При указанных обстоятельствах судебной коллегией по уголовным делам краевого суда приговор в отношении Н. и К. отменен, дело направлено на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе.

 

Время совершения незаконного приобретения

наркотического средства подлежит обязательному

установлению, так как является существенным

обстоятельством по уголовному делу

 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 04.06.2015 по представлению государственного обвинителя изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 26.02.2015 в отношении С., осужденного за два преступления, предусмотренных ч. 3 ст. 290 УК РФ, и одно преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Как следует из приговора, С., помимо получения взятки, осужден за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, совершенные при следующих обстоятельствах.

Находясь в г. Красноярске и реализуя умысел на незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства, в период времени до 19.03.2014, более точное время следствием не установлено, С. для личного употребления заказал у неустановленного лица посредством компьютерной сети «Интернет», вещество, являющееся производным наркотического средства N-метилэфедрона.

В период времени до 19.03.2014, получив при неустановленных обстоятельствах в свое распоряжение указанное выше средство, продолжая реализовывать задуманное, С. переместил наркотик в салон автомобиля находящегося у него в пользовании, где хранил его без цели сбыта до 19.03.2014.

В соответствии со ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), виновность лица, форма его вины, мотивы совершения преступления, обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого и т.д.

В нарушение указанных требований ни органами предварительного расследования, ни судом время совершения незаконного приобретения наркотического средства не установлено. При этом данное обстоятельство подлежит обязательному установлению, так как позволяет исчислять сроки давности привлечения к уголовной ответственности.

В связи с изложенным, судебной коллегией из квалификации действий С. исключен признак - незаконное приобретение без цели сбыта наркотического средства в значительном размере, со снижением наказания, назначенного по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

 

Перемещение на попутном автомобиле

по пути следования к месту жительства

не образуют состава незаконной перевозки

наркотического средства

 

Приговором Богучанского районного суда от 06.03.2015, постановленным по результатам рассмотрения дела в порядке гл. 40 УПК РФ, З. осужден за незаконное приобретение, хранение и перевозку без цели сбыта наркотических средств в крупном размере (ч. 2 ст. 228 УК РФ) к 3 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Согласно предъявленному обвинению, 14.05.2014 в период с 9 часов 30 минут до 9 часов 45 минут на поле, расположенном на расстоянии 500 метров в северо-восточном направлении от п. Бузан Абанского района Красноярского края З. приобрёл наркотическое средство - марихуану, нарвав дикорастущие растения конопли в принесённый с собою полимерный пакет, и незаконно хранил его при себе с целью дальнейшего личного употребления. В тот же день, сев в проходящий неустановленный следствием автомобиль, З., храня при себе наркотическое средство, доехал до п. Таёжный Богучанского района, где был задержан сотрудниками полиции.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, суд признал З. виновным, в том числе и за незаконную перевозку без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, указав, что в процессе хранения наркотика З. на неустановленном следствием автомобиле незаконно перевёз наркотическое средство от п. Бузан Абанского района до п. Таёжный Богучанского района, реализовав тем самым свой преступный умысел на незаконную перевозку наркотика.

В то же время, пунктом 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» предусмотрено, что вопрос о наличии в действиях лица состава преступления - незаконной перевозки без цели сбыта и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства (психотропного вещества, их аналогов) во время поездки должен решаться судом в каждом конкретном случае с учётом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки, количества, размера, объёма наркотических средств, места их нахождения, а также других обстоятельств дела.

Фактические обстоятельства, изложенные судом в приговоре, не свидетельствуют о наличии в действия осужденного незаконной перевозки наркотического средства.

Данный вывод следует из того, что З. пакет с марихуаной хранил под одеждой, находясь в автомобиле, на котором проследовал от места, где нарвал дикорастущую коноплю (марихуану), до места своего жительства. Вес наркотического средства (145 грамм) в совокупности с обстоятельствами его приобретения и последующего перемещения на попутном автомобиле по пути следования к месту жительства, в процессе чего наркотическое средство всё это время находилось под одеждой у осужденного, не образуют в его действиях состава незаконной перевозки, поскольку охватываются незаконным хранением наркотического средства в крупном размере.

В связи с изложенным, краевым судом из квалификации действий З. по ч. 2 ст. 228 УК РФ исключена незаконная перевозка без цели сбыта наркотических средств в крупном  размере, срок наказания снижен до 3 лет 2 месяцев лишения свободы.

 

Содействие в приобретении наркотических средств

свидетельствует о пособничестве в покушении

на их незаконное приобретение без цели сбыта

 

Приговором Енисейского районного суда Красноярского края от 20.03.2015 В. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с применением              ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Этим же приговором А. осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам 6 месяцам  лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

Согласно приговору, действия В., связанные с передачей через посредника А. приобретателю Т. наркотического средства массой 3,476 грамма, суд оценил, как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенный в крупном размере.

Вместе с тем данный вывод суда о наличии у В. умысла на сбыт изъятого наркотического средства не мотивирован и не подтверждаются доказательствами, приведенными в приговоре.

Как следует из материалов дела, осужденный В. в ходе предварительного следствия показал, что он хотел помочь Т., обратившемуся к нему с просьбой о приобретении наркотика, после чего приобрел у знакомого курительную смесь, которую передал А. для последующей отправки Т.

Данные показания по делу не опровергнуты и подтверждаются показаниями осужденного А., показавшего, что В. попросил его передать коробку с наркотическим средством для Т., что им и было сделано.

Указанные обстоятельства не свидетельствуют о том, что В. стремился к распространению наркотического средства. Факты участия В. в распространении наркотика другим лицам по делу не установлены, также в материалах дела отсутствует какая-либо информация, в том числе оперативная, о сбыте наркотических средств осужденным.

Как установлено судом и отраженно в приговоре, именно Т., зная, что В. может оказать содействие в приобретении наркотических средств, обратился к нему с просьбой о приобретении наркотического средства, после чего В. приобрел 3,476 грамма наркотика у лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство.

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что доказательства, приведенные судом в приговоре, не свидетельствуют о наличии у В. умысла на совершение незаконного сбыта наркотического средства, поскольку из материалов дела следует, что В. собственного наркотика не имел, обратился к лицу, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, о приобретении наркотика только после разговора с Т., а также то, что денежные средства на приобретение наркотика осужденный получил от Т. и в полном объеме передал их продавцу наркотического средства.

В силу ч. 3 ст. 14 УПК РФ судебная коллегия пришла к выводу, что В. действовал в интересах приобретателя, в связи с чем, его действия были переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 228 УК РФ - пособничество в покушении на незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, по которой назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы на срок 2 года 10 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В связи с изменением квалификации действий В. действия А. также были переквалифицированы с ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 228 УК РФ - пособничество в покушении на незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, по которой назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

 

Имущество, полученное в результате

совершения преступления, подлежит

возвращению законному владельцу

 

Приговором Ермаковского районного суда от 24.06.2015 Н. осужден по     п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ к 1 году лишения свободы. В соответствии со                    ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год.

Указанным приговором разрешена судьба вещественных доказательств, а также с осужденного в пользу Российской Федерации в доход Федерального бюджета (УФК по Красноярскому краю - Министерство природных ресурсов и экологии Красноярского края) взыскан ущерб в размере 70 174,86 руб.

Судебной коллегией по апелляционной жалобе представителя потерпевшего приговор изменен в части касающейся вопроса судьбы вещественных доказательств. 

Суд первой инстанции, принимая решение об оставлении 280 деревьев пихтового молодняка по месту хранения, а именно в Ермаковском филиале ГП КК «Красноярск лес» не учел, что в силу п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК РФ имущество, полученное в результате совершения преступления, подлежит возвращению законному владельцу.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 81 УПК РФ предметы, на которые были направлены преступные действия, признаются вещественными доказательствами.

По уголовным делам о незаконной рубке лесных насаждений (ст. 260 УК РФ) таковыми являются деревья. При этом собственником деревьев, произрастающих в лесах, является Российская Федерация.

Исходя из анализа требований о реализации или уничтожении предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23.08.2012 № 848 «О порядке реализации или уничтожении предметов, являющихся вещественными доказательствами…», срубленную древесину следует передавать для реализации в целях обращения в доход государства в территориальные органы Федерального агентства по управлению имуществом.

При таких обстоятельствах, апелляционная инстанция приговор изменила, указав, что вещественные доказательства – 280 деревьев пихтового молодняка, хранящиеся в Ермаковском филиале ГП КК «Красноярск лес», подлежат передаче Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Красноярском крае.

 

Наличие прямой либо косвенной

заинтересованности в исходе дела,

являются основанием для отвода судьи

 

Приговором Ирбейского районного суда от 14.08.2015 Л. осужден по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ч. 2  ст. 228 УК РФ с применением положений ст. 64 УК РФ к 1 году лишения свободы. По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно Л. назначено 10 лет 1 месяц лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией приговор в части осуждения Л. за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, отменен по следующим основаниям.

Уголовное дело в отношении Л. рассмотрено судьей Ирбейского районного суда Красноярского края П.

В то же время этим же судьей в порядке ст. 317.7 УПК РФ (постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве) 06.08.2015 с вынесением обвинительного приговора рассмотрено уголовное дело в отношении П., осужденного за приготовление к незаконному сбыту наркотического средства группой лиц по предварительному сговору с лицами № 1 и № 2 (одним из которых являлся Л.), уголовные дела в отношении которых выделены в отдельное производство.

Таким образом, судья признала доказанным, что вышеуказанное преступление П. совершил по предварительному сговору с Л., то есть высказалась о наличии события преступления, достаточности собранных доказательств, виновности П. и квалификации его действий.

Поскольку судья высказала свое мнение по указанным вопросам при рассмотрении уголовного дела в отношении соучастника преступления, она не вправе была принимать участие в рассмотрении уголовного дела по тому же преступлению в отношении Л., так как данное обстоятельство свидетельствует о прямой или косвенной заинтересованности в разрешении дела.

Таким образом, в соответствии с ч. 2 ст. 61 УПК РФ судья не могла принимать участие в производстве по уголовному делу и подлежала отводу.

Допущенное нарушение является существенным и выступает основанием для отмены приговора в отношении Л. по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с направлением уголовного дела в этой части на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

При этом, препятствия к рассмотрению судьей П. уголовного дела по обвинению Л. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, отсутствуют. Приговор в данной части постановлен законно.

В связи с изложенным, судебной коллегией из приговора исключено указание о назначении осужденному Л. наказания по правилам ч. 3                            ст. 69 УК РФ.

Л. постановлено считать осужденным по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением положений ст. 64 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания, в соответствии с положением ст. 58 УК РФ, в исправительной колонии общего режима.

 

Назначение наказания без учета целей,

предусмотренных ч. 2 ст. 43 УК РФ,

повлекло изменение приговора

 

Приговором Минусинского городского суда от 2.07.2015 Ч. осужден по  п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ и п.п. «б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением положений ч. 2 ст. 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. Этим же приговором на осужденного возложены обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за условно осужденными; регулярно являться для регистрации в указанное данным органом время; пройти обследование у врача-нарколога, и, в случае, необходимости и отсутствии противопоказаний, пройти курс лечения от алкоголизма.

Судебной коллегией по жалобе потерпевшей приговор изменен.

Согласно ч. 2 ст. 43 УК РФ наказание применяется в·целях восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

В соответствии с ч. 1 ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей особенной части УК РФ, и с учетом положений общей части УК РФ.

Судом первой инстанции при назначении Ч. наказания за совершенные преступления в виде условного лишения свободы указанные требования закона нарушены.

Как следует из материалов уголовного дела, Ч. длительное время злоупотребляет спиртными напитками; совершил преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, что признано судом первой инстанции обстоятельством, отягчающим наказание; по месту проживания характеризуется отрицательно; по месту регистрации не проживает; фактически не работает; неоднократно привлекался к административной ответственности; семьей не обременен; меры к полному возмещению причиненного ущерба не принял.

Согласно показаниям самого осужденного преступления им совершены в целях получения денег на приобретение спиртного.

Кроме этого, суд первой инстанции указал в приговоре на отсутствие у осужденного стремления встать на путь исправления, назначив, в то же время, наказание в виде лишения свободы условно.

Учитывая приведенные обстоятельства, с выводами об условном осуждении судебная коллегия не согласилась.

Принимая во внимание то, что допущенные нарушения могут быть устранены при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке, судебной коллегией приговор Минусинского городского суда в отношении Ч. изменен. Из приговора исключено указание о применении ст. 73 УК РФ.

Ч. постановлено считать осужденным по совокупности совершенных им преступлений к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Также судебной коллегией отменена мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Срок наказания Ч. постановлено исчислять с момента его фактического задержания.

 

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАЕВОГО СУДА

 

Неверная квалификация действий осужденного

повлекла изменение приговора

 

Приговором Кировского районного суда г. Красноярска от 19.02.2015 К. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ К. назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Апелляционным определением Красноярского краевого суда от 07.05.2015 приговор в отношении К. оставлен без изменения.

Постановлением президиума Красноярского краевого суда приговор и апелляционное определение изменены по следующим основаниям.

Как следует из установленных судом обстоятельств, 09.07.2014 К. незаконно приобрел и хранил без цели сбыта наркотическое средство – смесь, содержащую диацетилморфин (героин), 6-моноацетилморфин и ацетилкодеин общей массой 3,146 грамма, что квалифицировано органами предварительного следствия и судом как приобретение и хранение наркотического средства без цели сбыта в крупном размере (ч. 2 ст. 228 УК РФ).

Часть указанного наркотического средства массой 1,362 грамма 11.07.2014 К. продал В. Данные действия квалифицированы как покушение на незаконный сбыт наркотических средств в значительном размере (ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3  ст. 228.1 УК РФ).

Оставшаяся часть наркотического средства общей массой 1,784 грамма была изъята у К. в ходе личных досмотров, проведенных 11 и 12.07.2014 (1,615 и 0,169 грамма соответственно).

Таким образом, судом действия К. в отношении одного и того же наркотического средства, массой 1,362 грамма, признаны совершенными как без цели сбыта, так и с целью сбыта, что является недопустимым.

По смыслу закона, если незаконные действия с наркотическими средствами были начаты без цели сбыта, однако в дальнейшем виновное лицо их сбывает, то такие действия должны квалифицироваться, как незаконный сбыт наркотических средств. Подготовительные действия лица, в том числе приобретение и хранение наркотических средств, в данном случае охватываются незаконным сбытом наркотика и дополнительной квалификации не требуют.

При изложенных обстоятельствах, президиум краевого суда признал осуждение К. по ч. 2 ст. 228 УК РФ за приобретение и хранение наркотического средства (массой 3,146 грамма) в крупном размере незаконным, поскольку без цели сбыта он действовал лишь в отношении наркотического средства массой 1,784 грамма, составляющего, в соответствии с постановлением Правительства РФ от 01.10.2012 № 1002, значительный размер.

Действия К. судом кассационной инстанции переквалифицированы с ч. 2 ст. 228 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ, по которой судом назначено 2 года 10 месяцев лишения свободы.

В связи с изложенным, внесены изменения и в положения о назначении наказания по совокупности преступлений. Президиумом применена ч. 2                  ст. 69 УК РФ с назначением наказания в виде 9 лет 8 месяцев лишения свободы.

Помимо этого, в описательно-мотивировочной части приговора, ссылаясь на имеющееся в материалах дела заключение судебно-химической экспертизы, как на доказательство вины осужденного, излагая выводы экспертов, суд первой инстанции ошибочно указал, что добровольно выданные свидетелем В. и изъятые у К. вещества являются героином, в то время как эти вещества содержат в своем составе наркотические средства: диацетилморфин (героин), 6-моноацетилморфин и ацетилкодеин.

Допущенная ошибка противоречит фактическим обстоятельствам дела, а также обстоятельствам совершения преступления, в связи с чем, в указанной части приговор уточнен.

 

При невозможности установления обстоятельств,

составляющих объективную сторону преступления,

лицо не подлежит уголовной ответственности

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 20.03.2014 А. признан виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 3         ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ и одного преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения осужденному окончательно определено наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением от 03.03.2015 приговор оставлен без изменения.

Кассационной инстанцией по жалобе осужденного приговор изменен.

Приговором суда, помимо иных преступлений, А. признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере, то есть по ч. 2 ст. 228 УК РФ.

В соответствии с судебным решением, незаконное приобретение осужденным наркотического средства выразилось в том, что изъятый по месту жительства А. гашиш общей массой 118,72 грамма приобретен им при неустановленных обстоятельствах у неустановленного лица в период времени до 03.08.2012.

Таким образом, в нарушение требований п.п. 1 и 2 ст. 307 УПК РФ в приговоре не указаны обстоятельства приобретения А. наркотического средства, а также не приведены доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого по данному обвинению.

Указание о незаконном приобретении наркотического средства при неустановленных обстоятельствах у неустановленного лица, не являются обстоятельствами, подлежащими доказыванию в понимании ч. 1 ст. 73 УПК РФ.

При невозможности установления обстоятельств, составляющих объективную сторону преступления, лицо не подлежит уголовной ответственности, поскольку согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления.

При изложенных обстоятельствах президиум краевого суда исключил из осуждения А. незаконное приобретение гашиша со снижением наказания, как за данное деяние, так и по совокупности преступлений.

Кроме того, судом первой инстанции нарушены требования  ст. 281 УПК РФ в части оглашения показаний свидетеля при отсутствии достоверных сведений исключающих его явку в судебное заседание.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 281 УПК РФ к основаниям, предоставляющим возможность для оглашения показаний, отнесены смерть лица; тяжелая болезнь, препятствующая явке в суд; отказ потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; стихийное бедствие или иные чрезвычайные обстоятельства, препятствующих явке в суд. Данный перечень является исчерпывающим.

Из рапорта судебного пристава, исполняющего постановление суда о принудительном приводе свидетеля Ч., следует, что последний сообщил приставу о том, что болеет (язва желудка) и нуждается в стационарном лечении. При этом, о дате и времени явки в суд пристав свидетеля уведомил.

В судебном заседании, государственный обвинитель счел обстоятельства, изложенные в рапорте, объективными причинами неявки и ходатайствовал об оглашении показаний свидетеля. Сторона защиты и подсудимый возражали против оглашения. Судом же ходатайство было удовлетворено.

В то же время, президиум Красноярского краевого суда указал, что при отсутствии каких-либо медицинских документов, подтверждающих тяжесть заболевания Ч., суд первой инстанции необоснованно сделал вывод о невозможности его явки, в связи с чем, исключил показания данного свидетеля из приговора, что, в то же время, не повлияло на исход уголовного дела, так как вина осужденного доказана совокупностью других доказательств, приведенных в приговоре.

 

Нарушение права на защиту повлекло

отмену судебного решения

 

Постановлением Емельяновского районного суда от 23.07.2014 удовлетворено ходатайство осужденного Н., поданного на основании                          ст. 78 УИК РФ, о переводе его для дальнейшего отбывания наказания в исправительную колонию строгого режима.

Президиумом краевого суда постановление отменено по следующим основаниям.

Так, в соответствии со ст. 399 УПК РФ вопросы, связанные с исполнением приговора, включая вопросы об изменении вида исправительного учреждения, рассматриваются в судебном заседании. Осужденный вправе ходатайствовать об участии в судебном заседании, знакомиться с материалами дела, участвовать в их рассмотрении, заявлять ходатайства и отводы, давать объяснения, представлять документы, а также осуществлять свои права с помощью адвоката.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый (обвиняемый) не отказался от защитника в соответствии со ст. 52 УПК РФ. При этом требование об обязательном участии защитника в силу ч. 2 ст. 47 УПК РФ распространяется и на осужденного.

В то же время, как следует из материалов дела, суд рассмотрел ходатайство осужденного в отсутствие в судебном заседании, как самого осужденного, так и его адвоката.

Согласно протоколу судебного заседания суд не ставил на обсуждение участвующих в судебном разбирательстве прокурора и представителя исправительного учреждения вопрос о возможности рассмотрения ходатайства в отсутствие адвоката. Вместе с тем, будучи извещенным о дате, времени и месте рассмотрения ходатайства, осужденный Н. просил назначить ему защитника на основании ст. 51 УПК РФ, указав в расписке на то, что не возражает против взыскания с него процессуальных издержек по оплате услуг адвоката.

Учитывая, что допущенные судом первой инстанции нарушения норм уголовно-процессуального закона являются существенными, поскольку путем лишения гарантированных прав осужденного на защиту повлияли на принятие законного и обоснованного решения, судом кассационной инстанции проставление Емельяновского районного суда отменено, материал направлен на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

 

другие новости