Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за июнь-июль 2015 г.

03.08.2015 11:27:26

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

июнь-июль

 

г. Красноярск

2015 год

 

СПРАВКА

по обобщению практики рассмотрения судами уголовных дел

о преступлениях в сфере лесопользования

за первое полугодие 2015 года  

 

 

За первое полугодие 2015 года судами края рассмотрено 149 (+25)  уголовных дел о преступлениях в сфере лесопользования в отношении 178 (+29) лиц, в том числе по ст. 260 УК РФ – 148  (+25) дел в отношении 177 (+29) лиц, по ст. 261 УК РФ – 1 (=) дело в отношении 1 (=) лица. Постановлено  обвинительных приговоров в отношении 146 (+14) лиц, в том числе в особом порядке - в отношении 93 (+10) лиц (63,7% (+0,8%).

По нереабилитирующим основаниям прекращено 27 (+10) уголовных дел в отношении 27 (+10) лиц, из них 17 (+3) - в связи с деятельным раскаянием (ст.28 УПК РФ), 10 (+8) – в связи с амнистией.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 24 в Енисейском районе от 24.06.2015 прекращено уголовное дело в отношении В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 260 УК РФ, в связи с деятельным раскаянием на основании ст. 28 УПК РФ.

21.02.2015, в дневное время, находясь на лесоделяне, расположенной в 1500 метрах от г. Лесосибирска в северо-западном направлении в квартале №1 выделе №1 №36 «Маклаковского участкового лесничества» КГБУ «Енисейское лесничество», в лесах зелёных зон и хозяйственных объектов, В., не имея соответствующего разрешения, при помощи бензопилы «STIHL MS-180» незаконно спилил 58  деревьев породы «сосна» общим объёмом 6,92 куб.м, в результате чего причинил государству значительный материальный ущерб на общую сумму 39 423 рубля.

В. впервые совершил преступление небольшой тяжести, раскаялся в содеянном, возместил ущерб, в связи с чем суд удовлетворил ходатайство защитника подсудимого о прекращении в отношении него уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

Постановлением  Байкитского  районного суда от 08.06.2015 уголовное дело по обвинению П. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 261 УК РФ, прекращено на основании п.п. 2 п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов».

С П. в пользу Российской Федерации в лице Министерства природных ресурсов и экологии по Красноярскому краю взыскано 2 095 162 рубля. 

От уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер медицинского характера освобождено 1(+1) лицо.

В 1 полугодии 2015 года 1 (+1) лицо осуждено за совершение преступления в сфере лесопользования с использованием служебного положения.

Так, В., являясь руководителем КГКУ «Минусинское лесничество», получал взятки в виде иного имущества от ИП К., занимающегося заготовкой леса на территории Минусинского района, за действия в пользу взяткодателя, а именно беспрепятственное отведение лесосек для рубки лесных насаждений, то есть действия, которые непосредственно входят в служебные полномочия должностного лица, и он в силу своего служебного положения может способствовать таким действиям, а также за общее покровительство указанного лица.

В ходе судебного следствия установлено, что 09.05.2010 В. получил от К. взятку в виде иного имущества ­автомобиля марки «Toyota Сaldina», 1998 года выпуска, стоимостью 245 000 рублей, в крупном размере за совершение в пользу К. действий, входящих в служебные полномочия В.

04.08.2010 В. получил от К. взятку в крупном размере в виде надувной лодки модели «Пиранья-3», 2010 года выпуска, оборудованной силовой установкой АЛ-600R, общей стоимостью 880 000 рублей, за совершение в пользу К. действий, входящих в служебные полномочия В.

В период времени с 01.12.2010 по 16.12.2010 В. получил от К. взятку в крупном размере в виде денег в сумме 500 000 рублей для приобретения в свою собственность снегохода, за совершение в пользу К. действий, входящих в служебные полномочия В., а именно за заключение от имени агентства лесной отрасли Красноярского края договоров купли-продажи лесных насаждений для собственных нужд с гражданами, сведения о которых, а также их письменные заявления предоставит К.

В период времени с 14.02.2011 по 28.02.2011 В. получил от К. взятку в крупном размере в виде денег на общую сумму 700 000 рублей за совершение в пользу К. действий, входящих в служебные полномочия В., а именно за заключение от имени агентства лесной отрасли Красноярского края договоров купли-продажи лесных насаждений для собственных нужд с гражданами, сведения о которых, а также их письменные заявления предоставит К.

В период времени с 01.06.2011 по 16.06.2011 В. получил от К.  взятку в крупном размере в виде денег в сумме 600 000 рублей за совершение в пользу К. действий, входящих в служебные полномочия В., а именно за заключение от имени агентства лесной отрасли Красноярского края договоров купли-продажи лесных насаждений для собственных нужд с гражданами, сведения о которых, а также их письменные заявления предоставит К.

В период времени с 01.11.2011 по 23.11.2011 В. получил от К. взятку в особо крупном размере в виде денег на общую сумму 2 100 000 рублей за совершение в пользу К. действий, входящих в служебные полномочия В., а именно за заключение от имени агентства лесной отрасли Красноярского края договоров купли-продажи лесных насаждений для собственных нужд с гражданами, сведения о которых, а также их письменные заявления предоставит К.

12.02.2015 Минусинским городским судом В. признан виновным в совершении пяти преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ № 97-ФЗ от 05.05.2011), одного преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ № 97-ФЗ от 05.05.2011).

Уголовное дело рассмотрено в общем порядке уголовного судопроизводства.

В. назначено наказание за каждое преступление, совершённое 09.05.2010,  04.08.2010, в период времени с 01.12.2010 по 16.12.2010, в период времени с 14.02.2011 по 28.02.2011 и предусмотренное п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ № 97-ФЗ от 05.05.2011), в виде 8 лет лишения свободы без штрафа, за преступление, совершённое в период времени с 01.06.2011 по 16.06.2011 и предусмотренное п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ № 97-ФЗ от 05.05.2011), в виде 8 лет лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности на срок 3 года со штрафом в размере 36 000 000 рублей, за совершение преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ № 97-ФЗ от 05.05.2011), в виде 9 лет лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности на срок 3 года со штрафом в размере 147 000 000 рублей. В силу ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний В. назначено окончательное наказание в виде 14 лет лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности на срок 3 года со штрафом в размере 183 000 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, исчисляя срок наказания с 16.11.2012.     

Приговор в законную силу не вступил, обжалован сторонами.

В 1 полугодии 2015 года оправдательные приговоры, а также постановления о прекращении уголовного дела (преследования) по реабилитирующим основаниям не выносились (=).

            Практика назначения наказания по уголовным делам указанной категории свидетельствует о том, что основным видом  наказания, применяемым судами, является лишение свободы, которое в силу ст. 73 УК РФ признается условным, поскольку данные преступные деяния в большинстве случаев относятся к категориям преступлений небольшой и средней тяжести – 83 (+32) лицам, штраф назначен 16 (-12) лицам, обязательные работы – 14 (-5), исправительные работы – 21 (+2), в том числе с применением ст. 73 УК РФ – 17 (+8).

Таким образом, в первом полугодии 2015 года за совершение преступлений указанной категории наказание, не связанное с лишением свободы (штраф, исправительные и обязательные работы) определено 51 (-21) лицу.

Реальное отбытие наказания в виде лишения свободы назначается в исключительных случаях, когда лицо уже имеет условную судимость за предыдущее преступление, а также в случаях совершения преступлений в сфере лесопользования в составе организованной группы.

Так, в первом полугодии 2015 года реальное отбытие наказания в виде лишения свободы назначено 12 (+3) лицам.

Приговором Иланского районного суда от 05.03.2015 ранее судимый Б., П., И. осуждены за совершение  преступления, предусмотренного п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ. Кроме того, И. осуждён также за совершение двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Б. назначено наказание с учётом ч. 5 ст. 69 УК РФ в виде 1 года 9 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, П. назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ  с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, И. назначено наказание на основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности трёх преступлений: одного преступления, предусмотренного п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ, и двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, в виде 4 лет лишения свободы.

Б., П. и И. совершили группой лиц незаконную рубку лесных насаждений в крупном размере.

02.11.2014, в период с 15 до 22 часов, Б., П. и И., находясь в лесном массиве, расположенном на расстоянии 100 метров в северном направлении от 1095 км трассы М-53 Иланского района, относящемся к защитным лесам, в квартале 44 выделе 44 ОАО «Чкалово» Северного участкового лесничества КГКУ «Иланское лесничество», не имея правовых оснований на лесопользование, не имея разрешительных документов на заготовку древесины, действуя совместно и согласовано, с помощью бензопил марки «Штиль» и «Энергомаш ПТ99466», совершили незаконную порубку 3 деревьев породы сосна и 2 деревьев породы осина,  в результате чего причинили лесному фонду Российской Федерации ущерб в крупном размере на общую сумму 53 186 рублей, которая взыскана с осуждённых приговором суда. 

Приговор в законную силу не вступил, государственным  обвинителем принесено апелляционное представление в связи с тем, что осуждённому И. не назначен вид исправительного учреждения.

В 1 полугодии 2015 года дополнительные виды наказания, такие как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, назначены 7 (-4) лицам.

Как и прежде актуальным остается вопрос о необходимости  конфискации орудий  совершения преступлений в сфере лесопользования.

В течение первого полугодия 2015 года в соответствии с положениями главы 15.1 УК РФ конфисковано и обращено в доход государства 81 (+12) орудие преступлений по 78 (+13) уголовным делам, что составляет 65 % (+4,3%) от общего количества уголовных дел с обвинительным приговором.

В соответствии с п. «г» ч.1 ст.104 УК РФ суд может конфисковать и обратить в собственность государства орудия совершения преступления, только если они  принадлежат обвиняемому. 

В основном  орудиями совершения указанной категории преступлений  в ходе расследования признаются бензопилы, конфискация которых и производится по результатам  рассмотрения уголовных дел. 

Причиной недостаточной результативности по изъятию и обращению в доход государства транспортных средств и механизмов, с использованием которых совершаются преступления, является то, что виновные лица не являются собственниками вещественных доказательств, признаваемых по делу орудиями преступления. В связи с чем, вещественные доказательства возвращаются судом законным владельцам.

Вместе с тем, допущен факт безосновательного возвращения орудия преступления осужденному, при этом незаконное судебное решение в этой части прокурором в апелляционном порядке не обжаловано.

Так, по приговору Партизанского районного суда от 24.04.2015 К.  осуждён  по ч. 3 ст. 260 УК РФ с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на 2 года с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год.

Ущерб в сумме 169 367 рублей не возмещён, вещественное доказательство – бензопила «Урал», безосновательно возвращено осужденному.

Аналогичная ситуация допущена в Манском районе.

Сумма удовлетворённых судом исковых требований, а также добровольно возмещенного ущерба по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 260 УК РФ, в 1 полугодии 2015 года составила 55 381 673, 64 (+ 33 565 614, 38) рубля, что составляет 77,8 (+6,8 %) от суммы причиненного ущерба. Передано на рассмотрение в гражданском порядке исковых заявлений на сумму 15 756 732,91  рубля.

  По результатам рассмотрения уголовного дела о преступлении, предусмотренном ст. 261 УК РФ, иск о возмещении ущерба на сумму 2 095 162 рубля удовлетворён в полном объёме.

Большинство уголовных дел о преступлениях в сфере лесопользования рассмотрено в особом порядке, каких-либо сложностей при поддержании государственного обвинения не возникало.

При этом в течение 1 полугодия 2015 года 2 уголовных дела рассмотрены судом в отношении 4 лиц, обвинявшихся в совершении преступлений, связанных с незаконными порубками лесных насаждений в составе организованной группы.

Приговором Богучанского районного суда от 20.02.2015 Н. осуждён за совершение 5 преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 260 УК РФ, с применением ч.3 ст. 69 УК РФ, к 4 годам лишения свободы с назначением дополнительного наказания в виде лишения права заниматься лесозаготовительной деятельностью на 3 года, Ш. и С. осуждены за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, к лишению свободы с применением ст. 73 УК РФ на 1 год 5 месяцев с испытательным сроком 1 год и 2 года с испытательным сроком 2 года соответственно.

Н. совершил 5 незаконных рубок лесных насаждений (деревьев) в составе организованной группы, из них 4 рубки в особо крупных размерах, одна в крупном размере.

С. и Ш. совершили каждый по одной незаконной рубке лесных насаждений (деревьев) в особо крупном размере, в составе организованной группе.

В июне 2010 года Н., обладая организаторскими способностями и волевыми качествами, такими как: решительность, самоуверенность, целеустремлённость, руководствуясь корыстными мотивами и стремлением незаконного обогащения, намереваясь осуществлять преступную деятельность на протяжении неопределённого промежутка времени, с целью извлечения незаконного дохода от совершённых незаконных рубок деревьев на территории  Манзенского участкового лесничества Краевого государственного казённого учреждения «Манзенское лесничество», решил создать  устойчивую сплочённую организованную преступную группу.  

При этом Н., заведомо зная, что П. является гражданином республики Молдова, что может благотворно  повлиять  на исход  преступных намерений Н., планировал начать свою преступную деятельность вместе с ним, работающим вальщиком и контролирующим деятельность одной лесозаготовительной бригады. Во вторую лесозаготовительную бригаду он планировал привлечь для совершения  преступлений вальщиков Ш., С.

Во исполнение задуманного им преступного умысла, Н. в июне 2010 года предложил П., в отношении которого уголовное дело было выделено в отдельное производство, рассмотрено судом, и приговор вступил в законную силу, и который ранее работал у Н. вальщиком, находился с ним в дружеских отношениях, и полностью ему доверял, объединиться в организованную группу.

Достоверно зная о том, что П. остро нуждается в денежных средствах, и иного равного по уровню источника дохода ему не найти, Н. пообещал высокое материальное вознаграждение в размере 150 рублей за 1 кубометр незаконно заготовленной древесины.

П., на тот момент не имеющий постоянного источника дохода, обладающий навыками валки деревьев при помощи бензопилы, согласился с предложением Н., тем самым вступил с Н. в предварительный преступный сговор, направленный на совершение преступлений в составе организованной группы.

Во исполнение задуманного им преступного умысла Н. в июне 2011 года также предложил своему знакомому Ш., который длительное время работал вальщиком и зарекомендовал себя ответственным и исполнительным работником, объединиться в организованную группу, достоверно зная о том, что Ш. также остро нуждается в денежных средствах, обещая высокое материальное вознаграждение в размере 150 рублей за 1 кубометр незаконно заготовленной древесины.

Ш., на тот момент не имеющий постоянного источника дохода, обладающий навыками валки деревьев при помощи бензопилы, согласился с предложением Н., тем самым вступил с Н. в предварительный преступный сговор, направленный на совершение преступлений в составе организованной группы.

Н. как организатор разработал план осуществления преступной деятельности, согласно которому он, обладая общей информацией, подыскивал на территории КГКУ «Манзенское лесничество» в Богучанском районе лесные насаждения, пригодные для вырубки и дальнейшей выгодной реализации, а бригады рабочих, в состав которых входили вальщики П., Ш. и  С. по его указанию должны были осуществлять рубку лесных насаждений, чекировку, раскряжевку, трелевку и складирование в штабеля сортиментов древесины хвойных пород.

Кроме того, Н., осуществляя деятельность по лесозаготовке на протяжении длительного периода времени в КГКУ «Манзенское лесничество», и имея обширный круг знакомых на территории пос. Манзя Богучанского района, имеющих навыки трелевки, чекировки, погрузки и вывозки  древесины, плaнировал подыскивать данных лиц и привлекать их к работе на местах незаконных рубок деревьев в качестве чекировщиков, трактористов, водителей, при этом намеревался не сообщать последним о противоправности их работы по заготовке и реализации древесины.

Для придания законного вида сделкам по реализации незаконно заготовленной древесины Н., используя имеющуюся в наличии производственную базу в пос. Манзя Богучанского района, оборудованную лесоперерабатывающей техникой, планировал перерабатывать часть незаконно заготовленной им древесины с целью дальнейшей реализации в качестве пиломатериала.  

Кроме того, Н., имея в собственности автомобиль-лесовоз с  гидроманипуляторной установкой, а также определенный круг знакомых, имеющих в собственности автомобили-лесовозы и занимающихся оказанием услуг по грузоперевозкам, планировал использовать автомобиль УРАЛ с гидроманипуляторной установкой и погрузочной площадкой, принадлежащий ему, а  также в случае необходимости – привлечённые автомашины для погрузки и вывозки незаконно заготовленной древесины.

Так, по указанию Н. вышеуказанные автомобили выезжали на места рубок деревьев, где осуществлялась погрузка сортиментов древесины хвойных пород в автомобили. После этого, незаконно вырубленная древесина хвойных пород на указанных автомобилях, по предварительной договорённости Н. перевозилась на производственную базу, расположенную по адресу: п. Манзя Богучанского района, ул. Ангарская, где  перерабатывалась на пиломатериал, после чего реализовывалась в места сбыта, а полученные от реализации незаконно вырубленной древесины денежные средства распределялись Н. между участниками организованной  преступной группы, по усмотрению последнего, а также вкладывались в приобретение необходимого для дальнейшей работы группы.

Также Н. должен был снабжать запасными частями, продуктами питания и горюче-смазочными материалами бригаду, которая временно на период рубок проживала в балке, принадлежащем Н., на территории лесного массива – в месте незаконной заготовки древесины.

Кроме того, Н., имея в собственности бензопилы «Хускварна 262», «Штиль 361» и «Штиль 440», планировал передать данные бензопилы П., Ш., С. для незаконной рубки деревьев.

Таким образом, в июне 2010 года Н. была создана устойчивая организованная группа в целях осуществления незаконных рубок деревьев на территории Богучанского района. 

Данная устойчивая организованная группа характеризуется следующими признаками:

- организованностью участников, действующих совместно и согласованно, в тесном взаимодействии, в соответствии с заранее распределенными ролями по тщательно разработанным планам, с применением одних и тех же форм и методов преступных действий, под непосредственным руководством Н., планированием преступной деятельности;

-   наличием лидера – Н.;

- устойчивостью группы, выражающейся в стабильности состава, сплоченности её участников, наличием между Н. и членами группы длительных и прочных связей, основанных на совместной противоправной деятельности, общим умыслом, направленным на совершение преступлений.

В период с июня 2010 года по июль 2012 года участниками указанной группы совершены незаконные рубки лесных насаждений на территории Манзенского участкового лесничества КГКУ «Манзенское лесничество» Красноярского края с причинением ущерба государству на сумму 13 680 028 рублей, которую приговором суда постановлено взыскать с осужденных.

В 1 полугодии 2015 года в порядке ст. 237 УПК РФ судом возвращено 3 (+1) уголовных дела.

Так, постановлением мирового судьи судебного участка № 139  Центрального района г. Красноярска от 23.01.2015 прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ возвращено уголовное дело по обвинению Ф. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 260 УК РФ. Дознание по делу производилось в сокращённой форме.

Основанием возращения уголовного дела прокурору послужила необходимость проведения дознания в общем порядке, поскольку Ф. в ходе судебного заседания не признала свою вину и возражала против рассмотрения дела судом в особом порядке.

Частные постановления судом не выносились.

За 1 полугодие 2015 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрены апелляционные представления в отношении 16 (+14) лиц по уголовным делам о преступлениях в сфере лесопользования, предусмотренных ст.ст. 260, 261 УК РФ, удовлетворены – в отношении 15 лиц, отклонено – в отношении 1 лица. Результативность апелляционного обжалования составила 93,7% (-6,3%).

Кроме того, в отношении 2 (+2) лиц представления отозваны.

Апелляционные представления приносились на отмену приговора: с направлением уголовного дела на новое рассмотрение – в отношении 3 лиц, с постановлением нового приговора – в отношении 4 лиц; на изменение приговора – в отношении 10 лиц; на отмену постановления – в отношении 1 лица.

За указанный период судом второй инстанции пересмотрено приговоров в отношении 5 (+4) лиц, все по представлениям прокурора. Уровень апелляционного реагирования составил 100% (=).

Основаниями пересмотра приговоров в отношении 1 лица послужило существенное нарушение уголовно-процессуального закона, в отношении 4 лиц – неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания.

Приговором Богучанского районного суда Н. признан виновным в совершении 5 преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 260 УК РФ, к окончательному наказанию в виде лишения свободы сроком 4 года с лишением права заниматься лесозаготовительной деятельностью на 3 года с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Преступления Н. совершены с июня до конца августа 2010 года, с октября по ноябрь 2010 года, весной 2011 года, в апреле 2012 года, в июле 2012 года.

Суд апелляционной инстанции согласился с доводами прокурора о том, что суд, квалифицируя действия Н. как пять отдельных преступлений, в нарушение ч. 1 ст. 307 УПК РФ, не обосновал квалификацию в отношении каждого из совершённых преступлений.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия квалифицировала действия Н. как единое продолжаемое преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 260 УК РФ, и назначила ему наказание в виде лишения свободы сроком 2 года 2 месяца с лишением права лесозаготовительной деятельностью сроком 2 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным постановлением от 19.03.2015 в части разрешения вопроса о вещественных доказательств изменён приговор Богучанского районного суда в отношении О., осужденного по п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Суд апелляционной инстанции указал, что принимая решение о реализации древесины в счёт погашения ущерба, суд не учёл, что древесина получена осужденным в результате незаконной рубки. Передачей же срубленных деревьев государству причинённый ущерб фактически не восстанавливается.

Учитывая, что древесина изначально являлась собственностью государства, средства от её реализации судом апелляционной инстанции постановлено зачислить в федеральный бюджет на основании п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК РФ.

Апелляционным постановлением от 28.05.2015 в части вещественных доказательств отменён приговор Богучанского районного суда от 27.01.2015, которым К. осуждён по п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, уголовное дело направлено на новое рассмотрение.

Приговором суда осуждённому переданы как не представляющие ценности дрова объёмом 12 кубических метров, заготовленные из незаконно вырубленной древесины и оставленные у него на ответственном хранении в период предварительного следствия.

Суд апелляционной инстанции указал, что предметами, на которые направлены преступные действия, или вещественными доказательствами по уголовным делам о лесонарушениях являются деревья и кустарники, собственником которых является Российская Федерация. При этом, древесина представляет собой определённую ценность в целом виде (стволы деревьев).

Принимая решение о передаче дров осуждённому в связи с тем, что они не представляют ценности, суд первой инстанции не учёл, что в материалах уголовного дела отсутствуют сведения о том, что данные дрова не представляют ценности для государства, мнение представителя потерпевшего по данному вопросу не выяснялось.

Апелляционным постановлением от 06.06.2015 изменён приговор Богучанского районного суда от 02.04.2015 в отношении С., осуждённого по п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ) к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Основанием изменения приговора послужило нарушение судом первой инстанции требований ст. 9 УК РФ о том, что преступность деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Материалами уголовного дела установлено, что преступление С. совершено в августе 2014 года, т.е. после изменений, внесённых в ч. 2 ст. 260 УК РФ Федеральным законом от 21.07.2014 № 277-ФЗ.

В связи с чем, судебной коллегией из приговора исключено указание на ч. 2 ст. 260 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ.

Апелляционным постановлением от 07.05.2015 отклонено представление на постановление Манского районного суда от 18.02.2015, которым уголовное дело по обвинению П., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ, возвращено прокурору в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Согласно обвинительному заключению, у П. имелись разрешительные документы на рубку и заготовку древесины на лесосеке площадью 23,6 га, расположенной на территории выделов №№ 9, 10 квартала № 26 Шалинского участкового лесничества.

Обвинялся же П. в незаконной рубке деревьев на самовольно выбранном участке, расположенном за границами отведенной ему лесосеки, но в пределах выдела № 9 квартала № 26 Шалинского участкового лесничества.

Суд первой инстанции, возвращая уголовное дело прокурору, указал, что в обвинительном заключении не указано, как соотносятся между собой границы отведённой лесосеки и границы выделов №№ 9, 10 квартала № 26 Шалинского участкового лесничества, как соотносятся между собой площадь отведённой лесосеки и общая площадь указанных выделов, и на какую из этих площадей П. имел разрешительные документы, а на какую – нет.

Суд апелляционной инстанции с выводами Манского районного суда согласился, отклонив апелляционное представление и оставив постановление от 18.02.2015 без изменения.

Прокуратурой Казачинского района отозвано апелляционное представление по уголовному делу в отношении А., осуждённого приговором Казачинского районного суда по трём эпизодам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, к окончательному наказанию в виде лишения свободы сроком 4 года условно с испытательным сроком 3 года.

Основанием принесения апелляционного представления послужило то, что суд, по мнению государственного обвинителя, неправильно применил уголовный закон и признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства частичное признание подсудимым своей вины, в то время как А. свою вину полностью отрицал, настаивал на том, что вырубил лес в пределах отведённой ему лесосеки.

Апелляционное представление отозвано в связи с отсутствием перспективы его удовлетворения.

За указанный период судом второй инстанции пересмотрены приговоры в отношении 5 (+4) лиц, все по представлениям прокурора. Уровень апелляционного реагирования составил 100% (=).

Так, апелляционным постановлением от 15.01.2015 пересмотрен приговор Богучанского районного суда от 19.11.2014 в отношении А., осужденного по п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Основанием изменения приговора послужило неправильное применение уголовного закона, поскольку суд первой инстанции, в нарушение требований ст. 56 УК РФ, назначил ранее несудимому обвиняемому за совершение преступления небольшой тяжести (каковым являлась ч. 2 ст. 260 УК РФ на момент совершения осужденными преступлений) наказание в виде лишения свободы.

Суд апелляционной инстанции с доводами прокурора согласился, назначив А. наказание в виде исправительных работ сроком на 2 года с удержанием 10% заработка в доход государства условно с испытательным сроком 1 год.

По аналогичным основаниям пересмотрен приговор Богучанского районного суда от 25.11.2014 в отношении Ш., также осужденного по п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ к 1 году лишению свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Апелляционным постановлением от 18.06.2015 изменён приговор Богучанского районного суда от 18.03.2015, которым М. осуждён по п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства условно с испытательным сроком 1 год.

Основанием изменения приговора послужило неправильное применение уголовного закона.

Согласно материалам уголовного дела, обвиняемым было заявлено ходатайство о его рассмотрении в особом порядке в связи с признанием им своей вины в совершённом преступлении.

При этом, по заключению судебно-психиатрической экспертизы, у М. выявлены признаки умственной отсталости лёгкой степени со слабо выраженными нарушениями поведения, в связи с чем, по ходатайству государственного обвинителя уголовное дело было рассмотрено в общем порядке.

Суд апелляционной инстанции согласился с доводами прокурора о том, что при таких обстоятельствах у подсудимого сохранилось право на назначение ему наказания с применением правил ч. 5 ст. 62 УК РФ, поскольку особый порядок был прекращён не по причине непризнания подсудимым своей вины, а в связи с возражением государственного обвинителя, связанным с психическим состоянием М.

При этом, с учётом смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 62 УК РФ, наказание М. должно назначаться и с применением правил ч. 1 ст. 62 УК РФ, что в совокупности с ч. 5 ст. 62 УК РФ сокращает верхний предел наказания в виде исправительных работ по указанной статье до 10 месяцев.

Судебная коллегия приговор изменила, снизив М. наказание до 9 месяцев исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства условно с испытательным сроком 1 год.

Апелляционным определением от 07.05.2015 пересмотрен приговор Богучанского районного суда от 20.02.2015, которым А. осуждён по ч. 3 ст. 260 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы, ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 2 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В апелляционном представлении ставился вопрос об изменении приговора в связи с неправильным применением уголовного закона и смягчении А. наказания в связи с тем, что судом не была учтена явка с повинной в качестве смягчающего наказание обстоятельства по преступлению, предусмотренному ч. 3 ст. 260 УК РФ.

Судебная коллегия указала, что из материалов уголовного дела следует, что протокол явки с повинной соответствует требованиям закона, она получена от А. до возбуждения уголовного дела и её достоверность подтверждена в судебном заседании.

В связи с чем, явка с повинной признана судом апелляционной инстанции смягчающим наказание обстоятельством по ч. 3 ст. 260 УК РФ, наказание по данной статье снижено до 1 года 9 месяцев лишения свободы, по совокупности преступлений – до 1 года 11 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В течение 1 полугодия 2015 года в апелляционном порядке районным судом рассмотрено 1 уголовное дело в отношении 1 (+1) лица по апелляционному представлению, результативность апелляционного обжалования составила 100% (=).

Так, мировым судом Центрального района г. Красноярска 07.04.2015 в отношении Ф. вынесен обвинительный приговор по ч. 1 ст. 260 УК РФ, ей назначено наказание в виде штрафа в размере 6 000 рублей.

Вещественные доказательства – ножовка и топор, принадлежащие осужденной Ф., - переданы ей по принадлежности.

Вместе с тем, в ходе судебного разбирательства установлено, что Ф. совершила незаконную рубку дерева породы клен при помощи топора и ножовки, которые, таким образом, они являются орудиями совершения преступления.

02.06.2015 федеральным судьей Центрального района г. Красноярска приговор в отношении Ф. по апелляционному  представлению  изменен, орудия преступления – ножовку и топор – постановлено уничтожить в силу ст. 81 УПК РФ.

В 1 квартале 2015 года президиумом Красноярского краевого суда пере­смотрено 1 (-1) судебное решение, вынесенное в рамках досудебного производ­ства по уголовному делу о преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 260 УК РФ, а именно ­постановление Емельяновского районного суда Красноярского края от 12.03.2014 об отказе в удовлетворении ходатайства следователя СО МО МВД РФ «Емельяновский» Г. о передаче в территориальное Управление Федерального Агентства по управлению государственным имуществом по Красноярскому краю для реализации в доход государства по уголовному делу № 23091279 вещественных доказательств - незаконно заготовленной древесины общей стоимостью 214 296 рублей, находящейся в 34 квартале выдела 8 Кем­чугского участкового лесничества на территории Емельяновского района Крас­ноярского края.

Основанием для отмены судебного решения явились, в соответствии с    ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, существенные нарушения уголовно-процессуального зако­на, повлиявшие на правильность принятого решения

Ходатайство о разрешении реализации древесины следователь мотивиро­вал невозможностью обеспечения надлежащего ее хранения.

В обоснование вывода об отсутствии оснований для удовлетворения хода­тайства следователя суд сослался на то, что решение о вещественных доказа­тельствах по уголовному делу должно приниматься органом, судом, прини­мающим окончательное решение по делу, в котором и подлежит разрешению вопрос о судьбе вещественных доказательств. Каких-либо данных, свидетельст­вующих о том, что изъятая древесина является опасной для жизни и здоровья людей, скоропортящейся либо наличия обстоятельств, предшествующих ее хранению, следователем не представлено.

Судом 1 инстанции не соблюдены положения уголовно-процессуального законодательства, регулирующие порядок разрешения вопро­сов о реализации вещественных доказательств.

Согласно ч. 1 ст. 82 УПК РФ, вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей. В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хра­нится до вступления в силу решения суда.

В соответствии с п.п. «в» п. 1 ч. 2 ст. 82 УПК РФ (в ред. ФЗ от 22.04.2010 № 62-ФЗ), вещественные доказательства в виде предметов, которые в силу гро­моздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, в том чис­ле большие партии товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимо­стью, в случае невозможности обеспечения их хранения оцениваются и с согла­сия владельца либо по решению суда передаются для реализации в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Прави­тельством Российской Федерации. К материалам уголовного дела может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнитель­ного исследования.

Положением о порядке реализации или уничтожения предметов, являю­щихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уго­ловного дела или при уголовном деле затруднено, утвержденным Постановле­нием Правительства Российской Федерации от 23.08.2012 № 848, органом, осу­ществляющим исполнение решения о реализации вещественных доказательств, определено Федеральное агентство по управлению государственным имущест­вом (его территориальные органы).

Согласно п. 2 Положения, основаниями для передачи вещественных дока­зательств с целью реализации является решение должностного лица или органа, принявшего решение об их изъятии в порядке, установленном нормативными правовыми актами Российской Федерации, или органа предварительного рас­следования, в производстве которого находится уголовное дело - в случае со­гласия их владельца, либо решение суда, принятое в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации - в случае несогласия владельца или в случае, если владелец не установлен или его место­нахождение не удалось установить.

Таким образом, действующим законодательством предусмотрен альтерна­тивный порядок разрешения вопроса о реализации вещественных доказательств в рамках досудебного производства по уголовному делу - на основании реше­ния органа предварительного следствия при наличии согласия владельца веще­ственных доказательств, либо на основании судебного решения при наличии возражений владельца.

Согласие владельца на реализацию вещественных доказательств до окончания производства по уголовному делу является основанием для разрешения этого вопроса следователем во внесудебном порядке, иное противоречит поло­жениям законодательства.

Как следует из материала, в ходе подготовки к обращению с хо­датайством в суд следователем приобщена копия доверенности на участие в производстве по делу представителя Министерства природных ресурсов и эко­логии края, которое, в свою очередь, является представителем владельца неза­конно срубленной древесины - Российской Федерации.

Мнение представителя владельца относительно возможности реализации древесины на данной стадии производства по делу следователем не выяснялось. В дальнейшем представителем владельца в суд представлено ходатайство, со­гласно которому им поддержано ходатайство следователя о разрешении реали­зации древесины, принять участие в судебном заседании не имеет возможности, в связи с чем просит рассмотреть материал в свое отсутствие.

Вопрос о волеизъявлении владельца имущества, признанного веществен­ным доказательством, относительно реализации данного имущества до оконча­ния производства по уголовному делу, является основанием для определения порядка принятия решения о реализации - во внесудебном порядке при наличии согласия владельца, либо путем обращения в суд в случае возражений владельца против реализации имущества.

Вместе с тем, ходатайство следователя рассмотрено судом по существу, что противоречит приведенным выше положениям закона.

Другие судебные решения о преступлениях в сфере лесопользования в l-м полугодии 2015 года президиумом краевого суда не пересматривались.

О результатах изучения прокуратурой края

не вступивших в законную силу итоговых

судебных решений городских (районных)

и мировых судов за 1 полугодие 2015 года

        

В связи с наличием существенных недостатков в организации работы ряда горрайпрокуратур по апелляционному обжалованию судебных решений по уголовным делам, повлекших большое количество приговоров, пересмотренных судами апелляционной инстанции в 1 квартале 2014 года не по представлениям, а по жалобам иных участников уголовного судопроизводства, зональными прокурорами апелляционного отдела уголовно-судебного управления в течение 2 квартала и полугодия 2014 года по поручению заместителя прокурора края изучались в апелляционные сроки поступающие в прокуратуру края приговоры.  Данная работа имела положительный эффект, привела к повышению по итогам года показателей результативности апелляционного обжалования (85,9%/+0,6% к 1 кв.2014 г. и +0,4% к 2013 г.) и эффективности апелляционного реагирования до 78,3% (+5,2% к 1 кв. 2014 г., но -2,0% к 2013 г.).

В целях дальнейшего повышения качества работы по обжалованию незаконных, необоснованных и несправедливых судебных решений, 43 прокурорам, не обеспечившим принятие исчерпывающих мер к исключению фактов пересмотра приговоров по жалобам 15.12.2014 направлено поручение и.о. прокурора края Камшилова О.А. о предоставлении на проверку в прокуратуру края всех не вступивших в законную силу приговоров, вынесенных  территориальными федеральными судами в течение 1 полугодия 2015 года.

В целом данное поручение горрайпрокурорами исполнялось, по согласованию с зональными прокурорами направляли приговоры и не указанные в нем прокуроры, однако имели место случаи неисполнения указания по предоставлению приговоров в полном объеме (Емельяновский, Партизанский и другие районы). В целях исключения пропуска предусмотренного законом срока для обжалования предоставление копий итоговых судебных решений было организовано различными средствами связи: посредством направления их на электронную почту апелляционного отдела, факсом либо нарочным. Приговоры судов Советского района г. Красноярска изучались зональным прокурором с выездом в прокуратуру района.

Анализ показал, что изучение, наряду с горрайпрокурорами, в апелляционном отделе уголовно-судебного управления не вступивших в законную силу судебных решений в 2015 году также имело положительный результат, что в целом по краю, а также в отдельных районах, привело к повышению активности горрайпрокуроров по обжалованию судебных решений, качества апелляционных представлений, росту показателей результативности и эффективности апелляционного обжалования.

За анализируемый период сотрудниками апелляционного отдела всего проверено 4264 (+815,+23,6%) итоговых судебных решения (4112 – городских (районных) судов, 152 – мировых), в связи с выявленными нарушениями закона даны рекомендации о дополнительной проверке материалов уголовных дел и обжаловании 656 (+14,+2,2%) или 15,4% (-1,5%) из них 631 указание или 15,3% дано в отношении приговоров федеральных судов и  25 или 16,4% - мировых.

В подавляющем большинстве случаев горрайпрокуроры в связи с выявленными нарушениями закона обжалуют указанные приговоры в апелляционные сроки. Так, на судебные решения федеральных судов в первом полугодии принесено 574 апелляционных представления (в 91% случаев от данных указаний), из которых 38 или 6,6% отозвано, 201 (35%) – не рассмотрено. Из рассмотренных 335 представлений в отношении 355 лиц, признаны обоснованными и удовлетворены в отношении 316, что составляет  89%, в том числе по доводам прокуроров пересмотрены приговоры по существу на 104 лица (32,9%), что положительно повлияло на показатель эффективности апелляционного реагирования.

Так, в 1 полугодии 2015 года всего государственными обвинителями и вышестоящими прокурорами по уголовным делам принесено 1049 (+126) апелляционных представлений в отношении 1208 (+145) лиц, из которых отозвано лишь 84 (-50) на 102 (-56) лица или 8,4% (-6,5%). Общий показатель результативности апелляционного обжалования составил 88,8% (+3%), удовлетворяемость апелляционных представлений на итоговые судебные решения еще выше – 89,8% (+2,4%); эффективность апелляционного реагирования на незаконные приговоры возросла до 83,4% (+7,1%).

Улучшение указанных показателей, в первую очередь, произошло за счет увеличения обоснованных апелляционных представлений, внесенных на судебные решения федеральных судов - принесено 841 (+117) в отношении 996 (+134) лиц, рассмотрено в отношении 697 (+175) лиц, из них требования прокуроров удовлетворены на 716 (+187) лиц, результативность обжалования составила 88,8% (+4%). Пересмотрено по существу приговоров городских (районных) судов в отношении 305 (-33) лиц, из них по жалобам – 52 (-43), по представлениям – 253 (+10). Эффективность апелляционного реагирования на приговоры федеральных судов по итогам 1 полугодия составила 83% (+11,1%).

Как показал анализ статистических показателей, работа по проверке приговоров в апелляционные сроки на местах в текущем году несколько улучшилась, о чем свидетельствуют различные темпы роста изученных судебных решений прокуратурой края и данных по ним рекомендаций, а также некоторое снижение числа последних в процентном соотношении.  

Вместе с тем, установлено, что горрайпрокурорами по рекомендации прокуратуры края до сих пор вносится значительное число апелляционных представлений (в 1 полугодии 2015 года 574 из 841 или 68,3%), доля их отзыва и отклонения ниже средней по краю, среди удовлетворенных требований (316 из 716), в том числе  повлиявших на показатель эффективности (104 из 253) такие представления составляют примерно 40%.

При этом зональными прокурорами апелляционного отдела уголовно-судебного управления отмечается различный подход к проверке приговоров сотрудниками горрайпрокуратур.

Если в прокуратурах Центрального, Октябрьского, Кировского, Свердловского и Советского районов г. Красноярска, Курагинского, Уярского районов края, г.г. Бородино, Дивногорск и других организация и результаты работы на данном направлении, в сравнении с предыдущими периодами, улучшились, государственные обвинители стали меньше допускать ошибок при поддержании обвинения, своевременно обжаловать незаконные приговоры, то в ряде из них (Железнодорожного района г. Красноярска, Абанского, Березовского, Мотыгинского, Туруханского районов, г.г. Игарка, Сосновоборск, ЗАТО Железногорск и некоторых других) до сих пор подавляющее число нарушений закона выявляются при проверке приговоров в прокуратуре края.   

При этом изучением только одних приговоров (без материалов дела)  сотрудниками прокуратуры края выявлялись очевидные ошибки суда при применении уголовного закона как в части квалификации действий виновных, так и правил  назначения наказания, в том числе норм нового законодательства.     

По рекомендации зональных прокуроров исправлялись ошибки в квалификации действий осужденных, в основном, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, как правило, это исключение квалифицирующих признаков из-за не установления обстоятельств приобретения (Ачинск, Сосновоборск), как излишне вмененного приобретения (Енисейский район), отсутствия в действиях виновного «перевозки» (Лесосибирск).

Однако, наибольшее количество нарушений, выявленных при изучении приговоров, поступивших из районов, связано с несоблюдением норм уголовного закона при назначении наказания. В основном, давались рекомендации о принесении представлений в связи с неправильным определением рецидива преступлений, нарушением требований ч. 6 ст. 15, ст. 62, ч. 2 ст. 68, 73 УК РФ при назначении наказания в виде лишения свободы, а также необоснованным учетом отягчающих обстоятельств и смягчающих обстоятельств, что в ряде случаев влекло назначение несправедливого наказания, в том числе вследствие его чрезмерной мягкости (Советский, Абанский, Березовский, Мотыгинский, Каратузский, Рыбинский районы, г. Лесосибирск), однако, это оставалось вне поля зрения районной прокуратуры, нередко при неправильной позиции самих гособвинителей в судебных прениях. Несмотря на данные рекомендации об обжаловании, в ряде случаев допускались недостатки и при подготовке апелляционных представлений.

Так, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 24.03.2015 с направлением на новое судебное разбирательство отменен приговор Балахтинского районного суда от 01.12.2014, которым К. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158, ст. 73 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года. При этом, судом на основании ч. 6 ст. 15 УК РФ изменена категория преступления с тяжкого на средней тяжести.

Государственное обвинение по данному делу поддержано старшим помощником прокурора района, которой предложено назначить К. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев, в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменить условное осуждение по приговору от 09.06.2014, и окончательно в соответствии со ст. 70 УК РФ назначить наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев.

Допущенные судом первой инстанции нарушения были оставлены государственным обвинителем без внимания, апелляционное представление принесено после  дачи указания прокуратурой края.

В описательно-мотивировочной части представления прокурора обоснованно указано, что судимость К. за совершение тяжкого преступления по приговору от 18.03.2002  не погашена. Таким образом, в соответствии с п. «б» ч. 2 ст. 18 УК РФ, в его действиях имеется опасный рецидив, ввиду чего применение положений ст. 73 УК РФ об условном осуждении невозможно. Кроме того, указано, что при постановлении приговора необоснованно применены правила  ч. 6 ст. 15 УК РФ, поскольку каких-либо фактических обстоятельств преступления, позволяющих изменить категорию преступления на менее тяжкую, в судебном заседании не установлено.

Однако резолютивная часть представления содержала указание на необходимость изменения приговора путем назначения наказания в виде реального лишения свободы, признать отягчающим обстоятельством опасный рецидив преступлений, а также исключить из приговора указание о применении положений ст. 73 УК РФ и ч. 6 ст. 15 УК РФ прокурор не просил, тем самым  указание прокуратуры края о принесении апелляционного представления исполнено некачественно, проект представления на согласование не направлялся.

По апелляционному представлению государственного обвинителя, внесенному по рекомендации старшего прокурора отдела, судебной коллегией по уголовным делам краевого суда 17.03.2015 в связи с мягкостью назначенного наказания (необоснованным применением судом требований ст.73 УК РФ) отменен с направлением дела на новое рассмотрение приговор Советского районного суда от 12.01.2015 в отношении Х., ранее судимого, осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года.

По аналогичным основаниям 26.05.2015 изменен приговор Мотыгинского районного суда от 02.04.2015 в отношении К., ранее судимого, осужденного по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. Наказание признано несоответствующим личности и обстоятельствам содеянного, в связи с чем, исключено применение требований ст. 73 УК РФ, к отбытию определено 1 год 10 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением от 28.04.2015 по представлению прокурора изменен приговор Каратузского районного суда от 25.02.2015 в отношении Ш., Е., осужденных по ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Суд второй инстанции учел отягчающее обстоятельство - совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, исключил применение положений ст. 62 УК РФ с  усилением  наказания.

Апелляционным определением судебной коллегии от 02.06.2015 изменен приговор Ужурского районного суда от 11.03.2015, которым З. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Отягчающим наказание обстоятельством был признан рецидив преступлений. При этом суд не указал вид рецидива, который в данном случае являлся опасным, поскольку З. имел непогашенную судимость за ранее совершенное тяжкое преступление к реальному лишению свободы.      Аналогичное нарушение было допущено Лесосибирским городским судом по уголовному делу в отношении Х., осужденной приговором от 25.03.2015 по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1, ст. 64 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Вместе с тем, приговоры изменялись и в связи с суровостью назначенного наказания с устранением нарушений закона, оставленных государственными обвинителями без внимания.

Так, по рекомендации зонального прокурора прокурором района принесено представление на приговор Абанского районного суда от 22.04.2015, которым  К. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Судом первой инстанции неправильно определен вид рецидива преступлений – особо опасный, в то время, как в действиях осужденного усматривался опасный рецидив. Государственным обвинителем также не было обращено внимание, что К. ранее судим, в том числе последним из двух приговоров наказание ему определено на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, что образует одну судимость. 16.06.2015 судом апелляционной инстанции данное представление удовлетворено, приговор в отношении К., изменен по указанным основаниям со снижением наказания и изменением вида исправительного учреждения.

21.05.2015 по апелляционному представлению государственного обвинителя, внесенному после проверки приговора в прокуратуре края, в связи с нарушением судом требований ст. 18 УК РФ - необоснованным признанием судом в действиях осужденного особо-опасного рецидива, изменен приговор Советского районного суда от 04.03.2015 в отношении В., осужденного по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, наказание снижено.

Апелляционным определением от 24.03.2015 изменен приговор Октябрьского районного суда г. Красноярска от 13.01.2015 в отношении Б., осужденной по ч. 1 ст. 264 УК РФ в 1 году 4 месяцам ограничения свободы, на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ назначено дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортным средством на 1 год 6 месяцев.

Основанием внесения представления явилось нарушение требований УК РФ при назначении дополнительного вида наказания.

Поскольку санкцией  ч. 1 ст. 264 УК РФ  предусмотрено назначение дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством наряду с лишением свободы, его назначение, с учетом требований ч. 3 ст. 47 УК РФ  в качестве дополнительного наказания  к ограничению свободы исключается. Апелляционным постановлением приговор суда изменен, назначенное наказание смягчено, исключен дополнительный вид наказания.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 30.04.2015 по апелляционному представлению изменен приговор Кировского районного суда г. Красноярска от 25.02.2015 в отношении Я., осужденного по ч. 1 ст. 264 УК РФ к наказанию в виде ограничения свободы сроком на 1 год (с установлением ограничений) с лишением права управления транспортным средством на 1 год.

Из материалов уголовного дел следовало, что после совершения дорожно-транспортного происшествия Я. сообщил о случившемся в полицию и оставался на месте ДТП до приезда сотрудников правоохранительных органов, которым дал подробные пояснения, затем признательные показания, подтвердив их в ходе следственного эксперимента.

Как видно из обвинительного приговора, смягчающими обстоятельствами по делу судом признаны наряду с другими активное способствование расследованию преступления путем сообщения в «скорую» и полицию.

Однако оставлено без внимания, что в соответствии со ст. 142 УПК РФ, добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении является заявлением о явке с повинной, которая может быть сделана как в письменном, так и в устном виде. Добровольность сообщения означает, что явка с повинной сделана лицом по собственной инициативе и до того момента, когда ему стало известно о его изобличении в совершении преступления посредством других уже имеющихся в деле доказательств. По уголовному делу, возбужденному в отношении Я., его сообщение о совершенном ДТП с причинением вреда здоровью потерпевшему, явилось первичной информацией о преступлении и, соответственно, повлекло начало в отношении него  процессуальных действий, что подтверждается материалами дела. При этом, явка с повинной является самостоятельным смягчающим обстоятельством, предусмотренным п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ и не охватывается активным способствованием расследованию преступления.

При таких обстоятельствах, приговор в отношении Я. изменен, в качестве смягчающего наказание обстоятельства учтена явка с повинной, наказание Я. снижено, от назначенного наказания он освобожден на основании Постановления ГД ФС  от 24.04.2015 «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне».

Кроме того, сотрудниками прокуратур вносятся и необоснованные представления, которые впоследствии отзываются, поскольку после получения рекомендаций соответствующего отдела прокуратуры края, материалы уголовного дела дополнительно не изучаются, существенные нарушения требований закона остаются без внимания, доводы представления не должным образом не мотивируются.

К примеру, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда удовлетворено представление на приговор Уярского районного суда от 10.04.2015 в отношении Г., М., осужденных по ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Приговор обжалован государственным обвинителем ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также представление содержало рекомендованные зональным прокурором доводы о переквалификации деяния,  поскольку из материалов дела следовало, что вмененный обвиняемым квалифицирующий признак разбойного нападения «с применением предмета, используемого в качестве оружия» не нашел своего подтверждения, так как имела место лишь его демонстрация.

Однако, приговор по данному делу отменен также ввиду нарушений уголовно-процессуального закона, поскольку подсудимым не было предоставлено слово в судебных прениях и последнее слово, на что не  обращено внимание государственным обвинителем и не могло быть выявлено зональным прокурором ввиду отсутствия материалов дела.

До сих пор встречаются факты незнания государственными обвинителями изменений уголовного законодательства, вступивших в силу задолго до постановления приговоров, что свидетельствует о недостаточном использовании на местах различных форм повышения деловой квалификации.   

Так, приговором Канского  районного суда от 27.05.2015 ранее не судимый Пятков К.К. признан виновным в оскорблении представителя власти и высказывании угрозы убийством потерпевшей С., в связи с чем,  осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 319 и ч. 1 ст. 119 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы условно с исправительным сроком в 2 года.

При этом, осужденному, в нарушение требований ч.1 ст.56 УК РФ,  при отсутствии отягчающих вину обстоятельств за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 119 УК РФ, относящееся к категории небольшой тяжести, назначено наказание в виде реального лишения свободы.

Государственный обвинитель каких-либо мер к обжалованию неправосудного приговора не предпринял, так как в своем выступлении в прениях сторон ориентировал суд на назначение П. аналогичного  наказания. Рекомендации об обжаловании даны зональным прокурором.

Сотрудником апелляционного отдела дано указание об обжаловании приговора Норильского городского суда (в районе Талнах) от 24.12.2014 в отношении М., осужденного за нарушение лицом, управляющим автомобилем правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, по ч. 1 ст. 264 УК РФ к наказанию в виде 1 года 4 месяцев ограничения свободы с лишением права управления транспортным средством на срок 2 года 6 месяцев.

Судом допущено неправильное применение уголовного закона, что повлекло назначение несправедливого вследствие чрезмерной суровости наказание, выразившееся в следующем.

Санкцией ч. 1 ст. 264 УК РФ предусмотрено наказание в виде ограничения свободы, принудительных работ с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, ареста, а также лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Согласно ч. 1 ст. 56 УК РФ, наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных статьей 63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных частью первой статьи 228, частью первой статьи 231 и статьей 233 УК РФ, или только если соответствующей статьей Особенной части УК РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

С учетом того, что М. ранее не судим, обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено, М. не могло быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Кроме того, такие виды наказания как арест и принудительные работы, которые также предусмотрены санкцией ч. 1 ст. 264 УК РФ, не применяются, в связи с чем, также не могли быть назначены М.  

В соответствии с ч. 6 ст. 53 УК РФ, ограничение свободы не назначается военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации. В связи с тем, что М. является гражданином республики Азербайджан, наказание в виде ограничения свободы также не могло быть ему назначено.

Вместе с тем, судом в нарушение указанных требований уголовного закона осужденному назначено наказание в виде ограничения свободы, что повлекло назначение несправедливого вследствие чрезмерной суровости наказание. С учетом изложенного, с применением ст. 64 УК РФ подлежал назначению более мягкий вид наказания, чем предусмотрен санкцией статьи.

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 16.04.2015 приговор Норильского городского суда (в районе Талнах) от 24.12.2014 изменен, М. по ч. 1 ст. 264 УК РФ назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде 1 года 3 месяцев исправительных работ с удержанием из заработной платы 10% в доход государства с лишением права управления транспортным средством на срок 2 года 6 месяцев.

Апелляционным постановлением от 16.06.2015 по представлению прокурора, внесенному после проверки судебного решения прокуратурой края,  изменен приговор Курагинского районного суда от 18.12.2014  в отношении Т., осужденного  по ч. 1 ст. 158 УК РФ, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.    

В представлении указывалось на необходимость применения ч. 2 ст. 69 УК РФ, поскольку осужденным совершены преступления небольшой и средней тяжести,  в связи с чем, назначение наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ является необоснованным. Требования прокурора удовлетворены, в соответствии с ч.2 ст. 69 УК РФ, содержащей более мягкие правила сложения наказаний, срок лишения свободы снижен.

Аналогичные нарушения оставлены без внимания государственных обвинителей и по другим уголовным делам (Туруханский район, дело З.; Эвенкийский, дело Ф. и др.).

Апелляционным определением от 10.03.2015 по представлению прокурора, направленному в связи с указаниями прокуратуры края, изменен приговор Сосновоборского городского суда от 22.12.2014 в отношении Ф., осужденной по ч. 2 ст. 159-2, п.п. «в, г» ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 69, ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судом первой инстанции Ф. осуждена за совершение преступлений 05.03.2013 и в период 17-18.06.2013. При этом в качестве обстоятельства, отягчающего наказание судом учтено совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения.

Вместе с тем, судом оставлено без внимания, что ч.1.1 ст.63 УК РФ введена ФЗ № 270 от 21.10.2013 и действует с 01.11.2013, соответственно, на момент совершения Ф. преступлений в уголовном законе отсутствовало такое отягчающее наказание обстоятельство, в связи с чем, оснований для его учета при назначении наказания у суда первой инстанции  не имелось, указание не которое судом апелляционной инстанции из приговора исключено со снижением наказания как за каждое преступление, так и по совокупности преступлений и приговоров.

Подобные и другие ошибки в применении указанного отягчающего обстоятельства до сих пор допускаются государственными обвинителями прокуратур Советского, Дзержинского, Иланского, Туруханского районов.

Не принято исчерпывающих мер и по надлежащему изучению и Постановлений о применении актов об амнистии 2013 и 2015 годов.

Так, прокуратурой края дано указание о необходимости обжалования приговора Центрального районного суда г. Красноярска от 30.01.2015 в отношении Б., которое удовлетворено, апелляционным постановлением от 21.04.2015, приговор отменен,  уголовное дело прекращено в соответствии с ч. 4 ст. 24, п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, вследствие акта об амнистии.

Б. приговором осуждена по ч.1 ст.307 УК РФ за  дачу заведомо ложных показаний свидетеля в суде. Преступление ею совершено 09.12.2013. В нарушение п. 3 ч. 1 ст. 27, п. 1 ст. 254 УПК РФ, несмотря на то, что Б. имеет на иждивении двоих малолетних детей, судом уголовное дело в отношении нее, на основании п.п. 1 п. 2, п.п. 3 п. 6 постановления Государственной думы Федерального собрания РФ от 18 декабря 2013 года     № 3500-6 «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции РФ», не прекращено.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Несоответствие выводов суда фактическим

обстоятельствам дела повлекло

отмену оправдательного приговора

 

Приговором Уярского районного суда от 28.04.2015 С. оправдана по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, в связи с непричастностью к совершению преступления.

Судом апелляционной инстанции оправдательный приговор отменён с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 389.15 УПК РФ основаниями отмены приговора в апелляционном порядке являются, в частности, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, нарушение уголовно-процессуального закона.

Согласно ст. 389.16 УПК РФ приговор признаётся несоответствующим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные  противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осуждённого, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания.

Оправдывая С., суд первой инстанции признал недопустимыми доказательствами показания С., данные в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемой 28.11.2014 и в качестве обвиняемой 21.01.2015, поскольку, по мнению суда, С. 28.11.2014 не допрашивалась, её опрашивали совместно с потерпевшей, а также при допросе С. не участвовала адвокат Х., которая лишь проставила свои подписи в протоколе в отсутствие С., чем было нарушено право на защиту, в связи с чем данный адвокат подлежал отводу. Поскольку следователь не отвёл указанного адвоката, протоколы последующих следственных действий, в том числе протоколы допроса С. в качестве обвиняемой, с участием данного адвоката признаны судом 1 инстанции недопустимыми доказательствами.

Однако, данные обстоятельства не были проверены судом должным образом: у адвоката Х. данные вопросы не выяснялись вообще.

Кроме того, оправдывая С., суд в приговоре сослался как на допустимое доказательство на показания  С., данные ею в судебном заседании в присутствии адвоката Х., которая, по мнению  суда 1 инстанции, нарушила право на защиту С. в ходе предварительного расследования по делу. Данные выводы суда являются противоречивыми, поскольку повлияли на законность и обоснованность оправдательного приговора.

Суд 1 инстанции указал в приговоре, что в ходе предварительного и судебного следствия  не доказан мотив для убийства М. у С. В месте с тем, в ходе предварительно следствия С. поясняла, что решила убить М., так как ранее у них были конфликты, а непосредственно перед убийством М. сделала ей замечание, что С. не понравилось. Потерпевшая Б. давала в этой части аналогичные показания. В суде С. и потерпевшая Б. отрицали наличие каких-либо конфликтов между убитой М. и С. Судом указанные противоречия устранены не были,  причины изменения показаний у С.и Б. не выяснялись.

Также преждевременным признан вывод суда первой инстанции о том, что обнаруженный при повторном осмотре места происшествия нож при первоначальном осмотре  на месте происшествия отсутствовал. Тот факт, что нож не был обнаружен сразу связан с тем, что первоначальный осмотр места происшествия проводился в ночное время, двор был в снегу. 28.11.2014 нож был обнаружен при помощи магнита в присутствии понятых.

Суд 1 инстанции сослался как на допустимое доказательство на показания малолетнего свидетеля В. 2006 г. рожд.  – дочери подсудимой, допрошенной с участием педагога, но в отсутствие законного представителя, что является нарушением требований ст. 280 УПК РФ. Кроме того, суд, признавая показания малолетней В. соответствующими действительности, отказал в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя о проведении в отношении указанного свидетеля психофизиологической экспертизы, заявленного в связи с тем, что В. склонна к фантазированию, что подтвердила и педагог Г.

Таким образом, оправдательный приговор постановлен судом без учёта обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

 

По представлению прокурора

приговор изменён с усилением

назначенного наказания

 

Приговором Норильского городского суда от 19.02.2015 Ш. осуждён по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По апелляционному представлению прокурора судебной коллегией приговор изменён по следующим основаниям.

На момент совершения преступления у Ш. имелась непогашенная судимость по приговору Норильского городского суда от 02.12.2004, по которому Ш. был осужден за совершение тяжкого преступления и фактически был освобожден от отбывания наказания лишь 26.12.2008. Судом первой инстанции данная судимость не учитывалась и во вводной части приговора не указывалась.

Суд апелляционной инстанции дополнил вводную часть приговора, признал в действиях Ш. наличие обстоятельства, отягчающего наказание, в виде рецидива преступлений, что повлекло необходимость назначения более строго наказания.

Учитывая изложенное, наказание, назначенное Ш.  по ч. 1 ст. 161 УК РФ, усилено до 1 года 6 месяцев лишения свободы, для отбывания наказания назначена исправительная колония строгого режима.

******

Приговором Курагинского районного суда от 08.05.2015 Ф. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ к штрафу в размере 9 300 (девять тысяч триста) рублей.

Ф. осужден за покушение на дачу взятки за совершение заведомо незаконного должностному лицу за совершение заведомо незаконного бездействия.

Обвинение, с которым согласился Ф., обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу. Действия по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ квалифицированы верно.

Приговор суда в апелляционном порядке изменён, поскольку при определении размера штрафа, который мог быть назначен осужденному, суд нарушил положения ч. 2 ст. 46 УК РФ.

Санкцией ч. 3 ст. 291 УК РФ предусмотрено наказание в виде штрафа в размере тридцатикратной суммы взятки, что в случае Ф. составило 9 300 рублей.

Вместе с тем, согласно ч. 2 ст. 46 УК РФ, штраф исчисляется исходя из величины, кратной сумме взятки, но не может быть менее 25 000 рублей.

Таким образом, наказание в виде штрафа за совершенное Ф. преступление не могло быть назначено ниже 25 000 рублей, правила ст. 64 УК РФ в данном случае не применимы. В связи с чем, судебная коллегия приговор изменила, увеличив размер назначенного осужденному наказания в виде штрафа до 25 000 рублей.

Данный случай в Курагинском районе не единичен. Аналогичные нарушения допускались и в других районах края. 

 

Нарушения уголовного закона, допущенные при

назначении наказания, повлекли изменение приговора

 

Приговором Норильского городского суда от 14.10.2014  несовершеннолетние:

Ж. и М. осуждены за кражу, то есть тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в жилище, группой лиц по предварительному сговору;

С. осужден за грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества по ч.1 ст. 161 УК РФ к наказанию в виде ограничения свободы сроком на 1 год 9 месяцев;

Ш., Д., С. и М. осуждены за совершение покушения на кражу, то есть тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в жилище, группой лиц по предварительному сговору.

На основании ст. 69 УК РФ всем осуждённым назначено наказание в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ.

Фактические обстоятельства имевших место преступлений, виновность осужденных установлены верно, их действия квалифицированы правильно.

Судом апелляционной инстанции судебное решение изменено по следующим основаниям.

В описательно-мотивировочной части приговора указано на признание в действиях М., Ш., Д. и С. по обстоятельствам покушения на тайное хищение активного способствования розыску имущества добытого в результате преступления.

Вместе с тем, преступление являлось неоконченным и имущество потерпевшего фактически похищено не было, в связи с чем, указание на наличие указанного смягчающего обстоятельства исключено из приговора.

Кроме того, судом апелляционной инстанции из описательно-мотивировочной части приговора исключено  указание суда на признание в действиях осужденного М. обстоятельства, отягчающего наказание, предусмотренного п. 1.1 ст. 63 УК РФ, поскольку при описании преступных деяний судом не было указано, что М.  действовал в состоянии опьянения и не ясно к какому именно из совершенных последним преступлений указанное обстоятельство было учтено. При этом, в приговоре указано, что в действиях всех подсудимых обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено.

Руководствуясь положениями ч. 5 ст. 88 УК РФ о возможности назначения несовершеннолетним осуждённым ограничения свободы в виде основного наказания сроком от 2 месяцев до 2 лет, суд 1 инстанции назначил несовершеннолетнему осуждённому С. за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ наказание в виде ограничения свободы сроком на 1 год 9 месяцев.

Однако, учитывая, что суд применил положения ч. 1 ст. 62 УК РФ, наказание за данное преступление не могло превышать 2/3 от 2 лет, то есть 1 года 4 месяцев ограничения свободы, в связи с чем, судебная коллегия снизила размер назначенного С. за данное преступление наказания до 1 года 3 месяцев ограничения свободы, а наказание, назначенное по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ, с применением ст. 71 УК РФ, снижено до 1 года 9 месяцев лишения свободы.

******

Приговором Минусинского городского суда от 08.04.2015 А. осужден по ч. 2 ст. 160 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года 3 месяца, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев, с возложением обязанностей.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

При назначении осужденному А.  в качестве смягчающих обстоятельств, в соответствии со ст. 61 УК РФ суд признал полное возмещение причиненного потерпевшему материального ущерба, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, полное признание вины, раскаяние в содеянном.

Суд не установил отягчающих наказание А. обстоятельств, и с учетом ряда смягчающих обстоятельств, обоснованно принял решение о назначении наказания в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ.

Вместе с тем, при определении меры уголовной ответственности суд первой инстанции назначил осужденному А. наказание со ссылкой на ч. 5 ст. 62 УК РФ и ст. 316 УПК РФ в виде 2 лет 3 месяцев лишения свободы.

Однако, учитывая, что санкция ч. 2 ст. 160 УК РФ предусматривает наказание до 5­ лет лишения свободы, в соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ч. 5 ст. 62 УК РФ максимальный срок лишения свободы, который мог быть назначен А., составляет 3 года 4 месяца.

Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, в данном случае, не более 2/3 от 3 лет 4 месяцев.

Таким образом, при последовательном применении указанных норм осужденному А.  не могло быть назначено наказание свыше 2 лет 2 месяцев 20 дней лишения свободы, что не было принято во внимание судом первой инстанции.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции смягчил назначенное А.  наказание.

******

Приговором Норильского городского суда от 13.04.2015,  постановленным в особом порядке, Т. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ  к 1 году 8 месяцам лишения свободы, без ограничения свободы, по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 9 месяцам лишения свободы, без ограничения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы, без штрафа и ограничения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, без штрафа и ограничения свободы. На основании ч. 3 ст.  69 УК РФ назначено наказание в виде 5 лет 10 месяцев лишения свободы, без штрафа и ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Юридическая квалификация содеянного судом дана верно.

Вместе с тем, судом были нарушены требования уголовного закона при назначении наказания за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

При назначении осужденному Т. суд учел активное способствование раскрытию и расследованию преступления, полное признание вины, раскаяние в содеянном. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

На основании ч. 3 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

Согласно, ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Согласно ч. 5 ст. 62 УК РФ срок или размер наказания, назначаемого лицу, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Так, в соответствии с положениями частей 1, 5 ст. 62, ч. 3 ст. 66 УК РФ максимальное наказание, которое может быть назначено за совершение данного преступления, составляет 2 года 4 месяца лишения свободы. При этом Т. по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы. В связи с чем, наказание, назначенное по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ судом апелляционной инстанции снижено.

На основании изложенного, снижено и наказание, назначенное на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений.

 

Наличие в действиях осужденной обстоятельства,

смягчающего наказание, повлекло изменение приговора

 

Приговором Лесосибирского городского суда от 20.04.2015, Н.  осуждена по ч. 1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 9 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Суд апелляционной инстанции приговор изменил со снижением назначенного наказания по следующим основаниям.

Н. признана виновной в умышленном причинении смерти У., совершенном 07.12.2014 в пос. Стрелка г. Лесосибирск.

Приговором суда установлено, что после нанесения потерпевшему одного удара ножом Н.  пыталась обратиться за помощью к соседям, затем по телефону сообщила о случившемся работнику медицинского учреждения Б., которую попросила вызвать скорую помощь и сотрудников правоохранительных органов и до приезда скорой помощи принимала меры к оказанию помощи потерпевшему У., который умер по пути в больницу.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия посчитала, что осужденной Н. были предприняты меры, направленные на оказание медицинской помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, что в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ признается обстоятельством смягчающим наказание, в связи с чем приговор в этой части изменён, а назначенное осужденной наказание снижено до 8 лет лишения свободы.  

 

При вынесении решения по

существу уголовного дела

суд должен решить  вопрос о

судьбе  предъявленного гражданского иска

 

Постановлением Ермаковского районного суда от 07.04.2015 прекращено уголовное дело в отношении К., обвиняемой в совершении преступления, преду­смотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ, в связи с истечением срока давности уголовного пресле­дования.

В ходе расследования межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы России № 10 по Красноярскому краю заявлен гражданский иск о взыскании с К. недоимки по налогам в сумме 989 508 рублей.

Постановление от 07.04.2015 не содержит указания на рассмотрение гражданского иска о взыскании с К. недоимки по налогу.

В связи с чем, представителем гражданского истца на решение подана апелляционная жалоба. 

И.о. прокурора Ермаковского рай­она поданы возражения на апелляционную жалобу, в которых выражена ошибочная позиция о законности и обоснованности постановления суда, в том числе и в части отсутствия указания на рассмотрение гражданского иска.

Суд апелляционной инстанции, признав судебное решение в части  прекращения уголовного дела в отношении К. вследствие истечения срока давности уголовного преследования обоснованным,  изменил его в части разрешения граждан­ского иска, в связи с нарушением уголовно-процессуального закона по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 306 УПК РФ при постановлении оправдательного приго­вора, вынесении постановления, определения о прекращении уголовного дела по основа­ния, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, суд отказывает в удовле­творении гражданского иска. В остальных случаях суд оставляет гражданский иск без рассмотрения.

Поскольку уголовное дело в отношении К. прекращено на основа­нии п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением срока давности уголовного преследова­ния, заявленный МИФНС России № 10 по Красноярскому краю гражданский иск о взыскании с К. недоимки по налогам в сумме 989508 рублей подлежал оставлению без рассмотрения.

Однако, в нарушение положений ч. 2 ст. 306 УПК РФ суд первой инстанции не принял решения по гражданскому иску.

Учитывая изложенное, судом апелляционной инстанции постановление Ермаковского районного суда от 07.04.2015 в отношении К. дополнено указанием об оставлении граждан­ского иска МИФНС России № 10 по Красноярскому краю о взыскании с К. недоимки по налогам в размере 989 508 рублей без рассмотрения.

 

Нарушения уголовно-процессуального закона

повлекли отмену постановления о

возвращении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ

 

Постановлением Бирилюсского районного суда от 07.05.2015 уголовное дело в отношении А., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, возвращено прокурору Бирилюсского района в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку в обвинительном заключении следователь не указал о наличии судимости у А. от 23.12.2014.

Допущенное нарушение уголовно-процессуального закона, по мнению суда, явилось основанием для возвращения уголовного дела прокурору.

Суд апелляционной инстанции не согласился с доводами суда 1 инстанции о необходимости возращения уголовного дела прокурора.

По смыслу закона, под допущенными при составлении обвинительного  заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта. При этом если существенное нарушение закона, допущенное в досудебной стадии и являющееся препятствием к рассмотрению уголовного дела, было выявлено при судебном разбирательстве, суд по ходатайству сторон или по своей инициативе возвращает  дело прокурору для устранения указанного нарушения только в том случае, если он не может устранить такое нарушение самостоятельно.

Как следует из материалов уголовного дела, оно поступило в суд для рассмотрения по существу 24.03.2015, и было назначено к слушанию на 17.04.2015, после чего по делу состоялись судебные заседания 17, 27 апреля и 05 и 07 мая 2015 г.

Кроме того, как следует из представленным материалов, сведения о наличии судимости у А. как у органов предварительного расследования, так и у прокурора на момент расследования и утверждения обвинительного заключения, объективно отсутствовали в связи с непоступлением указанных сведений в ИЦ ГУВД по КК, и стали известны в суде в ходе рассмотрения уголовного дела по существу.

Суд по своей инициативе запросил и приобщил к материалам уголовного дела копию приговора в отношении подсудимого, и, таким образом, имел возможность дать оценку представленному приговору, в связи с чем, суд апелляционной инстанции соглашается с доводами апелляционного представления, что изложенные в постановлении суда обстоятельства не являются неустранимыми и, тем самым, не препятствуют рассмотрению дела и принятию по нему решения по существу.

Отсутствие в обвинительном заключении ссылки на указанную судимость, по мнению суда апелляционной инстанции, не препятствует рассмотрению дела по существу и вынесению по нему итогового решения, поскольку наказание по приговору от 23.12.2014 назначено условно, а соответственно, не влияет на установление отягчающих обстоятельств.

При таких обстоятельствах постановление отменено, а дело – возвращено в суд первой инстанции для нового рассмотрения.

 

Нарушения уголовно-процессуального закона,

допускаемые судами 1 инстанции при

применении Постановления об амнистии,

повлекли  отмену судебных решений

 

Постановлением Богучанского районного суда от 13.02.2015 отказано в удовлетворении ходатайств К. приведении приговоров в соответствие с действующим уголовным законодательством и смягчении наказания в связи с изданием акта об амнистии.

Суд апелляционной инстанции постановление в части разрешения ходатайства о применении акта об амнистии отменил с прекращением производства по материалу, указав следующее.

Рассматривая вопрос о возможности применения амнистии в отношении осужденного, суд 1 инстанции указал, что согласно п.п. 1 п. 1 Постановления ГД ФС РФ №3503-6 ГД от 18.12.2013 «О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции РФ», применение указанного Постановления в отношении осужденных к лишению свободы, приговоры по делам которых вступили в законную силу, возложено на исправительные учреждения и следственные изоляторы.

В настоящее время К. отбывает наказание в местах лишения свободы. Исполнение Постановления об амнистии в отношении данных осужденных осуществляется по утвержденному прокурором постановлению начальника исправительного учреждения или начальника следственного изолятора. Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу, что ходатайство осужденного не подлежит рассмотрению судом, поскольку предусмотрен иной порядок разрешения данного вопроса, который в силу положений п.п. 1,3 п.1 Постановления ГД ФС РФ № 3503-6 ГД от 18.12.2013 «О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции РФ», не относится напрямую к компетенции суда.

Однако, в резолютивной части постановления суд, вопреки установленным обстоятельствам, принял решение по существу ходатайства о применении амнистии, отказав в его удовлетворении, что является неправильным и не соответствует требованиям закона.

******

Постановление Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 12.05.2015 Г. освобожден от наказания, назначенного приговором Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 15.04.2015, на основании п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24.04.2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием победы в Великой отечественной войне 1941-1945 годов».

В соответствии с п. 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24.04.2015 № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием победы в Великой отечественной войне 1941-1945 годов» с Г. снята судимость по приговору Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 15.04.2015.

Суд апелляционной инстанции постановление суда 1 инстанции отменил по следующим основаниям.

Приговором Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 15.04.2015 Г. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к наказанию в виде штрафа в доход государства в размере 25 000 рублей.

24.04.2015 прокуратурой Железнодорожного района г. Красноярска в судебную коллегию по уголовным делам Красноярского краевого суда принесено апелляционное представление.

12.05.2015 Г. освобожден судом первой инстанции от назначенного наказания на основании п. 9 Постановления об амнистии.

Принимая решение об освобождении Г.  от назначенного наказания, суд руководствовался положениями ст. 84 УК РФ.

Вместе с тем, по смыслу закона суд первой инстанции вправе разрешать вопросы о применении акта об амнистии к лицам, приговоры в отношении которых вступили в законную силу в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК  РФ. Если же на день вступления в силу Постановления об амнистии обвинительный приговор суда не вступил в законную силу в связи с обжалованием в апелляционном порядке, вопрос о применении акта амнистии подлежит рассмотрению судом второй инстанции.

 

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАЕВОГО СУДА

 

Неверная квалификация действий осужденного

повлекла изменение приговора,

постановленного в особом порядке

 

Приговором Норильского городского суда от 17.12.2013 Г. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 158,  п.п. «в, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, на основании ч.3 ст.69 УК РФ, к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам от 25.03.2014 приговор изменен. Из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание суда об учёте при назначении Г. наказания склонности его к противоправному поведению, и корыстного мотива преступления.

Наказание, назначенное Г. по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, снижено до 1 года 1 месяца лишения свободы, по п.п. «в, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, - снижено до 2 лет 5 месяцев лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ,  назначено 2 года 11 месяцев лишения свободы.

В остальной части приговор оставлен без изменения.     

Г. осужден за покушение на кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в иное хранилище, и за грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в помещение, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

 Согласно приговору, преступления совершены в районе Талнах г. Норильска при следующих обстоятельствах.

17.10.2013, около 3 часов 30 минут, Г. пришел к магазину «Ирис» возле дома №27 по ул. Рудная, где убедился, что посетителей в магазине нет, а продавец находится в дальнем углу магазина и за кассовым аппаратом не наблюдает, забежал в помещение магазина, где пытался с помощью принесенной с собой стамески, взломать запорное устройство ящика кассового аппарата, который является иным хранилищем и покушался на хищение находящихся в ящике кассового аппарата принадлежащих П. денежных средств в сумме 43 093 руб. 35 коп. Однако, Г. свои преступные действия до конца не довел по независящим от него обстоятельствам, т.к. продавец магазина Ш., заметив Г., пресекла его преступные действия, после чего Г. с места преступления скрылся.

17.10.2013, около 4 часов 20 минут, Г. пришел к магазину «Теремок», расположенному возле дома № 10  по ул. Первопроходцев, убедился, что в магазине посетителей нет. Забежал в помещение магазина, распылил содержимое средства для мытья кафельной плитки в лицо продавцу магазина У., тем самым применив насилие, не опасное для жизни и здоровья, после чего незаконно проник в подсобное помещение, откуда открыто похитил принадлежащие П.  деньги на общую сумму 90 800 рублей. С похищенными деньгами Г. с места преступления скрылся и распорядился ими по своему усмотрению.

Президиум Красноярского краевого суда судебные решения изменил по следующим основаниям.

Уголовное дело в отношении Г. рассмотрено без проведения судебного разбирательства,         с соблюдением условий, установленных главой 40 УПК РФ.

Выводы суда о том, что обвинение, с которым согласился Г.  обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по делу, являются правильными и основаны на материалах дела.

Действия Г. по п.п. «в, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ квалифицированы правильно, в соответствии с предъявленным обвинением.

Вместе с тем, при квалификации действий Г. по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ по факту преступления, совершенного 17.10.2013, около 3 часов 30 минут, суд первой инстанции не учел, что в силу п. 3 примечаний к ст. 158 УК РФ под хранилищем понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей.

Органами предварительного следствия и судом установлено, что Г.  совершил покушение на хищение денежных средств из ящика кассового аппарата. Вместе с тем, основная функция кассового аппарата состоит не в постоянном или временном хранении материальных ценностей, а в обеспечении торговых операций, производимых продавцом (печатание чеков, которые выдаются покупателю, фиксация производимых расчетно-кассовых операций для учета и товарооборота). Хранение денег в кассовом аппарате предусматривается для удобства проведения продавцом расчетных операций и не является его основной функцией.

В этой связи суд необоснованно квалифицировал данное преступление по признаку незаконного проникновения в иное хранилище.

По смыслу ст. 317 УПК РФ судебные решения, принятые в особом порядке, могут быть изменены или отменены в связи с нарушением норм уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, несправедливостью приговора, если при этом не изменяются фактические обстоятельства дела.

При таких обстоятельствах, приговор и апелляционное определение в отношении Г. в части его осуждения по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ изменено, квалифицирующий признак ­«совершение покушения на кражу с незаконным проникновением в иное хранилище» исключён,  действия Г. переквалифицированы  на ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 158 УК РФ, как покушение на кражу.

При решении вопроса о назначении Г. вида и размера наказания за данное преступление учтено, что в силу положений ч. 1 ст. 56 УК РФ, с учетом наличия смягчающих обстоятельств, отсутствия отягчающих обстоятельств, совершения им преступления небольшой тяжести впервые, ему не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

С учетом изложенных обстоятельств, Г. назначено более мягкое наказание и по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

 

Возврат апелляционной жалобы для

пересоставления признан судом

кассационной инстанции незаконным

 

Постановлением Емельяновского районного суда от 26.12.2014 осуждённому А. возвращена апелляционная жалоба на постановление Емельяновского районного суда от 20.11.2014  о приведении в соответствии с новым уголовным законом состоявшихся в отношении него судебных решений, для пересоставления и предоставлен срок для этого до 12.01.2015 

В апелляционном порядке постановление суда не пересматривалось.

Отбывая назначенное наказание, осужденный А. обратился в суд с ходатайством о пересмотре состоявшихся в отношении него приговоров с учетом изменений, внесенных в уголовный закон.

Постановлением Емельяновского районного суда от 20.11.2014 ходатайство А. удовлетворено частично.

Не согласившись с постановлением суда от 20.11.2014, А.  подал на него апелляционную жалобу.

Постановлением судьи Емельяновского районного суда от 26.12.2014 данная апелляционная жалоба осужденному возвращена как несоответствующая требованиям ч. 1 ст. 389.6  УПК РФ и не содержащая каких­-либо требований, заявленных суду апелляционной инстанции. При этом А.  был предоставлен срок для пересоставления жалобы до 12.01.2015.

Вместе с тем, копия постановления судьи от 26.12.2014 была вручена А. лишь 16.01.2015, то есть после истечения установленного ему срока пересоставления жалобы, в связи с чем, постановление суда от 20.11.2014  вступило в законную силу как не обжалованное в aпелляционном порядке.

Президиум Красноярского краевого суда постановление суда от 26.12.2014 отменил по следующим основаниям.

В силу ч. 1 ст. 401-15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

При этом проверка показала, что судом такие нарушения уголовно­процессуального закона при рассмотрении настоящего материала были допущены.

В силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ определения суда и постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Вместе с тем, постановление судьи от 26.12.2014 о возвращении апелляционной жалобы А. данным требованиям закона не соответствует.  

В соответствии с ч. 1 ст. 389 УПК РФ, апелляционные жалоба, представление должны содержать: наименование суда апелляционной инстанции, в который подаются жалоба, представление; данные о лице, подавшем жалобу или представление, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения; указание на приговор или иное судебное решение и наименование суда, его постановившего или вынесшего; доводы лица, подавшего aпелляционные жалобу или представление, с указанием оснований, предусмотренных ст. 389 УПК РФ; перечень прилагаемых к жалобе, представлению материалов; подпись лица, подавшего жалобу или представление.

Согласно ч. 4 ст. 389-6 УПК РФ, в случае несоответствия апелляционных

жалобы,  представления требованиям, установленным частями 1, 1.1, 2 ст. 389-6 УПК РФ, что препятствует рассмотрению дела, жалоба или представление возвращаются судьёй, который назначает срок для их пересоставления. Если требования судьи не выполнены и апелляционные жалоба, представление в установленный судьей срок не поступили, они считаются неподанными. В этом случае приговор, иное обжалуемое судебное решение считаются вступившими в законную силу

Как следует из постановления судьи от 26.12.2014, апелляционная жалоба А. на постановление суда от 20.11.2014 была возвращена со ссылкой на нарушение автором жалобы положений п. «а» ч. 1 ст. 389-6 УПК РФ и отсутствие в  поданной жалобе заявленных суду апелляционной инстанции  требований об отмене или изменении обжалуемого судебного постановления, что препятствует не только рассмотрению жалобы по существу, но и назначению заседания суда апелляционной инстанции.

Вместе с тем, выводы судьи в указанной части не основаны на материалах дела.  

Как показало изучение содержащейся в деле копии апелляционной жалобы А. на постановление суда от 20.11.2014, данная жалоба в полной мере соответствует требованиям ч. 1 ст. 389-6 УПК РФ.

При этом, вопреки выводам судьи, в данной жалобе содержится заявленное осужденным перед судом апелляционной инстанции требование применить при пересмотре приговора от 10.11.2004 положения ч. 1 ст. 62 УК РФ в редакции от 29.06.2009 и снизить назначенное наказание, а также исключить из приговора от 11.11.2013 указание о назначении ему наказания по правилам ст. 70 УК РФ, то есть изменить соответствующим образом постановление суда от 20.11.2014.

Кроме того, в поданной апелляционной жалобе А. в соответствии с п. «а» ч.1 ст. 389 УПК РФ привел свои доводы о несогласии с постановлением суда от 20.11.2014, а именно, указал о неправильном, по его мнению, применении положений нового уголовного закона при пересмотре состоявшихся в отношении него приговоров (п. 3 ст. 389-15 УПК РФ).

Иных предусмотренных ч. 4 ст.389-6 УПК РФ оснований для возвращения апелляционной жалобы осужденного А. у судьи не имелось.

Нарушение закона, допущенное судьей при вынесении постановления от 26.12.2014, является существенным, повлияло на исход дела и повлекло ограничение права А. на апелляционное обжалование состоявшегося по его ходатайству судебного постановления.

При таких обстоятельствах постановление судьи Емельяновского районного суда от 26.12.2014 отменено, материал возвращён в суд первой инстанции для разрешения вопроса о принятии апелляционной жалобы А. к рассмотрению и направлении материалов дела для рассмотрения в суд апелляционной инстанции.

 

НОВОЕ В УГОЛОВНОМ  И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

Федеральный законом от 29.06.2015 № 194-ФЗ "О внесении изменения в статью 86 Уголовного кодекса Российской Федерации".

 

Федеральным законом в новой редакции излагается часть шестая статьи 86 "Судимость" Уголовного кодекса РФ.

В настоящее время частью шестой статьи 86 УК установлено, что погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью. При этом существовала правовая коллизия между положениями части шестой статьи 86 УК РФ и положениями ряда федеральных законов, содержащих ограничения для лиц, имеющих судимость, в том числе снятую или погашенную, например в Законах РФ "О прокуратуре Российской Федерации", "О статусе судей в Российской Федерации", Федеральных законах "О Федеральной службе безопасности", "О судебных приставах", "О полиции", "О Следственном комитете Российской Федерации" и других.

 

Федеральный закон от 29.06.2015 № 190-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

 

Усовершенствован порядок применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество в уголовном судопроизводстве.

Так, внесенными в УПК РФ поправками:

определено понятие "имущество" - это любые вещи, включая наличные денежные средства и документарные ценные бумаги, безналичные денежные средства, находящиеся на счетах и во вкладах в банках и иных кредитных организациях, бездокументарные ценные бумаги, права на которые учитываются в реестре владельцев бездокументарных ценных бумаг или депозитарии, имущественные права, включая права требования и исключительные права;

предусмотрено, что при определении разумного срока применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, в ходе уголовного судопроизводства учитываются обстоятельства, указанные в части 3 статьи 6.1 УПК РФ (в том числе правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства и т.д.), а также общая продолжительность применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество в ходе уголовного судопроизводства;

определено, что только суд принимает решение об установлении срока ареста, наложенного на имущество, и его продлении;

установлен порядок продления срока применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество.

Поправки внесены также в Федеральный закон "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" и в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации.

Федеральный закон вступает в силу с 15 сентября 2015 года.

 

Федеральный закон от 29.06.2015 № 191-ФЗ "О внесении изменения в статью 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации".

 

Приговоры по отдельным категориям уголовных дел лишены преюдициального значения.

Это касается приговора по уголовному делу, дознание по которому производилось в сокращенной форме, приговора, вынесенного в особом порядке судебного разбирательства и приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

Преюдициальное значение судебного акта означает, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

 

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 № 29 "О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве".

 

Разъяснены вопросы, возникающие в практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве.

В Постановлении Пленума ВС РФ указан перечень лиц, обладающих правом на защиту (лицо, в отношении которого осуществляются затрагивающие его права и свободы процессуальные действия по проверке сообщения о преступлении, подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, оправданный, лицо, в отношении которого ведется или велось производство о применении принудительных мер медицинского характера, и т.д.).

Предусмотрено, что право обвиняемого на защиту включает в себя не только право пользоваться помощью защитника, но и право защищаться лично или с помощью законного представителя всеми не запрещенными законом способами и средствами.

Право на приглашение защитника не означает право обвиняемого выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению и не предполагает возможность участия в деле любого лица в качестве защитника - по смыслу УПК РФ защиту обвиняемого в досудебном производстве вправе осуществлять только адвокат.

Участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый не отказался от него в установленном порядке. При этом участие в судебном заседании обвинителя (государственного обвинителя) не является безусловным основанием для обеспечения участия в нем защитника, поскольку обвиняемый на любой стадии производства по делу вправе по собственной инициативе в письменном виде отказаться от помощи защитника.

Заявление обвиняемого об отказе от защитника ввиду отсутствия средств на оплату услуг адвоката либо неявки в судебное заседание приглашенного им или назначенного ему адвоката, а также об отказе от услуг конкретного адвоката не может расцениваться как отказ от помощи защитника.

другие новости