Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за апрель-май 2015 г.

26.05.2015 16:48:23

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

апрель-май

 

 

г. Красноярск, 2015 год

ОБОБЩЕНИЕ

 

апелляционной практики по вопросу признания отягчающим обстоятельством совершения преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя

 

Апелляционным отделом уголовно-судебного управления проанализирована судебная практика по вопросу признания отягчающим обстоятельством совершения преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ за 2014 год и истекший период 2015 года.

Федеральным законом Российской Федерации «О внесении изменения в статью 63 Уголовного кодекса Российской Федерации» от 21.10.2013 № 270-ФЗ введена ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, согласно которой, судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ. Указанные изменения вступили в силу с 01.11.2013.

За указанный период имели место факты исключения апелляционной инстанцией отягчающих обстоятельств за преступления, совершенные до 01.11.2013.

Так, апелляционным постановлением краевого суда от 07.10.2014 по представлению заместителя прокурора города изменен приговор Норильского городского суда (в районе Талнах) от 31.07.2014 в отношении Ч., осужденного по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 100 часам обязательных работ.

Ч. осужден за совершение кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, совершенного 16.09.2013 в г. Норильске с причинением значительного ущерба гражданину.

Судом первой инстанции при назначении Ч. наказания учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, особенности личности, влияние на него старших по возрасту лиц; в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, несовершеннолетие Ч., явку с повинной, полное признание вины, раскаяние в содеянном и состояние его здоровья; в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, учтено совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Судом апелляционной инстанции из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание на наличие в действиях осужденного обстоятельства, отягчающего наказания, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наказание снижено до 90 часов обязательных работ, так как признание указанного отягчающего обстоятельства противоречит положениям ст. 10 УК РФ, поскольку в данном случае судом применены положения закона, не действовавшего на момент совершения Ч. преступления. Кроме того,  вопреки требованиям ч.  1.1 ст. 63 УК РФ, признание указанного отягчающего обстоятельства судом первой инстанции фактически не мотивировано. 

Аналогичные решения принимались судом апелляционной инстанции и по следующим судебным решениям: приговор Абанского районного суда от 10.07.2014 в отношении Б., осужденного по ч. 1 ст. 166, ч. 1 ст. 111 УК РФ; приговоры Норильского городского суда от 18.08.2014 в отношении К., осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ, от 30.09.2014 в отношении К.Д., осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ; приговор Ачинского городского суда от 26.08.2014 в отношении С., осужденного по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ; приговор Туруханского районного суда от 23.12.2014 в отношении П., осужденного по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Также в 2014 году и истекшем периоде 2015 года имели место факты исключения апелляционной инстанцией отягчающих обстоятельств в случае немотивированности при их признании.

Так, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда от 03.03.2015 по жалобе изменен приговор Абанского районного суда от 19.12.2014 в отношении К., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

К. признан виновным в причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть К.С., совершенном 27.07.2014 в с. Апано-Ключи Абанского района Красноярского края.

При назначении К. наказания суд в качестве обстоятельства, отягчающего  наказание, учел совершение им преступления в состоянии алкогольного опьянения.

Суд апелляционной инстанции согласился с тем, что факт совершения осужденным преступления в состоянии алкогольного опьянения установлен в ходе предварительного расследования и федеральным судом, поскольку подтверждается показаниями свидетелей и самого осужденного о том, что конфликту с потерпевшей предшествовало употребление им алкоголя.

Вместе с тем, в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, суд (судья), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного  может признать отягчающим наказание обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических или других одурманивающих веществ.

Как указано в апелляционном определении, положения указанной нормы уголовного закона предписывают необходимость обязательного приведения в приговоре мотивов, по которым суд признает в качестве отягчающего наказание данное обстоятельство.

Однако, в нарушение ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, судом первой инстанции мотивы принятого в этой части решения в приговоре не приведены, в связи с чем, судебной коллегией приговор в отношении К. изменен: из его описательно-мотивировочной части исключено указание о признании  отягчающим наказание обстоятельством совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, вызванного употреблением алкоголя. Наказание, назначенное К. по ч. 4 ст. 111 УК РФ, снижено до 6 лет 5 месяцев лишения свободы.

Аналогичные решения принимались судом апелляционной инстанции и по следующим судебным решениям: приговоры Норильского городского суда от 16.12.2014 в отношении Т., осужденного по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, от 02.06.2014 в отношении Ф., осужденной по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (3 преступления).

Также исключались отягчающие обстоятельства в случае их необоснованного признания, при не подтверждении материалами уголовного дела, а также при не установлении того, что нахождение в состоянии опьянения явилось поводом и мотивом к совершению преступлений. Сам факт нахождения лица в момент совершения преступления в состоянии опьянения не является безусловным основанием для признания его в качестве отягчающего обстоятельства, необходимо, чтобы нахождение лица в состоянии опьянения явилось поводом и мотивом к совершению преступления.

Так, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам от 23.12.2014 по представлению государственного обвинителя изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 10.09.2014 в отношении З., осужденного по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 4 месяцам лишения свободы, п. «в» ч. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Зимин А.А. признан виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, совершенный 08.05.2014 в Советском районе                   г. Красноярска в значительном размере.

Судом первой инстанции при назначении З. наказания учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного; в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, явку с повинной, состояние его здоровья; в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, учтены рецидив преступлений и совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением наркотических средств.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что вывод суда о признании в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершения преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением наркотических средств, противоречит фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании. Так, из описательно-мотивировочной части приговора следует, что 08.05.2014 З. незаконно приобрел наркотическое средство, в 17 часов 30 минут часть наркотического средства незаконно сбыл А. После незаконного сбыта З., употребил оставшуюся часть наркотического средства, то есть уже после совершения данного преступления.

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что, сбывая наркотическое средство А., З. уже находился в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, по делу не имеется.

В связи с вышеизложенным, судебной коллегией исключено указание на обстоятельство, отягчающее наказание З., совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением наркотических средств, назначенное наказание снижено по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ до 8 лет 3 месяцев лишения свободы, по ст. 70 УК РФ – до 8 лет 5 месяцев лишения свободы.

Также, апелляционным постановлением краевого суда от 25.09.2014 по представлению заместителя прокурора изменен приговор Норильского городского суда от 29.05.2014 в отношении С., осужденного по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы, ст. 70 УК РФ – к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором, постановленным в порядке главы 40 УПК РФ, С. осужден за незаконное приобретение, хранение и ношение боеприпасов, совершенные при следующих обстоятельствах. С. в сентябре 2011 года в неустановленном месте в тундровом массиве, расположенном около района Талнах г. Норильска, путем присвоения найденного, незаконно приобрел 7 патронов калибра 7,62x54 мм, являющихся боеприпасами к нарезному огнестрельному оружию, которые он, положив в карман своей одежды, незаконно перенес по месту своего жительства по адресу: г. Норильск, район Талнах, ул. Космонавтов, 43-15, где в последующем незаконно хранил их до 29.01.2014. 29.01.2014 в дневное время, точное время дознанием не установлено, С. вышеуказанные 7 патронов, положив в правый карман пуховика, перенес в квартиру по адресу: г. Норильск, ул. Комсомольская, 34-70, где, находясь в состоянии наркотического опьянения, незаконно хранил их до 20 часов 55 минут 29 января 2014.

Судом первой инстанции при назначении С. наказания учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного; в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, полное признание вины, раскаяние, состояние здоровья, наличие хронических заболеваний, активное способствование раскрытию и расследованию преступления; в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, учтены рецидив преступлений, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением наркотических средств.

Вместе с тем, вывод суда первой инстанции о признании в качестве отягчающего обстоятельства - совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением наркотических средств, является ошибочным, поскольку как видно из материалов дела, последний незаконно приобрел боеприпасы, которые незаконно перенес по месту своего жительства в сентябре 2011 года, где в последующем незаконно хранил их до 29.01.2014, при этом данных, свидетельствующих о том, что С. совершил указанные преступления в состоянии опьянения, нет.

Суд первой инстанции, ошибочно признавая указанное обстоятельство отягчающим не принял во внимание, что нахождение С. в состоянии наркотического опьянения  в момент, когда он перенес незаконно хранимые им боеприпасы из своей квартиры в квартиру № 70 дома № 34 по ул. Космонавтов не явилось основным поводом и мотивом совершения преступления. 

Кроме того, судом не учтено, что ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, позволяющая признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, введена Федеральным законом Российской Федерации от 21.10.2013 № 270-ФЗ, который вступил в силу с 01.11.2013.

Также, апелляционным постановлением краевого суда от 11.12.2014 по представлению прокурора изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 29.09.2014  в отношении З., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 20 000 рублей.

Приговором, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, З. осужден за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств, в значительном размере, совершенные при следующих обстоятельствах.

15.06.2014 З., находясь по месту своего жительства по адресу:  г. Красноярск, ул. Мате Залки, д. № 29, кв. № 113, возник умысел, направленный на незаконные приобретение и хранение наркотических средств для личного употребления. С этой целью З. договорился по телефону с парнем по имени С., после чего, около 03 часов 16.06.2014  З. приобрел наркотическое средство. 18.06.2014  утром З., находясь по месту своего временного проживания по адресу: г. Красноярск, ул. Воронова, д. № 19, кв. № 76, часть наркотического средства употребил, а оставшуюся  часть продолжил хранить при себе без цели сбыта по месту своего временного проживания.   

В связи с чем, что как следует из медицинского освидетельствования и установлено судом, З. употребил наркотическое средство уже после совершения преступления, судебной коллегией из приговора исключено обстоятельство, отягчающее наказание, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением наркотических средств, назначенное наказание в виде штрафа снижено до 15 000 рублей. 

Кроме того, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда от 02.12.2014 по жалобе адвоката в интересах осужденного изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 22.08.2014 в отношении Т., осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Согласно приговору, Т. признан виновным в умышленном причинении смерти другому человеку, при следующих обстоятельствах. 20.04.2014, около 15 часов 30 минут, Т. находясь в состоянии алкогольного опьянения по месту жительства по адресу: г. Красноярск, ул. 40 лет Победы, 20-97, заснул на диване в помещении зала. В этот же день в период времени с 15 часов 50 минут до 19 часов 50 минут Т. разбудил его сын – Т.А., после чего последний стал высказывать Т. претензии относительно его образа жизни, выражаясь при этом нецензурной бранью, в результате чего, между ними на бытовой почве возник конфликт, в ходе которого они прошли на кухню, где Т.А. продолжил выражаться нецензурной бранью в адрес Т., тогда последний, с целью убийства, взял с кухонного гарнитура нож, которым нанес удар в область передней поверхности брюшной стенки Т.А. и убил его.

Судебная коллегия сочла назначенное Т. наказание несправедливым вследствие его чрезмерной суровости. Как следует из материалов дела и установлено судом, потерпевший Т.А. характеризуется крайне отрицательно. Так, свидетель Т.А.Т. показала, что потерпевший ее бывший муж, который после расторжения брака нигде не работал, проживал у родителей на средства своего отца. Т. постоянно оказывал материальную поддержку своим внукам, регулярно приезжал к ним.

Свидетели З., К. показали, что погибший Т.А. длительное время вел антисоциальный образ жизни, нигде не работал, жил на средства своего отца, злоупотреблял спиртными напитками. Отец пытался убедить своего сына перестать злоупотреблять спиртными напитками, брал с собой на работу, пытался обучить профессии строителя-отделочника. Потерпевший допускал грубость в общении с отцом, высказывал родителям претензии по поводу того, что они не смогли дать ему достойного образования, не покупают ему квартиру и автомобиль. Свидетели знали семью Т. более 20 лет, работали вместе с Т. и его супругой. Т. характеризуют исключительно положительно, особо отмечая его добросовестное отношение к труду. Агрессия, вспыльчивость, склонность к насилию Т. совершенно не свойствены.

 В период времени, предшествующего совершению преступления, Т., в соответствии с выводами комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, находился в психотравмирующей ситуации, обусловленной смертью жены и конфликтными отношениями с сыном. Фактором, обусловившим эмоциональное напряжение Т. в момент совершения преступления, согласно выводам экспертов, явились оскорбляющие и угрожающие высказывания потерпевшего.

Из материалов уголовного дела следует, что на девятый день после смерти своей жены Т. употребил спиртное, лег спать, разбудил его пришедший сын и устроил ссору.

Таким образом, как установлено органами предварительного следствия и судом первой инстанции, поводом к совершению данного преступления явились противоправность и аморальность поведения потерпевшего, а также нахождения в психотравмирующей ситуации, обусловленной смертью жены и конфликтными отношениями с сыном. Инициатором возникшего конфликта явился сам потерпевший, а не Т.

С учетом обстоятельств, предшествующих совершению преступления, судебной коллегией исключено указание на обстоятельство, отягчающее наказание Т., совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, назначенное наказание снижено до 6 лет лишения свободы.

Аналогичные решения принимались судом апелляционной инстанции и по следующим судебным решениям: приговоры Минусинского городского суда от 24.07.2014 в отношении У., осужденного по п. «а» ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 158 УК РФ и М., осужденного по ч. 1 ст. 158 УК РФ, от 06.06.2014 в отношении К., осужденного по п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (2 преступления).

Судом апелляционной инстанции принимались также и решения о признании в качестве обстоятельств отягчающих наказание - совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Так, апелляционным постановлением краевого суда от 13.01.2015 по представлению государственного обвинителя изменен приговор Усть-Енисейского районного суда от 14.10.2014 в отношении Я., осужденного по ч. 1 ст. 109 УК РФ к 7 месяцам исправительных работ с удержанием ежемесячно 10% заработной платы в доход государства, в соответствии со ст. 73 УК РФ – условно с испытательным сроком 1 год.

Согласно приговору, постановленному в порядке главы 40 УПК РФ, Я. признан виновным в причинении смерти по неосторожности в период времени с 18 часов 00 минут 01.02.2014  до 13 часов 00 минут 02.02.2014 на участке фарватера реки Енисей на расстоянии примерно 18 км к северо-востоку от   п. Носок Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района Красноярского края.

Судом первой инстанции при назначении Я. наказания учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного; в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, наличие малолетних детей, активное способствование раскрытию преступления, признание вины, раскаяние в содеянном, в также то, что он не имел судимостей; отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание; мнение потерпевшей о строгом наказании.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что суд первой инстанции, принимая во внимание характер и степень общественной опасности преступления, фактически, их не учел, назначив несоразмерное содеянному наказание вследствие его мягкости, не мотивировал применение ст. 73 УК РФ и не указав, по каким причинам пришел к выводу о возможности исправления Я. без реального отбывания наказания.  

Из материалов уголовного дела следует, что Я. в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, управлял источником повышенной опасности – снегоходом марки «YAMAHA VK540E» с присоединенным к нему прицепом (санями), в котором находился пассажир Я.М., не имея права управления транспортным средством соответствующей категории, не убедился в безопасности перевозки людей в транспортном средстве, заснул за рулем, после чего снегоход выехал на фарватер реки Енисей с выступающими льдинами на вышеуказанном участке, в результате чего произошло опрокидывание прицепа (саней) и отцепление его от снегохода, выпадение из них Я.М.., что привело к последствиям в виде его смерти.

Состояние алкогольного опьянения явилось одной из непосредственных причин совершения преступления, при этом, суд первой инстанции, указав на данное обстоятельство в описательно-мотивировочной части приговора, вместе с тем, в качестве обстоятельства, отягчающего наказания, его не учел,  мотивов решения не привел, что существенно отразилось на назначении наказания.

Кроме того, указание на наличие отягчающего обстоятельства – совершения преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, содержалось в обвинительном заключении.

В связи с вышеизложенным, апелляционной инстанцией, с учетом характера и степени общественной опасности преступления и обстоятельств его совершения в качестве обстоятельства, отягчающего Я. наказание, учтено совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, из описательно-мотивировочной части исключено указание на учет мнения потерпевшей о строгом наказании, Я. по ч. 1 ст. 109 УК РФ назначено наказание в виде 1 года лишения свободы с отбыванием его в колонии-поселении.

Вместе с тем, судом апелляционной инстанции принимались решения об отклонении представлений, в которых ставился вопрос о необходимости признания в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, совершения преступлений в состоянии опьянения.

Так, апелляционным постановлением краевого суда от 15.01.2015 отклонено представление прокурора на приговор Сосновоборского городского суда от 13.11.2014, которым осужден Р. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ  к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ – условно с испытательным сроком 2 года.

Приговором, постановленным в порядке главы 40 УПК РФ, Р. признан виновным в совершении кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, совершенного с причинением значительного ущерба Р., при следующих обстоятельствах. В период с 11 по 17.08.2014, точная дата в ходе следствия не установлена, в дневное время Р. распивал спиртные напитки вместе со своими родителями по адресу: г. Сосновоборск, ул. Юности, 23-24, где они совместно проживают. В ходе распития спиртного родители уснули в центральной комнате. В это время у Р., желающего продолжить употребление спиртного, но не имеющего на это средств, возник умысел на хищение имущества его матери, находящегося в квартире с целью последующей продажи и получения материальной выгоды.

Реализуя свой преступный умысел, в тот же день, в период с 11 по 17.08.2014, точная дата в ходе следствия не установлена, около 12 часов Р., находясь по адресу: г. Сосновоборск, ул. Юности, 23-24, воспользовавшись тем, что его родители спят, за его действиями не наблюдают и помешать не могут, прошел на кухню, откуда тайно похитил мультиварку марки «Polaris» стоимостью 2 542 рубля, принадлежащую его матери. Продолжая свои преступные действия, Р. прошел в центральную комнату квартиры, откуда тайно похитил пылесос «LG VC-38159N», стоимостью 1 113 рублей, принадлежащий его матери.  С похищенным имуществом Р. скрылся с места преступления, впоследствии похищенным имуществом распорядился по своему усмотрению, продав его.

Далее, продолжая реализацию своего умысла, в тот же день, в период с 11 по 17.08.2014, точная дата в ходе следствия не установлена, в дневное время, Р. вернулся в квартиру и, убедившись, что его родители спят в центральной комнате, за его действиями не наблюдают и помешать не могут, Р. в период времени с 12 часов до 20 часов, точное время в ходе следствия не установлено, прошел в кладовое помещение квартиры и похитил мутоновую шубу, стоимостью 19 900 рублей,  принадлежащую его матери. С похищенным имуществом Р. скрылся с места преступления, впоследствии похищенным имуществом распорядился по своему усмотрению.  Таким образом, Р. совершил тайное хищение имущества Р.Г. на общую сумму 23 555 рублей, причинив значительный ущерб потерпевшей.

В апелляционном представлении прокурора г. Сосновоборска ставился вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в связи с неправильным применением уголовного закона, в том числе, поскольку судом первой инстанции не учтено в качестве отягчающего обстоятельства - совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, а также несправедливостью наказания.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что вопреки доводам представления суд первой инстанции, руководствуясь ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, учитывая характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения и личность виновного, обоснованно не признал обстоятельством, отягчающим наказание Р., совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, мотивировав свое решение тем, что осужденный распивал спиртные напитки совместно с потерпевшей, являющейся его матерью.

Также возникали вопросы о возможности признания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, при не указании его в обвинительном заключении.

Так, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда от 30.09.2014 отклонено представление заместителя прокурора на приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 29.07.2014, которым осужден Х. по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 10 месяцам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ – к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.  

Приговором, постановленным в порядке главы 40 УПК РФ, Х. признан виновным в покушении на грабеж с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, совершенном при следующих обстоятельствах. 05.05.2014, около 09 часов 00 минут, Х., будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь в помещении почтового отделения № 61, расположенного по адресу: г. Красноярск, ул. Калинина, 47 «а», увидев получение пенсии ранее незнакомыми Г.Е. и ее мужем – Г.Ф., возник преступный умысел на открытое хищение чужого имущества, принадлежащего Г.Е. и Г.Ф. Х. проследовал вслед за Г.Е. на улицу, догнал последнюю около дома № 47 по ул. Калинина                       г. Красноярска, где, реализуя возникший умысел, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в указанное время дернул за сумку, не представляющую ценности, висевшую на руке Голубцовой Е.Ф., в которой находились денежные средства в сумме 12 930 рублей, принадлежащие Г.Е. и денежные средства в сумме 14 370 рублей, принадлежащие Г.Ф., а также паспорт гражданина Российской Федерации на имя Г.Е., лекарственное средство «Изокет», стоимостью 500 рублей, принадлежащее Г.Е., иное имущество, не представляющее ценности, намереваясь причинить своими действиями материальный ущерб в сумме 13 430 рублей Г.Е. и в сумме 14 370 рублей Г.Ф. Однако, ручки сумки были зафиксированы на руке Г.Е. и сумка осталась на месте. Г.Е. обернулась и увидела Х. Тогда Х. вновь стал тянуть сумку, однако Г.Е. держала сумку. После чего, Х. подавляя волю Г.Е. к сопротивлению, применяя насилие, не опасное для жизни и здоровья, толкнул рукой в грудь Г.Е., от чего последняя упала на землю, испытав физическую боль и продолжая удерживать сумку. Х. вновь попытался вырвать из рук Г.Е. указанную сумку с содержимым, но в этот момент к Г.Е. на помощь подбежал ее супруг – Г.Ф. Опасаясь быть задержанным на месте совершения преступления, Х. с места преступления скрылся, не доведя свои преступные действия до конца по независящим от него обстоятельствам.   

В апелляционном представлении заместителя прокурора района ставился вопрос об изменении приговора, исключении из его описательно-мотивировочной части указания на отягчающее обстоятельство - совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, по следующим основаниям. При назначении наказания суд в качестве обстоятельства, отягчающего  наказание осужденного, признал совершение Х. преступления в состоянии алкогольного опьянения, вместе с тем, органом предварительного следствия в обвинительном заключении указанное обстоятельство как отягчающее не вменялось, несмотря на согласие подсудимого с предъявленным обвинением, в котором указано о совершении преступления в состоянии алкогольного опьянения. Однако медицинское освидетельствование Х. на состояние алкогольного опьянения не проводилось, данный факт в установленном законом порядке, не зафиксирован.

Таким образом, по мнению автора представления, судом первой инстанции необоснованно учтено в качестве обстоятельства, отягчающего наказание Х., совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, поскольку при рассмотрении уголовного дела в порядке главы 40 УПК РФ без исследования в судебном заседании фактических обстоятельств уголовного дела суд не мог достоверно сделать вывод о наличии состояния алкогольного опьянения у Х. при совершении преступления.  

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что суд первой инстанции обоснованно признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказания, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, вне зависимости от его указания в обвинительном заключении, поскольку ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, введенная Федеральным законом от 21.10.2013 № 270-ФЗ, предусматривает, что суд, назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Несмотря на рассмотрение дела в порядке главы 40 УПК РФ, учитывая данные о личности Х., имеющиеся в материалах дела и исследованные в судебном заседании, согласно которым, последний участковым уполномоченным полиции характеризуется отрицательно, администрацией СИЗО-1 удовлетворительно, по месту прохождения реабилитации положительно, его возраст, состояние здоровья, наличие на иждивении ребенка-инвалида, состоит на учете в ККНД с диагнозом – зависимость от алкоголя, страдает хроническим алкоголизмом, совершил преступление, находясь на условном сроке отбывания наказания, а также установленные обстоятельства преступления, судебная коллегия не нашла оснований для исключения из приговора указания об учете в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершение преступления Худяковым В.А. в состоянии опьянения.

Имеются и прямо противоположные решения суда апелляционной инстанции.

Так, апелляционным постановлением краевого суда от 24.03.2015 по представлению заместителя прокурора района изменен приговор Октябрьского районного суда г. Красноярска от 01.12.2014 в отношении П., осужденного по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговором, постановленным в порядке главы 40 УПК РФ, П. осужден за тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением значительного ущерба С., при следующих обстоятельствах. 23.03.2014 в дневное время, П., находясь в гостях у своего знакомого С. по адресу: г. Красноярск, ул. Гусарова, 22-57, увидел ноутбук «Acer» и сотовый телефон «Nokia C7», принадлежащие последнему. После чего, в ходе распития спиртных напитков у П. внезапно возник преступный умысел, направленный на тайное хищение чужого имущества. Реализуя свои преступные намерения, 23.03.2014, около 15 часов 00 минут, П., находясь в состоянии алкогольного опьянения, воспользовавшись тем, что С. уснул и за его действиями никто не наблюдает, тайно похитил, принадлежащие С., ноутбук «Acer» стоимостью 17 000 рублей и сотовый телефон «Nokia C7» стоимостью 4 000 рублей. С похищенным имуществом П. с места преступления скрылся, похищенным распорядился по своему усмотрению, причинив своими преступными действиями С. значительный материальный ущерб в сумме 21 000 рублей. 

Аналогичные обстоятельства совершения преступления содержались и в обвинительном заключении.

Судом первой инстанции в качестве обстоятельства, отягчающего наказание П., признано совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что оснований для признания указанного обстоятельства в качестве отягчающего не имелось, поскольку уголовное дело рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения, что исключает возможность исследования фактических обстоятельств дела, кроме того, данное обстоятельство, отягчающее наказание органом предварительного расследования не установлено и в обвинительном заключении не указано.

В связи с изложенным, указание на наличие обстоятельства, отягчающего наказание – совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения из приговора исключено, назначенное наказание снижено до 1 года 11 месяцев лишения свободы.

По аналогичным основаниям отклонены апелляционные представления на приговор Ачинского городского суда от 01.07.2014 в отношении Л., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ, на приговор Сосновоборского городского суда от 07.10.2014 в отношении Б., осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Однако, учет судом в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершения преступления в состоянии опьянения, при не указании такого отягчающего обстоятельства в обвинительном заключении, вызывает сомнения с учетом положений ст. 252 УПК РФ.

Таким образом, складывающаяся судебная практика свидетельствует о том, что при решении вопроса о признании либо непризнании в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершения преступления в состоянии опьянения следует учитывать следующие факторы. Преступления должны быть совершены после вступления в силу требований ч. 1.1 ст. 63 УК РФ –01.11.2013, необходимо учитывать обстоятельства совершения преступлений, устанавливать явилось ли нахождение лица в состоянии опьянения поводом и мотивом к совершению преступлений, а также доказанность нахождения лица в момент совершения преступления в состоянии опьянения доказательствами по делу (показаниями подсудимого, потерпевших, свидетелей, протоколами медицинского освидетельствования на состояние опьянения, другими доказательствами). Кроме того, в случае признания судом в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, совершения преступлений в состоянии опьянения, суд первой инстанции должен привести мотивы принятого решения.

Анализ апелляционной практики свидетельствует о том, что на местах пока нет единообразного толкования и применения требований ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, вступивших в силу с 01.11.2013, и до сих пор судами и государственными обвинителями допускаются ошибки при его применении, а также не по всем вопросам выработана стабильная практика краевого суда.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

 

Суд необоснованно направил уголовное

дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ

 

Постановлением Канского городского суда от 19.12.2014 уголовное дело в отношении Г., обвинявшейся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159.1, ч. 2 ст. 159 (четыре преступления),ч. 3 ст. 159 (семь преступлений), ч. 4 ст. 159 (двенадцать преступлений), ч. 4 ст. 159.1 УК РФ;  С., обвинявшейся в совершении преступлений, предусмотренных, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159.1, ч. 2 ст. 159 (три преступления), ч. 3 ст. 159 (четыре преступления), ч. 4 ст. 159 (двенадцать преступлений), ч. 4 ст. 159.1 УК РФ; С.Е., обвинявшейся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159 (два преступления), ч. 3 ст. 159 (четыре преступления), ч. 4 ст. 159 (десять преступлений) УК РФ; Ш., обвинявшейся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159, ч. 4 ст. 159 (шесть преступлений) УК РФ, возращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, для устранения препятствий его рассмотрения.

По апелляционному преставлению прокурора судебное решение отменено, дело направлено в суд для рассмотрения по существу.

По смыслу статьи 72 УПК РФ, основанием отвода защитника является то обстоятельство, что он «оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика». Причем под юридической помощью понимается не только уголовно-процессуальная деятельность. Юридическая помощь адвоката (защитника) в уголовном судопроизводстве не ограничивается процессуальными т временными рамками его участия в деле при производстве расследования и судебного разбирательства, она включает и возможные предварительные юридические консультации и разъяснения по юридическим вопросам, устные и письменные справки по законодательству, составление заявлений, жалоб и других документов правового характера, осуществление представительства, оказание иной юридической помощи.

Между тем, в соответствии с законом, осуществляться она может лишь после заключения соответствующего договора между доверителем и адвокатом (иным кандидатом в лица, которые будут оказывать юридическую помощь). Без этого лицо не сможет стать тем субъектом права, которому предоставляется возможность оказания юридической помощи.

Принимая решение о возращении уголовного дела прокурору в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ в отношении подсудимых, суд сослался на то, что органом предварительного следствия было нарушено право обвиняемой Г. на защиту, так как адвокат Л. оказывала юридическую помощь потерпевшим Т. и Ф., а впоследствии стала защищать интересы Г., хотя их интересы противоречат друг другу, в связи с чем, следственные действия с участием Г. и ее защитника Л. проведены с нарушением требований уголовно-процессуального закона, что делает невозможным принятие судом решения.

Однако данный вывод суда противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Суд, сделав вывод о нарушении права на защиту Г., сослался на объяснения, данные потерпевшими Ф. и Т.

Согласно протоколу судебного заседания от 27.11.2014, 05.12.2014, 19.12.2014 эти объяснения судом не оглашались и не исследовались.

Между тем, из объяснений потерпевших Т. и Ф. в суде апелляционной инстанции следует, что они действительно обращались к адвокату Л., однако она им никакой юридической помощи не оказывала, консультаций не давала, а посоветовала обратиться в правоохранительные органы, что они впоследствии и сделали. Также они пояснили, что никакого соглашения с данным адвокатом они не заключали, а уплатили разовую сумму в 300 рублей за прием.

Из имеющихся в деле и исследованных судом апелляционной инстанции объяснений Т. и Ф. соответственно от 04.09.2013 и 03.09.2013 следует, что они были отобраны у них в ходе проведения проверки в порядке ст. 144 УПК РФ по сообщению о совершенном в отношении них преступлении, где они и сообщили о том, что фактически никакой юридической помощи адвокат Л. им не оказывала.

Сама адвокат Л. в судебном заседании также отрицала оказание какой-либо юридической помощи потерпевшим Т. и Ф. Более того, подсудимая Г. настаивала на ее дальнейшем участии в рассмотрении дела и ее защите.

Таким образом, выводы суда о нарушении права Г. на защиту противоречат фактическим обстоятельствам, а поэтому постановление суда, как вынесенное с нарушение требований уголовно-процессуального закона, на основании ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ, судом апелляционной инстанции отменено.

 

Суд при наложении ареста на имущество,

полученное преступным путем, не указал в своем

решении срок действия меры процессуального

принуждения с учётом предусмотренного

законом срока предварительного следствия

 

Постановлением следователя по особо важным делам первого следственного отдела второго управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК России по Красноярскому краю возбуждено уголовное дело  по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, по факту совершения неустановленными лицами в период с 24.12.2012 по 11.03.2013 действий по выводу активов Общества с ограниченной ответственностью «Строительная транспортная компания» (ООО СТК) по заниженной стоимости, за счёт которых должна была быть выплачена дей­ствительная стоимость доли вышедшему 24.12.2012 из состава участ­ников указанной организации М., задолженность перед которым по такой выплате составила 18 304 729 рублей, путём продажи Ф. всего имущества указанной организации: производственной базы, расположенной в г. Канске Красноярского края по ул. Кобрина, 26, стр. 12, расположен­ного там же земельного участка, 10 автомобилей, вводу не позднее 22.04.2014 в состав участников ООО СТК и назначению на должность генерального директора указанной организации с 23.04.2013 ведущего асоциальный образ жизни С. и перечислению в мае-­июне 2013 года поступивших на счёт ООО СТК от продажи упомянутого иму­щества денежных средств в сумме 3 063 788 рублей 05 копеек на счёт другой организации, в результате чего признанный по делу потерпевшим М. был лишён возможности получения действительной стоимости своей доли за счёт указанного имущества.

20.01.2015 следователь обратилась в суд с согласо­ванным с руководителем первого следственного отдела второго управления по расследованию особо важных дел в сфере экономики Главного следствен­ного управления Следственного комитета Российской Федерации ходатай­ством о наложении ареста на вышеуказанные объекты недвижимого иму­щества и автомобили, ранее принадлежавшие ООО СТК, а в настоящее время находящиеся у Ф., полученные в результате преступных действий неустановленного лица, которое мотивировал необходимостью исполнения приговора в части разрешения гражданского иска и наказания в виде штрафа.

Постановлением Канского городского суда 20.01.2015 ходатайство следователя удовлетворено, наложен арест на перечисленное выше имущество Ф.

По апелляционной жалобе Ф. суд апелляционной инстанции постановление изменил по следующим основаниям.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ, определения суда, постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными, вынесенными в соответствии с требованиями  уголовно-процессуального закона и основанными на правильном при­менении уголовного закона.

Данное требование закона судом первой инстанции при вынесении постановления по ходатайству следователя о наложении ареста на объекты недвижимого имущества и автомобили в полной мере выполнено не было.

В соответствии со ст. 115 УПК РФ для обеспечения исполнения при­говора в части гражданского иска, других имущественных взысканий судом по ходатайству следователя может быть наложен арест на имущество подо­зреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответ­ственность за их действия. Арест также может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого.

Удовлетворяя ходатайство следователя, судья обоснованно исходил из того, что наложение ареста на указанные в ходатайстве объекты недвижи­мого имущества и автомобили, ранее принадлежавшие ООО СТК, кредитором которого стал М. после выхода его из состава участников этого Общества, необходимо в целях предотвращения последующей реализа­ции другим лицам этого имущества, которое выбыло из собственности ООО СТК в результате преступных действий неустановленных лиц, что в соответ­ствии со ст.115 УПК РФ, являлось необходимым и достаточным основанием для наложения ареста на указанное имущество.

Выводы судьи основаны на представленных следователем и исследо­ванных в судебном заседании доказательствах, которым дана соответствую­щая и надлежащая оценка. При этом судьёй правильно учтено, что на данном этапе расследования дела, то есть непосредственно после его возбуждения, предоставление данных о непосредственной причастности к совершению преступления Ф., в собственности которого находятся упомянутые объекты недвижимого имущества и автомобили, для принятия решения о наложении ареста на них не являлось обязательным.

В соответствии с п. 4 Постановления Конституционного Суда Российской  Федерации  № 25-П от 21.10.2014 суд при принятии решения об удовлетворении ходатайства органа предварительного расследования о наложении ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обви­няемыми и гражданскими ответчиками по уголовному делу, должен указывать в соответствующем постановлении разумный и не превышающий уста­новленных законом сроков предварительного расследования срок действия данной меры процессуального принуждения, который при необходимости может быть продлён судом.

Данное разъяснение Конституционного Суда Российской Федерации при вынесении по­становления о наложении ареста судьёй учтено не было, срок ареста объек­тов недвижимого имущества и автомобилей не установлен, в связи с чем су­дебное решение в этой части изменено - установлен срок действия меры процессуального принуждения с учётом предусмотренного законом срока предварительного следствия до 12.03.2015.

 

Квалификация действий осужденного

по признаку перевозки наркотических

средств являлась излишней

 

Приговором Березовского районного суда от 15.05.2014 А. осуждена по ч. 3 ст. 229.1, ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Апелляционная инстанция краевого суда, рассмотрев уголовное дело по апелляционной жалобе осужденной и апелляционному представлению прокурора пришла к выводу о доказанности вины А. в незаконном перемещении через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотического средства - героина в крупном размере, его незаконном хранении без цели сбыта. Действия осужденной верно квалифицированы по ч. 3 ст. 229-1 УК РФ. Также правильно квалифицированы ее действия, как незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства - героина в крупном размере.

Вместе с тем, судебная коллегия, согласившись  с доводами апелляционного представления о том, что квалификация действий А. по признаку перевозки наркотического средства без цели сбыта является излишней, поскольку перевозка его связана с незаконным перемещением через границу, а хранение в дальнейшем - с необходимостью проезда к месту предполагаемого проживания, исключила указанный признак из осуждения А. по ч. 2 ст. 228 УК РФ, без смягчения наказания.

 

Суд неверно оценил суть обращения

осужденного и, в нарушение положений

ст. 399 УПК РФ, рассмотрел вопрос,

связанный с исполнением приговора

при отсутствии к тому законных оснований

 

Д. осужден 27.09.1996 Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда (с учетом определения Судебной коллегии по уголовным дела Верховного Суда Российской Федерации от 09.04.1997, Указа Президента Российской Федерации от 25.05.1999 № 648 о помиловании, постановления судьи Красноярского краевого суда от 12.08.1999, постановлений Ивдельского городского суда Свердловской области от 08.09.2004, 02.06.2008) по ст. 17 ст. 103, ч. 2 ст. 144, п. «н» ст. 102 УК РСФСР, ст. 316, ч. 2 ст. 325, ч. 1 ст. 222 УК РФ, с применением ст. 40 УК РСФСР к 25 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Постановлением Ивдельского городского суда Свердловской области от 26.12.2012 осужденный Д. переведен для дальнейшего отбывания наказания в исправительную колонию строгого режима.

Осужденный Д. обратился в Емельяновский районный суд Красноярского края с ходатайством о замене наказания в виде смертной казни на наказание в виде лишения свободы на определенный срок в порядке ст. 80 УК РФ.

По   результатам        рассмотрения     ходатайства Емельяновским районным судом вынесено постановление от 30.01.2014 об отказе в замене  неотбытой части наказания в виде лишения свободы более мягким видом наказания.

Рассмотрев апелляционную жалобу осужденного суд второй инстанции пришел к следующему выводу.

В соответствии с п. 19 ст. 397 УПК  РФ, суд по месту отбывания осужденным наказания рассматривает вопросы о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

В силу ст. 80 УК РФ, лицу, отбывающему содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, суд с учетом его поведения в период отбывания наказания может заменить оставшуюся не отбытую часть наказания более мягким видом наказания.

Принятое судом решение об отказе в замене неотбытой части наказания в виде лишения свободы иным видом наказания является незаконным.

Положениями ст. 399 УПК РФ предусмотрено, что вопросы, связанные с исполнением приговоров, указанные в п. 19 ст. 397 УПК, рассматриваются судом по представлению учреждения или органа, исполняющего наказание. Не исключается рассмотрение такого вопроса и по ходатайству осужденного.

Суд, рассматривая ходатайство Д., исходил из того, что осужденным заявлено требование о замене неотбытой части наказания в виде лишения свободы иным видом наказания, что предусмотрено ст. 80 УК РФ, однако, как прямо следует из ходатайства осужденного, он не ставил такой вопрос, а просил заменить назначенную ему по приговору смертную казнь наказанием в виде лишения свободы на определенный срок. Иных требований ходатайство осужденного не содержало и оснований для разрешения указанного вопроса не имелось.

Таким образом, суд неверно оценил суть обращения осужденного и, в нарушение положений ст. 399 УПК РФ, рассмотрел вопрос, связанный с исполнением приговора при отсутствии к тому законных оснований, а заявленному ходатайству суд не дал никакой оценки, поэтому суд апелляционной инстанции отменил постановление суда на основании ст. 389.17 УПК РФ в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона.

В соответствии с п. 6 ст. 389.20 УПК РФ суд апелляционной инстанции вправе при отмене постановления суда принять иное судебное решение.

Статьей 80 УПК РФ четко установлены виды наказаний, неотбытая часть которых может быть заменена иным видом наказания при наличии определенных условий.

Указанная норма закона не предусматривает возможности замены смертной казни каким-либо иным видом наказания, данный вид наказания на основании ч. 3 ст. 59 УК РФ может быть заменен пожизненными лишением свободы или лишением свободы на срок 25 лет только в порядке помилования.

Осуществление помилования является закрепленной непосредственно в Конституции Российской Федерации исключительной прерогативой Президента Российской Федерации как главы государства. Акт о помиловании действует самостоятельно, не требует для своего исполнения принятия какого-либо судебного решения, реализуется вне рамок отправления правосудия по уголовным делам и в силу самого предназначения данного полномочия Президента Российской Федерации не может рассматриваться как ухудшающий положение осужденного и препятствующий реализации права на смягчение его участи, в том числе и в ходе исполнения предусмотренного им вида наказания.

Таким образом, по смыслу закона, с учетом, в том числе и конституционно-правового толкования норм закона, регулирующих вопросы исполнения приговора, при наличии указа Президента Российской Федерации о помиловании, в котором решен вопрос о замене смертной казни лишением свободы на определенный срок, вынесение судом какого-либо процессуального документа не требуется и нормами уголовного, уголовно-­процессуального закона не предусмотрено, а поэтому доводы осужденного, изложенные в апелляционной жалобе о том, что для реализации всех предусмотренных законом прав на дальнейшее смягчение положения требуется, помимо акта о помиловании, судебное решение, не основаны на законе и не могут быть приняты во внимание как дающие основания для направления материала на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку отсутствуют правовые основания для принятия заявленного осужденным ходатайства к производству суда в связи с отсутствием предмета рассмотрения.

При таких обстоятельствах, учитывая, что суд первой инстанции, в нарушение закона, при отсутствии правовых оснований для рассмотрения ходатайства, принял его к производству и разрешил по существу вопрос, который осужденным не заявлялся, суд апелляционной инстанции, оценивая изложенные в ходатайстве осужденного требования, производство по ходатайству последнего прекратил.

 

Неправильное применение

уголовного закона при

назначении наказания

 

Приговором Каратузского районного суда Красноярского края от 25.02.2015 Е. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года условно с испытательным сроком 2 года; Ш., ранее судимый: 17.09.2013 по ч. 1 ст. 139, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 115, ч. 2 ст. 69 УК РФ к обязательным работам сроком на 450 часов, наказание отбыто 21.05.2014, осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года условно с испытательным сроком 2 года.

Е. и Ш. осуждены за незаконное приобретение и хранение по сговору между собой наркотического средства - марихуаны массой в пересчете на высушенное состояние 178 граммов.

По апелляционному представлению прокурора приговор изменен.

Судом первой инстанции установлено, что Е. и Ш., совершая преступление, действовали совместно и согласованно, по заранее достигнутой договоренности на совместное приобретение и хранение наркотического средства.

В то же время, описательно-мотивировочная часть приговора содержит необоснованный и немотивированный вывод суда об отсутствии в действиях Е. и Ш. отягчающих наказание обстоятельств. Также, при назначении наказания Е. и Ш. суд первой инстанции, помимо прочего, указал, что руководствуется правилами ст. 62 УК РФ.

Пункт «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ предусматривает одним из отягчающих наказание обстоятельств совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору.

Как следует из буквального толкования ст. 62 УК РФ, положениями данной статьи регулируются вопросы назначения наказания при наличии обстоятельств, смягчающих наказание и отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, либо при постановлении приговора в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, либо при рассмотрении уголовного дела в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 389.15 УПК РФ, основаниями изменения судебного решения в апелляционном порядке являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, неправильное применение уголовного закона.

С учетом изложенного, судебная коллегия пришла к выводу о  необходимости дополнить приговор указанием о наличии в действиях Е. и Ш. отягчающего наказание обстоятельства - совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и исключении из описательно-мотивировочной части ссылки на ст. 62 УК РФ при назначении Е. и Ш. наказания.

Е. и Ш. назначено наказание по 3 года 3 месяца лишения свободы условно с испытательными сроками 2 года каждому с возложением определенных обязанностей.

********

Приговором Октябрьского районного суда г. Красноярска от 13.02.2015 Л. осужден: по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 cт. l61 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 4 года лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года.

Приговор изменен по апелляционному представлению прокурора.

Уголовное дело в отношении Л. рассмотрено в особом порядке уголовного судопроизводства  и приговор постановлен в соответствии со                ст. 316 УПК РФ в связи с согласием подсудимого с предъявленным ему обвинением.

В судебном заседании подсудимый Л. поддержал свое ходатайство, заявленное в момент ознакомления с материалами дела, о рассмотрении дела в особом порядке, подтвердил, что оно заявлено добровольно, после консультаций с защитником; последствия рассмотрения дела в особом порядке ему разъяснены и понятны. Государственный обвинитель и потерпевшие не возражали против постановления приговора без проведения судебного разбирательства, и суд обоснованно принял решение о рассмотрении уголовного дела в порядке ст. 316 УПК РФ.

Суд пришел к правильному выводу о том, что предъявленное Л. обвинение обоснованно, подтверждается имеющимися в уголовном деле доказательствами, и в соответствии с содеянным Л. верно квалифицировал его действия за два преступления по п. «в» ч. 2 ст.158 УК РФ, а также по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

При решении вопроса о назначении наказании суд в соответствии со ст.ст. 6, 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, относящихся к категории средней тяжести и тяжкому преступлению, данные о личности осужденного, в том числе и смягчающие обстоятельства, к которым обоснованно отнесены - явка с повинной, наличие на иждивении двух малолетних детей, добровольное возмещение причиненного ущерба.

Свое решение о необходимости назначения Л. наказания в виде лишения свободы с применением положений ст.73 УК РФ суд подробно мотивировал в приговоре.

Вместе с тем, согласно ч. 3 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ за оконченное преступление.

Согласно положениям ч. 5 ст. 62 УК РФ и ч. 7 ст. 316 УПК РФ при постановлении приговора в особом порядке наказание за преступление не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

В силу положений ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» или «к» ч. 1 ст. 62 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ

В соответствии с положениями ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

Санкция ч. 2 ст. 161 УК РФ предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет.

При указанных обстоятельствах максимальное наказание в виде лишения свободы, которое могло быть назначено судом лицу за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 161 УК РФ, с учетом требований ч. 3 ст. 66, ч. 1 ст. 62 УК РФ и ч. 7 ст. 316 УПК РФ, составляет 2 года 4 месяца лишения свободы, а максимальное наказание по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 2 ст. 161 УК РФ не должно превышать 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

Так, суд назначил Л. по совокупности преступлений наказание в виде лишения свободы, превышающее максимально возможное с учетом постановления приговора в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 66 УК РФ, положениями главы 40 УПК и наличии обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 62 УК РФ.

В связи  с изложенным, апелляционная инстанции снизила назначенное Л. наказание по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ,  до 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

Постановление суда о назначении

принудительной меры медицинского

характера в виде принудительного

лечения в психиатрическом

стационаре общего типа изменено

 

Осужденный Ч. обратился в суд с ходатайством об освобождении от отбывания наказания в связи с имеющимся у него заболеванием.

Постановлением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 16.02.2015 Ч. освобожден от дальнейшего отбывания наказания по приговору Манского районного суда от 20.06.2007 с учетом изменений и ему назначена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.

Данное судебное решение изменено по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 4 ст. 81 УК РФ, лица, у которых после совершения преступления наступило временное психическое расстройство, лишающее их возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, в случае выздоровления, могут быть подвергнуты наказанию, если не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности в соответствии со ст.ст. 78, 83 УК РФ, или не наступили другие основания, освобождающие от уголовной ответственности и наказания.

Приговором Манского районного суда от 20.06.2007 (с учетом изменений, внесенных Свердловским районным судом г. Красноярска 17.04.2002) Ч. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По заключению судебно-психиатрической экспертизы, в период отбывания наказания у Ч. возникло хроническое психическое расстройство в форме деменции (слабоумия), лишающее его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, понимать сущность и цели применяемого к нему наказания, выполнять требования, вытекающие из режима отбывания наказания. В настоящее время ему рекомендовано применение принудительных мер медицинского характера, как представляющего опасность для себя и окружающих, в виде лечения в психиатрическом стационаре общего типа.

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.02.2004 № 54 «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью» хронические психические расстройства стойкого характера (психозы и слабоумие), лишающие лицо возможности осознавать характер и общественную опасность своих действий (бездействий), входят в «Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания».

При таких данных суд обоснованно пришел к выводу об освобождении осужденного от дальнейшего отбывания наказания по приговору суда и назначении ему принудительной меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.

Вместе с тем, по смыслу закона, в постановлении суд должен указать, что осужденный освобождается от отбывания наказания до его выздоровления.

В этой части постановление апелляционной инстанцией дополнено указанием о применении принудительной меры медицинского характера до выздоровления Ч.

 

В  ПРЕЗИДИУМЕ  КРАЕВОГО  СУДА

 

Решение суда о возмещении

процессуальных издержек за

счет средств федерального

бюджета или о взыскании

их с осужденного должно

быть мотивированным

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Красноярска от 08.02.2013 уголовное дело по обвинению Б. в десяти преступлениях, предусмот­ренных ч. 1 ст. 159.4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29.11.2012 № 207-ФЗ), прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного пресле­дования.

Постановлением Свердловского районного суда г. Красноярска от 08.02.2013 произведена выплата вознаграждения адвокату Красноярской краевой коллегии ад­вокатов Н. в сумме 17 587 рублей 50 копеек за счет средств Федерального бюд­жета, выделенных Управлению Судебного Департамента в Красноярском крае.

Кроме того, с Б. взысканы в пользу Федерального бюджета процессу­альные издержки в сумме 115 307 рублей 94 копейки, из них - 17 587 рублей 50 копеек, 26 853 рубля 60 копеек (согласно постановлению Свердловского районного cyда г. Красноярска от 13.09.2011), 51 021 рубль 84 копейки (согласно постановлению Свердловского районного суда г. Красноярска­ от 20.06.2012), 19 845 рублей (согласно постановлению Свердловского районного суда г. Красноярска от 26.12.2012).

Пре­зидиум краевого суда отменил постановление от 08.02.2013 в части взыскания с Б. процессуальных издержек в связи с нарушением норм уголов­но-процессуального закона.

В соответствии с ч. 5 ст. 50 УПК РФ в случае, если адвокат участвует в судебном разбирательстве по назначению суда, расходы по оплате его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.

Согласно ст. 131 УПК РФ суммы, выплаченные адвокату за оказание юри­дической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначе­нию, относятся к процессуальным издержкам.

В силу ч. 1 ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки взыскиваются с осужденного или возмещаются за счет средств федерального бюджета. Суд не вправе возложить обя­занность по возмещению расходов, относящихся к процессуальным издержкам, на обви­няемого (подсудимого), поскольку в отношении него не был постановлен обвинительный приговор.

Решение суда о возмещении процессуальных издержек за счет средств федерального бюджета или о взыскании их с осужденного должно быть мотивированным.

По смыслу положений ч. 1 ст. 131 и ч.ч. 1, 2, 4, 6 ст. 132 УПК РФ в их взаимосвязи, суду следует принимать решение о возмещении процессуальных издержек за счет средств фе­дерального бюджета, если в судебном заседании будут установлены имущественная несо­стоятельность лица, с которого они должны быть взысканы, либо основания для освобождения от их уплаты.

В соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 299 УПК РФ вопрос о процессуальных издержках подлежит разрешению в приговоре, где указывается, на кого и в каком размере они долж­ны быть возложены.

В случае, когда вопрос о процессуальных издержках не был решен при вынесении приговора, он по ходатайству заинтересованных лиц разрешается этим же судом до всту­пления в законную силу приговора, так и в период его исполнения.

Таким образом, приведенные нормы уголовно-процессуального закона обязывают суд при разрешении вопроса о взыскании судебных издержек исследовать вышеуказан­ные обстоятельства и дать им оценку в судебном решении.

Указанные  требования закона судом учтены не в полном объеме.

Так, положения ст. 132 УК РФ предусматривают взыскание процессуальных из­держек только с осужденного.

По делу в отношении Б. обвинительный приговор не постановлен, а уголовное дело было прекращено по п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с  истечением сроков давности уголовного преследования.

В судебном заседании защиту Б. осуществляли адвокаты Н.С. и Н.Т.

В судебном заседании, состоявшемся 26.12.2012  адвокат Н.С. обратился с ходатайством о приобщении к материалам дела его заявления об оплате его услуг в размере 19 845 рублей. Б. также не возражала против взыскания с неё расходов по оплате услуг адвоката Н.С. в указанном размере.

08.02.2013 защищавшая интересы Б. адвокат Н.Т. об­ратилась с заявлением об оплате её услуг в размере 17 587 рублей 50 копеек, при этом Б. не возражала против взыскания с неё указанной суммы.

13.09.2011 и 20.06.2012 адвокат Н.С. также обращался с ходатайством о приобщении к материалам уголовного дела заявлений об оплате его услуг в размере 26 853 рублей 60 копеек и 59 077 рублей 92 копеек соответственно. Суд, выслушав мнение участников процесса, не возражавших против приобщения заявлений к материалам дела, удовлетворил ходатайство защитника и вынес постановление об оплате труда адвоката за счет средств федерального бюджета. Мнение Б. относитель­но взыскания с неё процессуальных издержек не выяснялось.

В силу положений ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно­-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

При таких обстоятельствах постановление суда от 08.02.2013 в части взыскания с Б. процессуальных издержек, связанных с выплатой вознаграж­дения адвокатам Н.С. и Н.Т., отменено как незаконное и необоснованное, производство в этой части прекращено.

 

При назначении наказания в виде

исправительных работ суд не

указал в приговоре размер удержаний

из заработной платы осужденного

 

По кассационному представлению заместителя прокурора края отменен приговор мирового судьи судебного участка № 51 в Кировском районе г. Красноярска исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка № 44 в Козульском районе  от  03.06.2014 в отношении Б., осужденного по ч. 1 ст. 139 УК РФ к наказанию в виде 8 месяцев исправительных работ на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ резолютивная часть обвинительного приговора должна содержать вид и размер наказания, назначенного подсудимому за преступление, в совершении которого он признан виновным.

Согласно ч. 3 ст. 50 УК РФ из заработной платы осужденного к исправительным работам производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от пяти до двадцати процентов.

Как следует из материалов уголовного дела, суд, признав Б. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 139 УК РФ, назначил ему наказание в виде исправительных работ, вместе с тем, в нарушение норм уголовного закона, размер удержаний из заработной платы Б. не указал.

Таким образом, наказание Б. судом фактически не назначено.

В связи неправильным применением уголовного закона приговор отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Мировой судья не относится

к тем судам, которые правомочны

рассматривать указанные в ч. 4

ст. 396 УПК РФ вопросы, возникающие

при исполнении приговора

 

Приговором мирового судьи судебного участка № 159 в Таймырском Долгано­-Ненецком районе Красноярского края от 18.02.2013  М. осужден по               ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Суд обязал М. не менять постоянное место жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, находиться по месту жительства в ночное время с 23 до 06 часов, кроме случаев связанных с трудовой деятельностью, являться на регистрацию в установленные сроки. Приговор вступил в законную силу 01.03.2013.

Начальник Таймырского филиала ФКУ УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю обратился в суд с представлением об отмене М. условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 158 в Таймырском Долгано-Ненецком районе от 29.05.2014 М. отменено условное осуждение и он направлен для отбывания наказания в виде лишения свободы сроком на 1 год 3 месяца в исправительную колонию строгого режима.

По кассационной жалобе осужденного М. постановление суда отменено ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона.

В силу ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

В соответствии с ч. 1 ст.401.16 УПК РФ суд кассационной инстанции не связан доводами кассационных жалоб или представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме.

Уголовно-процессуальный закон наделил суд, постановивший приговор, в том числе мирового судью, правом рассмотрения определенного перечня вопросов, связанных с исполнением приговора.

Вместе с тем мировые судьи в порядке исполнения приговора вправе рассматривать не все вопросы по делам, отнесенным к их подсудности.

Вопросы компетенции мирового судьи в стадии исполнения приговора регулируются лишь ч. 1 ст. 396, ст. 398 УПК РФ, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 cт. 135 УПК РФ.

На основании ч. 1 ст. 396 УПК РФ вопросы, изложенные в пунктах 1, 2, 9, 10, 11, 14, 15, 16 и 20 ст. 397 УПК РФ и в ст. 398 УПК РФ, разрешаются судом, постановившим приговор. Указанные вопросы могут решаться мировыми судьями, если ими постановлен приговор.

Таким образом, перечень вопросов, разрешаемых мировым судьей в порядке исполнения приговора, является исчерпывающим.

Что касается вопроса, указанного в п. 7 ст. 397 УIЖ РФ, а именно об отмене условного осуждения в соответствии со ст. 74 УК РФ, то в силу положений ч. 4 ст. 396 УПК РФ он разрешается судом по месту жительства осужденного.

По смыслу норм уголовно-процессуального закона мировой судья не относится к тем судам, которые правомочны рассматривать указанные в ч. 4 ст. 396 УПК РФ вопросы, возникающие при исполнении приговора, поскольку понятие «по месту жительства осужденного» означает административно-территориальную единицу (район, город, область и т.д.), тогда как мировые судьи осуществляют свою деятельность в пределах, созданных в установленном законом порядке судебных участков.

Таким образом, мировой судья был не вправе разрешать представление уголовно-исполнительной инспекции об отмене М. условного осуждения по приговору от 18.02.2013.

Президиум краевого суда судебное решение отменил как незаконное, производство по адресованному мировому судье представлению начальника Таймырского филиала ФКУ УИИ ГУФСИН России Красноярскому краю об отмене условного осуждения в отношении М. прекратил, осужденного из мест лишения свободы освободил.

 

Признавая в качестве обстоятельства,

отягчающего наказание, совершение

преступления в состоянии алкогольного

опьянении, суд должен мотивировать

свое решение

 

По кассационному представлению заместителя прокурора края Президиумом краевого суда изменен приговор Минусинского городского суда от 06.11.2014 в отношении З., ранее судимого 28.11.2012 по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, осужденного по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года с возложением определенных обязанностей.

Дело в отношении З. рассмотрено в соответствии с положениями главы 40 УПК РФ. Условия и порядок проведения особого порядка судебного разбирательства соблюдены, суд пришел к обоснованному выводу о том, что обвинение, с которым согласился З., подтверждается совокупностью доказательств и дал верную юридическую оценку содеянному.

Между тем, суд ошибочно принял во внимание судимость З. по приговору от 11.12.2012, которым З. был осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 320 часам обязательных работ, с их заменой на основании постановления суда от 11.04.2013 на наказание в виде лишения свободы сроком 28 дней, которое отбыто 14.06.2013.

Срок погашения судимости осужденных к наказанию, не связанному с лишением свободы, составляет 1 год. В случае замены штрафа, обязательных или исправительных работ на более строгое наказание, в том числе на лишение свободы (ч. 5 ст. 46, ч. 3 ст. 49, ч. 4 ст. 50 УК РФ), срок погашения судимости исчисляется по правилам, предусмотренным для назначенного по приговору суда наказания, т.е. по п. «б» ч. 3 ст. 86 УК РФ.

При таких обстоятельствах к моменту совершения З. 13.07.2014 преступления по настоящему делу судимость от 11.12.2012 была погашена и потому исключена Президиумом краевого суда из приговора.

Учитывая, что приговором от 28.11.2012 З. осужден к условной мере наказания, суд был не вправе признавать в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, рецидив преступлений.

При постановлении приговора суд обязан выполнять требования ст. 307 УПК РФ о необходимости мотивировать выводы по вопросам, связанным с назначением уголовного наказания, а также исследовать обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Это требование закона распространяется и на случаи постановления приговора в особом порядке.

Органом предварительного расследования установлен факт совершения З. преступления в состоянии алкогольного опьянения и в обвинительном заключении указано, что данное обстоятельство может быть признано судом в качестве отягчающего наказание.

Согласно ч. 1.1 ст. 63 УК РФ судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ.

По настоящему делу суд, признавая отягчающим наказание обстоятельством совершение З. преступления в состоянии алкогольного опьянения, свое решение в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного, в приговоре не мотивировал, чем не выполнил требования закона.

Поэтому указание на данное отягчающее обстоятельство из приговора исключено, а назначенное наказание снижено до 1 года 9 месяцев лишения свободы с учетом ч. 1 ст. 62 УК РФ, поскольку суд в качестве смягчающих наказание обстоятельств, помимо прочего, признал явку с повинной, добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления, активное способствование раскрытию расследованию преступления.

 

другие новости