Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за март 2015 г.

10.04.2015 14:22:14

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

март

 

г. Красноярск

2015 год

 

АНАЛИЗ

причин пересмотра приговоров, вынесенных по результатам рассмотрения уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, в апелляционном (кассационном) порядке за 2014 год

 

За 2014 год судебной коллегией по указанной категории уголовных дел пересмотрено 160 (+13) приговоров в отношении 195 (+20) лиц, из них в апелляционном порядке – 158 приговоров в отношении 192 лиц.

В отношении 44 (-1) лиц приговоры отменены, что составило 22,6%  (-3,1%), все в апелляционном порядке. В отношении 151 (+21) лица приговоры изменены, что составило 77,4% (+3,1%), из них в апелляционном порядке – в отношении 148 лиц.

 Приговоры пересмотрены в отношении 63 лиц, осужденных за незаконные действия с наркотическими средствами без цели сбыта (32,3% (-7,1%)); в отношении 128 лиц, осужденных за незаконные действия с наркотическими средствами с целью сбыта (65,6% (+14,2%)); в отношении 4 лиц, осужденных за организацию или содержание притонов для потребления наркотических средств (2,1% (-6,5%)).

В отношении лиц, осужденных за контрабанду наркотических средств, приговоры в 2014 году не пересматривались (-0,6%).

Из общего количества пересмотренных приговоров по 88 (+13) уголовным делам в отношении 115 (+13) лиц расследование велось следователями федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (59,0% (+0,7%)).

За 12 месяцев 2014 года пересмотрены приговоры в отношении 95 лиц, ранее судимых (48,7% (-2,7%), в том числе, в отношении 55 лиц - за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 По представлениям прокуроров судебные ошибки устранены в приговорах в отношении 138 (+9) лиц, из них в апелляционном порядке – в отношении 135 лиц. По жалобам осужденных и их адвокатов – в отношении 57 (+11) лиц.

Эффективность прокурорского реагирования на незаконные приговоры в 2014 году по анализируемой категории дел составила 70,8%, что на 2,9% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. В том числе, эффективность апелляционного реагирования составила 70,3% (по представлениям пересмотрены приговоры в отношении 135 лиц).  

Одной из причин пересмотра приговоров явилось существенное нарушение норм УПК РФ. По указанному основанию отменены приговоры в отношении 37 (+2) лиц, из них в отношении 23 лиц по представлениям, в отношении 14 лиц - по жалобам.

Так, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 21.10.2014 по жалобе защитника отменен приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 24.07.2014 в отношении П., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговором, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, П. осужден за незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, совершенное 27.04.2014 в    г. Красноярске.

В соответствии с ч. 2 ст. 248 УПК РФ, при неявке защитника, его замена производится в соответствии с положениями ч. 3 ст. 50 УПК РФ. По смыслу норм ст.ст. 50, 248 УПК РФ, суд принимает меры по назначению защитника, если участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток не может принять участие в судебном заседании, а обвиняемый не приглашает другого защитника.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе предварительного следствия интересы обвиняемого П. представлял по соглашению адвокат А. Постановлением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 07.07.2014 судебное заседание было назначено на 21.07.2014, о чем защитник А. был уведомлен. Им же 18.07.2014 подано в суд ходатайство об отложении судебного заседания в связи с его болезнью и предоставлены подтверждающие документы.

21.07.2014 судебное заседание было отложено на 24.07.2014. Вместе с тем, данных о надлежащем уведомлении защитника А. на указанную дату, в материалах уголовного дела нет.

При этом судебная коллегия отметила, что протокол судебного заседания от 21.07.2014 содержит противоречивые сведения, которые ставят под сомнение изложенные в них обстоятельства. Так, при разрешении вопроса о возможности продолжить судебное заседание в отсутствие защитника, подсудимый П. выразил несогласие. Суд в свою очередь, разъяснил ему право пригласить другого защитника. Однако, согласно этому же протоколу, суд принял отказ подсудимого от адвоката А. и назначил ему защитника по ст. 51 УПК РФ, отложив судебное заседание на 24.07.2014. В указанный день судебное заседание продолжилось с участием защитника, приглашенного в соответствии со                ст. 51 УПК РФ – адвоката В., и был постановлен обвинительный приговор.

Как следует из протокола судебного заседания от 24.07.2014, суд не выяснил мнение П. и других участников процесса о возможности проведения судебного заседания в отсутствие защитника по соглашению, а также не учел факта отсутствия надлежащего и заблаговременного извещения адвоката А. о предстоящем судебном заседании. Причины и основания замены защитника, отношение к этому подсудимого судом не выяснялись и в протоколе судебного заседания отражены не были.

Более того, в уголовном деле отсутствуют сведения о том, что адвокат А. не мог принимать участие в деле в течение 5 суток после 21.07.2014. Причины его неявки в судебное заседание 24.07.2014 не обсуждались. Суд не предложил подсудимому пригласить другого защитника по его выбору. Кроме того, в протоколе судебного заседания от 24.07.2014 не содержится мотивированного решения суда о необходимости рассмотрения уголовного дела в отсутствие защитника А.

Таким образом, нарушение права осужденного на защиту выразилось в том, что при проведении судебного заседания по настоящему делу, несмотря на фактический отказ обвиняемого П. от услуг защитника - адвоката А., с которым у него было заключено соглашение, суд не отложил судебное заседание на 5 суток и в нарушении требований ч. 3 ст. 50 УПК РФ, не предоставил подсудимому возможность пригласить иного защитника.

Только в случае соблюдения требования ч. 3 ст. 50 УПК РФ и отказа подсудимого от защитника, с которым у него было заключено соглашение, суд был вправе назначить ему адвоката по ст. 51 УПК РФ.

Одной из причин пересмотра приговоров являлось несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

По указанному основанию за 12 месяцев 2014 года пересмотрены приговоры в отношении 13 (+7) лиц, из них в отношении 11 лиц по апелляционным представлениям, в отношении 2 лиц – по жалобам.

Апелляционным определением от 26.06.2014 по представлению на новое судебное рассмотрение отменен приговор Ачинского городского суда от 09.04.2014 в отношении Г., осужденного по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч.1 ст. 228 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселения. Этим же приговором Г. оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30,  ч. 1 ст. 228 УК РФ.

В представлении ставился вопрос об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания. 

Органами следствия Г. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (покушение па незаконный сбыт наркотических средств, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в значительном размере) - по событиям 16.04.2013; ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1  УК РФ (покушение па незаконный сбыт наркотических средств, совершенное группой лиц по предварительному сговору) по событиям 02.05.2013.

В судебном заседании Г. свою вину в совершении преступления не признал и пояснил, что на протяжении длительного времени приобретал у Л. в целях личного употребления наркотическое средство героин, договоренности о совместном сбыте наркотических средств не было. 16.04.2013 по просьбе знакомого Евгения в г. Ачинске он осуществил перевод в адрес Л. денежных средств, принадлежащих ему и Евгению, после чего они совместно проследовали в п. Тарутино где и забрали героин. В дальнейшем весь приобретенный наркотик они совместно употребили в г. Назарово. Таким образом, он только оказывал содействие в приобретении, и не вступал в сговор с Л. на сбыт.

Суд не согласился с версией органов следствия о том, что Г. действовал группой лиц по предварительному сговору с лицом, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в отдельном производстве, с целью реализации совместного преступного умысла на незаконный сбыт наркотического средства. Признал, что он имел целью содействовать в незаконном приобретении без цели сбыта наркотического средства героина у неустановленного лица лицу, участвующему в проведении оперативно-розыскного мероприятия в качестве покупателя под псевдонимом «Куценко». В указанное время Г., получил от «Куценко» деньги в сумме 2 000 рублей в качестве оплаты за наркотическое средство для лица, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в отдельном производстве, которые в тот же день перевел через терминал.

16.04.2013, в период времени с 14 часов 10 минут по 14 часов 31 минуты, указанное лицо, получив сообщение о поступлении денежных средств, перенесло имеющееся и предназначенное для незаконного сбыта наркотическое средство героин массой 0,55 грамма, в условленное место, о чем сообщило Г. при встрече. Впоследствии Г. проследовал на указанный участок местности, где около 14 часов 32 минут забрал наркотическое средство и передал его «Куценко», последний добровольно выдал его сотруднику ФСКН.

Действия Г. суд первой инстанции переквалифицировал с ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч.1 ст. 228 УК РФ как пособничество в покушении на незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств в значительном размере.

Кроме того, органами следствия Г. предъявлено обвинение в том, что 02.05.2013 в период времени с 18 часов 55 минут до 19 часов 50 минут реализуя преступный умысел направленный на незаконный сбыт наркотического средства героина, группой лиц по предварительному сговору, действуя совместно и согласованно с лицом, дело в отношении которого рассмотрено в отдельном производстве, получив от лица под псевдонимом «Кузнецова Елена Михайловна» денежные средства в сумме 3 000 рублей в качестве оплаты за наркотическое средство героин, перевел их через терминал лицу, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в отдельном производстве, и в последствии получил от него героин массой не менее 0,333 грамма, из которых 0,041 грамма в качестве вознаграждения за выполнение возложенных на него задач. Незаконно храня при себе указанное наркотическое средство, Г. в последующем передал его «Кузнецовой Елене Михайловне», которая добровольно выдала наркотическое средство сотрудникам УФСКН.

Суд пришел к выводу о недоказанности у Г. умысла на совершение покушения на незаконный сбыт наркотического средства и о необходимости переквалификации его действий, так как формально в его действиях усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ - пособничество в покушении на незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств в значительном размере.

Однако, учитывая то обстоятельство, что размер наркотического средства героина в 0,292 грамма в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 01.10.2012 №1002, не подпадает под понятие значительного размера, то действия Г. не образуют состав преступления, в связи с чем, в силу положений п. 2 ч. 1   ст. 24 УПК РФ и п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ Г. подлежит оправданию по предъявленному обвинению в соответствующей части.

Судебная коллегия указала, что в соответствии с требованиями действующего законодательства, описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать существо предъявленного обвинения, обстоятельства дела, установленные судом, должны быть приведены основания оправдания и анализ доказательств, обосновывающих вывод суда о невиновности подсудимого, а также мотивы, по которым суд отверг доказательства, положенные в основу обвинения. Кроме того, согласно требованиям ст.ст. 87 и 88 УПК РФ, проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточными для разрешения уголовного дела. Между тем, указанные требования закона по настоящему уголовному делу судом не выполнены.

В качестве доказательств вины Г. по предъявленному обвинению в совершении двух покушений на незаконный сбыт наркотических средств, совершенных группой лиц по предварительному сговору, в том числе в одном из них в значительном размере, органами следствия представлены и исследованы в судебном заседании показания свидетелей, оглашены показания лица, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в отдельном производстве, материалы оперативно-розыскных мероприятий «Проверочная закупка» и «Наблюдение», сведения о телефонных соединениях, результаты прослушивания телефонных переговоров Л. и Г.. и другие доказательства.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что наличие у Г. умысла на совершение покушения на незаконный сбыт наркотического средства группой лиц по предварительному сговору с указанным выше лицом на основании представленных суду доказательств не установлено, ссылаясь на то, что действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств, в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник. При этом, для квалификации действий не имеет значение, совершил ли он эти действия за вознаграждение или бескорыстно, получил ли он в качестве вознаграждения деньги или наркотические средства, когда возник вопрос о вознаграждении, до совершения посреднических действий либо после этого, а также от кого (приобретателя или посредника) исходила инициатива вознаграждения.

При проведении в апреле-мае 2013 года оперативно-розыскных мероприятий «Проверочная закупка» Г. на свои деньги и на деньги лиц действующих в качестве покупателя при проведении оперативных мероприятий, приобрел наркотическое средство героин, которое частично передал указанным лицам, так как на момент обращения к нему указанных лиц сам не имел наркотических средств, которые мог бы им продать (передать). Умыслом Г. охватывалось только оказание покупателям помощи в приобретении наркотического средства, а не его сбыт.

Установленные сведения о получении Г. «бонусов», или вознаграждения в виде дополнительного объема наркотического средства, не могут рассматриваться, по мнению суда, как подтверждение сговора с лицом, реализующим наркотическое средство, так как оно обусловлено не вознаграждением за деятельность по распространению наркотических средств, а постоянством покупки Г. наркотических средств у Л. в большом объёме, связанным с многократностью обращения к лицу, реализующему наркотические средства, что подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами. На основании изложенного, суд пришел к выводу о том, что в судебном заседании не нашел подтверждения факт сговора на совместный сбыт наркотических средств Г. с лицом, в отношении которого уголовное дело рассмотрено в отдельном производстве.

Судебная коллегия указала, что, несмотря на содержание показаний свидетеля Л., о наличии сговора между ней и Г. на незаконный сбыт наркотических средств другим лицам, который осуществлялся в течение длительного времени, суд первой инстанции, ссылаясь на содержание телефонных разговоров Л. и Г., указал, что ни в одном из разговоров не зафиксировано обстоятельств и фраз, свидетельствующих о согласовании последующего сбыта (передачи) наркотического средства иным лицам на возмездной основе, а также обсуждения возможных действий, направленных на это.

В то же время, апелляционная инстанция пришла к выводу о том, что судом первой инстанции не дано надлежащей оценки тому обстоятельству, что Г. к свидетелю Л. приезжал на протяжении длительного времени, в день мог приехать несколько раз, и что данный факт может свидетельствовать как о личном потреблении наркотических средств Г., так и совместном сбыте наркотиков, и на чём основывалась заинтересованность Г. в многократном посредничестве на стороне приобретателей наркотических средств.

Учитывая данные факты приговор Ачинского городского суда от 09.04.2014 отменен, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Одним из самых распространенных оснований пересмотра приговоров явилась неправильная квалификация действий осужденных. По данному основанию пересмотрены приговоры в отношении 59 (+11) лиц, из которых в апелляционном порядке в отношении 57 лиц. В отношении 37 лиц приговоры изменены по апелляционным (кассационным) представлениям, в отношении 22 лиц – по жалобам.

За указанный период изменялась квалификация действий осужденных при неподтверждении их умысла на сбыт наркотических средств, при отсутствии достаточных доказательств, свидетельствующих о наличии квалифицирующего признака совершение преступления в составе организованной группы, исключении из объема обвинения незаконных изготовления, приобретения, перевозки.

Так, апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 13.05.2014 по представлению изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 11.03.2014 в отношении С., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ к штрафу в размере 15 000 рублей.

Приговором, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, С. осужден за незаконные изготовление и хранение без цели сбыта наркотического средства в значительном размере.

В конце сентября 2013 года, в дневное время суток, С., имея умысел на незаконное изготовление наркотического средства – гашиш, без цели сбыта, пришел на участок местности, где произрастает конопля. Реализуя свой преступный умысел, С., находясь в указанном месте, снял верхнюю часть свободно произрастающей конопли, после чего растер руками, тем самым незаконно изготовил для личного употребления наркотическое средство гашиш, массой 7,42 грамма, то есть в значительном размере. После чего, С., вышеуказанное наркотическое средство положил в полимерный сверток и стал незаконно хранить без цели сбыта до момента его задержания 05.12.2013.

При этом под незаконным изготовлением наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без цели сбыта следует понимать совершенные в нарушение законодательства Российской Федерации умышленные действия, в результате которых из растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, лекарственных, химических и иных веществ получено одно или несколько готовых к использованию и потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.

Измельчение, высушивание или растирание растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, растворение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов водой без дополнительной обработки в виде выпаривания, рафинирования, возгонки и т.п., в результате которых не меняется химическая структура вещества, не могут рассматриваться как изготовление или переработка наркотических средств.

Растирание конопли, после которого ее химическая структура не изменилась, не является изготовлением наркотического вещества.

Как видно из обвинительного заключения и материалов дела, осужденный не прилагал каких-либо усилий к изготовлению наркотика. Растирание конопли руками осуществлено С. не в целях повышения концентрации наркотического средства.

В связи с изложенным, из квалификации исключен признак «незаконное изготовление наркотического средства», размер назначенного наказания в виде штрафа снижен до 14 000 рублей.

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 30.09.2014 по представлению заместителя прокурора изменен приговор Норильского городского суда от 18.07.2014 в отношении Ш., осужденного по  ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

23.04.2014 около 19 часов 10 минут, при проведении оперативно-розыскного мероприятия сотрудниками полиции был задержан Ш., в ходе личного досмотра которого было обнаружено и изъято наркотическое средство – диацетилморфин (героин), массой 0,99 граммов, то есть в значительном размере, которое Ш. незаконно приобрел и хранил при себе для личного употребления без цели сбыта.

В соответствии с ч. 1 ст. 73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию, является событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления). Эти обстоятельства согласно п. 1 ст. 307 УПК РФ должны быть указаны в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора.

Вместе с тем, судом первой инстанции не было учтено, что обвинение Ш. не содержало сведений о времени, месте и способе приобретения наркотического средства. Не приведено таких сведений и в приговоре суда.

Таким образом, в нарушение требований ст. 73 УПК РФ не установлены время, место, способ и другие обстоятельства совершения незаконного приобретения наркотического средства, в то время как эти обстоятельства подлежат обязательному установлению.

Время совершения преступления является существенным обстоятельством, позволяющим исчислять сроки давности привлечения к уголовной ответственности за указанное деяние. Из квалификации действий Ш. исключено «незаконное приобретение без цели сбыта наркотического средства в значительном размере», наказание снижено до 11 месяцев лишения свободы.

Апелляционным постановлением от 27.03.2014 по представлению изменен приговор Минусинского городского суда от 27.01.2014 в отношении С., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ к штрафу в размере 10 000 рублей. 

Приговором, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, С. 29.09.2013 без цели сбыта на участке местности, где произрастает конопля, собрал листья и верхушечные части растения конопли, после чего, в заброшенном доме изготовил из них наркотическое средство – гашишное масло, массой 0,83 грамма, которое хранил при себе с целью дальнейшего личного употребления.

Глава 40 УПК РФ не содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в особом порядке, иные судебные решения, в том числе, и о переквалификации содеянного, если для этого не требуется исследование собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства, при этом, не изменяются.

По смыслу закона, незаконным приобретением без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, надлежит считать их получение любым способом, в том числе, покупку, получение в дар, а также в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного, сбор дикорастущих растений или их частей, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, сбор остатков находящихся на неохраняемых полях посевов указанных растений после завершения их уборки.

Вместе с тем, количество собранных листьев и верхушечных частей конопли при расследовании не определялось, приобретение растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, органами расследования С. не вменялось.

При таких обстоятельствах, из приговора исключено осуждение С. за незаконное приобретение без цели сбыта наркотического средства в значительном размере, наказание снижено до 9 000 рублей. 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам от 27.02.2014 по жалобе изменен приговор Канского городского суда от 21.03.2013 в отношении К., осужденного за содержание притона для потребления наркотических средств по ч. 1 ст. 232 УК РФ, за незаконные изготовление и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере по ч. 1 ст. 228 УК РФ и за покушение на незаконный сбыт наркотического средства по ч. 3 ст.30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судом апелляционной инстанции выводы суда первой инстанции о том, что 21.03.2012 года К. совершено покушение на сбыт  наркотического средства – дезоморфин, массой 0,257 граммов, признаны не соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

По смыслу ст. 228.1 УК РФ, незаконным сбытом наркотических средств являются любые способы их возмездной или безвозмездной передачи другим лицам (продажу, дарение, обмен, уплату долга, дачу взаймы и т.д.), а также иные способы их реализации. При этом наркотическое средство должно принадлежать лицу, которое осуществляет его сбыт, либо другому лицу, которому осужденный оказывает посреднические услуги в его сбыте.

Как следует из показаний К., он не сбывал наркотическое средство О. 21.03.2012, однако периодически употреблял дезоморфин и участвовал в его изготовлении.

Опровергая показания осужденного о том, что К. не сбывал дезоморфин, суд первой инстанции сослался на показания свидетеля О., выступившей в качестве закупщика, а также показания понятой, сотрудников УФСКН, участвовавших в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка».

При этом, как пояснила свидетель О., действуя в рамках оперативно-розыскного мероприятия, она обратилась к своему знакомому К. с предложением о приобретении наркотического средства дезоморфин, на что тот ответил согласием. В тот же день они встретились, она передала К. деньги в сумме 500 рублей, полученные ею с целью проведения оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка», они вместе пошли в аптеку, где К. купил на эти деньги ингредиенты, необходимые для изготовления дезоморфина. Затем К. зашел в дом, а ее просил подождать. Через некоторое время К. попросил ее подняться на второй этаж, где передал ей раствор дезоморфина в полимерном пузырьке, который она выдала сотрудникам УФСКН.

Сотрудники УФСКН подтвердили, что осуществляли наблюдение за О., которая, встретившись с К., передала ему деньги в сумме 500 рублей, полученные для проведения оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка», затем К. купил в аптеке ингредиенты, необходимые для изготовления дезоморфина, после чего зашел  в комнату общежития, через 30-40 минут вышел из комнаты и передал ожидающей его О. раствор дезоморфина в полимерном пузырьке.

Указанные обстоятельства, изложенные в показаниях свидетелей и признанные судом достоверными, подтверждают тот факт, что К. действовал по просьбе и в интересах О., выступавшей в роли покупателя при проведении оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка», при этом, К. не имел готового наркотического средства, а также препаратов для его изготовления.

Изготовленное при таких обстоятельствах наркотическое средство фактически К. не принадлежало, поэтому его передача О. не может свидетельствовать об умысле на сбыт. Каких-либо объективных доказательств, свидетельствующих о том, что изготовленный дезоморфин принадлежал К. как собственнику, либо, что он приобрел наркотик у иного лица, постановленный приговор не содержит, и в материалах дела таковые отсутствуют.

При таких обстоятельствах, с учетом положений ч. 3 ст. 14 УПК РФ о необходимости толкования всех сомнений в пользу обвиняемого, судебная коллегия пришла к выводу о том, что действия К. по данному преступлению должны быть квалифицированы как незаконное изготовление наркотического средства.

Кроме того, К. признан виновным в незаконном обороте 21.03.2012 наркотического средства – жидкости массой 4,05 граммов, содержащей в своем составе дезоморфин.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 №1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей ст.ст. 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации» изменен способ определения количества наркотического средства, находящегося в жидком виде, при этом список №1 наркотических средств, куда входит и дезоморфин, дополнен примечанием, в соответствии с которым для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно средство или вещество из перечисленных в списке I, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре +70 ... 110 градусов Цельсия.

В соответствии с заключением эксперта № 51 от 28.01.2013, сухой остаток наркотического средства из установленного судом объема жидкости составил 0,257 граммов. В соответствии со ст. 228 УК РФ в редакции, действовавшей на момент совершения преступления, уголовная ответственность за незаконное изготовление наркотического средства наступала лишь при крупном размере изготовленного наркотического средства, а согласно Постановлению Правительства от 07.02.2006 № 76, действовавшему на момент совершения преступления, наркотическое средство дезоморфин составляет крупный размер свыше 0,5 граммов.

В связи с изложенным, приговор в части осуждения К. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ за покушение на незаконный сбыт 21.03.2012 наркотического средства – дезоморфин, массой 0,257 граммов, отменен, производство по делу в этой части прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Этот же приговор в отношении К. изменен, в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228 УК РФ и ч. 1 ст. 232 УК РФ путем частичного сложения наказаний, назначено 3 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В апелляционной практике возникают также вопросы, связанные с тем, являются ли действия лиц совокупностью преступлений или охватываются единым умыслом и подлежат квалификации как одно продолжаемое преступление.

Так, определением судебной коллегии по уголовным делам от 04.09.2014 по жалобе изменен приговор Центрального районного суда г. Красноярска от 27.02.2014 в отношении Д., осужденного по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 10 годам лишения свободы и В., осужденного по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 228.1 УК РФ также к 10 годам лишения свободы.

Д. и В. осуждены за покушение на незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору, а Д. еще и за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств.

15.08.2012 Д., действуя совместно и согласованно с В. с целью незаконного сбыта наркотических средств, а также с целью дальнейшего личного потребления, приобрел героин массой 9,9 гр., разделил его на несколько частей и стал хранить в своем автомобиле. В тот же день к В. обратилась П. с просьбой продать ей наркотическое средство, после чего В., действуя совместно и согласованно с Д., назначил место встречи.

Вместе с Д. они подъехали к остановке общественного транспорта где встретились с П., вместе с ней проехали к дому 2 «в» по ул. Шахтеров, где передали П. 0,82 гр. героина, который последняя хранила при себе до момента задержания.

Другую часть наркотического средства – героин массой 2,98 гр., Д. передал В., который продолжил его хранение с целью дальнейшего сбыта.

В тот же день П., действуя под контролем сотрудников госнаркоконтроля, обратилась с просьбой о продаже ей героина. В. поставил об этом в известность Д. и назначил П. встречу на которой и был задержан. В ходе личного досмотра В. было обнаружено и изъято наркотическое средство героин массой 2,98 гр., что является особо крупным размером.

Оставшуюся часть наркотического средства массой 6,10 грамма Д. продолжил хранить при себе без цели сбыта. Наркотик был изъят у Д. сотрудниками госнаркоконтроля в ходе личного досмотра 16.08.2012.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого, и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном заседании допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. Между тем указанные требования закона судом первой инстанции по данному делу не выполнены.

Так, органами следствия Д. и В. обвинялись в покушении на незаконный сбыт наркотического средства - героина массой 0,82 гр., в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, и в приготовлении к сбыту наркотического средства – героина массой 2,98 гр., в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору, их действия были квалифицированы соответственно по ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ и по ч. 1ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Суд первой инстанции, признав доказанным факты совершения В. и Д. инкриминированных деяний, придя к выводу о наличии у осужденных единого умысла на сбыт всей массы наркотического средства, указал об излишней квалификации их действий по ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ и квалифицировал действия осужденных как единое преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ - покушение на незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору.

При этом суд оставил без внимания, что В. и Д. органами следствия по факту незаконного оборота героина массой 2,98 гр. обвинялись в приготовлении на сбыт наркотического средства в особо крупном размере, а по факту незаконного оборота героина массой 0,82 гр. в покушении на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере. 

Судебная коллегия обоснованно пришла к выводу о том, что принятое судом первой инстанции решение о переквалификации действий осужденных с приготовления к сбыту героина массой 2,98 гр. на покушение на сбыт героина массой 3,8 гр. увеличило объем предъявленного обвинения. С учетом изложенного, действия Д. и В. переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3          ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010) и на ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010).

Д. назначено наказание по ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ в виде 6 лет 6 месяцев лишения свободы, по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ в виде 8 лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В. назначено наказание по ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ в виде 7 лет лишения свободы, по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ в виде 8 лет лишения свободы. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 8 лет 4 месяца лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Действия Д. по факту незаконного приобретения и хранения без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере – героина массой 6,10 гр. правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 228 УК РФ, а назначенное за данное преступление наказание соответствует требованиям закона, тяжести содеянного, данным о личности.

Также продолжают возникать вопросы, связанные с квалификацией действий лиц, сбывающих наркотические средства или психотропные вещества под контролем сотрудников полиции, в том числе при проведении оперативно-розыскных мероприятий «Наблюдение».

Следует отметить, что судебная практика по указанному вопросу изменилась. В основном судом апелляционной инстанции квалификация действий в таких случаях изменяется на покушение.

Так, апелляционным определением судебной коллегии от 27.05.2014 по жалобам осужденного и его адвоката изменен приговор Норильского городского суда от 21.02.2014 в отношении К., осужденного по п. «г» ч. 4 ст. 228.1, п. «г»          ч. 4 ст. 228.1, ч. 2 ст. 228, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 11 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

К. осужден за совершение 29.07.2013 двух незаконных сбытов наркотических средств в крупном размере Г. и М., а также за незаконное хранение наркотического средства в крупном размере без цели сбыта.

Как следует из материалов уголовного дела, за К. в течение длительного времени оперативными сотрудниками осуществлялся негласный контроль в связи с его подозрением в совершении преступлений. В частности, в период с весны 2013 года, на основании решения суда, производился контроль его телефонных соединений, из которого и были установлены обстоятельства обращения к нему 29.07.2013 лиц, желающих приобрести наркотические средства, и, которые задержаны оперативными сотрудниками непосредственно после их приобретения.

Таким образом, поскольку преступная деятельность К. фактически контролировалась сотрудниками УФСКН в рамках оперативных мероприятий, направленных на изъятие наркотических средств из незаконного оборота, судебная коллегия сочла, что преступные действия К., направленные на незаконное распространение наркотических средств не были доведены им до конца именно по независящим от него обстоятельствам.

В связи с вышеизложенным, действия К. с п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ  (2 преступления) переквалифицированы на ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (2 преступления), наказание снижено.

Возникают и вопросы, связанные с тем, какое количество проверочных закупок может быть проведено и не будет повторное их проведение являться провокацией со стороны правоохранительных органов.

Проведение нескольких проверочных закупок у одного и того же лица может иметь место только в случаях, когда их необходимость обоснована и мотивирована, в том числе новыми основаниями и целями (например, пресечение и раскрытие организованной преступной деятельности и установление всех ее соучастников, выявление преступных связей участников незаконного оборота наркотических средств, установление каналов поступления наркотиков, выявление производства при наличии оперативно-значимой информации по данным фактам), в случаях, когда в результате проведенного оперативно-розыскного мероприятия не были достигнуты цели мероприятия (например, сбытчик наркотического средства догадался о проводимом мероприятии), и с обязательным вынесением отдельного постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Проведение нескольких проверочных закупок по одним и тем же основаниям является недопустимым.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 08.04.2014 по жалобе осужденного изменен приговор Уярского районного суда от 27.12.2013 в отношении Д., осужденного  по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (3 преступления) и ч. 1 ст. 228 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Д. осужден за три покушения на незаконный сбыт наркотических средств: закупщику под псевдонимом «Коля» гашиша, массой 0,34 грамма, совершенное в ходе оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка» 04.06.2013 около 13 часов 10 минут; закупщику под псевдонимом «Ваня» гашиша массой 0,25 граммов, совершенное в ходе оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка» 18.06.2013 около 17 часов 40 минут; закупщику под псевдонимом «Котов С.В.» гашиша, массой 0,16 граммов, совершенное в ходе оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка» 18.06.2013 около 18 часов 29 минут.

В соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ, сотрудники правоохранительных органов имеют право в рамках оперативно-розыскной деятельности проводить закупки, в том числе, для выявления лиц, занимающихся незаконным сбытом наркотических средств. В силу ст. 2 указанного закона, после проведения оперативных мероприятий и закупки наркотических средств, выявления наличия состава преступления, предусмотренного ст. 228.1 УК РФ, сотрудники правоохранительных органов, проводившие проверочную закупку в условиях очевидности источника приобретения наркотических средств, должны были пресечь дальнейшие преступные действия Д.

Однако, вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности, оперативные сотрудники Зеленогорского МРО УФСКН России по Красноярскому краю, выявив противоправное деяние, не пресекли дальнейшие аналогичные действия Д. по сбыту наркотических средств, 18.06.2013 вновь провели проверочную закупку, как и оперативные сотрудники ОУР МО МВД России «Уярский», которые также располагая полной информацией о сбыте Д. наркотических средств, 18.06.2013 провели проверочную закупку с целью документирования его преступной деятельности.  

В связи с чем, вышеуказанные действия сотрудников Зеленогорского МРО УФСКН России по Красноярскому краю и ОУР МО МВД России «Уярский» не отвечают требованиям закона, так как не направлены на пресечение преступной деятельности Д., а создали условия для его дальнейшей преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств.

Проведение последующих мероприятий не было вызвано оперативной необходимостью, поскольку не имело своей целью установление иных лиц, причастных к незаконному обороту наркотических средств.

Согласно ст. 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

На основании изложенного, приговор в части, касающейся осуждения Д. за 2 преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ по фактам покушения на сбыты наркотических средств 18.06.2013 отменен, производство по делу в этой части прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательное наказание снижено.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам от 28.10.2014 по жалобам изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 26.04.2013 в отношении Л., А., Х. и Ф., осужденных за совершение ряда преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

Согласно приговору, Х., Ф. и Л. осуждены за незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, совершенный организованной группой; покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, совершенный организованной группой; незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, совершенный организованной группой; покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, совершенный организованной группой; приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, совершенный организованной группой. Кроме того, Х., Ф. и А. - за незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, совершенный организованной группой; Х. и А. - за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, совершенный организованной группой; Х. - за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, совершенный организованной группой; Ф. - за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере и А. - за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере.

Судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии достаточных доказательств, свидетельствующих о наличии квалифицирующего признака совершение преступления в составе организованной группы, мотивировав свою позицию следующим.

Согласно приговору суда, Х. с целью создания устойчивой организованной группы для систематического совершения преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств на территории г. Красноярска, в период до мая 2011 года разработал схему совершения преступлений, согласно которой, сбыт наркотического средства осуществлялся мелкооптовыми партиями, массой от 10 граммов, непосредственным сбытчикам, вовлеченным в преступную группу для хранения, расфасовки на партии, соответствующие разовой дозе потребления и дальнейшего сбыта лицам, страдающим наркотической зависимостью.

Х., достоверно зная, что Ф. знаком с широким кругом лиц, употребляющих героин, предложил ему вступить и принять активное участие в организованной группе, на что Ф. согласился. При этом Х. и Ф. распредели роли, согласно которым Х. должен был приобретать наркотические средства, передавать их Ф. и другим участникам организованной группы, а Ф., в свою очередь, из числа своих знакомых должен был подобрать участников организованной группы, которые будут непосредственно осуществлять сбыт наркотических средств лицам, страдающим наркотической зависимостью, и контролировать деятельность привлеченных лиц. Таким образом, Ф. вовлек в состав группы своего знакомого Л., пообещав за участие вознаграждение в виде наркотического средства для личного употребления и денег, на что последний согласился.

Кроме этого, Х., обеспечивая спланированную и слаженную деятельность, как созданной им группы в целом, так и каждого участника, возложил на Ф. обязанности по непосредственному получению от него наркотических средств и дальнейшей передачи для сбыта в необходимых количествах Л., а на Л. - по получению наркотических средств, хранению, расфасовке на партии, соответствующие разовой дозе потребления, а затем передаче ему через Ф. денег, полученных от сбыта героина для распределения между участниками группы, согласно ранее оговоренных долей.

Таким образом, Х., Ф., Л., а затем и А. действуя совместно и согласованно, объединились в устойчивую организованную группу для совершения систематического незаконного сбыта наркотических средств - героина на территории г. Красноярска с распределением обязанностей согласно спланированной и разработанной схеме совершения преступлений.

С выводами суда первой инстанции о наличии в действиях осужденных квалифицирующего признака «организованная группа» судебная коллегия не согласилась, сославшись на положение ч. 3 ст. 35 УК РФ, в соответствии с которой преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Краевым судом отмечено, что судом первой инстанции не приведены доказательства, свидетельствующие о том, что Х., Ф., Л. и А. делили прибыль от сбытого героина. Тот факт, что Х. приобретал при неустановленных обстоятельствах героин, а затем передавал Ф., который в свою очередь передавал наркотик для сбыта Л. только после того, как к нему обращались с просьбой о приобретении наркотического средства, а также неоднократность совершения преступлений, по мнению судебной коллегии, не может свидетельствовать о том, что Л., Х. и Ф. действовали в составе организованной группы.

В связи с изложенным, данный квалифицирующий признак краевым судом исключен из приговора, действия осужденных квалифицированы как совершенные группой лиц по предварительному сговору.

По оконченным составам преступлений действия осужденных апелляционной инстанцией квалифицированы по ч. 3 ст. 30 УК РФ, как покушение на совершение преступления, не доведенное до конца по независящим от этого лица обстоятельствам, поскольку покупатели наркотических средств в каждом случае действовали под контролем сотрудников УФСКН, в рамках ОРМ «наблюдение» и «проверочная закупка», назначенное наказание снижено.

Кроме того, как установлено судом, согласно достигнутой договоренности, Х. до 05.05.2011 незаконно приобрел наркотическое средство - героин, массой 13,46 грамма, затем предал его Ф. для дальнейшего его сбыта. В этот же день Ф. передал Л. героин массой 8,79 грамма, который Л. незаконно сбыл Р., принимавшему участие в оперативно-розыскном мероприятии «Проверочная закупка» в роли покупателя. Приобретенный героин Р. выдал сотрудникам УФСКН, оставшуюся часть наркотического средства массой 4,67 грамма, Ф., продолжал незаконно хранить для дальнейшего его сбыта.

06.05.2011 получив героин от Ф., Л. сбыл Р., действовавшему под контролем оперативных сотрудников, героин массой 3,21 грамма. Приобретенное наркотическое средство Р. выдал сотрудникам полиции. Оставшуюся часть героина, массой 1,46 грамма, Ф. продолжал незаконно хранить с целью его последующего сбыта, а в период до 10.05.2011 передал его для дальнейшего сбыта Л. В указанный день Л. незаконно сбыл Д. наркотическое средство в крупном размере - героин, массой 0,72 грамма. В ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение» Д. была задержана сотрудниками УФСКН, наркотическое средство изъято. Оставшуюся часть героина массой 0,74 грамма, Л. продолжал незаконно хранить с целью сбыта и 11.05.2011 сбыл его Д., действовавшей в рамках оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка», который был ею выдан сотрудникам полиции.

По мнению судебной коллегии, действия осужденных Х., Л., Ф. по факту сбыта героина массой 8,79, 3,21, 0,72, 0,74 граммов, судом ошибочно квалифицированы как три самостоятельных преступления. В данном случае судом первой инстанции не учтено, что приобретенный героин массой 13,46 грамма Х., Ф., Л., действуя группой лиц по предварительному сговору, сбыли одному и тому же лицу - Р. за два приема (05.05.2011 - 8,79 грамма и 06.05.2011 - 3,21 грамма), в короткий промежуток времени. При этом в обоих случаях Р. действовал в рамках проводимых сотрудниками полиции ОРМ. При аналогичных обстоятельствах совершены преступления 10 и 11.05.2011 – сбыт героина 0,72 и 0,74 грамма Д.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о наличии у Х., Ф. и Л. единого умысла на совершение одного преступления - сбыта наркотического средства массой 13,46 грамма, которое им не удалось довести до конца по не зависящим от них обстоятельствам, поскольку сбытый героин был изъят сотрудниками УФСКН.

Таким образом, содеянное Х., Ф., Л., по эпизодам от 5, 6, 10 и 11.05.2011 по фактам сбыта Р. героина массой 8,79 и 3,21 граммов и Д. – 0,72 и 0,74 граммов судебной коллегией квалифицированы как единое продолжаемое преступление, то есть по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ - как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

В отношении 79 (+2) лиц приговоры изменены в связи с нарушением требований Общей части Уголовного кодекса РФ, что является самым распространенным основанием для пересмотра. Из числа измененных приговоров по данному основанию в отношении 63 лиц приговоры изменены по представлениям, в отношении 16 лиц – по жалобам.

Так, апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 11.12.2014 по представлению прокурора изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 29.09.2014 в отношении З., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 20 000 рублей.

Согласно приговору, постановленному в особом порядке судебного разбирательства, З. 15.06.2014 находясь по месту своего жительства договорился по телефону с парнем по имени Сергей о приобретении наркотического средства, которое и приобрел около 03 часов 16.06.2014.

18.06.2014 З. часть наркотического средства употребил, а оставшуюся часть продолжил хранить при себе без цели сбыта по месту своего временного проживания.   

Учитывая, что З. употребил наркотическое средство уже после совершения преступления, судебной коллегией из приговора исключено обстоятельство, отягчающее наказание, а именно совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением наркотических средств, назначенное наказание в виде штрафа снижено до 15 000 рублей. 

Кроме того, апелляционным определением судебной коллегии от 12.08.2014 по представлению изменен приговор Норильского городского суда от 09.06.2014 в отношении Д., осужденного за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере по       ч. 3 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судом первой инстанции при определении вида и размера наказания учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства его совершения, роль подсудимого в совершении инкриминируемого ему деяния, данные о личности, обстоятельства, смягчающие наказание, отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание.

Вместе с тем, судом установлено, что Д. совершил преступление один, а не в составе группы лиц, в связи с чем, такое обстоятельство, как роль осужденного в совершении инкриминируемого ему деяния, необоснованно учтено судом при назначении наказания.

В связи с вышеизложенным, из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание об учете при определении вида и размера наказания роли Д. в совершении инкриминируемого ему деяния, наказание снижено до 6 лет лишения свободы.

В отношении 7 (-2) лиц приговоры изменены в связи с их несправедливостью, из них в апелляционном порядке в отношении 6 лиц, в том числе, в связи с мягкостью назначенного наказания - 0 (-4). В отношении 4 лиц приговоры изменены по апелляционным (кассационным) представлениям, в отношении 3 лиц – по жалобам.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 25.11.2014 по жалобам осужденного и его адвоката изменен приговор Сосновоборского городского суда Красноярского края от 16.05.2014 в отношении С., осужденного по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4   ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам 7 месяцам лишения свободы, по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно осужденному определено 6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судом при назначении С. наказания обоснованно учтены характер и степень общественной опасности всех совершенных преступлений, данные о личности подсудимого, наличие у него заболеваний, его семейное положение, имеющиеся по делу смягчающие и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Совокупность обстоятельств, смягчающих наказание С. суд признал исключительными и назначил ему наказание по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 и по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ.

Вместе с тем, как видно из приговора, назначая наказание по ч. 2 ст. 228 УК РФ и учитывая всю совокупность смягчающих наказание обстоятельств, которую суд посчитал исключительными, а также чистосердечное раскаяние С. в совершении данного преступления, суд фактически положения ст. 64 УК РФ не применил.

Учитывая приведенные обстоятельства, суд апелляционной инстанции применил при назначении С. наказания по ч. 2 ст. 228 УК РФ положения            ст. 64 УК РФ со снижением наказания до 2 лет 6 месяцев лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно определено 5 лет 6 месяцев лишения свободы.

Всего за 12 месяцев 2014 года рассмотрены апелляционные (кассационные) представления по указанной категории преступлений в отношении 309 (+35) лиц, из них апелляционные представления – в отношении 306 лиц. Требования прокуроров в отношении 279 (+48) лиц судебной коллегией удовлетворены, из них по представлениям в отношении 276 лиц. В отношении 30 (-13) лиц требования представлений отклонены. Результативность обжалования составила 90,3% (+6,0%), а результативность апелляционного обжалования составила – 90,2% (306/276).

Из общего количества отклоненных представлений, в отношении 8 лиц ставился вопрос о пересмотре судебных решений в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре (постановлении), фактическим обстоятельствам уголовного дела; в отношении 4 лиц – в связи с существенными нарушениями УПК РФ; в отношении 1 лица – в связи с изменением квалификации; в отношении 4 лиц – в связи с мягкостью назначенного наказания; в отношении 10 лиц – в связи с нарушением Общей части Уголовного кодекса РФ и УПК РФ при назначении наказания; в отношении 3 лиц – в связи с иными нарушениями, не затрагивающими существо приговора.

Президиумом Красноярского краевого суда в 2014 году пересмотрено 64  (-107) судебных решения судов первой и второй инстанций о незаконном обороте наркотических средств в отношении 65 (-122) лиц, из которых 15 решений пересмотрено по представлениям, 48 - по жалобам, 1 судебное решение – по заключению о возобновлении производства в порядке, предусмотренном гл. 49 УПК РФ.

Учитывая приведенные показатели, количество уголовных дел о незаконном обороте наркотических средств, рассмотренных президиумом Красноярского краевого суда, значительно уменьшилось, что в основном связано с сокращением срока кассационного обжалования и отсутствием возможности надзорного обжалования.

6 (-20) судебных решений в отношении 6 (-22) лиц отменены в связи с нарушениями права на защиту, а также не рассмотрением вопроса о наличии либо отсутствии оснований для изменения категории преступления.

36 (-88) судебных решений отменены (изменены) президиумом в связи с  нарушениями уголовно-процессуального законодательства, допущенными в ходе рассмотрения уголовных дел судом первой инстанции. Основной причиной отмены и изменения судебных решений по указанному основанию явилось признание недопустимыми доказательствами результатов оперативно-розыскной деятельности при проведении неоднократных проверочных закупок у одного и того же лица по одним и тем же основаниям.

В связи с неправильным применением уголовного закона отменено (изменено) 14 (+3) судебных решений. Нарушения, повлекшие пересмотр решений, выразились в осуждении лиц при истечении сроков давности уголовного преследования, неверном определении в действиях лиц обстоятельств, отягчающих наказание, нарушениями, допущенными при назначении наказания.

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 23.09.2014 изменены приговор Советского районного суда г. Красноярска от 17.10.2013 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 18.02.2014 в отношении Г.

Указанными судебными решениями Г. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 350 000 руб. В соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно осужденному назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом 350 000 руб. и с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Наказание в виде штрафа постановлено исполнять за счет арестованного имущества, а именно принадлежащего осужденному автомобиля.

В соответствии со ст. 31 УИК РФ осужденный к штрафу обязан уплатить его в течение 30 дней со дня вступления приговора в законную силу. Если осужденный не имеет возможности единовременно уплатить штраф, суд может отсрочить или рассрочить уплату штрафа на срок до 1 года.

При указанных обстоятельствах, принимая решение об исполнении наказания в виде штрафа за счет арестованного автомобиля, суд лишил осужденного возможности добровольно уплатить штраф без обращения взыскания на арестованное имущество, а также допустил нарушение закона, определяющего порядок исполнения уголовного наказания в виде штрафа.

Таким образом, президиум исключил из состоявшихся судебных решений указание об исполнении наказания в виде штрафа за счет арестованного имущества осужденного. 

В связи с необходимостью переквалификации действий осужденного изменено 7 (-13) решений. Основаниями переквалификации послужило наличие в действиях осужденного единого умысла при совершении преступления, в связи с чем, действия были расценены как единое продолжаемое преступление; наличие в действиях осужденного приготовления к совершению преступления ввиду отсутствия в материалах дела доказательств совершения покушения; неверное определение массы наркотического средства в связи с изменением законодательства.

Так, 07.10.2014 судом кассационной инстанции по представлению прокуратуры края отменены с направлением на новое судебное рассмотрение приговор Канского городского суда от 07.03.2014 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 27.05.2014 в отношении Л.

Согласно указанным судебным решениям в июле 2013 года Л. с целью последующего сбыта приобрел у лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, наркотическое средство героин массой не менее 1,06 грамма, которое незаконно хранил при себе и по месту своего жительства, а 31.07.2013 указанное наркотическое средство незаконно сбыл лицу, осуществлявшему проверочную закупку.

При этом органами предварительного следствия Л. обвинялся в том, что в июле 2013 года с целью последующего сбыта, приобрел у лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, наркотическое средство героин массой не менее 1,77 грамма, часть которого 31.07.2013 незаконно сбыл лицу, осуществлявшему проверочную закупку, а оставшуюся часть массой 0,71 грамма с целью последующего сбыта незаконно хранил при себе до момента задержания и изъятия сотрудниками правоохранительных органов.

Как органами предварительного следствия, так и судом указанные действия Л. квалифицировались по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Признавая Л. виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств массой 1,06 грамма в рамках проверочной закупки, обвинение в покушении на незаконный сбыт наркотических средств массой 0,71 грамм суд исключил, сославшись на то, что показания осужденного о хранении им указанного наркотика для личного употребления в ходе судебного разбирательства стороной обвинения не опровергнуты.

Вместе с тем, указанные действия Л. какой-либо юридической судебной оценки не получили, несмотря на то, что уголовная ответственность за незаконное хранение героина массой 0,71 грамма предусмотрена ч. 1 ст. 228 УК РФ.

С учетом изложенного, состоявшиеся в отношении Л. судебные решения признаны президиумом Красноярского краевого суда постановленными с нарушениями закона, повлиявшими на исход дела искажающими суть правосудия, и отменены.

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 02.12.2014 изменен приговор Зеленогорского городского суда от 16.10.2013 в отношении С., из его осуждения по ч. 2 ст. 228 УК РФ исключено указание о незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере в период с конца июля по 08.08.2013, назначенное наказание снижено.

Указанным судебным решением С. был осужден, в том числе, по ч. 2  ст. 228 УК РФ за незаконные приобретение, хранение и изготовление без цели сбыта наркотического средства в крупом размере, а именно за то, что в период с конца июля по 08.08.2013 нарвал верхушечные части дикорастущего мака, тем самым незаконно приобрел наркотическое средство маковую солому неустановленной массы, которую хранил по месту своего жительства, а затем 08.08.2013 изготовил из нее наркотическое средство экстракт маковой соломы массой 29, 54 грамма.

При этом, из материалов дела следует, что масса наркотического средства маковая солома, в незаконном приобретении и хранении которого С. признан виновным, не определялась.

С учетом изложенного, а также принимая во внимание положения ст. 73 и ст. 307 УПК РФ об обязательном установлении и доказывании обстоятельств совершения преступления, в том числе вида и размера наркотического средства, привлечение С. к уголовной ответственности за незаконные приобретение и хранение маковой соломы, вид и размер которой достоверно не определены, представляется невозможным.

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 22.04.2014 отменены приговор Норильского городского суда от 20.02.2013 и апелляционное определение судебной коллегии от 14.05.2013 в отношении Р.

Как следует из судебных решений, Р. органами предварительного следствия обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ в редакции Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ.

Суд первой инстанции, рассмотрев дело в порядке особого судопроизводства, переквалифицировал действия Р. с ч. 2 ст. 228 УК РФ в редакции Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ на ч. 1 ст. 228 УК РФ в той же редакции, указав на изменения уголовного закона (вступившие в силу с 01.01.2013) в части определения размера наркотических средств, так как масса изъятого у Р. наркотика, по мнению суда, соответствует крупному, а не особо крупному размеру.

Вместе с тем, Р. обвинялся в незаконном приобретении и хранении наркотического средства в особо крупном размере, что соответствовало порядку определения размеров наркотического средства на момент совершения преступления, в связи с чем, оснований для переквалификации действий не имелось.

Государственным обвинителем на приговор было принесено представление. При этом апелляционная инстанция допущенное судом нарушение не устранила, ошибочно посчитав, что представление прокурора связано с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, то есть с основанием, по которому приговор, постановленный в порядке главы 40 УПК РФ, обжалованию не подлежит.

Допущенное нарушение было устранено президиумом Красноярского краевого суда путем направления дела на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

Основными причинами пересмотра приговоров, как в апелляционном, так и в кассационном порядках, явились нарушения УПК РФ, несоответствие выводов суда, изменение квалификации и нарушение Общей части Уголовного кодекса РФ при назначении наказания.

Проведенный анализ показал, что основными тенденциями судебной практики по делам указанной категории в 2014 году являются исключение из осуждения действий по приобретению наркотических средств, переквалификация действий с оконченного состава незаконного сбыта наркотических средств на покушение в случае передачи наркотического средства в рамках оперативно-розыскных мероприятий, реабилитация лиц, привлечённых к уголовной ответственности в результате провокации со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Учитывая обозначенные в обобщении проблемы государственным обвинителям необходимо в рамках подготовки к рассмотрению уголовных дел указанной категории, а также при их непосредственном рассмотрении в суде, проводить тщательный анализ представленных в материалах дела доказательств с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и достаточности, а так же проверять правильность квалификации действий подсудимых, данной органами предварительного расследования, с целью исключения фактов вынесения судами незаконных решений.

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Несоответствие выводов суда фактическим

Обстоятельствам дела повлекло отмену приговора

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 09.08.2013 К. осуждена по ч. 1 ст. 330 УК РФ к штрафу в размере 10 000 руб. Этим же приговором К. освобождена от наказания в связи с истечением срока давности.

Судом первой инстанции К. признана виновной в том, что исходя из спорных отношений с собственником стоматологической клиники ООО «Эскулап» (далее общество), вопреки установленному законом порядку, самовольно решила добиться исполнения выдвигаемых обществу требований по оплате коммунальных услуг. В нарушение п. 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, К., при помощи имеющегося у нее ключа, открыла дверь электрощитовой и отключила пакетник (рубильник), чем прекратила подачу электроэнергии в помещение клиники. Во время отключения электроэнергии в помещении стоматологии находилась пациентка, лечение которой было прервано. В полном объеме работы не были произведены и отложены на неопределенный период времени. Кроме того, в результате действий К. пациенты клиники по записи не смогли получить квалифицированную медицинскую помощь.

Действиями К. обществу причинен существенный вред, а именно нарушено нормальное функционирование законной деятельности клиники, нарушены права граждан на получение медицинской помощи и права работников на труд. Кроме того, обществу причинен имущественный вред на общую сумму 11 2340 рублей 26 копеек.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что суд первой инстанции не в полной мере исследовал представленные стороной обвинения доказательства о причинении существенного вреда обществу, а также о наличии причинной связи между действиями осужденной и наступившими последствиями, сделав преждевременный вывод о виновности К. в совершении преступления.

Признавая вред существенным, суд надлежащим образом не исследовал и не оценил финансовое состояние и фактическое имущественное положение общества, наличие либо отсутствие прямого реального ущерба, либо упущенной выгоды в результате противоправных действий К., а также не привел обоснование существенности вреда для потерпевшего, в связи с нарушением права граждан на труд и на получение медицинской помощи.

Кроме того, суд не исследовал и не дал оценку вопросу о наличии причинной связи между действиями К., которые, согласно предъявленному обвинению, выразились в прекращении подачи электроэнергии 16.08.2010, и ущербом, возникшим у общества в период с 16.08.2010 по 26.08.2010.

В связи с выявленными нарушениями приговор Советского районного суда г. Красноярска в отношении К. отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

******

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 10.06.2014 по представлению прокурора ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам отменено апелляционное постановление Курагинского районного суда от 22.08.2013, которым без изменения оставлен оправдательный приговор мирового судьи судебного участка № 93 в Курагинском районе от 16.11.2012 в отношении С.

Органами предварительного следствия С. обвинялся в том, что 01.07.2010 подошел к Т., накинул ему веревку на шею и стал его связывать, причиняя физическую боль. Т. удалось вырваться и забежать в дом. Однако С. догнал Т. и нанес ему удар ногой по ногам ниже колен, от чего последний упал. Затем С. нанес Т. не менее трех ударов кулаком по спине и не менее четырех ударов кулаком по лицу, в результате чего причинил потерпевшему телесные повреждения в виде кровоподтеков и ссадин на лице, шее и верхних конечностях, а также кровоизлияния в склеру левого глаза, которые не повлекли за собой расстройство здоровья и квалифицированы по ч. 1 ст. 116 УК РФ как нанесение побоев и совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Исследовав имеющиеся доказательства по делу, мировой судья пришел к выводу об отсутствии доказательств, подтверждающих вину С. в совершении преступления и вынес оправдательный приговор.

Суд апелляционной инстанции согласился с принятым решением.

В кассационном порядке вышеуказанное решение отменено в связи со следующим.

Суд первой инстанции исключил из числа доказательств показания потерпевшего Т., страдавшего при жизни хроническим психиатрическим заболеванием, сославшись на заключение судебно-психиатрической экспертизы о том, что потерпевший не мог понимать характер и значение совершаемых в отношении него противоправных действий, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. В то же время, эксперты в указанном заключении сделали вывод о том, что потерпевший может принимать участие в судебном заседании. 

Таким образом, мировой судья преждевременно исключил из числа доказательств показания потерпевшего. С участием эксперта или специалиста-психиатра суд должен был определить, мог ли Т., исходя из характера его заболевания, давать правильные показания при допросе.

Также, суд первой инстанции без проверки полностью согласился с версией подсудимого о том, что обнаруженные у потерпевшего телесные повреждения образовались в результате удара при его падении вниз лицом на ящик с инструментами, находившийся в коридоре. В то же время, механизм возникновения данных телесных повреждений в полной мере не выяснен.

Соглашаясь с показаниями подсудимого о том, что все его действия в отношении потерпевшего были направлены на пресечение незаконного проникновения психически больного Т. в жилище П. и возможности причинения вреда находившимся там малолетним детям, суд не принял во внимание показания самого собственника помещения П. согласно которым Т. был спокоен, агрессивности не проявлял, а лишь попросил сотовый телефон, чтобы позвонить своей матери.

В приговоре также присутствуют противоречивые выводы. А именно, с одной стороны, суд не нашел установленным, что С. действовал в состоянии необходимой обороны в интересах третьих лиц от посягательства Т., поскольку со стороны последнего отсутствовало создание реальной опасности для этих лиц. С другой, суд решил, что при условиях, в которых оказался подсудимый, у него имелись все основания полагать, что он пресекает незаконное проникновение Т. в жилище П., и в этом усмотрел ошибку С. в оценке характера совершаемого Т. деяния, а его действия в отношении потерпевшего – как мнимую необходимую оборону.

Кроме того, суд не указал, каким именно поведением Т. создал опасность для лиц, находящихся в доме П., так как Т. в тот момент, когда к нему подошел С., стоял на веранде дома и разговаривал по сотовому телефону со своей матерью.

Отменяя судебные решения, кассационная инстанция указала, что суд первой инстанции при повторном пересмотре дела должен с достоверностью установить все обстоятельства преступления, совершение которого инкриминируется С.

 

Наличие в действиях осужденных обстоятельств,

смягчающих наказание, повлекло изменение приговора

 

По жалобе адвоката осужденного судебной коллегией Красноярского краевого суда изменен со снижением назначенного наказания приговор Ужурского районного суда от 20.11.2008, которым И. осужден по п. «б» ч. 2  ст. 131 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Основанием изменения приговора явилось нарушение уголовного закона при назначении наказания, поскольку суд первой инстанции не учел, что в ходе предварительного расследования И. давал последовательные и правдивые показания при допросах его в качестве подозреваемого и обвиняемого, чем активно оказал помощь следствию в раскрытии и расследовании преступления.

С учетом изложенного, судебной коллегией учтено данное обстоятельство в качестве смягчающего. Наказание осужденному снижено до 6 лет 8 месяцев лишения свободы.

******

По жалобе осужденного изменен приговор Советского районного суда от 24.11.2008, которым В. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 1 ст. 105 УК РФ, с применением положений ч. 3 ст. 69, ст. 79 и ст. 70 УК РФ к 14 годам 6 месяцам лишения свободы.

Как следует из определения, материалы уголовного дела содержали заявление В. о чистосердечном признании вины, которое, по смыслу                      ст. 142 УПК РФ, расценивается как явка с повинной.

Наряду с указанным смягчающим обстоятельством, судебной коллегией учтено также состояние здоровья осужденного и его матери, страдающих хроническими заболеваниями.

В связи изложенным, наказание, назначенное осужденному, снижено за каждое из преступлений. С учетом того, что на дату пересмотра приговора сроки давности привлечения В. к уголовной ответственности по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ истекли, он освобожден от наказания за данное преступление. Из приговора исключено указание о назначении наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, со снижением наказания по ст. 70 УК РФ до 12 лет лишения свободы.

******

Приговором Дивногорского городского суда от 11.09.2008 С. и Т. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Судебной коллегией приговор изменен со снижением наказания по следующим основаниям.

Суд первой инстанции, признавая С. виновным в совершении инкриминируемого ему преступления, в приговоре как на доказательство вины сослался на чистосердечное признание, а именно добровольное сообщение о совершенном преступлении, соответствующее по форме и содержанию положениям ст. 142 УПК РФ, то есть явке с повинной.

В силу положений п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, явка с повинной подлежала обязательному учету в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

В свою очередь суд при определении вида и размера наказания С. данное обстоятельство не учёл.

Кроме того, С. в ходе допроса в качестве подозреваемого и обвиняемого   активно способствовал раскрытию преступления, изобличению и уголовному преследованию другого соучастника преступления, что также осталось без внимания суда.

Без оценки судом первой инстанции было оставлено и то, что в обвинительном заключении в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, указывалось противоправное поведение потерпевшего Д.

В то же время, как следует из приговора, поводом к избиению потерпевшего послужило его противоправное поведение, выразившееся в оскорблении осужденных С. и Т.

 

Нарушения уголовно-процессуального закона

повлекли отмену постановления

 

Постановлением Емельяновского районного суда удовлетворено ходатайство осужденного М. о приведении постановленных в отношении него приговоров в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ.

Как видно из материалов дела, приговор от 01.03.2001 в отношении М. изменен постановлением Иланского районного суда от 24.06.2004, которое, в свою очередь, изменено постановлением президиума Красноярского краевого суда от 31.05.2011.

В соответствии с решением президиума исключено указание об осуждении М. по ч. 1 ст. 228 УК РФ. Действия осужденного переквалифицированы на ч. 3  ст. 30, ч. 2 ст. 228 УК РФ в редакции Федерального закона от 13.06.1996 № 63-ФЗ и на п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ со снижением наказания.

Не приняв во внимание указанные обстоятельства, а именно наличие постановления суда надзорной инстанции от 31.05.2011, Емельяновский районный суд повторно принял решение о приведении приговора от 01.03.2001 в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом от 07.03.2011 № 26-ФЗ. Данным решением суд снизил назначенное М. наказание, но, в то же время, назначая наказание по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, ухудшил положение осужденного, что является недопустимым.

 

Неверная квалификация действий осужденных

повлекла изменение приговора

 

Приговором Канского городского суда от 11.12.2008 Л., П. и В. осуждены по ч. 3 ст. 162 УК РФ. Этим же приговором В. осужден еще и по п. «г» ч. 2             ст. 161 УК РФ.

Как следует из приговора Л., В. и П. осуждены за разбой, а именно нападение в целях хищения имущества К., совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

Суд первой инстанции при рассмотрении уголовного дела признал установленным только то, что подсудимые предварительно договорились о совершении в группе открытого хищения имущества потерпевшего с незаконным проникновением в его жилище. При этом в рамках этого сговора В. была отведена роль о предупреждении в случае возникновения опасности.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не согласилась с выводами о наличии в действиях В. разбоя, поскольку его умыслом не охватывалось применение насилия, опасного для жизни или здоровья, которое было Л. и П. применено к потерпевшему в его квартире.

Действия В. краевым судом переквалифицированы на грабеж - открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, с незаконным проникновением в жилище.

Помимо изложенного, действия В. и П. по ч. 2 ст. 161 УК РФ квалифицированы, с учетом ст. 10 УК РФ, в редакции Федерального закона от 07.11.2011 № 26-ФЗ, а Л. в редакции Федерального закона от 29.06.2009 № 141-ФЗ со снижением назначенного наказания.

 

Нарушения уголовного закона, допущенные при

назначении наказания, повлекли изменение приговора

 

Определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда от 11.03.2014 по представлению прокурора изменен приговор Дивногорского городского суда от 13.05.2010 в отношении О., осужденного за шесть преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением  ст. 64 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы за каждое, по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 1 году лишении свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ О. назначено 3 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Основанием изменения приговора послужило нарушение судом уголовного закона при назначении наказания.

Так, суд первой инстанции при назначении осужденному наказания по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ пришел к выводу о наличии исключительных обстоятельств и о возможности применения положений ст. 64 УК РФ. При этом, суд не принял во внимание, что нижний предел наказания в виде лишения свободы санкцией этой статьи не предусмотрен, кроме того санкция статьи включает и все более мягкие виды наказания, в связи с чем отсутствует возможность применения ст. 64 УК РФ.

Поскольку выводы суда о необходимости назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, в представлении не оспорены, суд кассационной инстанции, не ухудшая положение осужденного, освободил О. от наказания, назначенного по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ и определил считать его осужденным за совершение указанного преступления без назначения наказания.

Кроме  того, с учетом положений ст. 10 УК РФ действия осужденного по  п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ квалифицированы в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ, поскольку указанный закон улучшает положение О., со снижением назначенного наказания как за каждое из преступлений, так и по совокупности.

******

Определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда по представлению прокурора изменен приговор Шарыповского районного суда от 29.10.2008 в отношении К., осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судом кассационной инстанции в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, учтено наличие малолетнего, а не несовершеннолетнего ребенка, как указано в приговоре.

Кроме того, судебной коллегией как смягчающее обстоятельство учтено прохождение осужденным военной службы в зоне вооруженного конфликта, что предоставляет льготы и гарантии, предусмотренные Законом Красноярского края «О ветеранах Красноярского края».

Также, с учетом того, что в отношении К. признано наличие смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, а обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено, судебной коллегией приговор приведен в соответствие с изменениями, внесенными Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ в ст. 62 УК РФ, со снижением назначенного наказания до 8 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАЕВОГО СУДА

 

Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон возможно лишь в отношении лиц, впервые совершивших преступление небольшой или средней тяжести

 

Постановлением мирового судьи судебного участка № 47 в Железнодорожном районе г. Красноярска от 12.03.2014 уголовное дело в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, прекращено в связи с примирением сторон.

Президиумом Красноярского краевого суда постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 5 ст. 319 УПК РФ мировой судья разъясняет сторонам возможность примирения. В случае поступления от них заявлений о примирении производство по уголовному делу прекращается в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ, за исключением производства по уголовным делам, возбужденным следователем, а также с согласия прокурора дознавателем, которые могут быть прекращены в связи с примирением сторон в порядке, установленном ст. 25 УПК РФ.

Согласно положениям ст. 25 УПК РФ суд вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

При этом, положения ст. 76 УК РФ подлежат применению лишь в отношении лиц, впервые совершивших преступление небольшой или средней тяжести.

Как следует из материалов уголовного дела, уголовное дело в отношении К. возбуждено дознавателем на основании ч. 4 ст. 20 УПК РФ, в связи с тем, что потерпевшая в силу своего преклонного возраста не имеет возможности защищать свои права, и нуждается в постоянном уходе.

Согласно протоколу судебного заседания, потерпевшая при рассмотрении уголовного дела заявила ходатайство о прекращении уголовного дела, так как она с подсудимым примирилась и причиненный ей вред заглажен в полном объеме.

Данное ходатайство судом было удовлетворено, уголовное дело прекращено на основании ст. 76 УК РФ.

В то же время, вывод суда о возможности применения положений указанной нормы уголовного закона является неверным. В соответствии с материалами уголовного дела К. на момент совершения инкриминируемого ему преступления имел непогашенные и неснятые судимости по приговорам от 31.01.2002, 22.10.2002 и 30.04.2009, в связи с чем, совершил преступление в условиях рецидива, что исключает возможность освобождения его от уголовной ответственности в рамках ст. 76 УК РФ.

 

Нарушение права на защиту, наличие существенных противоречий в показания подсудимых, а также нарушения, допущенные при рассмотрении гражданского иска, повлекли отмену приговора

 

Приговором Партизанского районного суда от 16.10.2014 К. признан виновным в совершении трех преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3  ст. 158 УК РФ, преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, преступления, предусмотренного п.п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ и преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Этим же приговором М. осужден по ст. 316 УК РФ, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, п.п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ и ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Президиумом Красноярского краевого суда приговор отменен по следующим основаниям.

В силу ч. 3 ст. 16 УПК РФ подозреваемому (обвиняемому) обеспечивается право на защиту, которое он может осуществлять лично либо с помощью защитника. В случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, обязательное участие защитника обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

Согласно п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ подсудимый вправе пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно, в случаях предусмотренных законом. Подозреваемый (обвиняемый) вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. При этом отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя и суда.

В соответствии с ч. 6 ст. 49 УПК РФ одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого. Защитник также не вправе участвовать в производстве по делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого (п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ).

Как следует из материалов уголовного дела, обвиняемых К. и М. при отсутствии противоречий в их интересах и показаниях в ходе проведения предварительного расследования по делу и в начале судебного разбирательства защищал адвокат Г.

В начале проведения судебного следствия оба подсудимых проявляли согласованность своих позиций, поскольку признавали вину по предъявленному обвинению и выразили согласие на защиту своих интересов адвокатом Г.

Вместе с тем, в судебном заседании от 29.08.2014 подсудимый М. изменил свою позицию, заявил о непричастности к инкриминированным преступлениям и о том, что признательные показания на предварительном следствии были им даны в результате оказанного воздействия.

Изложенное свидетельствует о возникновении в ходе судебного разбирательства существенных противоречий в показаниях подсудимых К. и М., что является основанием для исключения участия адвоката Г. в защите подсудимого М.

Вопреки этому и в противоречие с требованиями ч. 6 ст. 49 УПК РФ и п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ судебное разбирательство по делу было продолжено с участием адвоката Г. в защите обоих подсудимых, а затем вместо замены адвоката, судом был принят отказ М. от защитника.

Кроме того, судом первой инстанции не были приняты во внимание положения п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК РФ согласно которым, участие защитника в уголовном судопроизводстве является обязательным, если обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту.

Согласно заключению проведенной по делу судебно-психиатрической экспертизы М. обнаруживает признаки легкой умственной отсталости со слабо выраженными нарушениями поведения, осложненной зависимостью от алкоголя II степени. Вследствие этих психических недостатков М. не мог самостоятельно и в полной мере осуществлять свою защиту.

Учитывая изложенное, суд не вправе был принимать отказ подсудимого от адвоката, и обязан был обеспечить участие в судебном разбирательстве для защиты интересов М. иного адвоката, в том числе по назначению.

Принятие отказа от адвоката повлекло фактическое оставление М. без защиты.

Также приговор, постановленный в отношении М. и К. признан кассационной инстанцией не соответствующим требованиям п. 2 ст. 307 УПК РФ, согласно которым, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимых, и основания, по которым суд отверг другие доказательства.

Согласно материалам уголовного дела и протоколу судебного заседания, М. в ходе судебного разбирательства выражал различное отношение к предъявленному обвинению и давал разные показания, а именно, в начале судебного следствия он полностью признавал вину, в дальнейшем говорил, что не совершал преступлений, в которых обвиняется, и показания в ходе предварительного расследования были им даны под воздействием следователя, а при завершении процесса заявил, что признает вину в содеянном и просит суд огласить его показания, данные в ходе предварительного расследования.

Несмотря на это, суд в приговоре указал только то, что М. вину в предъявленном обвинении признал полностью, и в основу выводов о виновности как самого М., так и соучастника преступлений, подсудимого К., положил показания М., данные им в ходе предварительного расследования по делу и оглашенные в судебном заседании.

При этом в нарушение п. 2 ст. 307 УПК РФ суд в приговоре не указал, по каким основания, при наличии существенных противоречий в показаниях подсудимого М., он принимает одни доказательства и отвергает другие.

Без проверки также оставлены доводы М. об оказании на него воздействия со стороны следователя при допросе в качестве обвиняемого, что свидетельствует об отсутствии оценки допустимости данных показаний.

Судом также допущены нарушения закона в части принятия решения по гражданскому иску потерпевшего.

Согласно ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. В силу ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях, определив их применительно к правилам, предусмотренным п. 2 ст. 1081 ГК РФ.

Согласно материалам дела, потерпевший обратился к подсудимым с иском о возмещении материального вреда, причиненного их совместными преступными действиями.

Несмотря на это, суд принял решение о взыскании материального ущерба с осужденных не в солидарном порядке, а в равных долях. При этом, указанное решение судом никак не мотивировано и не сопровождается ссылками на соответствующее заявление потерпевшего.

 

другие новости