Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за ноябрь-декабрь 2014 г.

26.12.2014 9:55:27

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

ноябрь-декабрь

 

г. Красноярск

2014 год

СПРАВКА

 

О результатах изучения не вступивших в законную силу итоговых судебных решений городских (районных) и мировых судов за 9 месяцев 2014 года

В связи со снижением по итогам 1 квартала эффективности апелляционного реагирования прокуроров на незаконные приговоры, в целях оказания методической помощи и обеспечения дополнительного контроля за качеством проверки на местах законности итоговых судебных решений в апелляционные сроки, прокуратурой края в текущем году продолжена работа, в том числе в соответствии с поручением заместителя прокурора края от 17.04.2014 № 12/2-11-2014, по изучению не вступивших в законную силу приговоров и постановлений суда.

В основном данное поручение горрайпрокурорами исполнялось, по согласованию с зональными прокурорами направляли приговоры и не указанные в нем прокуроры. Предоставление копий судебных решений организовано посредством направления их на электронную почту апелляционного отдела, факсимильной связью либо нарочным. Приговоры судов Советского района г. Красноярска изучались зональным прокурором с выездом в прокуратуру района.

Анализ показал, что изучение, наряду с горрайпрокурорами, в апелляционном отделе уголовно-судебного управления не вступивших в законную силу судебных решений имело положительный результат, что в целом по краю, а также в отдельных районах, привело к росту показателей результативности и эффективности апелляционного обжалования.

Так, за 9 месяцев 2014 года сотрудниками апелляционного отдела проверено 5639 итоговых судебных решений, в связи с выявленными нарушениями закона даны рекомендации об обжаловании 1005 (17,8%) из них. Горрайпрокурорами принесено 720 апелляционных представлений на судебные решения федеральных судов, из рассмотренных представлений в отношении 477 лиц, признаны обоснованными и удовлетворены в отношении 420 лиц, что составляет  88,1%, в том числе по доводам прокуроров пересмотрены приговоры по существу на 203 лица, что положительно повлияло на показатель эффективности апелляционного реагирования.

Так, за 9 месяцев по краю из рассмотренных апелляционных представлений в отношении 1270 лиц, требования прокуроров удовлетворены на 1100 лиц, результативность обжалования составила 86,6% (+0,5%), в том числе судебных решений федеральных судов – 86%/+0,3% (в отношении 872 лиц из 1014).

Эффективность апелляционного реагирования на приговоры федеральных и мировых судов, во 2 и 3 кварталах текущего года, по сравнению с 1 кварталом, возросла на 5,2% и по итогам 9 месяцев 2014 года составила 78,2%; более существенным является рост указанного показателя по обжалованию судебных решений городских (районных) судов – до 74% (+10,2%), из общего числа пересмотренных приговоров в отношении 538 лиц отменено, изменено по представлениям на 398 лиц.

За 10 месяцев 2014 года результативность апелляционного обжалования судебных решений федеральных судов составила 86,1% (из рассмотренных представлений на 1151 лицо требования прокуроров удовлетворены в отношении 991). Эффективность апелляционного реагирования на приговоры городских (районных) судов составила 74,7% (из общего числа пересмотренных приговоров в отношении 596 лиц по представлениям отменены, изменены на 445).

Если итоги 9 и даже 10 месяцев сравнить с результатами рассмотрения представлений, принесенных по указанию сотрудников апелляционного отдела прокуратуры края, то их доля среди удовлетворенных составляет более 40%.

При этом необходимо отметить, что в некоторых районах при изучении большинства итоговых решений по уголовным делам, нарушений закона не выявлено, а государственными обвинителями и ответственными за вопросы обжалования оперативными сотрудниками активно принимаются меры к их своевременной и качественной проверке, зачастую принимаются согласованные решения о принесении представлений. Благодаря совместным усилиям значительно повысилась эффективность реагирования на незаконные приговоры сотрудниками районных прокуратур г. Красноярска.

Так, Ленинским районным судом за 9 месяцев 2014 года с вынесением итогового решения рассмотрено 844 дел в отношении 874 лиц, из проверенных  347 решений в отношении 359 лиц, даны указания об обжаловании лишь 19 незаконных судебных решений, из них судом второй инстанции удовлетворены представления в отношении 5 лиц (всего по району 29), 2 из них (всего 10) повлияли на показатель эффективности апелляционного реагирования.

Аналогично по Октябрьскому району г. Красноярска – из удовлетворенных за 9 месяцев апелляционных представлений прокурора на приговоры в отношении 22 лиц по 5 давались указания зональным прокурором, эффективность реагирования на незаконные приговоры районного суда возросла с 57,1% в 1 квартале до 80,9%.

Зональными прокурорами отмечена активность и инициатива по обжалованию незаконных судебных решений прокуроров Курагинского района (показатели результативности и эффективности обжалования составили 100%, вместе с тем, из удовлетворенных за 9 месяцев апелляционных представлений в отношении 24 лиц, на 16 лиц принесены по согласованию с зональным прокурором); Кировского (эффективность реагирования на незаконные приговоры повысилась с 70 до 84,6 процентов), Свердловского, Большемуртинского, Манского, Уярского и ряда других районов, Ачинской, Канской, Минусинской и Рыбинской межрайонных прокуратур. 

Однако во многих городах и районах края положительные показатели складывались из результатов рассмотрения представлений, внесенных в большей части или исключительно по рекомендациям зонального прокурора.         Больше всего нарушений закона выявлено зональным прокурором при изучении судебных решений Норильского городского суда. Всего изучено 365 решений, дано рекомендаций об обжаловании 85 из них, что составило 23,3%. 53 представления рассмотрены и удовлетворены, в связи с чем, за 10 месяцев 2014 года результативность обжалования составила 91,5% (удовлетворены представления в отношении 86 лиц), а эффективность апелляционного реагирования на незаконные приговоры – 71,2% (помимо жалоб на 15 лиц, приговоры пересмотрены по представлениям в отношении 37 лиц).

Из прокуратуры ЗАТО г. Зеленогорск за 9 месяцев 2014 года поступило в апелляционные сроки 174 судебных решения в отношении 183 лиц (из постановленных 351 на 375 лиц), по результатам изучения даны рекомендации об обжаловании 22, из них рассмотрено 9, удовлетворено 8 (всего по району за этот период удовлетворены представления на 9 лиц из 10 рассмотренных, в отношении 8 осужденных пересмотрены приговоры), т.е. эффективность апелляционного реагирования (72,7%) фактически обеспечена зональным прокурором соответствующего отдела прокуратуры края.     

По результатам изучения 32 приговоров Иланского районного суда в отношении 32 лиц даны указания об обжаловании 7 (21,9%) незаконных судебных решений, 5 из них рассмотрены и удовлетворены, 3 повлияли  на существо приговоров, в связи с чем, показатели результативности и эффективности апелляционного реагирования по прокуратуре составили 100%.

За 9 месяцев 2014 года изучено 22 приговора федерального суда, поступивших из прокуратуры Тасеевского района, по 8 уголовным делам даны рекомендации о внесении апелляционных представлений на приговоры суда, из них 7 представлений рассмотрены и удовлетворены. При этом результативность апелляционного обжалования по району составила 92,1% (из 13 рассмотренных удовлетворены 12 представлений), эффективность – 100% (приговоры пересмотрены по существу по представлениям прокурора на 7 лиц).

Прокуратурой Советского района г. Красноярска представлены для изучения 297 итоговых судебных решений (233 федерального суда и 64 – мирового), по результатам проверки даны рекомендации об обжаловании 18,5% из них – всего 55 (9 –по мировым судам, 46 – по федеральному), из принесенных 45 представлений (6 мировой суд, 39-районный), рассмотрено в отношении 17 лиц (4 и 13 соответственно), из которых удовлетворено 14 (11 на приговоры районного суда, что составило почти 50% от всех удовлетворенных). В результате чего, значительно возросла эффективность апелляционного реагирования на приговоры районного суда - с 14,3% за 1 квартал до 60,5% по итогам 10 месяцев 2014 г.

По результатам изучения апелляционным отделом 96 приговоров, поступивших из Шарыповской межрайонной прокуратуры, в 14 случаях даны рекомендации об обжаловании, из них 9 представлений рассмотрены и удовлетворены. Наряду с этим межрайонной прокуратурой обжаловано самостоятельно лишь три судебных решения (2 о возвращении дела прокурору и один оправдательный приговор), по результатам рассмотрения которых - 2 оставлены без изменения. Эффективность реагирования на незаконные приговоры за 9 месяцев составила 75% (из 8 лиц на 6 приговоры отменены, изменены по доводам представлений).

Изучено 252 судебных решения Центрального районного суда, по результатам чего даны указания об обжаловании 32 незаконных приговоров. Судом второй инстанции рассмотрено 19 представлений в отношении 22 лиц, удовлетворено 18 в отношении 21 лица, из них 14 лиц повлияли на показатель эффективности апелляционного реагирования прокуратуры района, которая за 9 месяцев составила 74,1%, при этом на 20 лиц из 27 приговоры пересмотрены по представлениям.

По Козульскому району из изученных 15% итоговых судебных решений (30 из 191), даны указания об обжаловании 5, из них пересмотрены приговоры в отношении 3 лиц (1 – в октябре), другие приговоры по инициативе сотрудников прокуратуры района не отменялись и не изменялись, в результате мер, принятых зональным прокурором показатель эффективности обжалования с 0 % (всего по жалобам пересмотрено приговоров на 4 лиц, в том числе в 1 квартале - 3) повысился до 42,9% по итогам 10 месяцев.

Красноярским краевым судом в апелляционном порядке за 9 месяцев  изменены по представлениям приговоры Абанского районного суда в отношении 3 лиц, по жалобам других участников не пересматривались. Эффективность апелляционного реагирования – 100% (+100%). Однако все вышеуказанные представления принесены прокуратурой района по указаниям зонального прокурора апелляционного отдела.

Аналогичная ситуация сложилась в прокуратурах Железнодорожного, Березовского, Бирилюсского, Богучанского, Дзержинского, Емельяновского, Идринского, Казачинского, Каратузского, Кежемского, Краснотуранского, Пировского, Саянского, Сухобузимского, Туруханского районов, Назаровской межрайонной прокуратуре, а также прокуратурах г. Дивногорск, г. Сосновоборск и ЗАТО Железногорск.

При этом изучением только одних приговоров (без материалов дела)  сотрудниками отдела выявлялись существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства и очевидные ошибки суда при применении уголовного закона как в части квалификации действий виновных, так правил  назначения наказания, в том числе с применением норм нового законодательства.     

Так, по апелляционному представлению, принесенному по рекомендации прокуратуры края, 06.05.2014 отменен на новое судебное рассмотрение оправдательный приговор Ленинского районного суда г. Красноярска от 04.02.2014 в отношении Л., обвиняемого по ч. 2 ст. 228 УК РФ. Краевой суд согласился с доводами прокурора о невозможности отдельного применения положений Федерального закона от 01.03.2012 № 18-ФЗ, внесших изменения в УК РФ, и постановления Правительства РФ от 01.10.2012 № 1002.

Приговором Березовского районного суда от 25.02.2014 М. осужден по     п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ за оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлекших по неосторожности смерть гражданина. В апелляционном представлении поставлен вопрос об отмене приговора ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона, поскольку судом в описательно-мотивировочной части приговора не указано, какие конкретно нарушения (пункты, статьи) требований федеральных законов, Законов РФ, повлекли наступление общественно-опасных последствий в виде смерти гражданина. Кроме того, описательно-мотивировочная часть приговора содержала лишь список доказательств, исследованных судом, без изложения мотивов, по которым суд опроверг те или иные доказательства, а также выводов суда относительно квалификации действий осужденного. Судом апелляционной инстанции указанное представление удовлетворено, приговор отменен с направлением на новое судебное рассмотрение.

При рассмотрении уголовных дел в порядке главы 40 УК РФ судами до сих пор не всегда соблюдаются ее требования, а очевидные нарушения закона в некоторых случаях остаются без прокурорского внимания.

Приговором Канского городского суда от 29.11.2013 при особом порядке принятия судебного решения Т. осужден по п.п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 100 часам обязательных работ.

Изучением приговора, поступившего в прокуратуру края, установлено, что указанное дело, в связи с наличием у Т. психических отклонений, подлежало рассмотрению в общем порядке.

Постановлением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда от 23.01.2014 апелляционное представление, внесенное государственным обвинителем по указанию зонального прокурора, удовлетворено, приговор отменен с направлением материалов уголовного дела на новое рассмотрение со стадии его назначения к слушанию.

Постановлением Советского районного суда г.Красноярска от 25.03.2014 по апелляционному представлению государственного обвинителя (внесенному по указанию старшего прокурора апелляционного отдела) отменено на новое судебное рассмотрение постановление мирового судьи судебного участка № 82 в Советском районе г.Красноярска от в отношении С., которым уголовное дело по ч. 1 ст. 175 УК РФ прекращено в связи с примирением сторон. Дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд другому судье.

Постановление отменено в связи с нарушением мировым судьей требований уголовно-процессуального законодательства.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 175 УК РФ, относится к преступлениям в сфере экономической деятельности, и по смыслу рассматриваемой статьи потерпевшим не может быть признано конкретное лицо, т.к. нарушаются интересы Российской Федерации. В связи с чем, примирение по указанному составу невозможно.

При новом рассмотрении, 28.05.2014 С. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.175 УК РФ, и ему назначено наказание - 6 месяцев исправительных работ с удержанием 5 % заработной платы в доход государства условно с испытательным сроком 6 месяцев.

По рекомендации зональных прокуроров исправлялись ошибки и в квалификации действий осужденных.

Так, приговором Ачинского городского суда от 11.03.2014 С., Я., А. и Б. осуждены за ряд преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162 УК РФ, А. также по п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к наказанию, связанному с лишением свободы.

С., Я. и Б. осуждены за то, что с применением металлического прута напали на потерпевшего, причинив насилие, опасное для жизни, и похитили принадлежащее ему имущество. Вместе с тем, из приговора следовало, что фактически металлический прут был применен только Б., им и причинены телесные повреждения. Данных о том, что все осужденные предварительно договорились о нападении с применением предмета, используемого в качестве оружия, и причинении насилия, опасного для жизни, не имелось. В связи с чем, судом апелляционной инстанции приговор изменен, из квалификации Быковских исключен квалифицирующий признак – совершение преступления группой лиц, действия С. и Я. переквалифицированы на п. «а» ч. 2 ст.161 УК РФ со снижением назначенного наказания. Этот же приговор изменен и в отношении А., поскольку суд в резолютивной части приговора не указал, что наказание по п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ назначено за два преступления, в связи с чем, суд апелляционной инстанции посчитал А. осужденным за одно из преступлений без назначения наказания.

Приговором Березовского районного суда от 10.02.2014 К. осужден по ч. 3 ст. 260 УК РФ за повреждение до прекращения степени роста и незаконную рубку деревьев. Вместе с тем, фактически осужденным совершены действия, связанные с незаконной рубкой, иных действий не совершалось, в связи с чем, судом апелляционной инстанции один из конструктивных признаков исключен из обвинения со снижением назначенного наказания.

31.07.2014 по апелляционному представлению прокурора района изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 23.05.2014 в отношении Ж., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года. Исключено указание об осуждении Ж. за незаконное приобретение, изготовление наркотического средства, поскольку не указано, в каких размерах оно приобретено, а также каким образом Ж. изготовил наркотическое вещество, изменилась ли его структура, не указана его масса. Также исключено указание об осуждении Ж. за незаконное хранение наркотического средства – гашишного масла общей массой 0,4 грамма, поскольку указанное количество не образует значительный размер, за который наступает уголовная ответственность. Назначенное осужденному наказание снижено, с применением ст. 64 УК РФ, до 2 лет 9 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Однако наибольшее количество нарушений, выявленных при изучении приговоров, поступивших из районов, связано с нарушением норм уголовного закона при назначении наказания. В основном, давались рекомендации о принесении представлений в связи с незаконным применением ст. 62 УК РФ при наличии отягчающих обстоятельств, необоснованным учетом рецидива преступлений при назначении наказания, указанием во вводной части приговора погашенных судимостей, не указанием вида рецидива, нарушением требований ч. 2 ст. 68 УК РФ, неверным определением к отбыванию вида исправительного учреждения, учетом при назначении наказания отягчающих обстоятельств, которые не предусмотрены ст. 63 УК РФ, игнорированием смягчающих обстоятельств, неправильным назначением наказания по совокупности преступлений и приговоров.

Приговором Саянского районного суда от 30.07.2014 С. осужден по ч. 1  ст. 226 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Государственным обвинителем по указанию зонального прокурора принесено представление об усилении наказания, поскольку по ч. 1 ст. 226 УК РФ оно назначено ниже низшего предела санкции, при этом положения ст. 64 УК РФ не применены. Апелляционной инстанцией назначенное С. наказание по ч. 1          ст. 226 УК РФ усилено до 3 лет лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ определено 3 года 6 месяцев лишения свободы.

По апелляционному представлению прокурора, внесенному по рекомендации прокуратуры края, изменен с усилением наказания с 3 лет 10 месяцев до 5 лет 8 месяцев лишения свободы приговор Иланского районного суда в отношении Ш., признанного виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 264 УК РФ.

Апелляционным определением от 28.08.2014 удовлетворено представление на приговор Центрального районного суда от 20.06.2014 в отношении Я., осужденного по п.п. «а, в» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с испытательным сроком 2 года. Основанием изменения приговора явилось необоснованное, без учета в действиях осужденного рецидива преступлений, назначение наказания с применением правил ч. 1 ст. 62 УК РФ, которая судебной коллегией исключена, срок наказания в виде лишения свободы увеличен.

Аналогичное нарушение устранено в апелляционном порядке при обжаловании приговора Ачинского городского суда от 22.05.2014 в отношении Т., осужденного в особом порядке по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 2 года; а также ряда приговоров судов Дзержинского, Казачинского, Краснотуранского и других районов.

12.08.2014 апелляционной инстанцией краевого суда по представлению прокурора, принесенному по указанию зонального прокурора, изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 17.06.2014 в отношении М., осужденного по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере 20 000 рублей. При назначении наказания суд первой инстанции не применил требования ч. 2 ст. 69 УК РФ, которые судебной коллегией учтены, а именно наказание назначено путем поглощения менее строгого наказания более строгим и определения по совокупности преступлений 1 года 6 месяцев лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком 2 года.

Дано указание о принесении апелляционного представления на приговор Ужурского районного суда от 19.08.2014, которым М. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 20000 рублей, поскольку в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 46 УК РФ, размер штрафа за коррупционные преступления не может быть менее 25000 рублей.

Представление принесено, 14.10.2014 удовлетворено, приговор изменен, наказание усилено.

Приговором Богучанского мирового суда от 25.06.2014 Ш. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 238 УК РФ при рецидиве преступлений, в нарушение ч. 2                   ст. 68 УК РФ, не к наиболее строгому виду наказания, предусмотренному санкцией статьи, - ограничению свободы. Апелляционным постановлением от 12.08.2014 по представлению прокурора, принесенному по рекомендации прокуратуры края, приговор изменен, виновному назначено наказание в виде 10 месяцев лишения свободы условно.

Все нарушения закона, допущенные судом при постановлении приговоров (постановлений), самостоятельно не выявленные сотрудниками прокуратуры Дзержинского района, были связаны с нарушением требований Общей части УК РФ при назначении наказания (не учтены смягчающие обстоятельства в виде возмещения ущерба и наличия малолетнего ребенка (3 на 4 лица), необоснованно учитывался рецидив преступлений (1), нарушены требования ч. 6 ст. 88 УК РФ, ст. 64 УК РФ (1 на 2 лица), ст. 70 УК РФ, ч. 5 ст. 69 УК РФ (1 на 2 лица), а также нарушением требований УПК РФ при вынесении решения о применении принудительных мер медицинского характера (1).

Так, в апелляционном порядке судебной коллегией рассмотрено и удовлетворено представление на приговор Дзержинского районного суда Красноярского края от 02.10.2013 в отношении З., осужденного по ч. 1                ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев.

При назначении наказания суд в качестве обстоятельства, отягчающего вину, учел наличие в его действиях рецидива преступлений.

В то же время, З. ранее судим: 03.04.2007 по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы, освобожден УДО 03.07.2012 на 3 месяца 16 дней; 30.10.2012  по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год. Однако на момент совершения преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ (по первому приговору), З. являлся несовершеннолетним. Вторым приговором ему назначено условное наказание. В соответствии с требованиями п.п. «б, в» ч. 4 ст. 18 УК РФ, при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет, и за преступления, осуждение по которым признавалось условным.

С учетом указанных положений закона, в действиях З. отсутствует рецидив преступлений, который необоснованно учтен судом, что повлекло назначение осужденному чрезмерно сурового по размеру наказания.

Приговором Канского городского суда от 24.10.2013 за совершение хищения чужого имущества по предварительному сговору группой лиц с проникновением в хранилище к различным срокам лишения свободы осуждены М., Т. и З.

Изучением указанного приговора установлено, что имелись основания для его обжалования и принесения апелляционного представления.

Так, в действиях осужденного Т. судом определено наличие рецидива, хотя предыдущее преступление совершено им в несовершеннолетнем возрасте, в связи с чем, судимость от 24.10.2003, в соответствии с ч. 4 ст. 18 УК РФ, не должна была учитываться при решении вопроса о назначении наказания.

Во вводной части приговора в отношении М. необоснованно указана погашенная судимость за преступление небольшой тяжести.

А в отношении осужденного З. не отражены все необходимые сведения о его личности (место работы и жительства).

Государственный обвинитель каких-либо мер к устранению допущенных нарушений закона не предприняла, хотя они носили очевидный характер.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда от 14.01.2014 доводы рассмотренного представления прокурора признаны обоснованными и удовлетворены. Из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание о наличии в действиях Т. рецидива преступлений и применена ст. 73 УК РФ об условном лишении свободы по п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ сроком на 1 год 6 месяцев лишения свободы с испытательным сроком в 2 года. Из вводной части приговора в отношении М. исключена погашенная судимость. Также в отношении осужденного З. приговор дополнен необходимыми сведениями.

С нарушением требований ст. 86 УК РФ о порядке погашения судимости 03.04.2014 постановлен приговор Канского городского суда в отношении Р., осужденной по совокупности преступлений, предусмотренных ч.ч. 1, 3                   ст. 158 УК РФ, к 2 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Так, суд первой инстанции, в нарушение требований п. «в» ч. 3 ст. 86 УК РФ, указал во вводной части приговора и учел при назначении наказания две погашенные судимости за преступления небольшой тяжести.

Государственный обвинитель, в связи с ненадлежащим изучением материалов уголовного дела, а в последующем и доводов апелляционной жалобы, судебную ошибку своевременно выявить не смогла.

Апелляционным постановлением судебной коллегии краевого суда от 12.08.2014 вышеуказанный приговор, с учетом доводов принесенного представления, изменен. Из вводной части приговора исключены две погашенные судимости, назначенное наказание снижено на 1 месяц.

Приговором Казачинского районного суда от 23.04.2014 Г. осужден за преступление, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, совершенное 20.02.2014, к наказанию в виде лишения свободы на 1 год условно с испытательным сроком 1 год.

Согласно вводной части приговора, Г. ранее судим 30.08.2011 по ч. 1       ст. 119 УК РФ к 180 часам обязательных работ, наказание впоследствии заменено на 22 дня лишения свободы, которое им отбыто 10.11.2011. Судимость Г. учтена судом при назначении ему наказания.

Вместе с тем, поскольку приговором от 30.08.2011 Г. осуждался к обязательным работам, а не к лишению свободы, судимость по нему погасилась 09.11.2012, в соответствии с п. «б» ч. 3 ст. 86 УК РФ, независимо от того, что обязательные работы заменялись лишением свободы.

На данное нарушение указано государственному обвинителю, которой принесено апелляционное представление.

При изучении прокуратурой края копии надзорного производства по данному уголовному делу установлено, что осужденным потерпевшему был добровольно возмещен ущерб, причиненный преступлением, что не было учтено судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства, на что также указано государственному обвинителю прокуратурой края, в связи с чем, ею принесено дополнительное апелляционное представление.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 03.07.2014 основное и дополнительное апелляционные представления удовлетворены, наказание Г. снижено.

В связи с необоснованным учетом рецидива в качестве отягчающего наказание обстоятельства, изменены со снижением наказания приговоры Казачинского районного суда от 19.08.2014 в отношении М., осужденного по    п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ; Козульского районного суда от 27.03.2014 в отношении Х., осужденного по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ. По причине неверного  сложения по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ назначенного В. реального и условного наказаний, также со снижением наказания изменен приговор Козульского районного суда от 20.03.2014, которым он осужден по  ч. 3 ст. 30, ч. 2                      ст. 167 УК РФ.

По уголовным делам, рассмотренным Тасеевским районным судом, изменен целый ряд приговоров, постановленных с нарушением требований уголовного закона. Так, в отношении Т. и П. учтены смягчающие наказание обстоятельства – явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, наказание обоим смягчено; З., П. - изменен вид исправительного учреждения с колонии общего режима на колонию-поселение 2 лицам; К. учтено смягчающее наказание обстоятельство – противоправное поведение потерпевшего, снижено наказание; Т. - исключен квалифицирующий признак – совершение преступления в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, – п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ, наказание не снижено; Ж. - исключено указание о зачете стоимости конфискованного имущества в счет возмещения причиненного преступлением ущерба.

30.09.2014 по апелляционному представлению прокурора изменен приговор Бирилюсского районного суда от 08.08.2014, которым У. осужден за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 119 УК РФ, ч. 1 ст. 222 УК РФ, ч. 2        ст. 69 УК РФ к 1 году ограничения свободы. Основанием для изменения судебного решения послужило то, что суд, при определении  наказания по ч. 1                      ст. 222 УК РФ, нарушил правила ст. 53 УК РФ, а именно, назначив 1 год ограничения свободы, не установил для осужденного обязанности, предусмотренные указанной статьей. Ограничения, предусмотренные                          ст. 53 УК РФ, были возложены судом только при назначении наказания по совокупности преступлений. Судом апелляционной инстанции нарушение устранено, наказание за преступление и по совокупности преступлений назначено с соблюдением правил ст. 53 УК РФ.

Аналогичное нарушение закона устранено по представлению Енисейского межрайонного прокурора, принесенного по инициативе прокуратуры края (приговор от 07.02.2014 в отношении М.).

Апелляционным определением Красноярского краевого суда от 07.10.2014 изменен приговор Норильского городского суда от 16.07.2014 в отношении С., осужденного по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с применением                  ст. 64 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (2 преступления) также с применением ст. 64 УК РФ, ч. 2 ст. 228 УК РФ, ч. 3 и ч. 5 ст. 69 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание об учете при определении вида и размера наказания роли подсудимого в совершении инкриминируемых деяний, поскольку преступления им совершены единолично, а не в соучастии. При назначении наказания по ч. 2     ст. 228 УК РФ применены положения ст. 64 УК РФ с признанием исключительной той же совокупности смягчающих обстоятельств, что и по другим преступлениям, наказание снижено как за каждое деяние, так и по ч. 3,  ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Кроме того, из резолютивной части приговора исключено указание суда об уничтожении вещественных доказательств – наркотического средства и упаковки к нему; резолютивная часть приговора дополнена указанием об их хранении до принятия итогового решения по выделенному уголовному делу.

28.10.2014 апелляционной инстанцией Красноярского краевого суда удовлетворено апелляционное представление прокурора г. Дивногорска, принесенное по указанию старшего прокурора апелляционного отдела, об изменении приговора городского суда от 14.08.2014 в отношении Ш., осужденного по ч. 2 ст. 159 УК РФ (за 14 преступлений), ч. 3 ст. 30, ч. 2             ст. 159 УК РФ, ч. 1 ст. 159 УК РФ, ч. 2 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 70 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Поскольку на момент осуждения по настоящему делу Ш. уже отбыл наказание в виде лишения свободы, назначенного ему предыдущим приговором, и освободился из мест лишения свободы, то при назначении окончательного наказания судом 1 инстанции требования ст. 70 УК РФ применены необоснованно, в связи с чем, указание о назначении наказания по совокупности приговоров исключено.

До сих пор встречаются факты незнания государственными обвинителями изменений уголовного законодательства, вступивших в силу задолго до постановления приговоров, что свидетельствует о недостаточном использовании на местах различных форм повышения деловой квалификации.   

Так, 08.05.2014 по апелляционному представлению, принесенному прокуратурой района по инициативе зонального прокурора, пересмотрен приговор Кежемского районного суда от 14.03.2014 в отношении К., незаконно, вопреки требованиям п. «в» ч. 1 ст. 73 УК РФ (в редакции Федерального закона от 16.10.2012, № 172-ФЗ), при наличии в его действиях особо опасного рецидива преступлений, осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно. Приговор отменен, виновному назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы с его отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Подобные факты встречались в ЗАТО г. Железногорск, Сухобузимском и других районах.

Отсутствие указания на редакцию статьи Особенной части УК РФ и применение апелляционной инстанцией Федерального закона от 07.03.2011       № 26-ФЗ, смягчающего ответственность по сравнению с законом, действовавшим на момент совершения преступлений, изменен со снижением наказания приговор Зеленогорского городского суда в отношении Т., осужденной по ряду эпизодов ч. 3 ст. 160 УК РФ и ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным краевого суда от 12.08.2014, ввиду неправильного применения норм уголовного закона,  по представлению прокурора изменен приговор Канского городского суда от 03.06.2014 в отношении З., осужденного по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 1 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В соответствие с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом от 07.12.2012 № 420-ФЗ, осужденному З. окончательное наказание назначено на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ в виде 8 лет 10 месяцев лишения свободы.

Государственный обвинитель – заместитель Канского межрайонного прокурора в своем выступлении в прениях сторон сам ориентировавший суд на назначение подсудимому З. окончательного наказания за покушение и приготовление на сбыт наркотических средств, а именно за неоконченные преступления, но при этом не по правилам ч. 2, а по ч. 3 ст. 69 УК РФ, и мер к обжалованию приговора не предпринял.

По аналогичному основанию изменен со снижением наказания приговор Зеленогорского городского суда в отношении К. и Ш., осужденных  по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Апелляционным постановлением краевого суда от 07.10.2014 изменен обжалованный по рекомендации зонального прокурора приговор Норильского городского суда (в районе Талнах) от 31.07.2014 в отношении Ч., осужденного по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 100 часам обязательных работ, которому размер наказания снижен до 90 часов обязательных работ в связи с нарушением уголовного закона при его назначении.

Указание суда первой инстанции об учете в качестве отягчающего наказание обстоятельства «совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя» признано необоснованным и из приговора исключено, поскольку ч. 1.1 ст. 63 УК РФ введена Федеральным законом от 21.10.2013 № 270-ФЗ (вступил в законную силу 01.11.2013), а преступление совершено Ч. 16.09.2013, т.е. до вступления в силу изменений, ухудшающих положение осужденного, и соответственно, с учетом требований ч. 1 ст. 10 УК РФ, они не могли быть применены.

Аналогичные нарушения устранены в приговорах, постановленных Абанским районным судом 10.07.2014 и 11.07.2014 в отношении Б. и П., которые сотрудниками прокуратуры района оставлены без внимания.

По указаниям прокуратуры края принесены обоснованные апелляционные представления прокурорами Эвенкийского района на приговор от 07.08.2014 в отношении Т., которому по ст. 112 УК РФ судом необоснованно назначено не действующее наказание в виде принудительных работ; Тюхтетского района на приговор в отношении несовершеннолетнего Г. (дело, в нарушение требований ч. 3 ст. 425 УПК РФ, рассмотрено без педагога); г. Лесосибирска на приговор в отношении Д., осужденной за два преступления, предусмотренных ч. 1  ст. 327 УПК РФ к наказанию в виде ограничения свободы без указания конкретных ограничений, и другие, которые до настоящего времени апелляционной инстанцией краевого суда не рассмотрены.

Проведенный анализ свидетельствует о необходимости повышения качества работы государственных обвинителей, в том числе на стадии обжалования судебных решений, более тщательного изучения приговоров и постановлений (определений) суда в апелляционные сроки с целью исключения фактов их пересмотра по жалобам иных участников процесса. 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Нарушение уголовного закона в части назначенного

наказания повлекло изменение приговора

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 11.09.2014 Д. признана виновной и осуждена по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ с применением положений ч. 5 ст. 62, ч. 2 ст. 68 УК РФ к 4 годам 3 месяцам  лишения свободы, без назначения дополнительного наказания. Этим же приговором Д. осуждена по ч. 3  ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ с применением положений ч. 5 ст. 62, ч. 3 ст. 66 и ч. 2 ст. 68 УК РФ к 4 годам 1 месяцу лишения свободы также без назначения дополнительного наказания.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний осужденной окончательно определено 4 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

В соответствии с уголовным законом санкция ч. 1 ст. 228.1 УК РФ предусматривает максимальное наказание в виде 8 лет лишения свободы.

Согласно ч. 7 ст. 316 УК РФ и ч. 5 ст. 62 УК РФ, срок или размер наказания, назначаемого лицу, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Таким образом, размер наказания по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ в отношении Д. не мог превышать шести лет лишения свободы.

Срок или размер наказания за покушение на совершение преступления не может превышать трех четвертей от максимально возможного наказания (ч. 3  ст. 66 УК РФ).

С учетом указанных положений размер наказания по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ не мог превышать четыре года лишения свободы. В свою очередь суд по данному преступлению назначил Д. наказание в размере 4 лет и 1 месяца лишения свободы, чем нарушил требования уголовного и уголовно-процессуального законов.

В связи с выявленными нарушениями приговор Советского районного суда г. Красноярска в отношении Д. изменен. Наказание по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ снижено до 4 лет лишения свободы. Также снижено и наказание по совокупности преступлений до 4 лет 5 месяцев лишения свободы.

 

******

 

Приговором Богучанского районного суда от 24.09.2014 Д. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией по жалобе осужденного приговор изменен по следующим основаниям.

Решая вопрос о назначении осужденному наказания, суд первой инстанции учел характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности осужденного, его престарелый возраст, положительные характеристики по месту проживания, отсутствие судимости, наличие хронического заболевания. К обстоятельствам, смягчающим наказание суд отнес противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для совершения преступления. Обстоятельства, отягчающие наказание по делу не установлены.

Вместе с тем в материалах дела имеются сведения о том, что Д. является ветераном Великой Отечественной Войны и ветераном труда. В то же время, суд первой инстанции, исследовав в ходе судебного заседания указанные документы, не учел их при назначении осужденному наказания.

В соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ при назначении наказания в качестве смягчающих учитываются и обстоятельства, не предусмотренные частью первой настоящей статьи.

Судебной коллегией указанные обстоятельства были признаны смягчающими, а их совокупность с иными обстоятельствами, в том числе смягчающими наказание, признана исключительной, что дало основание для применения ст. 64 УК РФ.

Учитывая изложенное, приговор Богучанского районного суда в отношении Д. изменен. Назначенное наказание, в связи с применением ст. 64 УК РФ, снижено до 5 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

 

******

 

Приговором Богучанского районного суда от 24.09.2014 С. осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 месяцев с лишением права управлять транспортным средством на 2 года и отбыванием наказания в колонии-поселении.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

Согласно ч. 4 ст. 47 УК РФ в случае назначения в качестве дополнительного наказания к лишению свободы, лишение права заниматься определенной деятельностью, оно распространяется на все время отбывания указанного основного вида наказания, но при этом его срок исчисляется с момента их отбытия.

Приговором суда С. в качестве дополнительного наказания к лишению свободы назначено лишение права управлять транспортным средством сроком на 2 года. При этом срок наказания в виде лишения права управления транспортным средством исчислен с 24.09.2014, то есть с момента вынесения приговора.

Кроме того, описательно-мотивировочная часть приговора содержит указание о том, что при назначении наказания судом учтено мнение потерпевшей.

В то же время мнение потерпевшего не отнесено к числу обстоятельств, подлежащих учету при назначении наказания, в связи с чем, у суда не имелось оснований ссылаться на данное обстоятельство.

Также согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитывается характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ суд вправе с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности при наличии обстоятельств, смягчающих наказание и отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, изменить категорию преступления.

В то же время судом первой инстанции по настоящему уголовному делу данные требования закона выполнены не в полной мере.

Так, при разрешении вопроса о возможности изменения категории преступления на менее тяжкую, суд учел грубое нарушение осужденным Правил дорожного движения и тяжесть наступивших последствий. Однако данное обстоятельство является обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, следовательно, не должно учитываться как обстоятельство, влияющее на решение вопроса об изменении категории преступления.

Таким образом, судебной коллегией из описательно-мотивировочной части приговора при решении вопроса об определении категории деяния, исключено указание об учете грубого нарушения Правил дорожного движения РФ и наступившие последствия, а также мнение потерпевшей при решении вопроса о мере наказания.

Также из резолютивной части приговора исключено указание об исчислении срока наказания в виде лишения права управления транспортным средством с 24.09.2014. В данной части приговор уточнен указанием об исчислении данного срока с момента отбытия наказания в виде лишения свободы.

 

******

 

Апелляционным определением судебной коллегии от 12.08.2014 по представлению изменен приговор Норильского городского суда от 09.06.2014 в отношении Д., осужденного за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере с применением ст. 64 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Основанием изменения приговора послужили нарушения уголовного закона, допущенные судом первой инстанции при назначении осужденному наказания.

Так, при определении вида и размера наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства его совершения, роль осужденного в совершении инкриминируемого ему деяния, данные о личности; обстоятельства, смягчающие наказание; отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание.

Вместе с тем, судом установлено, что Д. совершил преступление один, а не в составе группы лиц, в связи с чем, такое обстоятельство, как роль осужденного в совершении инкриминируемого ему деяния, необоснованно учтено судом при назначении наказания.

Судебной коллегией из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание об учете указанного обстоятельства, наказание снижено до 6 лет лишения свободы.

 

******

 

Судебной коллегией по представлению изменен приговор Свердловского районного суда г. Красноярска от 14.11.2013 в отношении П., осужденного по   ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам 4 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, ч. 1    ст. 228.1 УК РФ к 2 годам 7 месяцам лишения свободы. На основании ч. 3                ст. 69 УК РФ окончательно П. назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Как следует из приговора, постановленного в особом порядке судебного разбирательства, П. осужден за незаконный сбыт наркотического средства – гашиша, массой 0,78 граммов, и за покушение на незаконный сбыт наркотического средства – гашиша, массой 0,45 граммов.

При назначении наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности П., влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, обстоятельства, смягчающие наказание, активное способствование расследованию преступлений, полное признание вины, раскаяние в содеянном, состояние его здоровья. Кроме того, по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 228.1 УК РФ судом учтена также явка с повинной. Обстоятельств, отягчающих наказание не установлено. 

Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ, при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств, срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В соответствии с ч. 5 ст. 62 УК РФ, ч. 7 ст. 316 УПК РФ, срок или размер наказания, назначаемого лицу, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

При таких данных, наказание, назначенное П. по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, не могло превышать 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

Однако, в нарушение указанных требований судом первой инстанции П. за указанное преступление назначено 4 года 4 месяца лишения свободы.

В связи с допущенными нарушениями судебной коллегией наказание, назначенное П. по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ снижено до 3 лет 4 месяцев лишения свободы. Также снижено и наказание, назначенное по совокупности преступлений до 4 лет лишения свободы.

 

Перемещение взрывчатого вещества с целью

его хранения в иное место, не образует

состава незаконного ношения

 

Приговором Ермаковского районного суда от 24.09.2014 Г. признан виновным за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222 УК РФ. На основании применения ч. 2 ст. 69 УК РФ Г. назначено наказание в виде 8 месяцев ограничения свободы с установлением на основании ч. 1 ст. 53 УК РФ следующих ограничений - не выезжать за пределы территории муниципального образования «Ермаковский район» и не менять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания.

Как следует из приговора в феврале 1984 года Г. получил от неустановленного лица дымный порох (промышленно изготовленное взрывчатое вещество метательного действия массой 585 грамма) в заводской коробке, которые принес и оставил в охотничьей избушке. Летом 2010 Г. перенес коробку с дымным порохом в дом по месту своего жительства, где пересыпал порох в банку от кофе и незаконно хранил до его обнаружения сотрудниками полиции.

Кроме того, в январе 2007 года Г. примерно в 13 километрах от п. Арадан Ермаковского района рядом с автомобильной дорогой М-54 «Енисей» под корнем дерева обнаружил 21 патрон калибра 7,62х54R центрального боя, изготовленные заводским способом, относящиеся к категории боеприпасов к нарезному огнестрельному оружию и пригодные к стрельбе, которые принес к себе домой и незаконно там хранил.

29.05.2014 сотрудниками полиции в ходе осмотра комнаты, в которой проживал Г., были обнаружены и изъяты указанные выше предметы.

Судом первой инстанции действия Г. были квалифицированы как незаконное хранение и ношение взрывчатых веществ, а также незаконное хранение боеприпасов.

Судебной коллегией из осуждения Г. по ч. 1 ст. 222 УК РФ исключен признак ношение взрывчатых веществ.  

Указанное решение принято коллегией в связи с тем, что перемещение осужденным с целью хранения взрывчатого вещества к месту его хранения, не образует незаконного ношения взрывчатых веществ, поскольку Г. за пределы своего жилища данное вещество не переносил, а лишь изменил место его хранения, в связи с чем, его умысел был направлен только на хранение взрывчатого вещества.

Также судебная коллегия отметила, что судом первой инстанции допущены нарушения и при назначении наказания осужденному. А именно, в резолютивной части приговора указано, что Г. за каждое из преступлений, квалифицированных по ч. 1 ст. 222 УК РФ назначено основное наказание в виде ограничения свободы. Однако, конкретные ограничения, предусмотренные ч. 1 ст. 53 УК РФ, при этом не указаны. Данные ограничения содержатся лишь при назначении наказания по совокупности преступлений, что является нарушением п. 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, в соответствии с которым резолютивная часть приговора должна содержать указание на вид и размер наказания, назначенного за каждое преступление.

В связи с изложенным судебная коллегия постановила считать Г. виновным по ч. 1 ст. 222 УК РФ, за совершение незаконного хранения взрывчатых веществ, без назначения наказания. А также виновным по ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконное хранение боеприпасов также без назначения наказания.

 

Наказание должно быть соразмерным содеянному деянию

и отвечать целям и задачам, предусмотренным ст. 60 УК РФ

 

Приговором Минусинского городского суда от 30.07.2014 Р. осужден по    ч. 3 ст. 264 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на 3 года. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года.

Согласно приговору Р. управляя технически исправным автомобилем ВАЗ 21150, двигаясь по автодороге Р-06 со стороны с. Знаменка в направлении автодороги М-54 «Енисей» в Минусинском районе, вел автомобиль без учета дорожных условий, а именно наличия впереди нерегулируемого перекрестка. Р. самоустранился от контроля над движением автомобиля, что выразилось в проявлении невнимательности, которая необходима для своевременного обнаружения опасности и предотвращения возможных неблагоприятных последствий. Должным образом не оценив дорожные условия, а также интенсивность движения, не выполнив требования знака «Уступите дорогу» и знака «Движение без остановки запрещено» не остановил автомобиль перед краем пересекаемой проезжей части и выехал на перекресток со второстепенной дороги, тем самым создав помеху для движения автомобиля «TOYOTA HILUX» двигающегося по главной дороге.

В результате действий Р., водитель автомобиля «TOYOTA HILUX» действуя в условиях крайней необходимости, избегая столкновения с автомобилем марки ВАЗ, вынужденно выехал на полосу встречного движения, где совершил столкновение с автомобилем «VOLVO FH-TRUCK» пассажирка которого, в результате дорожно-транспортного происшествия, получила травмы не совместимые с жизнью.

В то же время, водитель автомобиля ВАЗ с места совершения ДТП скрылся, помощи пострадавшим не оказал, вред, причиненный преступлением, потерпевшим не возместил.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям:

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным, мотивированным и справедливым.

Согласно ч. 2 ст. 43 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

Части 1 и 3 ст. 60 УК РФ предусматривают, что лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений Общей части УК РФ. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

При этом указанные выше обстоятельства судом первой инстанции в полной мере соблюдены не были.

Вопреки указанным требованиям закона, правильно установив отсутствие по делу обстоятельств, отягчающих наказание, а также наличие, обстоятельств, смягчающих наказание, назначив вид наказания, судом не в полной мере учтены характер и степень общественной опасности совершенного Р. преступления, личность виновного, его отношение к содеянному, поведение непосредственно после совершения преступления, отсутствие с его стороны каких-либо реальных мер, направленных на заглаживание вреда, в связи с чем, необоснованно сделан вывод о возможности исправления осужденного без реально отбытия наказания в виде лишения свободы.

Как указала судебная коллегия, учитывая обстоятельства совершения преступления, смягчающие наказание обстоятельства не могут сами по себе в полной мере свидетельствовать о возможности назначения осужденному условной меры наказания. Данное наказание нельзя признать соразмерным содеянному и отвечающим целям и задачам наказания ввиду его чрезмерной мягкости.

Учитывая изложенное и руководствуясь п. 4 ст. 389.15 УПК РФ и ч. 2       ст. 389.18 УПК РФ судебная коллегия изменила приговор, исключив из него указание о применении ст. 73 УК РФ, и постановила считать Р. осужденным по ч. 3 ст. 264 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года с лишением права управлять транспортным средством на срок 3 года и отбыванием наказания в виде лишения свободы в колонии-поселения.

 

Необоснованное ограничение срока для ознакомления

с материалами дела повлекло изменение решения суда

 

Постановлением судьи Центрального районного суда г. Красноярска от 17.09.2014 П., обвиняемому в совершении трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 290 УК РФ и трех преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 292 УК РФ, а также его защитниками адвокатам М. и Б. и иным защитникам, в случае их вступления в дело для защиты обвиняемого П., установлен срок ознакомления с материалами уголовного дела до 22.09.2014 включительно.

Как следует из материалов органами предварительного расследования в отношении П. возбуждено шесть уголовных дел, которые в дальнейшем соединены в одно производство. Постановлением от 26.05.2014 для выполнения требований ст. 217 УПК РФ срок предварительного следствия по делу продлен до 14.06.2014. Постановлением судьи Центрального районного суда г. Красноярска от 05.06.2014 обвиняемому П. и его защитникам адвокату М. и Б. установлен срок ознакомления с материалами дела до 20.06.2014 включительно со дня принятия судом решения.

К 27.06.2014 обвиняемый П. и его защитники ознакомились с 8 томами уголовного дела в полном объеме. 30.06.2014 производство предварительного расследования по уголовному делу вновь возобновлено, срок следствия установлен до 29.07.2014.

11.07.2014 предварительное следствие по делу окончено, обвиняемому П. и его защитникам объявлено о возможности выполнения требований, предусмотренных ст. 217 УПК РФ начиная с 14.07.2014.

Постановлением судьи Центрального районного суда г. Красноярска от 28.07.2014 обвиняемому П. и его защитникам адвокату М. и Б. установлен срок ознакомления с материалами дела до 01.08.2014. По состоянию на 01.08.2014 обвиняемый П. и его адвокаты М. и Б. ознакомлены с 9 томами уголовного дела.

03.09.2014 предварительное следствие по уголовному делу окончено и обвиняемому П., а также его защитникам вновь объявлено о возможности выполнить требования ст. 217 УПК РФ начиная с 04.09.2014 ежедневно с 10 часов до 18 часов, кроме выходных дней. Указанным лицам также предложено сообщать следователю о причинах неявки в письменном виде.

Учитывая затягивание процесса ознакомления, стоны защиты с материалами уголовного дела следователь повторно обратился в суд для ограничения сроков ознакомления. По результатам судебного разбирательства вынесено указанное выше постановление от 17.09.2014, не согласившись с которым адвокаты обвиняемого подали апелляционную жалобу.

По результатам рассмотрения материала судом апелляционной инстанции установлено, что с учетом объема уголовного дела, частичного ознакомления как обвиняемого, так и его защитников с материалами дела, установленный судом первой инстанции срок для ознакомления до 22.09.2014 является реальным и достаточным. Занятость адвокатов по другим уголовным делам не является уважительной причиной препятствующей ознакомлению с материалами дела, поскольку адвокат самостоятельно определяет объем выполняемой им работы и не вправе принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем в состоянии выполнить.

В то же время, судебная коллегия указала, что судом первой инстанции в резолютивной части постановления необоснованно установлен срок ознакомления с материалами уголовного дела и иным защитникам в случае их вступления в дело для защиты обвиняемого П.

Решение судьи в указанной части противоречит требованиям ч. 3 ст. 217 УК РФ, а также требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, по смыслу которых, при установлении срока для ознакомления с материалами уголовного дела судья должен мотивировать свое решение ссылками на конкретные обстоятельства, что исключает возможность установления срока ознакомления лицам, которые на момент рассмотрения ходатайства не являются участниками уголовного судопроизводства.

 

Изменение обвинения в сторону ухудшения

положения подсудимого повлекло отмену приговора

 

Определением судебной коллегии по апелляционному представлению на новое судебное рассмотрение отменен приговор Центрального районного суда г. Красноярска от 31.03.2014 в отношении А., осужденного по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима и О., осужденной по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1, ст. 70 УК РФ к 11 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В силу ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Органами предварительного следствия О. вменялось совершение двух покушений на незаконный сбыт наркотических средств массой 1,11 грамма и 3,73 грамма, совершенные группой лиц по предварительному сговору с А., а также одного приготовления к незаконному сбыту наркотического средства массой 16,04 грамма.

Как указала судебная коллегия, описательно-мотивировочная часть приговора в отношении О. содержит описание только одного преступного деяния, квалифицированного как покушение на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере, совершенного группой лиц по предварительному сговору.

Так, суд первой инстанции счел установленным, что наркотическое средство (героин), массой 16,04 грамма, О. хранила в своей квартире с целью дальнейшего сбыта, но А. ничего об этом не знал, в связи с чем, все три деяния, вмененных в вину О., совершены с единым умыслом.

При этом, суд не учел, что О. обвинялась в совершении двух покушений на незаконный сбыт наркотических средств, совершенных группой лиц по предварительному сговору и в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, по которому квалифицирующий признак – группа лиц по предварительному сговору не вменялся. Таким образом, суд, объединив все три деяния в одно, ухудшил положение О.

Кроме того, согласно обвинительному заключению, наркотическое средство героин, массой 16,04 грамма О. приобрела в период времени с 21 часа 40 минут 25.02.2013 до 04 часов 26.02.2013 и хранила у себя дома. То есть, указанное наркотическое средство было ею приобретено после совершения объективной стороны преступлений в группе с А.

Суд первой инстанции, при описании преступного деяния, совершенного осужденными, не указал общую массу наркотического средства, покушение на сбыт которого, совершили отдельно О. и А. Установив, что О. причастна к незаконному обороту большего количества наркотического средства, суд действия осужденных квалифицировал одинаково, при этом, сделал вывод о наличии в их действиях единого умысла.

Учитывая допущенные нарушения приговор Центрального районного суда г. Красноярска от 31.03.2014 отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

 

Действия с наркотическим средством, в результате

которых не меняется его химическая структура,

не образуют незаконного изготовления

 

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 13.05.2014 по представлению изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 11.03.2014 в отношении С., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ к штрафу в размере 15000 рублей.

Как следует из приговора в конце сентября 2013 года, в дневное время суток, С., имея умысел на незаконное изготовление наркотического средства – гашиш, без цели сбыта, пришел на участок местности, где произрастает конопля. Реализуя свой преступный умысел, С., находясь в указанном месте, снял верхнюю часть свободно произрастающей конопли, после чего растер руками, тем самым незаконно изготовил для личного употребления наркотическое средство гашиш, массой 7,42 грамма, то есть в значительном размере. После чего, С., наркотическое средство положил в полимерный сверток и стал незаконно хранить без цели сбыта до момента его задержания.

При этом, под незаконным изготовлением наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без цели сбыта следует понимать совершенные в нарушение законодательства Российской Федерации умышленные действия, в результате которых из растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, лекарственных, химических и иных веществ получено одно или несколько готовых к использованию и потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.

Измельчение, высушивание или растирание растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, растворение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов водой без дополнительной обработки в виде выпаривания, рафинирования, возгонки и т.п., в результате которых не меняется химическая структура вещества, не могут рассматриваться как изготовление или переработка наркотических средств.

Таким образом, суд первой инстанции не учел, что растирание конопли, после которого ее химическая структура не изменилась, не является изготовлением наркотического вещества. Как видно из обвинительного заключения и материалов дела, осужденный не прилагал каких-либо усилий к изготовлению наркотика. Растирание конопли руками осуществлено С. не в целях повышения концентрации наркотического средства.

В связи с допущенными нарушениями судебной коллегией из квалификации исключен признак «незаконное изготовление наркотического средства», размер назначенного наказания в виде штрафа снижен до 14000 рублей.

 

Неверная квалификация преступлений

повлекла изменение приговора

 

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 30.09.2014 по представлению изменен приговор Норильского городского суда от 18.07.2014 в отношении Ш., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

Приговором, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, Ш. осужден за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в значительном размере, совершенные при следующих обстоятельствах. 23.04.2014 при проведении оперативно-розыскного мероприятия сотрудниками полиции был задержан Ш., в ходе личного досмотра которого, было обнаружено и изъято наркотическое средство – диацетилморфин (героин), массой 0,99 граммов, то есть в значительном размере, которое Ш. незаконно приобрел и хранил при себе для личного употребления без цели сбыта.

В соответствии с ч. 1 ст. 73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию, является событие преступления, а именно время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления. Указанные обстоятельства согласно п. 1 ст. 307 УПК РФ должны быть приведены в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора. Кроме того, время совершения преступления является существенным обстоятельством, позволяющим исчислять сроки давности привлечения к уголовной ответственности за указанное деяние.

Вместе с тем, судом первой инстанции не было учтено, что обвинение Ш. не содержало сведений о времени, месте и способе приобретения наркотического средства. Не приведено таких сведений и в приговоре суда.

Таким образом, в нарушение требований ст. 73 УПК РФ не установлены время, место, способ и другие обстоятельства совершения незаконного приобретения наркотического средства, в то время как указанные обстоятельства подлежат обязательному установлению. В связи с изложенным, судебной коллегией из квалификации действий Ш. исключено «незаконное приобретение без цели сбыта наркотического средства в значительном размере», наказание снижено до 11 месяцев лишения свободы.

 

******

 

Судебной коллегией по представлению государственного обвинителя изменен приговор Минусинского городского суда от 27.01.2014 в отношении С., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ к штрафу в размере 10 000 рублей. 

Приговором, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, С. осужден за незаконные приобретение, изготовление и хранение без цели сбыта наркотических средств, в значительном размере.

Как установлено судом 29.09.2013 в период времени с 14 часов до 18 часов 45 минут С. без цели сбыта на участке местности, где произрастает конопля, собрал листья и верхушечные части растения конопли, после чего, в заброшенном доме изготовил из них наркотическое средство – гашишное масло, массой 0,83 грамма, которое хранил при себе с целью дальнейшего личного употребления до задержания сотрудниками полиции.

Глава 40 УПК РФ не содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в особом порядке, иные судебные решения, в том числе, и о переквалификации содеянного, если для этого не требуется исследование собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства, при этом, не изменяются.

По смыслу закона, незаконным приобретением без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, надлежит считать их получение любым способом, в том числе, покупку, получение в дар, а также в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного, сбор дикорастущих растений или их частей, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, сбор остатков находящихся на неохраняемых полях посевов указанных растений после завершения их уборки.

Вместе с тем, количество собранных листьев и верхушечных частей конопли при расследовании не определялось, приобретение растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, органами расследования С. не вменялось.

При таких обстоятельствах судебной коллегией из приговора исключено осуждение С. за незаконное приобретение без цели сбыта наркотического средства в значительном размере в связи с чем, наказание снижено до 9000 рублей. 

 

Отсутствие умысла на сбыт наркотических средств

повлекло изменение приговора

 

Апелляционным определением от 27.02.2014 по жалобе изменен приговор Канского городского суда от 21.03.2013 в отношении К., осужденного по ч. 1    ст. 232 УК РФ, ч. 1 ст. 228 УК РФ и ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 с применением положений ч. 2 ст. 69 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией выводы суда первой инстанции о том, что К. совершено покушение на сбыт наркотического средства дезоморфина, массой 0,257 граммов, признаны не соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

По смыслу ст. 228.1 УК РФ, незаконным сбытом наркотических средств являются любые способы их возмездной или безвозмездной передачи другим лицам (продажу, дарение, обмен, уплату долга, дачу взаймы и т.д.), а также иные способы их реализации. При этом наркотическое средство должно принадлежать лицу, которое осуществляет его сбыт, либо другому лицу, которому осужденный оказывает посреднические услуги в его сбыте.

Как следует из показаний осужденного К., он не сбывал наркотическое средство О., однако периодически употреблял дезоморфин и участвовал в его изготовлении.

Опровергая показания осужденного о том, что К. не сбывал дезоморфин, суд первой инстанции сослался на показания свидетеля О., выступившей в качестве закупщика, а также показания понятой, сотрудников УФСКН, участвовавших в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка».

При этом, как пояснила свидетель О., действуя в рамках оперативно-розыскного мероприятия, она обратилась к своему знакомому К. с предложением о приобретении наркотического средства дезоморфина, на что последний ответил согласием. В тот же день они встретились, она передала К. деньги в сумме 500 рублей, полученные ею с целью проведения оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка», они вместе пошли в аптеку, где К. купил на эти деньги ингредиенты, необходимые для изготовления дезоморфина. Затем К. зашел в дом по месту своего жительства, а ее просил подождать. Через некоторое время К. попросил ее подняться, где передал ей раствор дезоморфина в полимерном пузырьке, который она выдала сотрудникам УФСКН.

Сотрудники УФСКН также подтвердили, что осуществляли наблюдение за О., которая, встретившись с К., передала ему деньги в сумме 500 рублей, полученные для проведения оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка», затем К. купил в аптеке ингредиенты, необходимые для изготовления дезоморфина, после чего зашел в комнату общежития, через 30-40 минут вышел из комнаты и передал ожидающей его О. раствор дезоморфина в полимерном пузырьке.

Обстоятельства, изложенные в указанных показаниях свидетелей и признанные судом достоверными, подтверждают тот факт, что К. действовал по просьбе и в интересах О., выступавшей в роли покупателя при проведении оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка», при этом, К. не имел готового наркотического средства, а также препаратов для его изготовления.

Изготовленное при таких обстоятельствах наркотическое средство фактически К. не принадлежало, поэтому передача наркотического средства О. не может свидетельствовать об умысле на сбыт. При этом, каких-либо объективных доказательств, свидетельствующих о том, что изготовленный дезоморфин принадлежал осужденному как собственнику, либо что К. приобрел его у иного лица, постановленный приговор не содержит, и в материалах дела таковые отсутствуют.

При таких обстоятельствах, с учетом положений ч. 3 ст. 14 УПК РФ о необходимости толкования всех сомнений в пользу обвиняемого, судебная коллегия пришла к выводу о том, что действия К. по данному преступлению должны быть квалифицированы как незаконное изготовление наркотического средства.

Кроме того, судом первой инстанции также допущены нарушения в части осуждения К за покушение на незаконный сбыт наркотического средства, а именно дезоморфина, масса которого в жидком состоянии составила 4,05 грамма.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.10.2012       № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей ст.ст. 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации» изменен способ определения количества наркотического средства, находящегося в жидком виде, при этом список №1 наркотических средств, куда входит и дезоморфин, дополнен примечанием, в соответствии с которым для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно средство или вещество из перечисленных в списке I, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре +70 ... 110 градусов Цельсия.

Согласно заключению эксперта, сухой остаток наркотического средства из установленного судом объема жидкости составил всего 0,257 граммов.

В соответствии со ст. 228 УК РФ в редакции, действовавшей на момент совершения преступления, уголовная ответственность за незаконное изготовление наркотического средства наступала лишь при крупном размере изготовленного наркотического средства. Согласно Постановлению Правительства от 07.02.2006 № 76, действовавшему на момент совершения преступления, наркотическое средство дезоморфин составляет крупный размер свыше 0,5 граммов.

В связи с вышеизложенным, приговор в части осуждения К. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ за покушение на незаконный сбыт дезоморфина, массой 0,257 граммов, отменен. Производство по делу в этой части прекращено, в связи с отсутствием в деянии состава преступления, на основании п. 2 ч. 1  ст. 24 УПК РФ.

Этот же приговор судебной коллегией изменен. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1  ст. 228 УК РФ и ч. 1 ст. 232 УК РФ путем частичного сложения наказаний, назначено 3 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

 

Наличие единого умысла на совершение преступлений

повлекло изменение приговора

 

По апелляционной жалобе изменен приговор Ленинского районного суда г. Красноярска от 24.03.2014 в отношении Д., осужденного за совершение четырех приготовлений к незаконному сбыту наркотических средств, в особо крупном размере, организованной группой к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден Е., в отношении которого приговор судебной коллегией не пересматривался. 

Из материалов уголовного дела и предъявленного Д. обвинения следует, что член организованной группы Ш., в соответствии с достигнутой договоренностью и отведенной для нее ролью, должна была приобретать наркотические средства и хранить их по месту своего проживания, а затем, по мере необходимости, передавать Д. для организации их дальнейшего сбыта.

В рамках достигнутой договоренности Ш. приобрела наркотическое средство, содержащее героин, общей массой 368,008 граммов. Из указанного количества 25.07.2012 она передала Д. для организации дальнейшего сбыта 8,838 граммов; 10.08.2012 еще 5,51 граммов; 13.08.2012 - 160,76 граммов. Оставшуюся часть наркотического средства, содержащую героин, общей массой 192,9 грамма, Ш. продолжала незаконно хранить по месту своего жительства, где это наркотическое средство было обнаружено 14.08.2012 и изъято. 

Вместе с тем, как установлено в ходе предварительного расследования и подтверждено в рамках судебного заседания, из всего количества наркотического средства, приобретенного Ш. и переданного по частям Д. для организации дальнейшего сбыта, иным физическим лицам, кроме самих участников организованной группы, наркотические средства реализованы не были, так как были своевременно обнаружены и изъяты из незаконного оборота сотрудниками правоохранительных органов.

В связи с изложенным, действия Д. не образуют совокупности четырех преступлений, связанных с приготовлением к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере организованной группой, поскольку в его действиях усматриваются признаки состава единого продолжаемого преступления - приготовления к незаконному сбыту единой массы  наркотических средств, которое было пресечено на данной стадии, то есть, должны быть квалифицированы одним составом преступления по ч. 1 ст. 30,   п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Кроме того, в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, суд признал особо активную роль Д. в совершении преступлений, не указав при этом, в чем конкретно данная роль выражалась.

В свою очередь, органами следствия особо активная роль Д. в совершении преступлений установлена не была и в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, в обвинительном заключении не указывалась. 

С учетом изложенного, судебная коллегия исключила из приговора данное отягчающее обстоятельство, а также указание о назначении Д. наказания по совокупности преступлений по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ, признав его виновным в совершении одного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30,  п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27.07.2009 № 215-ФЗ), по которому определила наказание в виде 8 лет 11 месяцев лишения  свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

 

Действия по проведению повторной проверочной

закупки признаны провокацией

 

Приговором Уярского районного суда от 27.12.2013 Д. осужден ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (3 преступления) и ч. 1 ст. 228 УК РФ с применением положений ч. 2 ст. 69 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

Д. осужден за три покушения на незаконный сбыт 04.06.2013 закупщику под псевдонимом «Коля» наркотического средства гашиша, массой 0,34 грамма, совершенное в ходе оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка»; 18.062013 закупщику под псевдонимом «Ваня» гашиша массой 0,25 граммов, совершенного в ходе оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка» и закупщику под псевдонимом «Котов С.В.» гашиша, массой 0,16 граммов, также совершенного в ходе оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка» 18.06.2013.

В соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ, сотрудники правоохранительных органов имеют право в рамках оперативно-розыскной деятельности проводить закупки, в том числе, для выявления лиц, занимающихся незаконным сбытом наркотических средств. В силу ст. 2 указанного закона, после проведения оперативных мероприятий и закупки наркотических средств, выявления наличия состава преступления, предусмотренного ст. 228.1 УК РФ, сотрудники правоохранительных органов, проводившие проверочную закупку в условиях очевидности источника приобретения наркотических средств, должны были пресечь дальнейшие преступные действия Денщика С.А.

Однако, вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности, оперативные сотрудники Зеленогорского МРО УФСКН России по Красноярскому краю, выявив противоправное деяние, не пресекли дальнейшие аналогичные действия Д. по незаконному сбыту наркотических средств, и 18.06.2013 вновь провели проверочную закупку. Оперативные сотрудники ОУР МО МВД России «Уярский», также располагая полной информацией о сбыте Д. наркотических средств, 18.06.2013 провели проверочную закупку с целью документирования его преступной деятельности.  

В связи с чем, указанные действия сотрудников правоохранительных органов не отвечают требованиям закона, так как не были направлены на пресечение преступной деятельности, а создали условия для совершения новых преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

Проведение последующих мероприятий не было вызвано оперативной необходимостью, поскольку не имело своей целью установление иных лиц, причастных к незаконному обороту наркотических средств.

Согласно ст. 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных    ст. 73 УПК РФ.

На основании изложенного, приговор в части, касающейся осуждения Д. за 2 преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ по фактам покушения на сбыты наркотических средств 18.06.2013 отменен, производство по делу в этой части прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательное наказание снижено.

 

 

другие новости