Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за сентябрь-октябрь 2014 г.

21.11.2014 11:33:20

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

сентябрь-октябрь

 

г. Красноярск, 2014 год

АНАЛИЗ

практики обжалования промежуточных судебных постановлений, принятых на досудебной, судебной стадиях и в порядке исполнения приговоров

 

Во исполнение п. 9 Плана работы уголовно-судебного управления, п.п. 1.10, 2.3 Решения коллегии прокуратуры края от 25.03.2014 «О состоянии работы по исполнению приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» в части обжалования незаконных судебных решений» уголовно-судебным управлением проведен анализ практики обжалования промежуточных судебных постановлений, принятых на досудебной и судебной стадиях, а также в порядке исполнения приговоров за первое полугодие 2014 года.

Проведенный анализ показал, что прокурорами в целом соблюдаются требования п. 8 приказа прокурора края от 09.04.2013 № 169 «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» об обеспечении обязательного участия в судебных заседаниях по рассмотрению жалоб, поданных в порядке ст. 125 УПК РФ, при рассмотрении судами ходатайств об избрании (продлении) меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и других ходатайств о даче согласия на производство следственных и процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения.

Вместе с тем, качество работы прокуроров по обжалованию незаконных постановлений не всегда отвечает предъявляемым требованиям, что обусловлено серьезными упущениями в организации работы на данном участке прокурорской деятельности.

Так, судебной коллегией по уголовным делам краевого суда в первом полугодии 2014 года проверено 2 133 промежуточных решения в отношении               2 142 лиц, из которых в отношении 368 лиц (7,2%) постановления пересмотрены.

При этом большая часть судебных решений пересмотрена по жалобам – в отношении 308 (+171) лиц, что составило 83,7% (+13,4%). В свою очередь, по представлениям пересмотрено 60 (+2), что соответствует 16,3%.

Качество приносимых прокурорами представлений также не удовлетворяет предъявляемым требованиям, поскольку результативность апелляционного обжалования промежуточных судебных решений в первом полугодии 2014 года составила только 74,1%, при среднекраевом показателе результативности по всем видам судебных решений 84,8%.

В целом в первом полугодии 2014 года судами апелляционной инстанции края проверено 2 721 (+1 004) промежуточное судебное решение, вынесенное мировыми и городскими (районными) судами, в отношении 2 742 (+1 012) лиц, из которых пересмотрено в отношении 493 (+199) лиц, или 18,0%. В том числе, по жалобам пересмотрено в отношении 415 (+195) лиц, или 84,2%, в свою очередь по представлениям – 78 (+4), что составило 15,8%.

Результативность апелляционного обжалования всех промежуточных решений в анализируемом периоде составила 77,2%, из рассмотренных представлений в отношении 101 лица отклонено в отношении –  23 (-16).

Основной причиной пересмотра промежуточных судебных решений являются нарушения уголовно-процессуального законодательства, допущенные судами, как в процессе судебного разбирательства, так и при их вынесении. Указанные нарушения, вопреки требованиям приказов Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2013 № 465 и прокурора края от 09.04.2013 № 169, остаются без внимания прокуроров в силу некачественной проверки постановленных судебных решений в апелляционные сроки.

Президиумом Красноярского краевого суда по представлениям прокуратуры края в указанный период пересмотрено 30 промежуточных судебных решений, из которых 20 решений отменены, 10 изменены.

Так, в первом полугодии 2014 года судами края рассмотрено 6 780 ходатайств следствия и дознания о производстве следственных и процессуальных действий, из них 2 052 - о производстве обыска в жилище, 1 630 – о производстве выемки, 3 034 – о получении информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами и записи телефонных переговоров, 40 – о наложении ареста на имущество, 12 – о наложении ареста на денежные средства и 12 – о помещении в медицинский (психиатрический) стационар для проведения судебно-медицинского (судебно-психиатрического) обследования.

Из рассмотренных 2 052 ходатайств следствия о производстве обыска в жилище, по 43 судом в удовлетворении отказано. Также судами отказано в удовлетворении 6 ходатайств о производстве выемки, 35 ходатайств о производстве записи телефонных переговоров и 5 ходатайств о наложении ареста на имущество.

Основанием отказа в удовлетворении ходатайств послужило отсутствие в постановлениях о производстве следственных действий оснований их производства, а также нарушения, допущенные при составлении постановлений.

При этом в анализируемом периоде прокурорами апелляционные представления на незаконные судебные решения не приносились (-3).

В то же время судом апелляционной инстанции по жалобам пересмотрено 10 судебных решений в отношении 10 (-1) лиц, из которых в отношении 9 (+2) лиц постановления отменены, в отношении 1 (-1) лица – изменено. Таким образом, эффективность прокурорского реагирования составила 0% (-10%).

Так, пересмотрены постановления суда о наложении ареста на имущество – в отношении 4 (-2) лиц, установлении срока ознакомления с материалами уголовного дела – 3 (+2), помещении подозреваемого (обвиняемого) в психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы – 2 (+1), разрешении производства обыска в жилище – 1 (+1).

Из них 5 (=) судебных решений приняты по ходатайствам следователей МВД, 4 (+1) – следователей СК, 1 (-2) – следователя УФСКН.

В 9 (=) случаях соответствующие ходатайства органов предварительного расследования судом первой инстанции удовлетворены, одно (-1) – оставлено без удовлетворения.

За указанный период по апелляционным жалобам отменялись (изменялись) судебные решения, постановленные Железнодорожным районным судом г. Красноярска – 3, Октябрьским и Ленинским районными судами г. Красноярска – по 1, а также по 1 – Идринским и Илимпийским районными судами, Железногорским, Сосновоборским и Норильским городскими судами.

Основными причинами отмены решений судов первой инстанции явились: несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании (5) и нарушения уголовно-процессуального закона (5).

Так, по жалобе адвоката 04.02.2014 отменено постановление Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 20.12.2013 об удовлетворении ходатайства старшего следователя СУ Сибирского ЛУ МВД России о наложении ареста на имущество Р., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ.

Основанием отмены постановления послужило то, что суд первой инстанции, подробно изложив фактические обстоятельства инкриминируемого Р. преступления, не привел существо поданного следователем ходатайства в полном объеме. В частности, суд не раскрыл как основания, указанные следователем в подтверждение необходимости наложения ареста на имущество Р., так и основания, послужившие мотивом для принятия судом данного решения, не установил, какое процессуальное положение занимает Р. в уголовном деле, а также ее правовое положение в отношении имущества (является ли она собственником, владельцем автомобилей и чем это подтверждается).

Кроме того, согласно ч. 2 ст. 115 УПК РФ, наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

Однако суд, принимая решение о наложении ареста на имущество, в постановлении не указал, в чем именно состоит запрет, адресованный собственнику, владельцу, то есть в какой именно части ограничено право собственности или владения.

Постановление Железнодорожного районного суда г. Красноярска отменено, материал направлен на новое судебное разбирательство.

Анализ также показал, что в ходе рассмотрения ходатайств органов предварительного расследования о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений суды, по-прежнему, допускают грубые нарушения прав подозреваемых (обвиняемых) на защиту, которые остаются без внимания прокуроров.

Так, 21.01.2014 по апелляционной жалобе адвоката отменено с направлением материала на новое судебное рассмотрение постановление Илимпийского районного суда от 11.11.2013 об удовлетворении ходатайства  руководителя СО по Эвенкийскому району ГСУ СК РФ по Красноярскому краю об установлении К., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ, и его защитнику А., срока ознакомления с материалами уголовного дела до 22.11.2013 включительно.

Основанием отмены судебного решения послужило нарушение требований ч. 3 ст. 125 УПК РФ, а именно отсутствие сведений о своевременном извещении обвиняемого и его защитника о дате, времени и месте судебного заседания. Как следует из материала, указанные лица извещались судом письмом по электронной почте, датированным 08.11.2013, которое было ими получено 11.11.2013, то есть в день рассмотрения ходатайства, что лишило их возможности принять участие в судебном заседании и реализовать свои права, как участников уголовного судопроизводства, в том числе, права изложить свою позицию.

Президиумом Красноярского краевого суда в анализируемый период судебные решения по указанной категории не пересматривались.

В первом полугодии 2014 года судами края рассмотрено 2 195 ходатайств органов следствия и дознания об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из которых удовлетворено 1 911 ходатайств, отказано в удовлетворении – 284. Также судами рассмотрено 5 ходатайств об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста, 4 из которых удовлетворены, в удовлетворении одного отказано.

Мера пресечения в виде залога в первом полугодии 2014 года судами края не избиралась.

Кроме того, в указанный период судами края с участием прокуроров рассмотрено 2 481 ходатайство о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей, из которых судами удовлетворено 2 427 ходатайств, в удовлетворении 54 ходатайств отказано.

Основанием отказа в удовлетворении ходатайств органов следствия послужило отсутствие в постановлениях следователей (дознавателей) данных о том, что подозреваемые (обвиняемые) могут скрыться от предварительного следствия или суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Так, 06.02.2014 Боготольским районным судом отказано в удовлетворении ходатайства руководителя БМСО ГСУ СК РФ по Красноярскому краю об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Г., обвиняющейся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Основными доводами для избрания Г. меры пресечения в виде заключения под стражу, изложенными в постановлении следователя, явились однократная неявка по требованию органа следствия, возможное воспрепятствование с ее стороны судопроизводству по уголовному делу, а также совершение новых преступлений.

При этом, как следует из материала, представленного на рассмотрение в суд, Г. ранее избранную в отношении нее меру пресечения - подписку о невыезде и надлежащем поведении, не нарушала, место жительства не меняла. Доказательства, подтверждающие уведомление Г. о необходимости явки к следователю, отсутствовали. Сам следователь также не смог подтвердить факт уведомления обвиняемой о дате и времени явки к нему для производства следственных действий. Довод о возможном воспрепятствовании Г. судопроизводству также следователем не доказан и основан лишь на его предположениях.

Выводы следствия о возможном совершении Г. новых преступлений основаны только на одном факте привлечения Г. к административной ответственности в период расследования по уголовному делу, что является, по мнению суда, несостоятельным.

Прокурором, участвующим при рассмотрении данного ходатайства, дано обоснованное заключение об отказе в его удовлетворении, которое принято судом во внимание при вынесении решения.

В указанный период судебной коллегией в отношении 676 (+41) лиц рассмотрены материалы с ходатайствами органов предварительного расследования об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, а также продлении срока ее действия, из которых судебные решения в отношении 35 (+12) лиц (5,1%) признаны незаконными.

При этом только в отношении 4 (+3) лиц указанные решения пересмотрены по представлениям прокуроров, что составило лишь 11,4%                  (+5,9%) от общего числа пересмотренных.

Из числа пересмотренных 14 (+7) постановлений выносились судом первой инстанции по ходатайствам об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, 21 (+7) – о продлении срока содержания под стражей. При этом предварительное расследование производилось следователями МВД по уголовным делам в отношении 16 лиц, дознавателем МВД – 1, следователями СК – 15, следователями УФСКН – 3. Из них 14 (+9) лиц подозревались (обвинялись) в совершении особо тяжких преступлений, 15 (+5) – тяжких, 5 (-3) – средней тяжести, 1 (+1) – небольшой тяжести.

Всего за первое полугодие 2014 года судебной коллегией рассмотрено 15 (+8) представлений, из которых в отношении 11 (+5) лиц представления отклонены, в отношении 4 (+3) лиц – удовлетворены.

В большинстве случаев представления прокуроров содержали заслуживающие внимания доводы, которые судом апелляционной инстанции не принимались во внимание.

В то же время имеют место случаи принесения представлений при отсутствии оснований для отмены или изменения судебных решений.

В отношении 9 лиц апелляционные представления отозваны, что составляет 37,5% от общего количества принесенных, в том числе в отношении 5 – в связи с отсутствием оснований для отмены или изменения судебных решений.

По жалобам сторон отменялись и изменялись судебные решения, постановленные Железнодорожным и Октябрьским районными судами                    г. Красноярска – в отношении 4 лиц, Центральным и Кировским районными судами г. Красноярска, Назаровским, Лесосибирским, Канским, Шарыповским городскими судами, Богучанским и Курагинским районными судами – 2 лиц, другими горрайсудами края – в отношении 1 лица.

Основными причинами отмены по жалобам сторон решений судов первой инстанции послужили несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании, а также нарушение требований уголовно-процессуального законодательства, выразившиеся в нарушениях права на защиту и ошибках при установлении срока содержания под стражей.

Так, судебной коллегией 04.02.2014 по жалобе адвоката изменено постановление Октябрьского районного суда г. Красноярска от 28.11.2013 о продлении С., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, срока содержания под стражей на 6 месяцев, то есть до 18.05.2014 включительно.

Изменяя постановление, апелляционная инстанция указала, что суд первой инстанции, устанавливая срок содержания под стражей со дня поступления уголовного дела в суд, оставил без внимания тот факт, что оно поступило повторно после возвращения прокурору. С. обвиняется в совершении преступления средней тяжести и предельно допустимый срок содержания его под стражей при рассмотрении дела не может превышать 6 месяцев. При повторном поступлении уголовного дела в суд в общий срок содержания под стражей, предусмотренный ч. 2 ст. 255 УПК РФ, засчитывается время содержания под стражей со дня первоначального поступления дела в суд до возвращения его прокурору. При таких обстоятельствах установленный постановлением срок сокращен судом апелляционной инстанции до 20.03.2014.

Президиумом Красноярского краевого суда по указанному вопросу пересмотрено 2 судебных решения.

21.01.2014 кассационной инстанцией краевого суда отменено апелляционное постановление Красноярского краевого суда от 05.12.2013, которым изменено постановление Мотыгинского районного суда от 01.11.2013 о продлении С., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, срока содержания под стражей на 3 месяца, и в качестве меры пресечения избран залог в размере 100 000 рублей.

В кассационном представлении ставился вопрос об отмене решения суда второй инстанции в связи с нарушением ч. 3 ст. 106 УПК РФ, поскольку по уголовному делу о тяжком преступлении, в совершении которого обвинялся С., размер залога не мог быть менее пятисот тысяч рублей.

Президиумом краевого суда принято решение об отмене апелляционного постановления с прекращением производства по материалу, в связи с тем, что уголовное дело в отношении С. разрешено по существу, залог был внесен в установленном законом размере (500 000 рублей), который по вступлении приговора в законную силу постановлено вернуть залогодателю.

В порядке ст. 125 УПК РФ судами края в первом полугодии 2014 года рассмотрено 1 348 жалоб, из которых 81 жалоба удовлетворена, в удовлетворении 379 жалоб отказано, производство по 888 жалобам прекращено.

В порядке ст. 125 УПК РФ рассматривались жалобы на постановления органов следствия (дознания) о возбуждении либо отказе в возбуждении уголовных дел, о приостановлении (прекращении) предварительного расследования, о незаконных действиях при производстве задержания, личного досмотра, обыска жилища.

Так, постановлением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 14.01.2014 по жалобе Б. признаны незаконными действия следователя УФСКН РФ по Красноярскому краю по несвоевременному ознакомлению обвиняемого с заключениями экспертиз по уголовному делу.

Указанным постановлением на следователя возложена обязанность устранить допущенные нарушения.

Красноярским краевым судом по апелляционному представлению прокурора постановление изменено, исключено указание о возложении на следователя обязанности устранить нарушения ввиду того, что фактически обвиняемый уже ознакомлен с выводами экспертиз и уголовное дело в производстве данного следователя не находится.

Постановлением Минусинского городского суда от 31.01.2014 прекращено производство по жалобе индивидуального предпринимателя К. на распоряжение начальника полиции о проведении гласного оперативно-розыскного мероприятия – обследование помещений, участков местности и транспортных средств.

Как следует из жалобы, индивидуальный предприниматель не согласилась с распоряжением начальника полиции МО МВД России «Минусинский» о проведении указанного розыскного мероприятия, мотивируя это тем, что изъятие принадлежащих ей вещей, в ходе его проведения, нарушает ее конституционные права, закрепленные в ст. ст. 19, 34 Конституции Российской Федерации. 

При этом суд, рассматривая жалобу, пришел к выводу о том, что заявитель обжалует не решение должностного лица, а лишь просит дать оценку результатам конкретного оперативно-розыскного мероприятия, что в полномочия суда при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ не входит.

За первое полугодие 2014 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда проверено 409 (+42) решений судов, вынесенных по жалобам в порядке ст. 125 УПК РФ, из которых только 20 (+4) по представлениям прокуроров.

В указанный период судом второй инстанции пересмотрено 93 (+20) судебных решения, принятых в порядке ст. 125 УПК РФ, что составляет 22,7% (+2,8%) от числа рассмотренных.

Всего отменено 88 постановлений, изменено – 5. С прекращением производства отменено  11 (+5) решений.

Большинство судебных решений пересмотрено по жалобам сторон – 77. По представлениям пересмотрено только 16 решений, что составило 17,2%.

Чаще других по жалобам сторон в апелляционном порядке пересматривались судебные решения, постановленные судами Центрального района г. Красноярска – 20 (из них 6 – с участием сотрудников аппарата и 12 – без участия прокурора); Канского городского суда – 5 (2 – без участия прокурора); суда г. Норильска – 5 (1 – без участия прокурора).

Из числа пересмотренных постановлений по материалам указанной категории 12 (+3) решений пересмотрено по жалобам на решения и действия (бездействие) должностных лиц прокуратуры, 32 (+9) решения по жалобам на действия и решения Следственного комитета, 27 (+13) – органов дознания МВД; 14 (-5) – следственных органов МВД; 4 (=) – следственных органов УФСКН; 1     (-1) – органов дознания УФСКН; 2 (=) – органов дознания ФССП.

Судебной коллегией в анализируемый период рассмотрено 20 (+4) представлений на указанные судебные решения, из которых 16 удовлетворено, в удовлетворении 4 отказано.

Результативность апелляционного обжалования в сравнении с аналогичным периодом 2013 года снизилась на 1,3% и составила 80,0%.

В основном прокурорами обжаловались постановления судов, вынесенные по жалобам сторон на действия (бездействие) должностных лиц (11 решений), из них по 3 материалам в порядке ст. 125 УПК РФ признавались незаконными  бездействия должностных лиц по оплате труда адвокатов, 2 – не проведение проверок по заявлениям о нарушениях закона, 9 – жалобы на решения должностных лиц, 2 – на постановления о прекращении уголовных дел, 2 – на постановления об отказе в возбуждении уголовных дел.

Причиной отклонения представлений, в основном, явилось расхождение  позиции стороны обвинения и суда при оценке тех или иных обстоятельств, имеющих значение по делу.

Среди незаконных судебных решений, рассмотренных судом второй инстанции по представлениям, значительная часть изменялась и отменялась по представлениям вышестоящих прокуроров – 15 постановлений (93,8%).

Основными причинами пересмотра судебных решений анализируемой категории, как по жалобам, так и по представлениям являются их необоснованность и допущенные нарушения уголовно-процессуального закона.

Значительное число жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, пересмотренных судом апелляционной инстанции, оставлены судами первой инстанции без рассмотрения – 32, или 34,4% от общего числа пересмотренных судебных решений. Из них отказано в принятии 23 жалоб, 9 жалоб возвращены для устранения недостатков.

В основном нарушения закона при принятии судами решений об оставлении жалоб без рассмотрения допускаются при определении предмета обжалования, в меньшей степени при определении надлежащего лица и подсудности.

При этом проведенный анализ показал, что судебные решения об отказе в принятии жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ и о возвращении их для устранения недостатков принимаются без участия прокуроров, в апелляционные сроки их законность не проверяется, в связи с чем, нарушение прав заявителей устраняются судом апелляционной инстанции лишь по их жалобам и остаются без внимания органов прокуратуры.

Помимо этого по жалобам пересмотрено 8 судебных решений о прекращении производства ввиду отсутствия предмета обжалования, предусмотренного ст. 125 УПК РФ, принятых судами первой инстанции с  участием сотрудников прокуратуры.

Неполнота проверки, проведенной в порядке ст. 144 УПК РФ послужила основанием для отмены 5 судебных решений. При этом прокурорами, участвовавшими в судебных заседаниях, данные нарушения оставлены без внимания и в заключениях делались выводы о законности решений, принятых органами предварительного расследования по результатам доследственных проверок.

Продолжают иметь место случаи, когда судами первой инстанции при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ ненадлежащим образом изучаются, либо вообще не истребуются и не исследуются материалы, имеющие значение для принятия законного решения. Такие нарушения стали причиной отмены 14 судебных решений, которые также остались без должного внимания со стороны органов прокуратуры.

Так, постановлением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 13.05.2014 отменено с направлением на новое рассмотрение постановление Емельяновского районного суда Красноярского края от 27.01.2014, которым отказано в удовлетворении жалобы адвоката в интересах главного бухгалтера ЗАО «КЛМ Ко» К. на действия заместителя руководителя СО по Емельяновскому району ГСУ СК России по Красноярскому краю, выразившиеся в проведении осмотра места происшествия и в изъятии документации в помещении акционерного общества.

Отказывая в удовлетворении жалобы, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что проводимые мероприятия в порядке доследственной проверки носили характер осмотра места происшествия, поскольку в ходе следственного действия носители информации не изымались, вскрытие помещений не производилось. Присутствие сотрудников СОБР при проведении осмотра помещений организации было направлено на обеспечение безопасности.

Судебная коллегия, рассмотрев материал по жалобе, установила, что выводы об отсутствии нарушений уголовно-процессуального законодательства сделаны судом первой инстанции без исследования протокола осмотра места происшествия. Также судом не принято мер к выяснению результатов проверки по аналогичным жалобам адвоката, направленным в иные органы, с целью недопущения подмены функций контролирующего органа при разрешении жалобы по существу.

Кроме того, при разрешении жалобы, суд вошел в обсуждение вопросов, связанных с оценкой следственного действия, проведенного в организации, с точки зрения относимости и допустимости, поскольку в решении оценил проведенное следственное действие с точки зрения его характера.

Здесь же судом допущено нарушение права на защиту, выразившееся в ненадлежащем извещении о месте, дате и времени судебного заседания лицу, в интересах которого была подана жалоба.

Президиумом Красноярского краевого суда в кассационном порядке указанные судебные решения в первом полугодии 2014 года не пересматривались.

В рамках исполнения приговора судами края в первом полугодии рассматривались вопросы приведения постановленных приговоров в соответствие с нормами действующего законодательства в порядке ст. 10 УК РФ, разрешения ходатайств об условно-досрочном освобождении, замены штрафа иным видом наказания, продления испытательного срока, замены условной меры осуждения реальным лишением свободы, а также ходатайства о снятии судимости.

Так судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда в апелляционном порядке пересмотрено 161 (-181) судебное решение, постановленное в порядке ст. 10 УК РФ, из которых 153 (-173) решения отменены, изменены по жалобам.

По представлениям прокуроров, отменено (изменено) лишь 8 (-8) судебных постановлений. Эффективность апелляционного реагирования составила 5% (+0,3%).

Из 9 рассмотренных апелляционных представлений 8 удовлетворено, 1 отклонено. Результативность апелляционного обжалования составила 88,8% (-5,3%).

Апелляционные представления принесены Ачинским межрайонным прокурором – 3; прокурорами г. Норильска и Курагинского района - по 2; прокурором Свердловского района г. Красноярска и Нижнепойменским  прокурором по надзору за соблюдением законов в ИУ - по 1.

Приведенные цифровые данные свидетельствуют о том, что в 2014 году качество участия прокуроров в рассмотрении указанных материалов и обжалования постановлений судов фактически не улучшилось.

Отмененные (измененные) судебные решения в большинстве своем, как и прежде, постановлены судами следующих городов и районов края: Емельяновским  - 44, Свердловским - 20, Железнодорожным и Минусинским – по 17, Норильским, Богучанским, Нижнеингашским – 10 и менее.

Оперативными сотрудниками указанных прокуратур судебные решения о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законодательством, в нарушение п. 35 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» и п. 11 приказа прокурора края от 09.04.2013 № 169 «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» до настоящего времени должным образом не изучаются, меры к их своевременному обжалованию не принимаются.

Более того, как следует из анализа материалов, из 161 пересмотренного судебного решения по 116 (72%) материалам участие прокурора в судебном заседании обеспечено не было.

Вместе с тем, своевременное реагирование на незаконные постановления судов по указанной категории материалов, позволяет устранить допущенные нарушения закона и может существенно повлиять на результативность апелляционного обжалования в отдельных прокуратурах и в целом по краю.

Так, в прокуратуре Железнодорожного района г. Красноярска показатель результативности апелляционного обжалования судебных решений по итогам полугодия составил 75,8%, что ниже среднего показателя по краю на 9%. Однако, при существенном количестве отмененных и измененных постановлений анализируемой категории по жалобам осужденных, прокуратурой района апелляционные представления на незаконные судебные решения не приносились. Аналогичная ситуация сложилась в прокуратурах Емельяновского, Минусинского, Богучанского районов.

Основными причинами отмены и изменения указанных судебных решений послужили нарушение требований норм уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. При этом чаще всего судебные решения, постановленные в порядке ст. 10 УК РФ, отменялись по процессуальным нарушениям.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 399 УПК РФ лицо, подавшее ходатайство о пересмотре приговора, должно быть извещено о дате, времени и месте судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного заседания. Однако не всеми судами указанное требование соблюдается. Более того, в соответствии с названной нормой закона, в случае заявления осужденным ходатайства о его личном участии в судебном заседании, или участии защитника, суд должен обеспечить ему такое право.

Постановлением от 10.04.2014 по апелляционной жалобе осужденного, в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, на новое судебное рассмотрение отменено постановление Емельяновского районного суда от 21.11.2013.

Указанным постановлением В., осужденному приговором Абаканского городского суда Республики Хакасия от 09.06.2006 по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы со штрафом в размере 50 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, отказано в удовлетворении ходатайства о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством.

Из материала следует, что В. в своей расписке о разъяснении ему права на личное участие в судебном заседании ходатайствовал о таковом. Вместе с тем, из протокола судебного заседания от 04.09.2013 следует, что личное участие осужденного не было обеспечено по техническим причинам, в связи с чем, рассмотрение ходатайства перенесено на 21.11.2013. Однако впоследствии  судом не только не было предпринято мер к личному участию В. в данном судебном заседании, но и в постановлении указано о том, что таких ходатайств он не заявлял.

При изложенных обстоятельствах участие осужденного в судебном заседании по рассмотрению его ходатайства являлось обязательным, в силу        ст. 399 УПК РФ, однако суд, в нарушение требований указанной нормы закона, не обеспечил личное участие В., чем нарушил его право на защиту.

Анализ судебных решений пересмотренных в первом полугодии 2014 года показал, что судами при рассмотрении ходатайств в порядке ст. 10 УК РФ даже при соблюдении положений УК РФ допускались случаи, когда выводы не соответствовали фактическим обстоятельствам дела.

Примером тому является апелляционное постановление Красноярского краевого суда от 01.07.2014, которым постановление Свердловского районного суда г. Красноярска от 07.03.2014 о частичном удовлетворении ходатайства осужденной Ф. в порядке ст. 10 УК РФ, отменено по жалобе осужденного, материал направлен на новое рассмотрение.

Согласно материалу, приговором Ленинского районного суда г. Барнаула от 18.01.2012 Ф. осуждена по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере (смеси, содержащей дезоморфин, в жидком состоянии, массой 1,5 грамма), с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.  

Основанием к отмене постановления послужили существенные нарушения уголовно-процессуального закона, а также несоответствие выводов суда, изложенных в судебном решении, фактическим обстоятельства дела.

Суд первой инстанции, пересматривая приговор с учетом постановления Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей ст.ст. 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации», вступившего в силу с 01.01.2013, принимая во внимание, что по делу при экспертном исследовании масса сухого остатка наркотика после высушивания при температуре +70…+110 градусов Цельсия, не определялась и само наркотическое средство уничтожено, в описательно-мотивировочной части своего решения указал на необходимость квалификации действий Ф., как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, с исключением квалифицирующего признака «в крупном размере», однако фактически переквалифицировал ее действия на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ, предусматривающую ответственность за покушение на незаконное приобретение, хранение наркотических средств без цели сбыта. Таким образом, выводы суда, изложенные в описательно-мотивировочной и резолютивной частях постановления, имеют существенные противоречия.

Кроме того, согласно закону, при применении ст. 10 УК РФ суд основывает свое постановление только на обстоятельствах, установленных вступившим в законную силу приговором суда, и не вправе произвольно изменять фактические обстоятельства дела, что сделал суд первой инстанции, квалифицируя действия Ф. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Имеют место случаи неполного исследования материалов, необходимых для принятия законного и обоснованного решения судами первой инстанции.

Одним из распространенных оснований для отмены постановленных судами решений остается неправильное применение уголовного закона.

Так, до настоящего времени судами первой инстанции допускается неправильное исчисление сроков погашения судимостей при рассмотрении ходатайств о приведении приговоров в соответствие с действующим уголовным законом, оставленные без внимания и прокуроров.

В кассационном порядке президиумом краевого суда в анализируемый период пересмотрено 19 решений о приведении приговоров в соответствие с изменениями уголовного закона в порядке ст. 10 УК РФ.

Так, 04.02.2014 президиумом Красноярского краевого суда отменено постановление Емельяновского районного суда от 26.12.2012 с направлением материала на новое судебное рассмотрение в отношении Ч., которым в порядке ст.ст. 396-399 УПК РФ приведены в соответствие с новым уголовным законом приговоры от 26.07.2000, 23.06.2003, 05.12.2011.

Причиной отмены постановления послужило противоречие выводов суда, содержащихся в описательно-мотивировочной и резолютивной частях судебного решения. Выводы суда о квалификации действий Ч. в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ судом не мотивированы, что является недопустимым.

18.03.2014, в связи с необоснованным отказом в приведении в соответствие с действующим законодательством состоявшегося в отношении Щ. приговора от 28.08.2012, кассационной инстанцией краевого суда отменено постановление Емельяновского районного суда от 20.11.2013.

Основанием отмены решения послужило то, что при его вынесении судом первой инстанции не учтены изменения ч. 1 ст. 62 УК РФ, внесенные Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ; исключение нижнего предела наказания в виде лишения свободы из санкции ч. 2 ст. 161 УК РФ Федеральным законом от 07.03.2011 № 26-ФЗ; дополнение ст. 15 УК РФ частью шестой, предусматривающей право суда на изменение категории преступления.

В связи с изложенным, выводы суда о невозможности пересмотра указанного приговора, являются неверными.

Президиумом Красноярского краевого суда 18.03.2014 отменено с направлением материала на новое судебное рассмотрение постановление Емельяновского районного суда от 28.06.2013, которым в порядке ст.ст. 396-399 УПК РФ приведены в соответствие с новым уголовным законом приговоры от 02.03.2006 и от 24.01.2012, состоявшиеся в отношении П.

Причиной отмены судебного решения послужило то обстоятельство, что судом не были учтены два постановления президиума Красноярского краевого суда от 09.04.2013, которыми изменены указанные приговоры со снижением наказания.

По причине необоснованного отказа в удовлетворении ходатайства о применении ст. 10 УК РФ изменено постановление Емельяновского районного суда от 01.08.2012 в отношении Б.

При назначении наказания по приговору от 25.07.2003 судом первой инстанции применены положения ч. 1 ст. 62 УК РФ.

При этом Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ в ст. 62 УК РФ внесены изменения, улучающие положение осужденного. В связи с данным обстоятельством, указанный приговор подлежал приведению в соответствие с названным законом, назначенное наказание - снижению.

Также в первом полугодии 2014 года судебной коллегией в апелляционном порядке проверено 351 (-35) судебное решение по вопросам условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в виде лишения свободы, подавляющее большинство которых оставлено без изменения (89,2%).

Пересмотрено 38 (-10) постановлений городских и районных судов по делам указанной категории. Из них 35 (-5) или 92,1% (-8,8%) отменено, изменено по жалобам.

В том числе пересмотрены постановления Железнодорожного (8), Богучанского (5), Минусинского и Свердловского (по 4), Емельяновского, Сосновоборского (по 3), Кежемского, Нижнеингашского, Советского, Канского, Боготольского (по 2), Норильского городских и районных судов.

По представлениям, принесенным прокурорами, отменено лишь 3 (-5) судебных решения. Эффективность апелляционного реагирования прокуроров на незаконные судебные решения по указанной категории материалов составила 7,9% (- 8,8%).

Всего краевым судом рассмотрено 4 (- 6) апелляционных представления на судебные решения об условно-досрочном освобождении, в связи с необоснованным удовлетворением ходатайств осужденных, из них удовлетворено в отношении 3, отклонено - на 1, результативность апелляционного обжалования составила 75% (- 13,9%).

Как и прежде, в подавляющем большинстве случаев апелляционной  инстанцией по жалобам осужденных устранялись ошибки судов, связанные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, оставленные прокурорами без внимания – 26 (-4). Наиболее распространенным основанием отмены судебных решений  данной категории явилось нарушение права на защиту.

По указанной причине по апелляционной жалобе осужденного Ч. 10.06.2014 отменено постановление Богучанского районного суда от 13.12.2013, которым ему отказано в удовлетворении ходатайства об условно- досрочном освобождении.

Несмотря на то, что Ч. дважды письменно отказался от личного участия и от защитника, возражал против взыскания с него процессуальных издержек, то, что причина отказа от защитника не связана с материальным положением, не указал. 

Кроме того, Ч. осужден по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ, санкция которой предусматривает лишение свободы на срок от 8 до 20 лет либо пожизненное лишение свободы, поэтому в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника являлось обязательным.

Также, причинами отмены судебных решений являлись иные  нарушения уголовно-процессуального закона, в том числе необоснованный отказ в принятии ходатайства осужденного.

Апелляционным определением краевого суда от 27.05.2014 отменено постановление Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 18.02.2014, которым отказано в принятии к производству ходатайства осужденного А. об условно-досрочном освобождении.

Судом отказано в принятии к производству ходатайства осужденного, в связи с отсутствием в приговоре отметки о вступлении его в законную силу.

Отменяя судебное решение, коллегия указала, что, в соответствии с ч.ч. 1, 2 ст. 175 УИК РФ, осужденный, а также иные лица в его интересах, могут обратиться с ходатайством в суд об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания и в котором должны содержаться сведения, свидетельствующие о том, что он не нуждается в дальнейшем отбывании наказания, а администрация учреждения, исполняющего наказание, должна направить данное ходатайство в суд с характеризующими данными на него.

Однако, как следует из материала, администрация учреждения указанные требования закона не выполнила.

Более того, из ходатайства осужденного видно, что он просил суд запросить необходимые документы.

При таких данных суд обязан был принять меры к истребованию необходимых для рассмотрения ходатайства осужденного данных из исправительного учреждения, а поэтому решение судьи, как не отвечающее требованиям закона, признано необоснованным.

9 (+3) судебных решений отменено в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Допускались случаи вынесения постановлений на основании одних материалов, и при этом оценка другим материалам, заслуживающим внимания, судом не давалась, или, исследовав все имеющиеся материалы, суд делал неправильные выводы об отсутствии оснований для условно-досрочного освобождения.

Так, постановлением Минусинского городского суда от 22.04.2014 отказано в удовлетворении ходатайства осужденной Г. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. Отказывая в удовлетворении ходатайства, суд первой инстанции указал, что комплексная оценка личности осужденной, в том числе данные о ее поведении за весь период отбывания наказания, не дает оснований для применения к ней условно-досрочного освобождения. Кроме того, согласно приговору от 02.12.2012, осужденная имеет исковые обязательства в сумме 10 100 рублей, по которым выплаты не производит.

Однако суд апелляционной инстанции 26.06.2014 не согласился с решением городского суда, посчитав, что данные, характеризующие личность осужденной, вопреки выводам суда, свидетельствуют о том, что для своего исправления она не нуждается в полном отбывании наказания.

Из материалов дела следует, что осужденная характеризуется положительно, за весь период отбывания наказания к дисциплинарной ответственности не привлекалась, имеет два поощрения за добросовестное отношение к труду, переведена в облегченные условия отбывания наказания. Имеет тяжелые заболевания. Согласно заключению психолога, динамика развития личности осужденной положительная, способность к адаптации сформирована у нее частично. Ссылка суда в постановлении на то, что, имеется такой фактор риска, как нарушение режима содержания, расценена апелляционной инстанцией как ошибочная, так как такой фактор риска в заключении психолога в отношении данной осужденной не указан.

Не возмещение причиненного потерпевшей ущерба в сумме 10 100 рублей, по мнению судебной коллегии, не может быть основанием для отказа в удовлетворении ходатайства осужденной, так как из характеристики следует, что в бухгалтерии ОИК-38 исполнительные листы отсутствуют, а осужденная не трудоустроена в связи с нахождением на стационарном лечении.

Учитывая изложенное, судом апелляционной инстанции постановление Минусинского городского суда Красноярского края от 22.04.2014 об отказе в удовлетворении ходатайства осужденной об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания отменено. Ходатайство удовлетворено. Г. освобождена от отбывания наказания по приговору условно-досрочно на не отбытый срок 5 месяцев 6 дней.

В кассационном порядке указанные решения не пересматривались.

Помимо указанной категории промежуточных решений, судом апелляционной инстанции в анализируемый период рассматривались жалобы на иные постановления, вынесенные в порядке исполнения приговоров, а именно об отмене условного наказания, изменении вида исправительного учреждения, по основаниям, предусмотренным ст. 80 – 82 УК РФ и  другие.

Президиумом Красноярского краевого суда в порядке исполнения приговоров в первом полугодии 2014 года также пересмотрено 1 судебное решение об отмене условного осуждения, 1 судебное решение о замене наказания в виде штрафа на принудительные работы, 1 решение об изменении вида режима исправительного учреждения для отбывания наказания, а также 1 решение о признании права на реабилитацию.

Так, 25.02.2013 президиумом краевого суда отменено постановление Свердловского районного суда г. Красноярска от 10.12.2013, которым заявление начальника ФКУ ИК-22 ГУФСИН России по Красноярскому краю, поданное в порядке ст.ст. 396-399 УПК РФ, об уточнении вводной части приговора Советского районного суда г. Красноярска от 24.12.2012, вынесенного в отношении Л., направлено в Советский районный суд                 г. Красноярска для рассмотрения.

В силу ч. 2 ст. 396 УПК РФ вопрос, поставленный в заявлении должен решаться судом по месту исполнения приговора. В данном случае материал должен был быть рассмотрен Свердловским районным судом г. Красноярска, поскольку ИК-22 находится на территории данного района.

Кроме того, материал по указанному заявлению был передан в Свердловский районный суд г. Красноярска Советским районным судом                      г. Красноярска по подсудности в установленном статьей ст. 34 УПК РФ порядке, поэтому, в соответствии со ст. 36 УПК РФ, предписывающей недопустимость споров о подсудности, подлежал безусловному принятию к производству Свердловским районным судом г. Красноярска.

Президиумом Красноярского краевого суда 01.04.2014 отменено постановление Нижнеингашского районного суда Красноярского края от 02.12.2013 в отношении П., которому отменено условное осуждение по приговорам от 28.02.2011 и 02.07.2013 и на основании ст. 70 УК РФ назначено 3 года 8 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Выводы суда первой инстанции о том, что П. систематически не исполнял возложенные на него обязанности и скрылся от контроля инспекции, по мнению кассационной инстанции, не могут быть признаны обоснованными, поскольку не подтверждаются исследованными доказательствами. Надлежащая проверка и оценка содержащихся в представлении уголовно-исполнительной инспекции фактов нарушения правил отбывания наказания, с точки зрения их достаточности, для решения вопроса об отмене условного осуждения судом не дана.

04.02.2014 президиумом Красноярского краевого суда отменено постановление судьи Красноярского краевого сума от 15.02.2013, которым за К. признано право на частичную реабилитацию в связи с прекращением определением Верховного Суда РФ от 24.11.2011 уголовного дела по ч. 3 ст. 222 УК РФ, в признании права на реабилитацию по ч.ч. 1, 2 ст. 209 УК РФ отказано.

Указанное судебное решение отменено, поскольку ходатайство К. при отсутствии его отказа от защитника рассмотрено с участием прокурора, но без защитника.

Кроме того, в нарушение уголовно-процессуального закона, уведомление о рассмотрении ходатайства К. получил менее чем за 14 суток до дня судебного заседания.

Постановление от 15.02.2013 содержало также неверный порядок обжалования судебного решения.

В первом полугодии 2014 года также обжаловались постановления судов первой инстанции о возвращении уголовных дел в порядке ст. 237 УПК РФ.

Так, за первое полугодие 2014 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда в апелляционном порядке проверено 29 (-2) постановлений федеральных судов о возвращении прокурору уголовных дел в порядке ст. 237 УПК РФ в отношении 38 (-2) лиц, из них 24 (-6) дела в отношении 33 (-7) лиц - по апелляционным представлениям прокуроров и государственных обвинителей, а 5 (+4) дел в отношении 5 (+3) лиц – по жалобам других участников уголовного судопроизводства.

В производстве следователей МВД находилось 14 (-5) уголовных дел в отношении 21 лица, Следственного Комитета – 8 (+2) дел в отношении 8 лиц, отдела дознания МВД и Следственной службы ФСКН по 3 (+2) дела в отношении 3 лиц, следственных органов ФСБ – 1.

Предварительное расследование проведено по 11 делам о преступлениях корыстной направленности; 9 - о преступлениях против личности; 4 - в сфере незаконного оборота наркотических средств; о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 226, 328, 260, 264, 285 УК РФ, - по 5.

Из числа постановлений, проверенных судебной коллегией по представлениям прокуроров, 20 (+4) - признаны обоснованными и удовлетворены. Результативность обжалования составила 87,9%, что на 44,7% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Так, апелляционным постановлением от 27.05.2014 по представлению государственного обвинителя отменено постановление Шарыповского городского суда от 06.03.2014 о возвращении прокурору уголовного дела по обвинению К. и Т. по п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Органами предварительного расследования К. и Т. обвинялись в тайном хищении чужого имущества, совершенного 18.09.2013 из торгового павильона в г. Шарыпово, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба потерпевшей.

Возвращая уголовное дело прокурору, суд первой инстанции в постановлении указал, что в материалах уголовного дела имеются противоречия относительно объема похищенного и суммы причиненного ущерба, поскольку некоторое похищенное имущество, перечисленное в инвентаризационной описи, не указано в обвинительном заключении.

Однако суд апелляционной инстанции, отменяя указанное решение, указал, что в нем не приведены достаточные доказательства, указывающие на хищение обвиняемыми всего перечисленного в инвентаризационной описи и показаниях потерпевшей имущества, а также не указано, какой объем похищенного достоверно установлен в ходе судебного разбирательства, и в какой части обвинение подлежит конкретизации. То есть в постановлении о возвращении дела отсутствует вывод суда о необходимости изменения обвинения в сторону, ухудшающую положение подсудимых, что лишает органы предварительного расследования возможности предъявить обвиняемым более тяжкое обвинение.

Наибольшее число постановлений о возвращении уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, обжалованных в Красноярский краевой суд, вынесены Ачинским городским судом (5 дел в отношении 6 лиц), Кировским районным судом г. Красноярска и Лесосибирским городским судом (по 3 дела в отношении 5 лиц), Канским и Минусинским городскими судами (по 2 дела в отношении 6 и 3 лиц соответственно).

Вместе с тем, большинство из них признаны незаконными и по представлениям прокурора отменены (Канский, Минусинский городские суды - все, Кировский районный суд и Лесосибирский городской – по 2 и 3 постановления, Ачинский городской суд – 4 из 5).

Самым распространенным основанием возвращения уголовных дел прокурору по обжалованным судебным  решениям явилось нарушение требований ст. 220 УПК РФ - со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ постановлено 24 судебных решения в отношении 32 лиц.

Из них 10 дел в отношении 17 лиц возвращены прокурору для предъявления обвиняемым более тяжкого обвинения (в том числе два – для привлечения к уголовной ответственности предполагаемых соучастников преступления). По 2 делам судебные решения признаны обоснованными, представления прокуроров отклонены, по одному прокурор согласился с судебным решением, которое оставлено без изменения по жалобе защитника обвиняемого.

Суд апелляционной инстанции, оценивая законность постановлений о возвращении уголовных дел прокурору для предъявления более тяжкого обвинения, исходил из требований уголовно-процессуального законодательства и решений Конституционного Суда Российской Федерации.

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 6 УПК РФ, уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечает целям уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных.

Конституция Российской Федерации,  формулируя в ч. 3 ст. 46 право на судебную защиту, не исключает, а, напротив, предполагает возможность исправления следственных и судебных ошибок на любой стадии уголовного судопроизводства.

Из статей 18, 46-50, 52, 120, 123 Конституции РФ и основанных на них правовых позициях Конституционного Суда РФ, изложенных в Постановлении № 16-П от 02.07.2013, вытекает, что суд обшей юрисдикции при осуществлении производства по уголовному делу может по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить прокурору уголовное дело в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий  его рассмотрения в случае, когда в досудебном производстве допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, не устранимые в судебном заседании, если возвращение уголовного дела не связано с восполнением неполноты произведенного следствия или дознания.

При этом, устранение допущенных нарушений предполагает осуществление необходимых для этого следственных и иных процессуальных действий, поскольку возможно лишь на стадии предварительного расследования в целях соблюдения гарантированных уголовно-процессуальным законом прав и интересов участников уголовного судопроизводства.

Со ссылкой на указанные положения закона, апелляционным постановлением судьи Красноярского краевого суда от 20.06.2014 отклонено представление прокурора об отмене постановления Дудинского районного суда от 03.03.2014, которым уголовное дело по обвинению В. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 111, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ УК РФ, возвращено прокурору для вменения обвиняемому более тяжкого преступления, предусмотренного п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, совместно с другим лицом. 

Суд первой инстанции, оценив совокупность исследованных доказательств, пришел к выводу о наличии в действиях В. и Б. признаков разбойного нападения, поскольку, применяя насилие, оба требовали у потерпевшего деньги, а затем В. по указанию другого лица нанес опасные для жизни повреждения. При этом в постановлении суда обоснованно указано, что наличие в материалах уголовного дела постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по факту разбойного нападения в связи с непричастностью к нему иного лица, не препятствует возвращению уголовного дела прокурору, с учетом того, что это процессуальное решение и обстоятельства вмененного В. преступления противоречат фактическим обстоятельства дела, установленным судом, с чем суд апелляционной инстанции согласился.

Исходя из выработанной краевым судом позиции, возвращение уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для предъявления более тяжкого обвинения возможно лишь в том случае, когда исчерпаны все меры для постановления законного и обоснованного судебного решения по  представленному обвинительного заключению (акту), после исследования в судебном заседании всей совокупности исследованных доказательств, представленных стороной обвинения.

Апелляционным постановлением судьи Красноярского краевого суда от 22.05.2014 отменено постановление Рыбинского районного суда от 17.12.2013, которым уголовное дело по обвинению Т. возвращено прокурору для привлечения к уголовной ответственности еще одного лица со ссылкой только на показания потерпевшей и свидетелей, измененных ими в судебном заседании.

В 11 судебных постановлениях, в которых указывалось на нарушения требований ст. 220 УПК РФ, содержалась ссылка на не установление места, времени, способа совершения преступления, неверное изложение формулировки обвинения, 9 из них отменены, а 2 признаны обоснованными, представления прокурора отклонены.

Несмотря на повышение результативности апелляционного обжалования постановлений, принятых в порядке ст. 237 УПК РФ, качество апелляционных представлений не всегда отвечает предъявляемым требованиям.

4 представления на 6 лиц прокурорами отозваны, 3 постановления из рассмотренных по жалобам других участников уголовного процесса оставлены без изменения.

Президиумом Красноярского краевого суда указанные решения в анализируемый период не пересматривались.

Проведенный анализ показал, что прокурорами уделяется второстепенное значение вопросу проверки и обжалования промежуточных судебных постановлений, принятых на досудебной и судебной стадиях, а также в порядке исполнения приговоров, в связи с чем, большинство из них пересмотрено по жалобам, что является недопустимым. Указанное требует принятия безотлагательных и исчерпывающих мер к своевременному изучению, проверке и, как следствие, обжалованию всех незаконных решений суда в установленные сроки.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Рассмотрев уголовное дело, суд

не принял решение по гражданскому

иску потерпевшей

 

Приговором Богучанского районного суда от 27.08.2014 А. осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ.

В апелляционном представлении прокурор просил приговор отменить в связи с тем, что, несмотря на наличие в материалах дела искового заявления от потерпевшей о возмещении ей материального ущерба на сумму 100 000 рублей, по существу судом не рассмотрен вопрос, подлежит ли удовлетворению гражданский иск.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 309 УПК РФ в резолютивной части приговора должно содержаться решение, в том числе по предъявленному гражданскому иску.

Действительно,  в материалах дела имелось исковое заявление С. о взыскании с А. материального ущерба, но в размере 85 000 руб., а не 100 000 рублей, как указано в апелляционных жалобе и представлении. При этом в постановлении о признании гражданским истцом указано, что С. обратилась с заявлением о взыскании ущерба в размере 130 000 руб.

Однако, как следует из протокола судебного заседания, ни участвовавшая при рассмотрении уголовного дела потерпевшая С., ни прокурор, заявленный потерпевшей в ходе дознания иск, не поддерживали, исковых требований потерпевшая не уточняла.

При таких обстоятельствах, с учетом того, что обвинение А. в уничтожении чужого имущества не предъявлялось, оснований у суда для принятия решения по заявленному иску не имелось.

Суд апелляционной инстанции в связи с этим дополнил резолютивную часть приговора указанием на то, что гражданский иск потерпевшей С. надлежит оставить без рассмотрения, сохранив за ней право предъявления иска в порядке гражданского судопроизводства.

 

Если преступление совершено до

вынесения предыдущего приговора

лицо не может считаться ранее

судимым

 

Приговором Богучанского районного суда от 21.08.2014 Т., ранее судимый 14.05.2014 по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 6 месяцам ограничения свободы, осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 1 году лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначен 1 год 1 месяц лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По апелляционному представлению прокурора приговор изменен.

Как следует из материалов дела, преступление, за которое Т. был осужден последним приговором, он совершил 08.03.2014. Приговором мирового судьи судебного участка № 13 в Богучанском районе Т. был осужден 14.05.2014, то есть на момент совершения преступления, за которое Т. осужден приговором от 21.08.2014, он был не судим, в связи с чем из описательно-мотивировочной части приговора, исключено указание на то, что Т. ранее судим за совершение преступления небольшой тяжести. Наказание оставлено прежнее.

По мнению судебной коллегии, внесение указанного изменения в приговор, не является основанием к смягчению Т. наказания, так как оно не влечет уменьшения объема обвинения, при решении вопроса о виде и размере назначаемого Т. наказания эта судимость судом каким-либо образом учтена не была, поскольку не повлекла признания в его действиях рецидива преступлений, не явилась препятствием для применения судом правил ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Фактически то, что Т. ранее судим за совершение преступления небольшой тяжести, учтено судом первой инстанции в числе прочих данных, характеризующих личность подсудимого, вызывалось также необходимостью назначения окончательного наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ.

 

Погашенная судимость необоснованно

указана во вводной части приговора

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 12.08.2014 Б., ранее неоднократно судимый, в том числе 11.06.2009 по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 1 месяц, осужден по П. «в» Ч. 2 СТ. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года. В силу Ч. 5 СТ. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору Центрального районного суда г. Красноярска от 21.05.2014, к отбытию определено 3 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По апелляционному представлению государственного обвинителя приговор изменен, поскольку во вводной части приговора суд необоснованно указал на наличие у Б. судимости по приговору от 11.06.2009.

В соответствии со ст. 10 УК РФ, уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и данные положения подлежат применению судом независимо от наличия ходатайства осужденного, что судом первой инстанции сделано не было.

Федеральным законом Российской Федерации от 07.12.2011 № 420-ФЗ внесены изменения в ст. 56 УК РФ, согласно которым, наказание в виде лишения свободы может быть назначено лицу, впервые совершившему преступления небольшой тяжести только при наличии отягчающих наказание обстоятельств.

Как следует из приговора от 11.06.2009 в отношении Б., отягчающие наказание обстоятельства, предусмотренные ст. 63 УК РФ, установлены не были, а поэтому указанные выше положения закона улучшают положение осужденного Б., и они подлежали учету при исчислении срока погашения судимости. Б. не могло быть назначено наказание в виде лишения свободы, а поэтому срок погашения судимости по приговору от 11.06.2009  следовало исчислять с учетом положений п. «б» ч. 3 ст. 86 УК РФ, предусматривающих годичный срок погашения судимости при назначении более мягких видов наказания, чем лишение свободы.

С учетом изложенного, судебная коллегия исключила из вводной части приговора указание на наличие у Б. судимости по приговору от 11.06.2009.

 

В качестве обстоятельства, отягчающего

наказание, суд незаконно признал совершение

преступления в состоянии опьянения,

вызванного употреблением алкоголя

 

Приговором Норильского городского суда от 18.08.2014 К. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

К. осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, потерпевшему Г. Преступление К. совершено 22.07.2013 в г. Норильске.

По апелляционному представлению приговор изменен в связи с неправильным применением уголовного закона.

Рассмотрев уголовное дело, суд при назначении наказания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание К., признал совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, при этом, вопреки требованиям п. 1.1 ст. 63 УК РФ, фактически ничем не мотивировал свое решение. Кроме того, данное решение противоречит положениям cт. 10 УК РФ, поскольку в данном случае, судом были применены положения закона, не действовавшего на момент совершения осужденным преступления, то есть преступление было совершено К. до внесения изменений в ст. 63 УК РФ.

В связи с этим, апелляционная инстанция исключила из приговора указание о признании названного обстоятельства, как отягчающего наказание.

Помимо этого, судебная коллегия с учетом того, что осужденный в течение длительного времени оказывал финансовую помощь потерпевшему, направленную на заглаживание вины, раскаялся в содеянном, при решении вопроса о назначении наказания применила положения ч. 1 ст. 62 УК РФ в связи с наличием обстоятельства, смягчающего наказание, предусмотренного  п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ  и снизила наказание до 1 года 6 месяцев лишения свободы.

 

При назначении наказания суд

излишне сослался на ст. 64 УК РФ

 

Норильским городским судом 05.08.2014 В. осужден с применением ст.ст. 62, 64 УК РФ по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговор изменен по доводам апелляционного представления прокурора.

При наличии оснований для учета положений ч. 1 ст. 62 УК РФ и ч. 2 ст. 66 УК РФ максимальное наказание В., которое могло быть назначено за совершенное преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, являлось ниже низшего предела, предусмотренного санкцией указанной статьи, в связи с чем, оснований для дополнительного применения положений ст. 64 УК РФ не требовалось.

В связи с этим, судебная коллегия исключила из приговора указание  на применение ст. 64 УК РФ. Наказание оставлено прежним.

 

Нарушение подсудности

 

Органом предварительного расследования А. и Н. обвиняются в мошенничестве, то есть приобретении права на чужое имущество путем обмана, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, а А. также с использованием своего служебного положения, при следующих обстоятельствах.

В период с декабря 2009 года по июль 2010 года А. и Н., действуя по предварительному сговору между собой, путем обмана приобрели право на имущество индивидуального предпринимателя Б.

29.03.1999  Н., владеющим 99% доли уставного капитала, учреждено общество с ограниченной ответственностью «КТД», которое с 28.06.2004  располагалось по адресу: Красноярский край, Назаровскии район, г. Назарово, ул. Курчатова, 11. В соответствии с уставом, основным видом деятельности общества является разведение крупного рогатого скота.

Директором ООО «КТД» с момента его создания до 28.06.2004 являлся Н., с 21.06.2006 – А., с которой заключен трудовой договор.

02.05.2007 на основании договора купли-продажи Н. продал 100% доли уставного капитала общества В.

Решением учредителя ООО «КТД» В. от 01.02.2009 с А. продлен трудовой договор на три года, то есть до 01.02.2012.

Таким образом, А., выполняя полномочия единоличного исполнительного органа, совершала от его имени действия, направленные на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей юридического лица, то есть в соответствии со своими должностными обязанностями, выполняла в ООО «КТД» организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции.

Совместно с директором ООО «КТД» А., руководство обществом продолжал осуществлять Н., совместно с которым они принимал решения об осуществлении финансово-хозяйственной деятельности общества, заключении и исполнении договоров ООО «КТД», руководили работниками предприятия, которые исполняли указания, как А. так и Н.

В конце октября - начале ноября 2009 года, более точная дата следствием не установлена, Н., действуя от имени ООО «КТД», договорился с ИП Б., занимающимся разведением сельскохозяйственных животных, о приобретении у него крупного рогатого скота в количестве 300 голов, находящегося в с. Родники Шарыповского района Красноярского края.

В ноябре 2009 года Н. совместно с сотрудниками ООО «КТД» выехали на животноводческие фермы ИП Б., расположенные в с. Родники Шарыповского района Красноярского края, для осмотра и отбора крупного рогатого скота, который Н. намеревался приобрести для ООО «КТД». В результате осмотра сотрудниками ООО «КТД» отобраны для приобретения обществом и составлена опись коров, для дальнейшего оформления акта-приема передачи животных.

23.11.2009 ИП Б., находясь в офисе ООО «КТД», расположенном в   г. Назарово Красноярского края, по ул. Курчатова, 11, в присутствии Н., заключил с директором ООО «КТД» А., договор купли-продажи сельскохозяйственных животных.

Согласно указанному договору, ИП Б., выступая в качестве продавца, обязался передать ООО «КТД» крупный рогатый скот в количестве 300 голов по цене 28 000 рублей за одну голову, на общую сумму 8 400 000 рублей, а ООО «КТД» в лице директора А. обязалось принять указанный крупный рогатый скот, расчеты за который произвести путем 100% предоплаты в срок до 15.12.2009.

Согласно п. 4.1. договора купли-продажи сельскохозяйственных животных, после получения в полном объеме денежных средств, стороны подписывают акт приема-передачи животных, а продавец передает покупателю поголовье животных, ветеринарное свидетельство, оформленные на проданных животных.

В этот же день, 23.11.2009, директором ООО «КТД» А., в счет исполнения обязательств по договору, по платежному поручению  с расчетного счета ООО «КТД», открытого в дополнительном офисе Шарыповского ОСБ  № 6917 Восточно-Сибирского банка Сбербанка РФ, на расчетный счет ИП Б., открытый в дополнительном офисе в г. Шарыпово Красноярского регионального филиала ОАО «Россельхозбанк», перечислена частичная предоплата в сумме 4 284 000 рублей, что соответствует стоимости 153 голов крупного рогатого скота.

В период с 04.12.2009  по 07.12.2009 года ИП Б. осуществил отпуск крупного рогатого скота с фермы, расположенной в с. Родники Шарыповского района, сотрудникам ООО «КТД» в количестве 114 голов по цене 28 000 рублей за одну голову, всего на общую сумму 3 192 000 рублей, вывезенного в этот же период под контролем Н. на животноводческие фермы ООО «КТД», расположенные в с. Дорохово Назаровского района.

При этом, Н. и Б. акт приема-передачи крупного рогатого скота, полученного ООО «КТД» в указанном количестве, не подписали, договорившись подписать его по исполнению договора в полном объеме.

В связи с неперечислением директором ООО «КТД» А. оставшихся денежных средств после отпуска 114 голов крупного рогатого скота, отобранного в большей части из глубоко стельных коров, Б. усомнился в полном исполнении договорных обязательств в части оплаты и получения ООО «КТД» всего поголовья, и прекратил дальнейшую отгрузку животных до  полного перечисления денежных средств.

После получения ООО «КТД» части поголовья скота и отказа в отгрузке ИП Б. оставшегося поголовья без полной оплаты согласно договору, у А. и Н., осведомленных об отсутствии документов, свидетельствующих о поставке вывезенного и оплаченного скота, 07.12.2009 возник преступный умысел, направленный на приобретение путем обмана права на чужое имущество, а именно на денежные средства в размере 3 192 000 рублей, перечисленные  ООО «КТД» на расчетный счет ИП Б., что соответствует стоимости полученных А. и Н. 114 голов крупного рогатого скота, который они использовали в деятельности общества, извлекая доходы, и возвращать ИП Б. не намеревались.

После этого Н. дал указание сотрудникам ООО «КТД» скрыть факт ввоза скота в количестве 114 голов на животноводческие фермы Назаровского района, на учет в Красноярское государственное бюджетное учреждение «Назаровский отдел ветеринарии» не ставить, в отчетах по животноводству, предоставляемых в отдел сельского хозяйства администрации Назаровского района Красноярского края, не отражать.

Сотрудники ООО «КТД», выполняя указание Н., в отчетах по животноводству не отразили поступивший в  ООО «КТД» крупный рогатый скот, на учет в КГБУ «Назаровский отдел ветеринарии» не поставили, а также по указанию Н. частично сменили бирки с индивидуальными номерами коров.

А., используя свое служебное положение, действуя по предварительному сговору с Н., 07.12.2009 подготовила от своего имени письмо в адрес ИП Б. о необходимости исполнения им обязательств по отгрузке оплаченного и отобранного скота в количестве 153 голов в адрес ООО «КТД», указав несоответствующую действительности информацию о том, что его сотрудники отказались подписать акт отбора и передать перечисленных в акте животных в ООО «КТД».

18.12.2009 А. отправила за своей подписью в адрес Б. телеграмму о явке 21.12.2009 представителей ООО «КТД» в с. Родники Шарыповского района Красноярского края для подписания акта отбора крупного рогатого скота и уточнения даты начала отгрузки. После чего, 21.12.2009 А., действуя во исполнение совместного с Н. преступного умысла, используя свое служебное положение, дала указание сотрудникам ООО «КТД» Т., К. и М. съездить на животноводческие фермы ИП Б. для подписания акта отбора скота, составленного при неустановленных следствием обстоятельствах на 153 головы, что соответствовало сумме перечисленных в адрес ИП Б. денежных средств в сумме 4 284 000 рублей, заведомо зная, что 114 голов крупного рогатого скота, перечисленного в акте, уже поступило в ООО «КТД». Указанные лица, 21.12.2009, действуя по распоряжению А., прибыли на фермы ИП Б., а также по месту жительства последнего в п. Березовка Шарыповского района, зафиксировав отсутствие ИП Б.

В период с 21.12.2009 по 13.12.2010 А. подготовила исковое заявление ООО «КТД» в Арбитражный суд Красноярского края о взыскании с ИП Б. в пользу ООО «КТД» денежных средств в сумме 4 284 000 рублей.

При этом, А., достоверно зная, что 114 голов крупного рогатого скота на сумму 3 192 000 рублей получены Н. и находятся на ферме ООО «КТД», указала в исковом заявлении заведомо ложные и несоответствующие действительности сведения о неисполнении ИП Б. обязательств по договору купли-продажи от 23.11.2009 по отгрузке скота, для создания у суда ошибочного представления о наличии оснований получения ООО «КТД» права на все перечисленные ИП Б. денежные средства.

К исковому заявлению А., с целью принятия судом решения в пользу общества о взыскании с ИП Б. всей суммы денежных средств в размере                      4 284 000 рублей, приобщила копии документов, свидетельствующих о якобы неисполнении ИП Б. обязательств по договору. Исковое заявление А. собственноручно подписала, заверила приложенные документы своей подписью, оттиском печати ООО «КТД» и 13.02.2010 отправила в Арбитражный суд Красноярского края, куда они поступили 17.02.2010.

После чего, 09.04.2010 А. выдала адвокату Л. доверенность на представление интересов ООО «КТД», ведение дел в Арбитражном суде Красноярского края и при осуществлении исполнительного производства, и поручила Л. поддержать в судебных заседаниях указанное исковое заявление и сообщить суду заведомо ложные для А. и Н. сведения о том, что ИП Б. не поставил крупный рогатый скот в ООО «КТД» по договору купли-продажи от 23.11.2009.

В период рассмотрения судом указанного искового заявления, Л., не осведомленный о преступных намерениях Н. и А., в период с 09.04.2010  по 14.05.2010 года участвовал в судебных процессах Арбитражного суда Красноярского края и поддерживал исковые требования ООО «КТД».

Б. в Арбитражный суд Красноярского края не явился, представив документы, что с 17.02.2010 он не является индивидуальным предпринимателем, полагая, что данный спор не подведомственен Арбитражному суду, в связи с чем, доказательства исполнения договора с ООО «КТД» не представил.

14.05.2010 в Арбитражным судом Красноярского края судьей  принято решение о взыскании с Б., утратившего 17.02.2010 статус индивидуального предпринимателя, денежных средств в сумме 4 284 000 рублей в пользу ООО «КТД».

Данное решение постановлением от 21.07.2010 Третьего Арбитражного апелляционного суда, признано законным и обоснованным, а представленные Б. доказательства об исполнении договора и поставке 114 голов скота не приняты во внимание в связи с отсутствием уважительных причин, подтверждающих невозможность их представления суду первой инстанции.

Таким образом, 21.07.2010 решение судьи Арбитражного суда Красноярского края от 14.05.2010 вступило в законную силу, а директор ООО «КТД» А. и Н., действуя по предварительному сговору между собой, путем обмана получили юридически закрепленное право на имущество Б., а именно на денежные средства в размере 3 192 000 рублей, причинив тем самым Б. материальный ущерб на указанную сумму, который является особо крупным размером.

Постановлением судьи Центрального районного суда г. Красноярска от 03.07.2014  уголовное дело в отношении А. и Н., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, направлено по подсудности в Назаровский городской суд для рассмотрения по существу.

Вместе с тем, данное судебное решение отменено, как незаконное, по апелляционному представлению прокурора.

Направляя дело по подсудности в Назаровский городской суд, судья исходил из того, что обвиняемым вменяется оконченный состав преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ и часть скота в количестве 114 штук была ими получена и перевезена на животноводческие фермы ООО «КТД», расположенные в с. Дорохово Назаровского района Красноярского края.

Однако такой вывод суда является ошибочным, поскольку хищение скота в количестве 114 голов А. и Н. не вменялось, он противоречит предъявленному обвиняемым обвинению.

Согласно обвинительного заключения, А. и Н. вменяется приобретение права на денежные средства Б. в сумме 3 192 000 рублей, в результате обмана, введения в заблуждение Арбитражного суда Красноярского края относительно наличия у ООО «КТД» законных оснований для получения всех денежных средств, перечисленных Б. 23.10.2009 Арбитражным судом Красноярского края принято решение о взыскании с Б. в пользу ООО «КТД» 4 284 000 рублей, которое постановлением Третьего Арбитражного суда апелляционного суда Красноярского края от 21.07.2010 признано законным и обоснованным и вступило в законную силу.

Юридически закреплённая возможность вступить во владение денежными средствами Б. возникла у обвиняемых со дня вступления решения Арбитражного суда Красноярского края от 23.10.2009 в законную силу, то есть после рассмотрения апелляционной жалобы на него Третьим Арбитражным апелляционным судом, расположенным на пр. Мира, 9 в Центральном районе г. Красноярска, что является местом окончания преступления.

Исходя из положений ст. 32 УПК РФ, уголовное дело подлежит рассмотрению по месту совершения преступления и подсудно суду по месту окончания преступления.

При таких обстоятельствах данное уголовное дело подсудно Центральному районному суду г. Красноярска, куда оно направлено судебной коллегией по уголовным делам со стадии принятия.

 

Суд принял незаконное решение

о судьбе вещественных доказательств

 

Октябрьским районным судом г. Красноярска от 18.03.2014  Ф. осуждена за два преступления, предусмотренные  ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, к 11 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлено вещественные доказательства по делу: полимерный пакет с наркотическим средством - героином, изъятым 5.04.2012  в ходе личного досмотра В.; бумажный пакет (конверт) с наркотическим средством - героином, добровольно выданным 6.04.2012 В., хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств УФСКН РФ по Красноярскому краю согласно постановлениям о сдаче вещественных доказательств на хранение от  11.05.2012 и 10.05.2012 - по вступлении приговора в законную силу уничтожить.

Ф. признана виновной и осуждена за покушения 05.04.2012 и 06.04.2012 на незаконный сбыт наркотического средства героина в особо крупных размерах - 3,46 гр. и 2,56 гр. соответственно.

Приговор изменен по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 81 УПК РФ при вынесении приговора суд должен решить вопрос о вещественных доказательствах. При этом предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются.

Из материалов дела следует, что уголовное дело в отношении неустановленного лица, которое незаконно сбыло Ф. в том числе указанные наркотические  средства по признакам преступления, предусмотренного п. «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, было выделено 26.06.2013  в отдельное производство с присвоением № 23214770.

Таким образом, указанные наркотические средства, хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств УФСКН РФ по Красноярскому краю, являются вещественными доказательствами сразу по нескольким уголовным делам, не все из которых рассмотрены.

При решении вопроса о вещественных доказательствах следовало обсудить этот вопрос и принять решение в части вещественных доказательств с учетом этого обстоятельства и требований ст. 82 УПК РФ, что не было учтено судом при принятии решения в части указанных вещественных доказательств.

В связи с этим, приговор  в части принятого решения по вещественным доказательствам отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение в порядке, предусмотренном п. 15 ст. 397, ст. 399 УПК РФ.

 

Неправильное применение уголовного

закона при назначении наказания привело

к изменению приговора в сторону ухудшения

 

Приговором Зеленогорского городского суда от 15.08.2014 К., ранее судимый: 15.04.2013 с учетом изменений, внесенных постановлением судьи Зеленогорского городского суда от 11.09.2013, по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ) к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года 1 месяц, осужден в особом порядке уголовного судопроизводства по ч. 2 ст. 232 УК РФ (в редакции Федерального закона  от 28.12.2013) к лишению свободы сроком на 1 год 8 месяцев; по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 01.03.2012 к лишению свободы сроком на 3 года 2 месяца; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к лишению свободы сроком на 4 года; на основании     ч. 5 ст. 74 УК РФ, ст. 70 УК РФ по совокупности с наказанием, назначенным приговором от 15.04.2013, путем применения принципа частичного присоединения, окончательно к лишению свободы сроком на 5 лет, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

К. осужден за содержание по месту своего жительства группой лиц по предварительному сговору притона для потребления наркотических средств, а также за незаконное изготовление и хранение без цели сбыта препарата (смеси), содержащего наркотическое средство дезоморфин, массой 0,31 грамма (в высушенном состоянии), то есть в крупном размере, имевшее место 13.02.2014.

По апелляционному представлению прокурора приговор изменен в сторону ухудшения по причине чрезмерной мягкости назначенного по ч. 2      ст. 232 УК РФ наказания.

Санкция ч. 2 ст. 232 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от двух до шести лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового. Принимая во внимание положения ч. 7 ст. 316 УПК РФ, ч. 1 ст. 62 УК РФ, максимально возможным наказанием для К. является лишение свободы на срок 2 года 8 месяцев.

Таким образом, не установив оснований для применения в отношении К. правил ст. 64 УК РФ, суду следовало назначить ему наказание в виде лишения свободы в пределах от двух лет до двух лет восьми месяцев, в связи с чем, наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 8 месяцев не отвечает принципу справедливости вследствие его чрезмерной мягкости.

В связи с этим, апелляционной инстанцией К. назначено наказание по      ч. 2 ст. 232 УК РФ в виде лишения свободы с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ сроком на 2 года; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 232 УК РФ и ч. 2 ст. 228 УК РФ, путем применения принципа частичного сложения, назначено наказание в виде 4 лет 1 месяца лишения свободы; в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности с наказанием, назначенным по приговору от 15.04.2013, назначено наказание в виде 5 лет 1 месяца лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

 

Нарушение процедуры судопроизводства

явилось основанием для отмены приговора

в части

 

Приговором Железнодорожного районного суда г. Красноярска от    24.06.2014 Р. осужден по ч. 2 ст. 159.6, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159.6 УК РФ.

Имеющие значение по делу все юридически значимые фактические обстоятельства совершенного Р. деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 159.6 УК РФ в отношении потерпевшего Ч. установлены верно и полно.

Вместе с тем, судом апелляционной инстанции приговор в части осуждения Р. по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159.6 УК РФ отменен с направлением дела на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 248 УПК РФ в случае замены защитника суд предоставляет вновь вступившему в уголовное дело защитнику время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Замена защитника не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в суде. По ходатайству защитника суд может повторить допросы свидетелей, потерпевших, экспертов либо иные судебные действия.

Как видно из материалов уголовного дела, защиту осужденного Р. в ходе предварительного, а также части судебного следствия осуществлял адвокат Д. по соглашению и с участием данного адвоката были допрошены свидетели, потерпевшие, в том числе потерпевшая Н.  и свидетель К.

В судебном заседании 21.05.2014 Р. от услуг данного адвоката отказался, в связи с чем, судом для защиты интересов подсудимого была назначена адвокат К. в порядке ст. 51 УПК РФ.

Данный адвокат ознакомилась с материалами уголовного дела с 1 по 6 том, которые касались предварительного следствия, при этом материалы судебного следствия - тома 7 и 8 ей для ознакомления предоставлены не были.

Согласно протоколу судебного заседания, 18.06.2014 адвокат К. заявила ходатайство о повторном допросе потерпевшей Н. и свидетеля К., т.к. она не участвовала при их допросе.

Однако данное ходатайство, вопреки требованиям ч. 3 ст. 248 УПК РФ, судом было отклонено, при этом адвокату К. протоколы судебных заседаний для ознакомления с показаниями этих лиц предоставлены не были.

Из протокола судебного заседания следует, что подсудимый Р. оспаривал свою виновность в совершении преступления в отношении потерпевшей Н. и указывал о том, что в отношении потерпевшей Н. и свидетеля К. возбуждено уголовное дело по факту хищения ценных бумаг, легализации, сокрытия налогов, поэтому они находятся в розыске и оговаривают его с целью уйти от уголовной ответственности.

Поскольку и потерпевшая Н., и свидетель К. были допрошены в отсутствии именно адвоката К., то судебная коллегия пришла к выводу о том, что доводы Р. о невиновности в совершении преступления в отношении Н. должным образом не были проверены и необоснованно были положены в основу обвинительного приговора.

Таким образом, судом допущено существенное нарушение уголовно­процессуального закона - нарушение процедуры судопроизводства, что в соответствии с ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ повлекло отмену приговора в части и  направление дела на новое судебное разбирательство. Из резолютивной части приговора исключено указание о назначении Р. наказания по правилам ч. 2              ст. 69 УК РФ. Постановлено считать осужденным Р. по ч. 2 ст. 159.6 УК РФ на 2 года лишения свободы без ограничения свободы. Условно-досрочное освобождение по приговору от 08.09.2009 г. и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров Р. окончательно назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В связи с фактическим отбытием срока наказания Р. из-под стражи освобожден.

 

В  ПРЕЗИДИУМЕ  КРАЕВОГО  СУДА

 

Исключено указание о назначении

наказания на основании ст. 69 УК РФ

 

По кассационному представлению заместителя прокурора края постановлением Президиума краевого суда изменен приговор Илимпийского районного суда от 21.10.2013 в отношении К., ранее судимого 16.09.2013  по п.п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011              № 26-ФЗ) к 1 году 2 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год 2 месяца, осужденного  по п.п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) к 2 годам лишения свободы и на основании ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения с наказанием по приговору от 16.09.2013, к 2 года 5 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года 5 месяцев.

К. осуждён за кражу, совершённую группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшему,

Преступление совершено К. 22.04.2010, то есть до вынесения приговора от 16.09.2013.

Согласно закону, если в отношении условно осуждённого лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершённом до вынесения приговора по первому делу, правила ч. 5 ст. 69 УК РФ применению не подлежат, поскольку указанные обстоятельства не влекут оснований для отмены условного осуждения, предусмотренных ст. 74 УК РФ. В таких случаях приговоры исполняются самостоятельно.

Поэтому назначение К. окончательного наказания по данному приговору по правилам ст.  69 УК РФ, по совокупности с наказанием по приговору от 16.09.2013, противоречит требованиям закона.

В связи с этим, Президиум краевого суда исключил из приговора указание о назначении наказания К. на основании ст. 69 УК РФ и постановил считать его осужденным по п.п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ условно с испытательным сроком в 2 года.

 

Кассовый аппарат не является хранилищем

 

Б. приговором Норильсого городского суда от 09.06.2014 осужден по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Согласно приговору, 16.12.2013 примерно в 04 часа 20 минут Б., взломав замок входной двери «Любимая аптека» ООО «Ротли» в г. Норильске, незаконно проник в помещение, похитил имущество и денежные средства. После этого взломал денежный базис кассового аппарата, тем самым незаконно проникнув в хранилище, и похитил денежные средства. Своими действиями Б. причинил ООО «Ротли» ущерб на общую сумму 85 500 рублей.

Постановлением Президиума краевого суда приговор изменен по кассационному представлению заместителя прокурора края, поскольку при квалификации действий Б. суд первой инстанции не учел, что, в силу п. 3 Примечаний к ст. 158 УК РФ, под хранилищем понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей.

По делу установлено, что Б., в том числе, совершил хищение денежных средств из кассового аппарата. Его основная функция состоит не в постоянном или временном хранении материальных ценностей, а в обеспечении торговых операций, производимых продавцом (печатание чеков, которые выдаются покупателю, фиксация производимых расчетно-кассовых операций для учета и товарооборота). Хранение денег в кассовом аппарате предусматривается для удобства проведения продавцом расчетных операций и не является его основной функцией.

В связи с чем, суд необоснованно квалифицировал преступление по признаку незаконного проникновения в хранилище.

На основании изложенного, Президиум краевого суда исключил из осуждения Б. по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ квалифицирующий признак совершения кражи с незаконным проникновением в хранилище, снизив назначенное наказание.

 

Ходатайство о разрешении проведения

оперативно-розыскного мероприятия

в виде наведения справок по операциям

по расчетным счетам в банковских

учреждениях незаконно удовлетворено судом

 

18.04.2014 заместитель начальника ГУ МВД России по Красноярскому краю Ю. обратился к председателю Канского городского суда с ходатайством о даче разрешения сроком с 22.04.2014 по 22.08.2014 на проведение в отношении руководителя ООО «Магнат-РД» Д. оперативно-розыскных мероприятий в виде наведения справок по операциям по расчетным счетам, открытым в Восточно-Сибирском банке Сбербанка России, Красноярском филиале «АкБарс» банка, филиале банка «ВТБ» в г. Красноярске, ЗАО КБ «Кедр» и СФ ОАО АКБ «Международный финансовый клуб».

Данное ходатайство было мотивировано тем, что вторым межрайонным отделом с дислокацией в г. Канске УЭБ и ПК ГУ МВД России по Красноярскому краю в рамках проверки по факту незаконной предпринимательской деятельности ООО «Магнат-РД» проводится документирование возможной преступной деятельности генерального директора предприятия Д., выразившейся в эксплуатации опасного производственного объекта без соответствующей лицензии с получением дохода в крупном размере за период с 22.06.2009 по 16.01.2013. В ходе проверки установлен факт приобретения ООО «Магнат-РД» 22.06.2009 с постановкой на регистрационный учет в реестр опасных производственных объектов склада ГСМ, расположенного в Кежемском районе Красноярского края, и эксплуатации его без соответствующей лицензии с получением доходов от данной деятельности и зачислением их на счета в банковских учреждениях.              

Таким образом, в действиях Д. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 171 УК РФ, однако, ввиду отсутствия достаточных данных для возбуждения уголовного дела, а также в связи с проводимой проверкой, возникла необходимость в проведении указанных в ходатайстве оперативно-розыскных мероприятий, которое возможно только по разрешению суда.

Постановлением председателя Канского городского суда от 22.04.2014 указанное ходатайство удовлетворено, разрешено проведение оперативно-розыскных мероприятий сроком с 22.04.2014 по 22.08.2014 в виде наведения справок по операциям по расчетным счетам, открытым ООО «Магнат-РД» за период с 22.06.2009 по 16.01.2013 в Восточно-Сибирском банке ОАО «Сбербанк России», Красноярском филиале «АкБарс» банка, филиале банка «ВТБ» в г. Красноярске, ЗАО КБ «Кедр», СФ ОАО АКБ «Международный финансовый клуб», а также получения копий писем в счет исполнения обязательств по договорам ООО «Магнат-РД» за период с 22.06.2009 по 16.01.2013.

Президиум краевого суда судебное решение отменил по следующим основаниям.

Согласно ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», справки по операциям и счетам юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, по операциям, счетам и вкладам физических лиц выдаются на основании судебного решения кредитной организацией должностным лицам органов, уполномоченных осуществлять оперативно-розыскную деятельность, при выполнении ими функций по выявлению, предупреждению и пресечению преступлений по их запросам, направляемым в суд в порядке, предусмотренном ст. 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», при наличии сведений о признаках подготавливаемых, совершаемых или совершенных преступлений, а также о лицах, их подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

В соответствии со ст. 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-­розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права граждан, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. По       результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление.

По настоящему делу 09.04.2014 старшим оперуполномоченным второго МРО УЭБиПК ГУ МВД России по Красноярскому краю С. подан рапорт на имя начальника отдела полиции МО МВД России «Богучанский» об обнаружении в действиях должностных лиц ООО «Магнат-РД», выразившихся в эксплуатации в период с 2009 года по 2013 год опасного производственного объекта без соответствующего разрешения, признаков преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ.

По изложенным в рапорте фактам указанным должностным лицом органа дознания проводилась доследственная проверка в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ, по результатам которой 07.05.2014 вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении генерального директора ООО  «Магнат­-РД» Д. в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

18.04.2014 заместитель начальника ГУ МВД России по Красноярскому краю обратился к председателю Канского городского суда с ходатайством о даче разрешения на проведение в отношении Дьякова А.А. оперативно-розыскных мероприятий в виде наведения справок по операциям по расчетным счетам, открытым в банковских учреждениях.

Таким образом, постановление о возбуждении перед судом указанного ходатайства вынесено лицом, в силу ст. 4 Федерального закона «О полиции» и п.п. «е, ж» ст. 1 Указа Президента Российской Федерации от 01.03.2011 № 250, являющимся одновременно и руководителем органа дознания, проводившего проверку в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ, и руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Вместе с тем, при рассмотрении ходатайства о разрешении проведения оперативно-розыскных мероприятий судом не учтено, что оно подано в отношении руководителя ООО «Магнат-РД» Д., являющегося депутатом Законодательного Собрания Красноярского края.

В связи с этим и согласно п. 3 ч. 1 ст. 145, подп. «б»  п. 1 ч. 2 ст. 151, п. 1 ч. 1 ст. 447, п. 9 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, проведение в отношении Д. проверки в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ входило в компетенцию не органов внутренних дел (полиции), а Следственного комитета Российской Федерации.

При таких обстоятельствах, с учетом документально подтвержденного отсутствия во втором МРО УЭБиПК ГУ МВД России по Красноярскому краю с дислокацией в г. Канске дел оперативного учета и других материалов оперативно-­розыскной деятельности по факту незаконной предпринимательской деятельности ООО «Магнат-РД» и в силу положений ч.ч. 2, 3 ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», ходатайство о проведении в отношении руководителя ООО «Магнат-РД» Д. оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права, могло быть внесено в суд руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, только по поручению следователя Следственного комитета Российской Федерации, компетентного проводить проверку в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ.

В связи с отсутствием в материалах дела такого поручения следователя постановление заместителя начальника ГУ МВД России по Красноярскому краю от 18.04.2014 и вынесенное по результатам его рассмотрения постановление председателя Канского городского суда от 22.04.2014 о разрешении проведения в отношении ООО «Магнат-РД» оперативно-розыскных мероприятий в виде наведения справок и получения копий писем, признаны Президиумом не соответствующими требованиям закона.

Кроме того, в противоречие с положениями ст. 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» постановление председателя суда от 22.04.2014 является немотивированным, поскольку в нем не указаны ни фактические, ни правовые основания для истребования правоохранительными органами в банковских учреждениях в порядке осуществления оперативно­розыскной деятельности сведений, составляющих охраняемую законом банковскую тайну, а также отсутствуют ссылки на нормы закона, которыми руководствовался суд при удовлетворении ходатайства руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

При этом из постановления заместителя начальника ГУ МВД Росси по Красноярскому краю от 18.04.2014 следует, что перед председателем суда заявлено ходатайство о разрешении проведения оперативно-розыскного мероприятия в виде наведения справок по операциям по расчетным счетам в банковских учреждениях в отношении Д.

Суд же вышел за пределы этого ходатайства и разрешил проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении ООО «Магнат-РД» не только в виде наведения справок по операциям по расчетным счетам, открытым в банковских учреждениях в период с 22.06.2009 по 16.01.2013, но и путем получения копий писем в счет исполнения обязательств по договорам ООО «Магнат-РД» за этот же период времени.

Помимо этого, из содержания постановления следует, что суд исходил из того, что Д., в отношении которого разрешено проведение оперативно­розыскных мероприятий, является подозреваемым в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ. Однако выводы суда в указанной части противоречат положениям ч. 1 ст. 46 УПК РФ.

При таких обстоятельствах Президиум краевого суда постановление Канского городского суда от 22.04.2014 отменил, производство прекратил.

 

 

другие новости