Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за август 2014 г.

29.09.2014 17:55:17

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

август

 

г. Красноярск

2014 год

ОБЗОР

причин пересмотра в кассационном (надзорном) порядке судебных постановлений о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом в 2013 году и 1 полугодии 2014 года

 

Уголовно-судебным управлением проанализированы причины пересмотра в кассационном (надзорном) порядке судебных постановлений о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом за 2013 год и 1 полугодие 2014 года.

Анализ статистических показателей свидетельствует, что ежегодно президиумом Красноярского краевого суда пересматривается значительное количество судебных постановлений, вынесенных в порядке применения ст. 10 УК РФ. Из общего числа дел и материалов, рассмотренных президиумом, эта категория составила в 2013 году – 52,5 %, в 1 полугодии 2014 года - 38,5%.

Причины большого количества ошибок, допускаемых судами при разрешении вопросов, связанных с применением нового уголовного закона, обусловлены, в том числе и тем, что горрайпрокурорами указанным судебным решениям уделяется второстепенное значение. Участие в судебных заседаниях обеспечивается по остаточному принципу, а проверка их законности в апелляционные сроки надлежащим образом не осуществляется.

Так, из числа постановлений, пересмотренных в 1 полугодии 2014 года, прокуроры принимали участие в рассмотрении только 30 материалов, что составило около 32 %, от общего числа материалов, рассмотренных судом в указанный период.

Всего судом кассационной (надзорной) инстанции в 2013 году пересмотрены постановления о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом в отношении 399 (-28) лиц, в 1 полугодии 2014 года в отношении 94 (-128) лиц. 

Снижение показателя обусловлено законодательным запретом на обжалование после 01.01.2014 судебных постановлений, вступивших в законную силу до 01.01.2013. 

Из 49 постановлений, отмененных с направлением материалов на новое судебное рассмотрение, в 13 случаях (26,5 %) нарушено право осужденных на защиту. В частности ненадлежащее уведомление о дате судебного заседания, неразъяснение осужденному процессуальных прав, необеспечение защитником при наличии такой просьбы или когда его участие обязательно, отсутствие письменного отказа от участия защитника, игнорирование просьбы о личном участии осужденного. 

Не допустить нарушений уголовно-процессуального законодательства прокурор может лишь при непосредственном участии в судебном заседании, поскольку проверка в апелляционный срок самого постановления, без изучения материала, не позволяет выявить и отреагировать на указанные выше нарушения.

Так, президиумом краевого суда 18.03.2014 в надзорном порядке отменено постановление Емельяновского районного суда от 30.03.2012, материал направлен на новое рассмотрение. Как следует из имеющейся в деле расписки, осужденный П. по вопросу участия адвоката свое мнение не выразил, в том числе не заявил об отказе от защитника, при этом судом первой инстанции материал рассмотрен без участия защитника.

Между тем, в соответствии с ч. 4 ст. 399 УПК РФ при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора, осужденный может осуществлять свои права с помощью защитника. Согласно п. 1 ч. 1 и ч. 3                  ст. 51 УПК РФ, если обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ, участие защитника в уголовном судопроизводстве, включающим стадию исполнения приговора, является обязательным. Если адвокат не приглашен самим обвиняемым, то суд обязан обеспечить его участие в уголовном судопроизводстве. 

Аналогичные нарушения были допущены Канским городским судом в отношении С.

В рамках судебного рассмотрения осужденному не было разъяснено право заявить ходатайство об участии в судебном заседании адвоката. Кроме того, суд не направил осужденному извещение о дате, месте и времени судебного заседания.

Допущенные нарушения президиум краевого суда признал существенными, отменил постановление Канского городского суда с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

Как положительную тенденцию необходимо отметить то, что в 1 полугодии 2014 года, в кассационном порядке (в рамках главы 47-1 УПК РФ) из-за подобных процессуальных нарушений судебные постановления, вынесенные после 01.01.2013, не пересматривались.

Значительное количество нарушений допущено при рассмотрении ходатайств осужденных о применении Федерального закона от 01.03.2012          № 18-ФЗ, а именно пересмотра приговоров в части осуждения за незаконный оборот наркотического средства – смеси, содержащей дезоморфин. 

Президиумом краевого суда неоднократно отмечалось, что в случае, если лицо осуждено за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, включенных в список 1, входящих в состав смеси (препарата), размер которых определялся весом всей смеси без выделения сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре +70 …110 градусов Цельсия, приговор подлежит пересмотру в порядке гл. 47 УПК РФ.

Ввиду необоснованного отказа в пересмотре таких приговоров, в 1 полугодии 2014 года отменено с направлением материалов на новое рассмотрение 17 постановлений (Емельяновский, Кежемский, Минусинский районы края, Советский, Свердловский районы города Красноярска). В 6 судебных заседаниях участвовали прокуроры, которые в большинстве случаев высказались об отказе в удовлетворении ходатайств и соответственно не принесли апелляционные представления.

Причинами отмены судебных постановлений данной категории также явились необоснованный отказ в рассмотрении вопроса о применении положений ч. 6 ст. 15 УК РФ, введенной в действие Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ; ст. 62 УК РФ в ред. Федерального закона от 29.06.2009 №141-ФЗ; ч. 1 ст. 56 УК РФ в ред. Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ; отказ в рассмотрении вопроса о применении Федерального закона от 29.11.2012 № 207-ФЗ; неполное применение положений ст. 10 УК РФ.

Нижнеингашским районным судом 17.06.2013 отказано в пересмотре приговоров Центрального районного суда г. Красноярска от 09.06.2012 и от 07.11.2012, которыми Л. осуждена к реальному лишению свободы за совершение ряда мошеннических действий.

Суд мотивировал свое решение тем, что в ходатайстве о пересмотре приговоров фактически поставлен вопрос, связанный с оценкой доказательств, что не входит в компетенцию районного суда. К аналогичному выводу пришел и суд апелляционной инстанции.

При этом такой вывод противоречит требованиям ст. 10 УК РФ и                  ст.ст. 396 - 399 УПК РФ.

Федеральным законом от 29.11.2012 № 207-ФЗ в УК РФ внесены изменения, согласно которым введена ст. 159.4 УК РФ, предусматривающая ответственность за совершение мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, а также изменена сумма ущерба, причиненного преступлением, образующая крупный и особо крупный размеры. Указанный закон вступил в действие с 10.12.2012.

Уголовно-наказуемым деянием, предусмотренным ст. 159.4 УК РФ, является мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

По смыслу закона, мошенничество считается совершенным в сфере предпринимательской деятельности, если оно совершено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность или участвующим в предпринимательской деятельности, и это преступление непосредственно связано с указанной деятельностью.

Так, по приговору от 09.06.2012 Л. признана виновной в том, что, являясь директором ООО «Мегаполис», в период с марта по июль 2009 года после заключения договоров о реализации туристического продукта, оформления путевок и получения ею денежных средств во исполнение заключенных договоров, преднамеренно не исполняла договорные обязательства и похитила денежные средства граждан.

Поскольку Федеральный закон от 29.11.2012 № 207-ФЗ смягчает ответственность за мошенничество, совершенное в сфере предпринимательской деятельности, он подлежит применению и на стадии исполнения приговора          (гл. 47 УПК РФ), в связи с чем, президиумом краевого суда в соответствии со    ст. 401.15 УПК РФ судебные решения отменены, материал направлен на новое судебное рассмотрение.

Проведенный анализ также показал, что имели место случаи отмены постановлений с прекращением производства по материалу ввиду нарушения требований ст. 7 УПК РФ, а именно повторного вынесения решения по одному и тому же вопросу (в отношении 3 лиц).

Не допустить подобные нарушения возможно, если при назначении материала к рассмотрению суд запросит сведения из личного дела осужденного о пересмотре постановленных в отношении него приговоров в порядке ст. 10 УК РФ.

Данные сведения до судебного заседания могут быть истребованы и прокурором, особенно когда у осужденного имеется несколько непогашенных судимостей, подпадающих под действие новых уголовных законов. Однако на практике, эти меры не применяются, а допущенные судами края ошибки исправляются лишь в кассационном (надзорном) порядке.

Так, постановлением Емельяновского районного суда от 21.12.2012 в соответствии с новым уголовным закона приведены приговоры от 02.10.2003, 03.03.2004, 02.04.2004, 24.06.2004 и 26.11.2008, вынесенные в отношении Г. В то же время суд в рамках принятия указанного решения не учел, что постановлением Советского районного судом г. Красноярска от 21.10.2011 указанные приговоры уже были пересмотрены в связи с введением в действие Федеральных законов от 29.06.2009 № 141-ФЗ и от 07.03.2011 № 26-ФЗ.

Президиум краевого суда постановление Емельяновского районного суда от 21.12.2012 в рамках повторного применения ст. 10 УК РФ отменил, производство в этой части по делу прекратил. В остальной части материал был направлен на новое рассмотрение, в связи с тем, что приговоры подлежали пересмотру также в связи со вступлением в силу Федерального закона от 21.11.2011 № 329-ФЗ.

Также нередко возникают сложности, связанные с пересмотром судебных решений, наказание по которым при первоначальном пересмотре приговоров в порядке ст. 10 УК РФ не изменялось, а при повторном пересмотре по тем же основаниям, было снижено. Учитывая, что положение осужденного не может быть ухудшено, незаконные постановления остаются в силе, хотя данные ошибки могли быть исправлены в апелляционном порядке.

Не во всех случаях судом, при рассмотрении вопроса о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом, учитываются изменения, внесенные в эти приговоры апелляционной и (или) кассационной (надзорной) инстанцией.

Так, изменяя приговор в отношении Г. и снижая осужденному наказание, Емельяновский районный суд не принял во внимание то, что в указанный приговор надзорной инстанцией уже были внесены изменения, благодаря которым Г. назначено наказание более мягкое, чем при пересмотре приговора в порядке ст. 10 УК РФ.

Учитывая то, что в судебных решениях содержались противоречия, и был нарушен принцип недопустимости ухудшения положения осужденного, руководствуясь ст. 401.15 УПК РФ, судом кассационной инстанции постановление Емельяновского районного суда в отношении Г. изменено, наказание снижено.

Всего за 6 месяцев 2014 года президиумом краевого суда изменены судебные постановления в отношении 45 лиц, из них, ввиду неполного применения положений ст. 10 УК РФ пересмотрено 22 постановления, вследствие нарушений требований уголовного и уголовно-процессуального законодательства 23 постановления.

Приговорами от 28.04.2001 и от 15.04.2002 М. осужден за совершение ряда умышленных преступлений с назначением наказания в соответствии со ст. 70 УК РФ в виде 27 лет 11 месяцев лишения свободы.

Постановлением Минусинского городского суда от 28.11.2013 указанные приговоры по ходатайству осужденного приведены в соответствие с действующим уголовным законом, общее наказание в отношении М. снижено до 26 лет 11 месяцев лишения свободы.

В то же время, Минусинским городским судом положения ст. 10 УК РФ применены не в полном объеме.

Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ внесены изменения в ч. 2 ст. 15 УК РФ и ч. 1 ст. 56 УК РФ, согласно которым преступления, наказание за которые не превышает трех лет, относятся к преступлениям небольшой тяжести, а наказание в виде лишения свободы не может быть назначено осужденному, впервые совершившему преступление небольшой тяжести при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание.

При этом приговором от 28.04.2001 по ч. 1 ст. 166 УК РФ при отсутствии отягчающих обстоятельств М. осужден к 1 году 6 месяцам лишения свободы, а приговором от 15.04.2002 при осуждении за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 313 УК РФ, наказание за которое не превышает трех лет лишения свободы, указано, что М. совершено преступление средней тяжести.

Указанные изменения уголовного закона оставлены без внимания судом первой инстанции.

В кассационном порядке по жалобе осужденного допущенные нарушения устранены, за каждое из указанных преступлений наказание снижено, в том числе снижено наказание по совокупности преступлений до 26 лет 8 месяцев лишения свободы.

Прокурор при рассмотрении ходатайства осужденного М. судом первой инстанции участие не принимал. Однако очевидно неполное применение ст. 10 УК РФ могло быть выявлено при тщательном изучении постановления в апелляционные сроки.

Постановлением Минусинского городского суда от 26.11.2013 приведены в соответствие с изменениями в уголовном законе приговоры от 27.01.2011 и от 14.12.2012, постановленные в отношении Ш.

Так, приговором от 27.01.2011 Ш. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, приговором от 14.12.2012 по ч.2 ст.228 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст.ст. 74 и 70 УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

При приведении приговоров в соответствие с нормами действующего законодательства Ш., в соответствии с п. 1 ч. 1 и ч. 2 ст. 24 УПК РФ, освобожден от наказания по приговору от 14.12.2012 в связи с устранением новым уголовным законом, имеющим обратную силу, преступности и наказуемости деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ. Ш. постановлено считать осужденным только по приговору от 14.12.2012 с наказанием в виде 2 лет лишения свободы и отбыванием наказания в колонии-поселения.

В соответствии со ст. 10 УК РФ и исходя из правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20.04.2006 № 4-П, закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от того, в чем выражается такое улучшение – в отмене квалифицирующего признака преступления, снижении нижнего и (или) верхнего пределов санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, изменения в благоприятную для осужденного сторону правил Общей части, касающихся назначения наказания, или в чем-либо ином.

При этом данные требования закона в отношении Ш. судом были нарушены.

Ш. совершил деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 228 УК РФ, относящееся к категории тяжких, в период испытательного срока, в связи с чем, при постановлении приговора от 14.12.2012 суд, в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ, отменил условное осуждение по приговору от 27.01.2011 и применил правила  ст. 70 УК РФ.

В то же время, освободив Ш. от наказания по ч. 2 ст. 228 УК РФ, суд был не вправе отменять условное осуждение по приговору от 27.01.2011 и назначать наказание в виде реального лишения свободы.

Судом кассационной инстанции постановление в отношении Ш. изменено, исключено указание на назначение осужденному по приговору от 14.12.2012 наказания в виде лишения свободы сроком на 2 года с отбыванием наказания в колонии-поселении с освобождением его из-под стражи.

Указанное постановление вынесено с участием прокурора, который не обратил внимания на явное нарушение закона, вследствие чего Ш. обратился с жалобой в прокуратуру края.

Также распространенной ошибкой является ухудшение положения осужденного после того, как первое постановление отменялось вышестоящими судебными инстанциями с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

Постановлением Емельяновского районного суда от 18.11.2011 приговоры от 31.08.2001, 18.04.2003, 29.05.2007, 29.08.2007 и 28.09.2007, постановленные в отношении Н. приведены в соответствие с новым уголовным законом со снижением наказания.

Указанное постановление в связи с допущенными процессуальными нарушениями было отменено, материал направлен в суд для нового рассмотрения.

При новом рассмотрении материалов 05.09.2012 суд отказал в пересмотре приговоров, не учтя при этом, что тем самым необоснованно ухудшил положение осужденного.

В то же время по смыслу закона, после отмены первоначального судебного решения применение к осужденному закона о более тяжком преступлении, усиление или иное ухудшение положения осужденного при новое рассмотрении дела, допускаются только при условии, если первоначальное решение было отменено в связи с мягкостью назначенного наказания или в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении.

Президиумом краевого суда в постановление от 05.09.2012 внесены изменения со смягчением наказания по каждому из приговоров, а также по правилам ч. 5 ст. 69, ст. 70 УК РФ.

Проведенный анализ показал, что при вынесении постановлений о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом многих ошибок можно было избежать в случае принятия горрайпрокурорами надлежащих мер к обеспечению участия оперативных работников в судебных заседаниях по данной категории ходатайств осужденных, а также к строгому соблюдению п. 11 приказа прокурора края от 09.04.2013 № 169 «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» об обязательной проверке всех судебных решений указанной категории в апелляционные сроки и принятию мер к их своевременному обжалованию при наличии оснований.

 

ОБОБЩЕНИЕ

практики апелляционного обжалования постановлений судов о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом

за первое полугодие 2014 года

 

В первом полугодии 2014 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда в апелляционном порядке пересмотрено 161 (-181) судебное решение, постановленное в порядке ст. 10 УК РФ. 95% из общего числа пересмотренных постановлений отменено (изменено) по жалобам.

По представлениям прокуроров, отменено (изменено) лишь 8 (-8) судебных решений. Эффективность апелляционного реагирования прокуроров на незаконные судебные решения по указанной категории составила 5% (+3%).

Из 9 рассмотренных апелляционных представлений - 8 удовлетворено, 1 отклонено. Результативность апелляционного обжалования составила 88,8%      (-5,3%).

Апелляционные представления принесены Ачинским межрайонным прокурором, Нижнепойменским прокурором по надзору за соблюдением законов в ИУ, прокурором города Норильска, прокурором Свердловского района г. Красноярска и прокурором Курагинского района.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что в 2014 году качество участия прокуроров в рассмотрении указанных материалов и обжалования незаконных постановлений фактически не улучшилось.

Большинство судебных решений, отмененных (измененных) апелляционной инстанцией, преимущественно по жалобам, вынесены Емельяновским районным судом (44 постановления), Свердловским районным судом г. Красноярска (20 постановлений), Железнодорожным районным судом г. Красноярска (17 постановлений), Минусинским городским судом (17 постановлений), Богучанским районным судом (10 постановлений) и Нижнеингашским районным судом (10 постановлений).

Оперативными работниками указанных прокуратур судебные решения о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законодательством, в нарушение п. 35 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» и п. 11 приказа прокурора края от 09.04.2013 № 169 «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства», должным образом не изучаются, меры к их своевременному обжалованию не принимаются. При этом из 161 пересмотренного судебного решения по 116 материалам (что составляет 72%) участие прокурора в судебном заседании обеспечено не было.

Вместе с тем, своевременное реагирование на незаконные судебные постановления по указанной категории, позволяет устранить допущенные нарушения закона и может существенно повлиять на результативность апелляционного обжалования в отдельных прокуратурах и в целом по краю.

Так, например, в прокуратуре Железнодорожного района г. Красноярска показатель результативности апелляционного обжалования судебных решений по итогам полугодия составил 75,8%, что ниже среднего показателя по краю на 9%. Однако, при существенном количестве отмененных и измененных постановлений анализируемой категории по жалобам осужденных, прокуратурой района апелляционные представления на незаконные судебные решения не приносились. Аналогичная ситуация сложилась и в прокуратурах Емельяновского, Минусинского и Богучанского районов.

Основными причинами отмены и изменения судебных решений послужили нарушение требований уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам.

Чаще всего судебные решения, постановленные в порядке ст. 10 УК РФ, отменялись по процессуальным нарушениям.

В соответствии с ч. 2 ст. 399 УПК РФ, лицо, подавшее ходатайство о пересмотре приговора, должно быть извещено о дате, времени и месте судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного заседания. Более того, в соответствии с названной нормой закона, в случае заявления осужденным ходатайства об его личном участии в судебном заседании, или участии защитника, суд должен обеспечить ему такое право. Однако указанные требования не всегда соблюдаются судами.

Так, постановлением Красноярского краевого суда от 10.04.2014 по апелляционной жалобе осужденного, в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона отменено постановление Емельяновского районного суда от 21.11.2013, которым В. отказано в удовлетворении ходатайства о приведении в соответствие с новым уголовным законом приговора Абаканского городского суда р. Хакасия от 09.06.2006.

Из материала следует, что В. ходатайствовал о личном участии в судебном заседании. Вместе с тем, из протокола судебного заседания от 04.09.2013  следует, что личное участие осужденного не было обеспечено по техническим причинам, в связи с чем, рассмотрение материала перенесено на иную дату, а именно на 21.11.2013. Однако, впоследствии судом не только не было предпринято мер к личному участию В. в судебном заседании, но и в постановлении указано о том, что таких ходатайств осужденный не заявлял.

Допущенные нарушения являются существенными, влекущими, в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ, безусловную отмену вынесенного постановления.

Апелляционным постановлением от 04.04.2014 по представлению отменено постановление Курагинского районного суда от 29.01.2014, которым частично удовлетворено ходатайство осужденного Е. о приведении в соответствие с действующим законодательством приговоров суда.

В апелляционном представлении поставлен вопрос об отмене постановления только в связи с нерассмотрением судом вопроса о наличии либо отсутствии оснований для изменения категории преступления, в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ  (в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ). Между тем, иные нарушения, допущенные судом, прокурором оставлены без внимания.

Так, судом не в полном объеме предприняты меры к извещению осужденного Е. о дате, времени и месте судебного заседания. Расписки, подтверждающей непосредственное вручение осужденному уведомления о рассмотрении его ходатайства судом первой инстанции, в представленном материале не имелось. Изложенное свидетельствует о том, что судом не были выполнены требования ч. 2 ст. 399 УПК РФ.

Судом апелляционной инстанцией отмечено, что участие Е. и его адвоката в рассмотрении ходатайства в судебном заседании, не освобождает суд от обязанности своевременного уведомления осужденного о дне, месте и времени судебного заседания.

Апелляционным постановлением от 18.03.2014 по жалобе осужденного отменено постановление Емельяновского районного суда от 28.06.2013, которым ходатайство Я. о приведении в соответствие постановленных в отношении него приговоров в порядке ст. 10 УК РФ оставлено без удовлетворения.

Основанием к отмене судебного решения послужило существенное нарушение требований уголовно-процессуального закона, а именно права осужденного на защиту.

Так, приговором от 26.09.2003 Я. осужден по п.п. «а, в, д» ч. 2 ст. 105 УК РФ, санкция которой предусматривает наказание свыше 15 лет лишения свободы.

В соответствии с положениями п. 4 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 15 лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь. Согласно ч. 2 ст. 47 УПК РФ, указанные требования закона распространяются и на осужденных. При таких обстоятельствах суд первой инстанции должен был решить вопрос об обеспечении в судебном заседании защиты интересов осужденного Я. адвокатом.

Кроме того, при принятии решения по ходатайству Я. судом не рассмотрена возможность применения положений ч. 1 ст. 62 УК РФ в редакции Федерального закона от 29.06.2009 № 141-ФЗ к приговору от 08.02.2005, которым в качестве смягчающего наказания обстоятельства признана явка с повинной, а обстоятельство, отягчающее наказание из приговора исключено кассационной инстанцией.

Изложенное свидетельствует о том, что до сих пор имеются основания для пересмотра приговоров в сторону смягчения наказания ввиду изменений, внесенных в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ, которым установлено, что при наличии у осужденного смягчающих вину обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» или «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ (при отсутствии отягчающих обстоятельств) срок или размер наказания не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, в то время как ранее действующим законом указанные ограничения составляли 3/4.

Апелляционным постановлением от 24.04.2014, по жалобе осужденного, в связи с нарушением права на защиту отменено постановление Свердловского районного суда г. Красноярска от 14.01.2014, которым отказано в удовлетворении ходатайства осужденного С. о приведении в соответствие с действующим уголовным законом приговоров, постановленных в отношении него.

Так, в имеющейся в материале расписке осужденный указал, что отказывается от услуг защитника в связи с тяжелым материальным положением, возражал против взыскания с него расходов по оплате труда адвоката.

Учитывая, что в связи с отсутствием денежных средств, отказ от адвоката являлся вынужденным, суд первой инстанции должен был, в соответствии со     ст.ст. 47 и 50 УПК РФ, самостоятельно назначить С. адвоката. Однако, указанные требования закона судом не выполнены, ходатайство рассмотрено по существу без участия адвоката, чем было нарушено право осужденного на защиту.

Анализ судебных решений, пересмотренных в 1 полугодии 2014 года, показал, что судами при рассмотрении ходатайств в порядке ст. 10 УК РФ допускается неправильное толкование закона.

Примером тому является апелляционное постановление Красноярского краевого суда от 01.07.2014, которым по жалобе отменено постановление Свердловского районного суда г. Красноярска от 07.03.2014 о частичном удовлетворении ходатайства осужденной Ф., поданного в порядке ст. 10 УК РФ.

Согласно материалу, приговором Ленинского районного суда г. Барнаула от 18.01.2012 Ф. осуждена по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере (смеси, содержащей дезоморфин, в жидком состоянии, массой 1,5 грамма), с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.  

Основанием к отмене постановления послужили существенные нарушения уголовно-процессуального закона, а также несоответствие выводов суда, изложенных в судебном решении, фактическим обстоятельства дела.

Суд первой инстанции, пересматривая приговор с учетом постановления Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей ст.ст. 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации», вступившего в силу с 01.01.2013, принимая во внимание, что по делу при экспертном исследовании масса сухого остатка наркотика после высушивания при температуре +70…+110 градусов Цельсия, не определялась и само наркотическое средство уничтожено, в описательно-мотивировочной части своего решения указал на необходимость квалификации действий Ф. как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, с исключением квалифицирующего признака «в крупном размере», однако фактически переквалифицировал ее действия на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ, предусматривающую ответственность за покушение на незаконное приобретение, хранение наркотических средств без цели сбыта. Таким образом, выводы суда, изложенные в описательно-мотивировочной и резолютивной частях постановления имеют существенные противоречия.

Согласно закону, при применении ст. 10 УК РФ суд основывает свое постановление только на обстоятельствах, установленных вступившим в законную силу приговором суда и не вправе произвольно изменять фактические обстоятельства дела. В то же время суд первой инстанции, переквалифицировав действия Ф. на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ, нарушил указанное выше требование закона.

Также имели место случаи неполного исследования материалов, необходимых для принятия законного и обоснованного решения судами первой инстанции, что влекло несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела.

Так, апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 17.04.2014 по жалобе осужденной, отменено постановление Минусинского городского суда от 18.09.2013, которым отказано в удовлетворении ходатайства Ч., осужденной 22.05.2012 приговором Центрального районного суда г. Барнаула по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 № 1002, изменен порядок определения размера жидких наркотических средств. Согласно постановлению, для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно наркотическое средство или психотропное вещество, перечисленное в Списке 1, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре + 70…+110 градусов Цельсия.

Вышеуказанным приговором Ч. осуждена за незаконный сбыт наркотического средства – кустарно изготовленный препарат эфедрина или из препаратов, содержащих эфедрин, массой 0,03 грамма, а также за покушение на незаконный сбыт наркотического средства – смесь, содержащую метамфетамин и психотропное вещество – 1-фенил-2-пропанон, массой 0,75 граммов в жидком виде, при этом в материале отсутствуют данные о массе сухого остатка, полученного после высушивания указанного наркотического средства.

Как следует из представленных материалов, судья в ходе подготовки к рассмотрению ходатайства осужденной и при вынесении решения по существу, не запросил и не проверил материалы уголовного дела, а именно справки об исследовании, заключения экспертов, сведения о судьбе вещественных доказательств по делу. Вместе с тем, данные обстоятельства и результаты экспертных заключений подлежат учету при приведении приговоров в соответствие с изменениями уголовного закона, вступившими в силу с 01.01.2013, в отношении лиц, осужденных за незаконные действия с наркотическими средствами, содержащимися в растворе.

По апелляционному представлению прокурора изменено постановление судьи Ачинского городского суда от 18.04.2014, которым удовлетворено ходатайство осужденного И. о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом.

Суд апелляционной инстанции в своем решении установил, что Ачинский городской суд пришел к обоснованному выводу о необходимости приведения в соответствие с новым уголовным законом приговоров, как это видно из описательно-мотивировочной части постановления, сделал вывод о необходимости снижения первоначально назначенного наказания по каждому из приговоров на 2 месяца, однако фактически наказание снизил только на 1 месяц. Указанное нарушение устранено судом апелляционной инстанции.

Одним из частых оснований для отмены постановленных судами решений остается неправильное применение уголовного закона.

До настоящего времени судами первой инстанции допускаются грубые нарушения исчисления сроков погашения судимостей при рассмотрении ходатайств о приведении приговоров в соответствие с действующим уголовным законом, оставленные прокурорами без внимания.

25.03.2014 апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда по жалобе отменено постановление Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 26.12.2013, которым Ч. отказано в удовлетворении ходатайства, поданного в порядке        ст. 10 УК РФ.

Основанием пересмотра постановления послужило нарушение требований ч. 4 ст. 7 УПК РФ о законности, обоснованности и мотивированности судебного решения, а также нарушение ст. 10 УК РФ, согласно которой, суд обязан применить уголовный закон, улучшающий положение лица.

По результатам рассмотрения ходатайства выводы суда первой инстанции об отсутствии оснований для пересмотра приговоров мотивированы тем, что судимости по ним погашены, в связи с чем, основания для пересмотра приговоров в порядке ст. 10 УК РФ отсутствуют.

Вместе с тем, суд не учел, что наказание по приговорам от 14.02.2001 (по п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 2003 г.) и 06.02.2002 (по п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ) частично присоединялось к наказанию, назначенному по приговорам от 08.06.2006 и от 28.07.2006 по правилам ч. 5 ст. 69 и ст. 70 УК РФ, наказание по которым отбыто 17.10.2008.

Тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в жилище, за которое Ч. был осужден 14.02.2001 и неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения (угон) группой лиц по предварительному сговору, за которое он был осужден 06.02.2002, как в редакции уголовного закона, действовавшего на момент совершения преступлений и вынесения приговоров, так и согласно новой редакции, относятся к категории тяжких преступлений. В связи с чем, судимости по приговорам от 14.02.2001 и 06.02.2002 в настоящее время не погашены и не утратили своего правового значения, поскольку влияют на рецидив преступлений, назначенное наказание и вид исправительного учреждения по приговору от 21.08.2013.

При таких обстоятельствах судебной коллегией указано на необоснованность вывода суда первой инстанции об отсутствии оснований для пересмотра приговоров от 14.02.2001 и 06.02.2002.

В целях своевременного выявления нарушений закона, пунктом 11 приказа прокурора Красноярского края от 09.04.2013 № 169 «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» закреплена необходимость организации своевременного поступления извещений о рассмотрении материалов по ходатайствам осужденных и копий вынесенных постановлений. А также обязанность прокурора проверять законность всех судебных решений указанной категории в апелляционные сроки и принимать меры к их своевременному обжалованию, при наличии оснований

В то же время, проведенное обобщение показало, что до настоящего времени судами допускается немало ошибок при решении вопроса о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом, большинство из которых устраняется по апелляционным жалобам осужденных. Уровень обжалования данных постановлений прокурорами не соответствует предъявляемым требованиям.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Наличие двух вступивших в законную силу

и обязательных для исполнения судебных решений

по одному и тому же вопросу является недопустимым

 

Постановлением Ленинского районного суда г. Красноярска от 15.05.2014 по ходатайству следователя обвиняемому И. установлен срок для ознакомления с материалами уголовного дела равный шести дням с 15 по 20.05.2014 включительно на том основании, что обвиняемый намеренно затягивает процесс ознакомления и тем самым препятствует производству по уголовному делу.

Судебной коллегией постановление отменено, производство по материалу прекращено.

Как следует из имеющихся в материале данных, постановлением от 16.06.2014 уголовное дело, поступившее в Ленинский районный суд г. Красноярска, возвращено прокурору на основании ст. 237 УПК РФ, в связи с нарушением прав И., допущенных на стадии ознакомления с материалами уголовного дела, выполняемого в порядке, предусмотренном ст. 217 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 392 УПК РФ и ч. 1 ст. 6 Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ», вступившие в законную силу приговор (определение, постановление) суда обязательны для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

К моменту пересмотра указанного выше постановления об определении времени для ознакомления с материалами дела вынесено судебное решение, которым дана оценка действиям следователя, допустившего на стадии ознакомления нарушение прав обвиняемого. При этом наличие двух вступивших в законную силу и обязательных для исполнения судебных решений по одному и тому же вопросу является недопустимым.

 

Неверная квалификация действий

повлекла изменение приговора

 

Приговором Козульского районного суда от 29.05.2014 Г. осужден по ч. 1 ст. 159 УК РФ к 1 году лишения свободы.

Суд первой инстанции при квалификации действий Г. в части совершения мошенничества, признал установленным совершение хищения путем обмана или злоупотребления доверием.

В то же время как следует из приговора, Г., используя доверительные отношения с потерпевшим Б., попросил у него предоставить во временное пользование углошлифовальную машинку, обещая вернуть данное имущество, при этом в действительности не намереваясь выполнять обещание. Б., действуя под влиянием заблуждения, отдал Г. углошлифовальную машину, которую тот, из корыстных побуждений, путем обмана потерпевшего, похитил, распорядился по своему усмотрению.

Таким образом, обстоятельства, установленные в ходе судебного рассмотрения дела, свидетельствуют о том, что преступление совершенно осужденным только путем обмана, в связи с чем, квалифицирующий признак «совершение хищения путем злоупотребления доверием» судебной коллегией исключен из объема обвинения, наказание по приговору снижено.

 

Нарушения уголовного закона

повлекли изменение приговора

 

Приговором Норильского городского суда от 29.04.2014 Р. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы. Окончательное наказание по приговору назначено с применением положений ст. 74 УК РФ и ст. 70 УК РФ в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

Во вводной части приговора суд первой инстанции привел данные о судимости Р. по приговору Норильского городского суда от 20.02.2013 по ч. 1  ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

В то же время указание на данную судимость является необоснованным, поскольку постановлением президиума Красноярского краевого суда от 22.04.2014 указанный приговор был отменен с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Таким образом, при постановлении приговора от 29.04.2014 Р. считался не судимым, в связи с чем, наказание по правилам ст. 70 УК РФ назначено быть не могло.

Кроме того, давая оценку исследованным в ходе судебного заседания доказательствам, суд первой инстанции указал в приговоре, что факт незаконного приобретения и хранения без цели сбыта наркотического средства в крупном размере подтверждается показаниями самого Р., а также протоколом проверки его показаний на месте, в котором осужденный указал место закладки наркотического средства.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что суд установил активное способствование Р. раскрытию и расследованию совершенного преступления, но оценки этому в приговоре не дал, обстоятельством, смягчающим наказание, не признал.

При этом, в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ активное способствование раскрытию и расследованию преступления, признается смягчающим наказание обстоятельством.

Учитывая изложенное, судебной коллегией приговор в отношении Р. изменен.

Из вводной части приговора исключено указание на судимость Р. по приговору 20.02.2013. Из описательно-мотивировочной части исключено указание об отмене условного осуждения по приговору от 20.02.2013 и о назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ. В качестве обстоятельства, смягчающего наказание признано активное способствование Р. раскрытию и расследованию преступлений, в связи с чем, судом апелляционной инстанции применены положения ст. 64 УК РФ, окончательное наказание снижено до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

Наличие в решении суда выводов, не соответствующих фактическим обстоятельствам дела, явилось основанием для отмены приговора

 

Приговором Новоселовского районного суда от 07.05.2014 С. осужден по ч. 3 ст. 260 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. В соответствии с ч. 5  ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 02.10.2012, на основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 2 года 7 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором П. осужден по ч. 3 ст. 260 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание назначено условно с испытательным сроком 2 года.

Судебной коллегией приговор отменен с направлением уголовного дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Как следует из приговора, С. и П. осуждены за незаконную рубку не отнесенных к лесным насаждениям деревьев в значительном размере.

В то же время, из материалов дела и обстоятельств, установленных в ходе рассмотрения уголовного дела судом первой инстанции, следует, что незаконную рубку С. и П. осуществляли на участке леса, относящегося к защитным лесам и находящегося в ведении Новоселовского участкового лесничества КГКУ «Новоселовское лесничество».

Кроме того, из материалов дела следует, что органами следствия при предъявлении С. и П. обвинения в незаконной рубке деревьев, не отнесенных к лесным насаждениям, расчет размера причиненного ущерба произведен с применением такс, предусмотренных для определения ущерба, причиненного лесным насаждениям с учетом совершения лесонарушения в защитных лесах (в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 08.05.2007 № 273). В свою очередь, суд первой инстанции при рассмотрении дела не выяснял порядок определения размера ущерба, причиненного преступлением.

Также в материалах дела отсутствуют и судом первой инстанции не исследовались документы, подтверждающие, к какой именно категории отнесены срубленные деревья – лесных насаждений либо не отнесенных к лесным насаждениям.

Не был предметом исследования в судебном заседании и вопрос о месте незаконной рубки. В то же время, определение точного места незаконной рубки влияет на размер причиненного ущерба, поскольку рубка лесных насаждений на территории лесов, отнесенных к категории защитных, влечет применение повышенных коэффициентов кратности при расчете ущерба.

 

При рассмотрении ходатайств об условно-досрочном освобождении, необходимо давать оценку всем материалом дела в их совокупности

 

Приговором Кропоткинского городского суда Краснодарского края          от 26.03.2008 З. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам 11 месяцам лишения свободы. Постановлением Норильского городского суда от 20.01.2014 З. условно-досрочно освобожден от отбывания наказания по указанному приговору на не отбытый срок 2 года 4 месяца 19 дней с возложением обязанности не менять постоянного места жительства, ежемесячно являться на регистрацию в специализированный орган, осуществляющий контроль, трудоустроиться.

Свое решение Норильский городской суд мотивировал тем, что осужденный за период отбывания наказания получил два поощрения, был трудоустроен, переведен в колонию-поселение, частично погасил долг перед потерпевшей по гражданскому иску, предоставил справки о бытовом и трудовом устройстве, что, по мнению суда, свидетельствует об исправлении осужденного и отсутствии необходимости в дальнейшем отбытии им наказания, назначенного приговором.

По апелляционной жалобе потерпевшей постановление отменено, осужденному отказано в условно-досрочном освобождении и для дальнейшего отбывания наказания З. направлен в колонию-поселение.

Основанием отмены постановления послужило нарушение судом первой инстанции положений ст. 79 УК РФ.

Так, в соответствии со ст. 79 УК РФ, осужденный подлежит условно-досрочному освобождению от отбывания наказания, если судом будет признано, что для своего исправления он не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Основанием применения условно-досрочного освобождения, прежде всего, служит утрата осужденным общественной опасности и возникающая на этой основе возможность его окончательного исправления без полного отбывания наказания.

Вместе с тем из материалов, рассмотренных судом первой инстанции, усматривается, что за весь период отбывания наказания по приговору суда осужденным З. получено только два поощрения, он трудоустроен, к труду относится удовлетворительно, был переведен для дальнейшего отбывания наказания в колонию-поселение.

Однако эти обстоятельства, по мнению апелляционной инстанции, нельзя расценивать как достаточные данные, свидетельствующие о том, что для своего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, поскольку наряду с поощрениями осужденный имел взыскание за нарушение правил внутреннего распорядка колонии в виде помещения в ШИЗО на 15 суток, которое на момент рассмотрения материала судом погашено, но свидетельствует о нестабильном поведении осужденного.

Кроме того, как указала судебная коллегия, вывод суда о том, что З. заслуживает условно-досрочного освобождения, сделан без учета всех представленных материалов, поскольку положительная динамика в поведении осужденного, не может, безусловно, свидетельствовать о том, что З. полностью утратил общественную опасность, твердо встал на путь исправления и не нуждается в дальнейшем отбывании наказания.

При рассмотрении ходатайства осужденного не учтено мнение администрации исправительного учреждения, возражавшей против удовлетворения ходатайства, полагавшей, что цели исправления и восстановления социальной справедливости, в полной мере не достигнуты. Не учтено также мнение потерпевшей категорически возражавшей против удовлетворения ходатайства, поскольку, по ее мнению, З. не раскаялся в совершенном преступлении, вину не признал, извинения ей не принес.

Вместе с тем, исходя из положений закона, при решении вопроса о досрочном освобождении не должна нарушаться социальная справедливость, восстановленная приговором суда, то есть осужденный должен зарекомендовать себя таким образом, чтобы при отбытии им меньшего срока наказания, чем назначено судом, не был нарушен один из основополагающих принципов уголовного закона.

Также, при вынесении решения об удовлетворении ходатайства осужденного суд первой инстанции не принял во внимание то, что З. в полном объеме не выполнил обязанность по возмещению вреда, причиненного преступлением. Из характеристики в отношении осужденного и объяснений представителя колонии следовало, что мер к добровольному погашению исполнительных листов З. не предпринимал, досрочно иск не погасил. Взысканная в пользу потерпевшей компенсация морального вреда, причиненного смертью ее сына, на день вынесения судом постановления об условно-досрочном освобождении З., возмещена в размере менее 1/3 части.

Установленные судом апелляционной инстанции данные свидетельствуют о том, что для своего исправления З. нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания, а выводы суда о наличии оснований для условно-досрочного освобождения не соответствуют фактическим обстоятельствам материала.

 

Нарушение правил назначения наказания

повлекло изменение приговора

 

Приговором Центрального районного суда г. Красноярска Ч. осужден по  ч. 1 ст. 264 УК РФ к 1 году 6 месяцам ограничения свободы с лишением права управления транспортным средством сроком на 1 год.

Согласно приговору, Ч. осужден за то, что 25.12.2013, в нарушение     п. 10.1 и п. 14.1 Правил дорожного движения, управляя автобусом, двигался со скоростью, не обеспечивающей постоянного контроля за движением транспортного средства, без учета наличия на проезжей части дороги гололеда и нахождения в попутном направлении нерегулируемого пешеходного перехода, не пропустил переходящую проезжую часть по пешеходному переходу В. и допустил на нее наезд, причинив тяжкий вред здоровью.

Дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

Учитывая правила, предусмотренные гл. 40 УПК РФ срок или размер наказания назначаемого Ч. не мог превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Уголовным законом за совершенное Ч. преступление предусмотрено наказание в виде ограничения свободы на срок до трех лет, принудительных работ на срок до двух лет, ареста на срок до шести месяцев либо лишения свободы на срок до двух лет.

Поскольку Ч. впервые совершил преступление небольшой тяжести и в его действиях отсутствуют отягчающие обстоятельства, в силу ч. 1 ст. 56 УК РФ, наказание в виде лишения свободы ему назначено быть не может. Кроме того, уголовный закон в части назначения наказания в виде принудительных работ либо ареста в настоящее время не применяется.

Таким образом, с учетом обстоятельств дела наиболее строгим видом наказания, который может быть назначен Ч., является ограничение свободы.

Кроме того, из описательно-мотивировочной части приговора видно, что обстоятельствами, смягчающими наказание суд первой инстанции признал активное способствование осужденного раскрытию и расследованию преступления, признание вины. Обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии обстоятельств, смягчающих наказание, предусмотренных п. «и» ч. 1                   ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Таким образом, при назначении Ч. наказания необходимо было применить положения ч. 5 ст. 62 УК РФ, определив с учетом ст. 56 УК РФ верхний предел наказания, которое могло быть назначено осужденному при постановке приговора в особом порядке, а затем применить правила ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Исходя из указанного порядка, Ч. не могло быть назначено более 1 года 4 месяцев ограничения свободы. А так как суд первой инстанции назначил наказание в большем размере, чем предусмотрено законодательством, апелляционная инстанция изменила приговор, снизив наказание до 1 года 3 месяцев ограничения свободы.

******

 

Приговором Ачинского городского суда от 22.05.2014 Т. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы. Наказание в соответствии с положениями ст. 73 УК РФ постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

Этим же приговором постановлено взыскать с осужденного 11581 руб.    87 коп. в пользу МСО «Надежда» в рамках компенсации затрат, связанных с лечением потерпевшего.

Как следует из приговора, Т. осужден за то, что 23.02.2014 при распитии спиртных напитков в ходе ссоры с потерпевшим М. на почве сложившихся личных неприязненных отношений нанес последнему удар кулаком по лицу, а затем, взяв кухонный нож, умышленно нанес М. удар ножом в область брюшной полости слева причинив тем самым тяжкий вред здоровью.

Уголовное дело рассмотрено судом в порядке особого судопроизводства.

В качестве обстоятельства, отягчающего наказание, судом признано совершение осужденным преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя (ч. 1.1 ст. 63 УК РФ).

Принимая решение о назначении Т. наказания суд первой инстанции применил положения ч. 1 ст. 62 УК РФ, а именно то, что при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В то же время, учитывая, что судом в действиях осужденного установлено отягчающие обстоятельство, основания для применения положений ч. 1 ст. 62 УК РФ отсутствуют.

Государственным обвинителем на приговор принесено представление с требованием исключить применение указанной нормы и усилить осужденному наказание.

Судебной коллегией приговор в отношении Т. изменен, из резолютивной части исключено указание о применении ч. 1 ст. 62 УК РФ.

При этом в остальной части приговор оставлен без изменения.

Изложенное в апелляционном представлении требование об усилении наказания судебная коллегия отклонила, указав, что определенный судом первой инстанции размер наказания соответствует требованиям закона, тяжести содеянного и данным личности осужденного.

 

******

 

Приговором Идринского районного суда В. осужден по ч. 1 ст. 119 УК РФ к ограничению свободы сроком на 1 год и по ч. 1 ст. 222 УК РФ к ограничению свободы сроком на 1 год 6 месяцев. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно В. назначено наказание в виде ограничения свободы сроком на 2 года.

Дело рассмотрено судом в особом порядке судебного разбирательства с соблюдением требований главы 40 УПК РФ.

В связи с нарушением требований ст. 60  УК РФ и ст. 63 УК РФ, по представлению прокурора апелляционной инстанцией приговор изменен.

Согласно ч. 1 ст. 6 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

По указанному уголовному делу в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, судом первой инстанции учтено совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения и с использованием оружия.

Между тем, как обоснованно указано в апелляционном представлении, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 222 УК РФ (незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия), совершено В. при отсутствии обозначенных отягчающих обстоятельств.

Суд апелляционной инстанции доводы представления признал обоснованными, и, в связи с исключением из приговора ссылки на наличие отягчающих обстоятельств, снизил наказание по ч. 1 ст. 222 УК РФ и, соответственно, по совокупности преступлений.

 

******

 

Приговором Норильского городского суда от 12.05.2014 Ч. осужден по     п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к наказанию в виде 9 лет лишения свободы со штрафом в размере 37000 рублей и по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к наказанию в виде 10 лет лишения свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений Ч. назначено наказание в виде 11 лет лишения свободы со штрафом в размере 37000 рублей.

Окончательное наказание назначено Ч. по правилам ст.ст. 79 и 70 УК РФ и составило 12 лет лишения свободы со штрафом в размере 37000 рублей и отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

В качестве обстоятельств, отягчающих наказание, суд первой инстанции в действиях Ч. усмотрел рецидив преступлений.

В то же время Ч. в период совершения инкриминируемых ему преступлений имел судимость за тяжкое умышленное преступление, по которому реально отбывал наказание в виде лишения свободы (приговор от 19.11.2010).

Учитывая осуждение Ч. по настоящему делу за совершение особо тяжких преступлений, имея неснятую и непогашенную в установленном законом порядке судимость за совершение тяжкого преступления, за которое он был осужден к реальному лишению свободы, в его действиях усматривается опасный рецидив преступлений, установление судом которого, в силу положений ч. 2 ст. 3 и п. 2 ч. 1 ст. 5 Федерального закона «Об административном надзоре за лицами, освобождёнными из мест лишения свободы», влечет правовые последствия, а именно обязательное установление осужденному административного надзора.

Кроме того, судом первой инстанции допущены нарушения при назначении дополнительного наказания.

В соответствии с п. 4 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания.

По смыслу закона, при назначении наказания по статьям уголовного закона, предусматривающим возможность применения дополнительного наказания в приговоре следует указать основания его применения с приведением соответствующих мотивов.

В то же время суд, в нарушение указанных требований, придя к выводу о том, что для достижения предусмотренных законом целей уголовного наказания виновному достаточно назначить за оба преступления наказание в виде лишения свободы, нашёл необходимым за действия, направленные на сбыт наркотического средства назначить дополнительное наказание в виде штрафа, при этом, никак не мотивируя принятие такого решения.

Учитывая изложенное судебной коллегией приговор в отношении Ч. изменен, в действиях осужденного признано наличие опасного рецидива преступления, а дополнительный вид наказания в отношении Ч. из приговора исключен

 

Нарушение порядка проведения судебного

заседания повлекло отмену приговора

 

Постановлением Норильского городского суда от 06.05.2014 Н. освобождена от уголовной ответственности на основании ст. 21 УК РФ в связи с невменяемостью во время совершения общественно-опасного деяния, предусмотренного п.п. «г, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ. К Н. применена мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.

Судебной коллегией постановление отменено по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 441 УПК РФ рассмотрение уголовного дела о применении принудительных мер медицинского характера производиться в общем порядке с изъятиями, предусмотренными ст. 51 УПК РФ. При этом ни глава 51 УПК РФ в целом, ни ч. 2 ст. 441 УПК РФ не устанавливают изъятий, касающихся предоставления последнего слова лицу, в отношении которого решается вопрос о применении принудительной меры медицинского характера.

Указанное требование закона судом первой инстанции не выполнено.

Как следует из протокола судебного заседания, по окончании судебных прений судья, в нарушение требований ч. 1 ст. 293 УПК РФ, не предоставил Н. последнее слово, ограничив тем самым ее право на защиту.

Кроме того, во вводной части постановления указана дата его вынесения и оглашения 06.05.2014. Однако, согласно протоколу судебного заседания, постановление оглашено судом по возвращении из совещательной комнаты в 9 часов 30 минут 07.05.2014.

Учитывая то, что допущенные нарушения не могли быть устранены при апелляционном пересмотре уголовного дела, постановление отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

 

Отсутствие сведений о дате провозглашения приговора признано уважительной причиной пропуска срока на обжалование

 

Приговором Емельяновского районного суда от 17.12.2013 Ч. осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы за каждое, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

30.12.2013 помощником прокурора на приговор подано апелляционное представление с ходатайством о восстановлении срока обжалования. Постановлением Емельяновского районного суда от 09.01.2014 в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока обжалования приговора отказано.

Указанное постановление суда судебной коллегией отменено по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 389.4 УПК РФ, апелляционные жалоба, представление на приговор или иное решение суда первой инстанции могут быть поданы в течение 10 суток со дня постановления приговора или вынесения иного решения, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора, определения, постановления.

Согласно ч. 1 ст. 389.5 УПК РФ, в случае пропуска срока апелляционного обжалования по уважительной причине лица, имеющие право подать апелляционную жалобу, представление, могут ходатайствовать перед судом о, постановившим приговор или вынесшим иное обжалуемое решение, о восстановлении пропущенного срока.

Статьей 295 УПК РФ предусмотрено, что заслушав последнее слово подсудимого, суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания. Перед удалением суда в совещательную комнату участникам судебного разбирательства должно быть объявлено время оглашения приговора.

Как следует из протокола судебного заседания, 13.12.2013 суд удалился в совещательную комнату для постановки в отношении Ч. приговора, 17.12.2013, по возвращении из совещательной комнаты, провозгласил приговор. Таким образом, в нарушение указанных выше требований суд, перед удалением в совещательную комнату, не объявил участникам судебного разбирательства время оглашения приговора. В материалах дела также отсутствуют данные о том, что государственный обвинитель был дополнительно извещен о дате и времени оглашения приговора.

Указанные нарушения расценены судом апелляционной инстанции как ограничения, препятствующие реализации права стороне обвинения на своевременное обжалование приговора.

Поскольку прокурору, не извещенному о дате и времени провозглашения приговора, не был разъяснен порядок его обжалования, а копия приговора была вручена позднее срока, предусмотренного ст. 312 УПК РФ, оснований для отказа в удовлетворении ходатайства прокурора о восстановлении срока обжалования приговора у суда первой инстанции не имелось.

Апелляционным определением постановление Емельяновского районного суда от 09.01.2014 отменено, прокурору восстановлен срок апелляционного обжалования приговора, уголовное дело возвращено в суд первой инстанции для принятия к производству апелляционного представления. 

другие новости