Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за июнь-июль 2014 г.

31.07.2014 17:33:12

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

июнь-июль

 

г. Красноярск

 2014 год

РАЗЪЯСНЕНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

В связи с имеющимися случаями рассмотрения мировыми судьями уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 282 УК РФ, прошу обратить внимание на следующее.

Статья 4 УПК РФ закрепляет общие правила действия уголовно-процессуального закона во времени и указывает на то, что при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства процессуального действия или принятия процессуального решения. При этом обратная сила закона УПК РФ не предусмотрена.

В соответствии с ч. 1 ст. 31 УПК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 161-ФЗ) ч. 1 ст. 282 УК РФ указана в перечне преступлений, за совершение которых максимальное наказание хотя и не превышает трех лет лишения свободы, но уголовные дела о которых неподсудны мировому судье.

Федеральным законом от 03.02.2014 № 5-ФЗ внесены изменения в ч. 1 ст. 282 УК РФ, увеличен срок наказания в виде лишения свободы до 4 лет.

Одновременно указанным нормативным актом внесена корректирующая поправка в ст. 31 УПК РФ, исключающая указание о неподсудности мировым судьям уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 282 УК РФ.

Исключение из перечня ч. 1 ст. 31 УПК РФ ссылки на ч. 1 ст. 282 УК РФ обусловлено тем, что максимальный размер наказания за совершение указанного преступления, в любом случае, не позволяет отнести уголовные дела указанной категории к подсудности мирового судьи.

Учитывая изложенное, а также положения ч. 2 ст. 31 УПК РФ, согласно которой районному суду подсудны уголовные дела о всех преступлениях, за исключением уголовных дел, указанных в частях первой и третьей указанной статьи, уголовное дело по обвинению лица в совершении преступления, предусмотренного ч.  1 ст. 282 УК РФ рассматривается только районным судом.

 

                                                     *     *      *

 

Уголовно-судебным управлением совме­стно с другими подразделениями прокуратуры края рассмотрено обращение ру­ководителя ФССП России по Красноярскому краю Ловандо Е.Е. о вынесении судами постановлений об отказе в удовлетворении представлений судебных приставов-исполнителей о замене штрафа другим видом наказания без учета положений, предусмотренных пунктом 3.1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11.01.2007 № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (в редакции от 03.12.2013 № 33), регламентирующих, в т.ч. порядок признания осужденного злостно уклоняю­щимся от уплаты основного наказания в виде штрафа.

Изучение материалов, запрошенных управлением для проверки доводов выше­указанного обращения о незаконности постановлений Хатангского районного суда Красноярского края от 06.05.2014 и Октябрьского районного суда г. Крас­ноярска от 21.03.2014 об отказе в удовлетворении представлений судебных приставов-исполнителей о замене назначенного осужденным Ш. и З. штрафа другим видом наказания, показало, что участвовавшие в рас­смотрении судами данных материалов прокуроры занимали неверную позицию, аналогичную выводам суда, не принимая во внимание изменения, внесенные в правоприменительную практику по вопросам о замене штрафа другим видом наказания.

Между тем, соответствующие изменения доводились до сведения гор­райпрокуроров края в информационном письме от 29.01.2014 № 7-12-2014 «Об изменениях законодательства об исполнительном производстве и судебной практике его применения».

По результатам настоящей проверки на постановления судов в отношении Ш. и З.  в Красноярский краевой суд принесены кассационные пред­ставления, в которых поставлен вопрос об отмене судебных решений и направ­лении материалов на новое судебное рассмотрение.

В связи с изложенным, в целях исключения фактов неверного ориентиро­вания прокурорами судов при рассмотрении вопросов, связанных с заменой штрафа другим видом наказания, без учета положений, изложенных в пункте 3.1 Постановления Пленум Bepховного Суда Российской Федерации  от 11.01.2007 № 2 в редакции от 03.12.2013, всем оперативным работникам необходимо повторно детально изучить содержание Постановления.

 

Для учёта и использования в работе прошу изучить подготовленный Главным уголовно-судебным управлением Генеральной прокуратуры РФ обзор дел, рассмотренных Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в 2013 году в апелляционном порядке.

Вопреки требованиям приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 №465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» продолжается принесение необоснованных и неаргументированных апелляционных представлений. Верховным Судом Российской Федерации из числа рассмотренных почти 60% оставлено без удовлетворения. Примеры не самых удачных апелляционных представлений приведены.

В обзоре также изложена суть некоторых важных для дальнейшей работы судебных решений.

Одновременно предлагается принять меры к неукоснительному исполнению требований приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства».

 

 

ОБЗОР

практики участия прокуроров в апелляционном производстве

(по уголовным делам, рассмотренным Верховным Судом                           

Российской Федерации в 2013 году).

 

 

Согласно отчетным данным в 2013 году Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации (далее ­Судебная коллегия) в апелляционном порядке рассмотрено 1895 уголовных дел в отношении 2734 лиц, в том числе дел с итоговыми судебными решениями - 1815 в отношении 2647 лиц (96,8%), с промежуточными и постановленными в порядке исполнения приговора решениями - 80 в отношении 87 лиц (3,2%).

По результатам апелляционного производства большая часть решений суда первой инстанции оставлена без изменения (1536 в отношении 2259 лиц, или 85%), пересмотрено - 262 в отношении 373 лиц (15%). При этом Судебной коллегией не выносилось решений об отмене обвинительного, оправдательного приговора или иного судебного решения с одновременным постановлением оправдательного приговора либо с возвращением дела прокурору (пп. 2, 5 -7 ст. 389.20 УПК РФ).

1. Пересмотренные решения суда первой инстанции с вынесением нового итогового решения.

В общем числе пересмотренных решений значительна доля отмененных приговоров - 51 в отношении 69 лиц, из них по апелляционным представлениям государственных обвинителей - в отношении 43 лиц (62%). Всего три приговора отменены с постановлением нового обвинительного приговора, каждый - по представлению государственного обвинителя.

Ленинградским областным судом 01.03.2013  Б., обвинявшийся в убийстве с особой жестокостью, признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, и приговорен по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Преступление совершено осужденным в отношении малознакомого Б., с которым он в помещении своего дачного дома распивал спиртные напитки. Там же он с ним поссорился, избил, вывез на автомашине в безлюдное место и вновь избил. После этого оставил полураздетого Б. в поле при минусовой температуре воздуха. В совокупности осужденный нанес потерпевшему не менее 23 ударов, причинив тупую сочетанную травму головы и туловища. Спустя несколько часов потерпевший, доставленный в больницу, умер.

Судебная коллегия 01.07.2013, проверив материалы уголовного дела, заслушав осуждённого, исследовав по ходатайству прокурора заключения судебно-медицинских экспертиз, отменила обвинительный приговор в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и постановила апелляционный обвинительный приговор. Согласно выводам суда апелляционной инстанции, Б. умышленно с целью убийства, действуя с особой жестокостью, причиняя потерпевшему особые физические страдания и исключительную боль, в течение продолжительного времени наносил Б. множественные удары кулаками и ногами в места расположения жизненно важных органов. Несмотря на вмешательство К., который просил прекратить избиение, осужденный, стремясь довести до конца умысел на убийство, оставил травмированного потерпевшего без одежды в поле, запретил оказывать ему помощь.

С учетом этих обстоятельств         Б. признан виновным в совершении убийства с особой жестокостью с назначением ему по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ 15 лет лишения свободы с ограничением свободы на 2 года в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией 17.07.2013 отменен приговор Забайкальского краевого суда от 18.04.2013  в отношении Ш. осужденного по ч. 3 ст. 135 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.07.2009 № 215-ФЗ) к 6 годам лишения свободы и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима. По делу вынесен апелляционный обвинительный приговор, Ш. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.07.2009 №215-ФЗ), с назначением наказания в виде лишения свободы на 12 лет и на основании ст. 70 УК РФ - 13 лет в исправительной колонии особого режима.

Как установлено судом второй инстанции, Ш. в августе 2009 г. по месту жительства в г. Чите совершил действия сексуального характера в отношении девятилетней С., 21.07.2000 года рождения, причинив ей физическую боль, нравственные страдания, и вел сексуально циничные разговоры с ней.

При таких данных Судебная коллегия признала неправильными выводы суда первой инстанции о совершении виновным развратных действий в отношении лица, не достигшего 12-летнего возраста, а также о том, что малолетняя девочка не находилась в беспомощном состоянии.

В апелляционном приговоре отражено, что при наличии соответствующего повода и оснований в случае изменения фактических обстоятельств дела и одновременно юридической квалификации действий виновного лица в сторону ухудшения его положения (разумеется, в рамках предъявленного обвинения) необходимо вести речь не об изменении обвинительного приговора, а о его отмене и вынесении нового решения.

Судебной коллегией 25.12.2013 отменен приговор Томского областного суда от 01.10.2013  в отношении Ю., осужденного по совокупности преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 4 ст. 290 (два преступления) и ч. 1 ст. 290 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет, со штрафом 4 500 000 рублей.

Ю., занимавший должность начальника Управления Судебного департамента Томской области, обвинялся в том, что в период с марта 2009 г. по февраль 2011 г. получил от руководителей трех ремонтно-­строительных организаций взятки на общую сумму более 5 500 000 рублей за совершение законных и незаконных действий, а именно за оказание им содействия в получении подряда на выполнение работ по государственным контрактам на строительство, ремонт, а также оказание услуг по теплоснабжению объектов Управления Судебного департамента Томской области и органов судейского сообщества в г. Томске.

Суд первой инстанции, признав доказанным факт взяточничества, исключил из обвинения Ю. указание о совершении им незаконных действий в пользу взяткодателей.

Между тем согласно установленным судом фактическим обстоятельствам осужденный при рассмотрении заявок на участие в открытом аукционе в нарушение требований ч. 6 ст. 32 Федеральной закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» безосновательно отклонял заявки других участников, а также сообщал заинтересованным лицам информацию, которая могла быть использована против интересов конкурентов. Кроме того, он с целью уменьшения количества участников аукциона давал незаконные указания об изменении аукционной документации.

Судебная коллегия согласилась с доводами апелляционного представления государственного обвинителя, Ю. признан виновным в получении взяток за совершение законных и незаконных действий, содеянное осуждённым квалифицировано по п. «в» ч. 5 ст. 290 (два преступления) и ч. 3 ст. 290 УК РФ с назначением наказания в виде 8 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет, со штрафом 950 000 рублей.

 

Нельзя не упомянуть об апелляционном определении Судебной коллегии от 11.04.2013, согласно которому отменено определение Тюменского областного суда, вынесенное 23.01.2013 по жалобе Г. на решение Генеральной прокуратуры Российской Федерации об его выдаче правоохранительным органам Украины для приведения в исполнение приговора суда этого государства.

Суд первой инстанции, отказав заявителю в удовлетворении жалобы, не исследовал все обязательные в таких случаях документы. Решение суда, вынесенное без проверки значимых обстоятельств, вышестоящим судом признано незаконным.

Для устранения допущенных нарушений прокурор, принимавший участие в апелляционном производстве, запросил и представил суду ряд материалов, в том числе копию неисполненного обвинительного приговора иностранного государства, сведения о неотбытом сроке наказания, назначенного по приговору суда иностранного государства, и др.

По результатам исследования новых материалов суд апелляционной инстанции признал доводы заявителя необоснованными и жалобу на решение Генеральной прокуратуры Российской Федерации об экстрадиции Г. оставил без удовлетворения.

2. Основания отмены итогового решения суда первой инстанции с направлением дела на новое судебное разбирательство.

По делам, рассмотренным с участием присяжных заседателей, приговоры пересматривались с направлением дела на новое судебное разбирательство из-за допущенных судом нарушений при формулировании вопросов вопросного листа, а также ввиду противоречивости вердикта. Признавались существенными, влекущими отмену приговора нарушения, которые заключались в незаконном воздействии на коллегию присяжных заседателей. Одна из причин - сокрытие кандидатами, включенными впоследствии в состав коллегии присяжных заседателей, важной информации, например, о своей непогашенной судимости либо о привлечении к административной ответственности.

Судебной коллегией 23.10.2013 по доводам апелляционного представления государственного обвинителя отменен приговор Ростовского областного суда, постановленный с участием коллегии присяжных заседателей 16.08.2013 в отношении О., оправданного по обвинению в угрозе убийством (ч. 1 ст. 119 УК РФ) ввиду неустановления события преступления, а также по обвинению в убийстве двух лиц и подстрекательстве к умышленному уничтожению чужого имущества путем поджога (п. «а» ч. 2 ст. 105, ч. 4 ст. 33 и ч. 2 ст. 167 УК РФ) в связи с непричастностью к совершению преступлений. Дело направлено на новое судебное разбирательство.

В апелляционном определении отражены многочисленные факты неблаговидного поведения участников процесса со стороны защиты, направленного на дискредитацию доказательств обвинения. Например, сотрудники милиции сравнивались с «гестапо периода Второй мировой войны», а во время судебных прений защитник заявлял, что из очевидца преступления Ш. «сделали надежного свидетеля», который «безбожно врал». Кроме того, защитник подсудимого привел пример из уголовного дела, связанного с убийством священника Александра Меня, сообщив, что в ходе расследования «были получены более двухсот явок с повинной, но до суда дошел только один обвиняемый». Между тем не были указаны ни источник такой информации, ни данные об относимости этих сведений к настоящему уголовному делу.

Таким образом, основанием отмены приговора явилось несоблюдение правил, установленных ст. 335 УПК РФ.

Судебной коллегией 01.10.2013 в связи с нарушением положений ч. 2 ст. 242 и ст. 345 УПК РФ отменен, в том числе по доводам апелляционного представления государственного обвинителя, приговор Оренбургского областного суда от 05.06.2012, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей в отношении Ж., осужденного по ч. 3 ст. 291 УК РФ к штрафу в размере 3 000 000 рублей, и М., оправданного по п. «а» ч. 3 ст. 291-1 УК РФ. Дело направлено на новое судебное разбирательство.

Ж. привлечен к уголовной ответственности за дачу взятки в значительном размере должностному лицу за незаконное прекращение уголовного дела, а М. обвинялся в посредничестве во взяточничестве.

Как видно из вердикта, в нем имелись явные противоречия. В вопросах № 1 и № 5 содержалось описание одних и тех же обстоятельств, касающихся факта посредничества при даче взятки должностному лицу и самой передачи денег. Однако на один вопрос присяжные заседатели ответили утвердительно, признав доказанным событие преступления, а на другой ­дали отрицательный ответ.

Кроме того, в суде апелляционной инстанции установлено, что на стадии обсуждения последствий вердикта в связи с гибелью председательствующего судьи и секретаря судебного заседания в судебное рассмотрение вступил другой судья, подписавший восстановленный по аудиозаписи (разрешение на проведение которой нигде не отражено) протокол судебного заседания.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии юридически значимого протокола судебного заседания по делу и о нарушении процедуры судебного слушания, поскольку судья неправомерно продолжил судебное разбирательство, которое в данном случае должно было начинаться со стадии формирования коллегии присяжных заседателей.

По делам, рассмотренным профессиональными судьями, доля отмененных решений суда первой инстанции с передачей дела на новое судебное разбирательство достаточно велика.

Согласно ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ решение суда подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство, если в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального и (или) уголовного закона, неустранимые в суде апелляционной инстанции. Неустранимыми в суде апелляционной инстанции следует признавать такие нарушения фундаментальных основ уголовного судопроизводства, последствием которых является процессуальная недействительность самого производства по уголовному делу.

Неустранимыми в апелляционном порядке Судебная коллегия признавала такие нарушения, как несоответствие содержащихся в приговоре выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела, неподтвержденность выводов судебного решения исследованными доказательствами, нарушения прав участников процесса.

Например, Московским областным судом 25.01.2013 прекращено уголовное дело в отношении К. в связи с его смертью на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 и ч. 1 ст. 254 УПК РФ. Дело находилось в производстве суда с постановлением органов следствия о применении принудительных мер медицинского характера поскольку после привлечения К. к ответственности за совершение общественно опасных деяний (насильственных действий сексуального характера в отношении двух потерпевших, не достигших 14-летнего возраста) у него развилось психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания.

Судебной коллегией 25.03.2013 решение суда первой инстанции отменено по жалобе представителя потерпевшей Б. с направлением материалов на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

Во исполнение соответствующего судебного решения К. был помещен в Научный центр социальной и судебной психиатрии им. Сербского для проведения дополнительной стационарной судебно­-психиатрической экспертизы, после проведения которой без уведомления суда отпущен, несмотря на то, что был признан лицом, представляющим опасность для себя и других, нуждающимся в принудительном лечении в психиатрическом стационаре специального типа.

Как указано в апелляционном определении, причины такого освобождения не исследовались и оценки им в постановлении суда не дано, хотя упомянутые обстоятельства могли иметь значение для правильного разрешения дела. Представители потерпевших Б. и С., ссылаясь на приведенные факты, ставили перед судом вопрос о проверке достоверности смерти К., об истребовании и оглашении акта судебно-­медицинского исследования трупа. Однако суд этот вопрос тщательным образом не выяснил. Кроме того, представителям потерпевших неправомерно было отказано в ознакомлении с материалами судебного разбирательства, чем существенно нарушены их права. Само постановление о прекращении производства по делу вынесено со ссылкой на редакцию несуществующего федерального закона.

По выводу Судебной коллегии неполнота исследования обстоятельств, послуживших основанием для прекращения дела, и допущенные процессуальные нарушения не могли быть восполнены и устранены в суде апелляционной инстанции, поэтому дело направлено на новое судебное разбирательство.

 

Судебной коллегией 05.09.2013 в связи с жалобой осужденного и его защитника отменен приговор Санкт-Петербургского городского суда от 23.04.2013, в соответствии с которым М. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 6 ст. 290 УК РФ к лишению свободы на 9 лет со штрафом в размере 236 250 000 рублей, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с осуществлением организационно­-распорядительных и административно-хозяйственных функций на 2 года.

М., работавший начальником отдела программного обеспечения и информационной безопасности комитета по телекоммуникациям и информатизации в правителъстве Ленинградской области, был задержан при получении взятки в сумме 500 000 рублей, что составляло часть от ранее оговорённой суммы в 4 500 000 рублей. Взятка передавалась за благоприятное осуществление приёмки выполненных работ по одному из государственных контрактов.

В суде апелляционной инстанции установлено, что в ходе судебных прений осужденный заявил ходатайство о предоставлении времени для анализа речи прокурора и подготовки к выступлению. Ходатайство полностью удовлетворено не было, подсудимому отведен для подготовки один час и отказано в консультации с защитником.

Перед последним словом М. вновь заявил, что не готов к выступлению, просил дело отложить и предоставить возможность проконсулътироваться с защитником, но суд ему отказал.

Суд апелляционной инстанции сделал вывод о нарушении права на защиту М., что признано существенным нарушением уголовно­-процессуального закона, влекущим отмену приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство.

В числе отмененных имелись приговоры, содержащие противоречивые выводы, неточности в изложении описательно-мотивировочной либо ошибки в резолютивной части судебного решения. 

Судебной коллегией 11.07.2013 в связи с жалобами стороны защиты отменен приговор Свердловского областного суда от 29.04.2013 в отношении С., осужденного за совершение в составе организованной группы действий по незаконному сбыту наркотических средств (26 преступлений) и содержание притона для их употребления (два преступления). Дело судом первой инстанции рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Судом постановлен обвинительный приговор с назначением виновному наказания.

Обвинительный приговор отменен в связи с тем, что в резолютивной части при назначении наказания С. за каждое из преступлений приведены только статьи инкриминированных преступлений, однако, не упомянут уголовный закон (УК РФ) и не обозначены конкретные преступления, за каждое из которых назначено разное по размеру наказание (иными словами, статья уголовного закона «не привязана» к противоправному деянию).

Отменяя приговор с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство, Судебная коллегия указала, что такое нарушение требований ст. 308 УПК РФ является существенным и суд апелляционной инстанции лишен возможности проверить законность, обоснованность и справедливость постановленного приговора.

3.Изменение судебных решений в апелляционном порядке. Изменение судебного решения в сторону ухудшения положения осужденного

Судебной коллегией изменено 211 приговоров в отношении 304 лиц, в том числе с ухудшением положения 16 осужденных, в отношении четырех из них решения суда пересмотрены существенно с переквалификацией на другую, более тяжкую статью уголовного закона в рамках предъявленного обвинения, с усилением наказания или без переквалификации с усилением наказания.

Например, Судебной коллегией 18.04.2013 по апелляционному представлению государственного обвинителя пересмотрен приговор Вологодского областного суда от 28.01.2013 в отношении Ш., осужденного за соучастие в захвате и угоне воздушного судна (вертолета), побег из места лишения свободы, неправомерное завладение транспортным средством, применение насилия в отношении представителя власти и угрозу убийством.

Судом установлено, что скрывавшийся от преследования сотрудников полиции осужденный подбежал к стоявшему на территории станции технического обслуживания автомобилю, в котором находились водитель и пассажир. Направив на них пневматический газобаллонный многозарядный пистолет модели «Макаров», Шестаков попытался проникнуть в салон автомобиля, однако водитель успел заблокировать замки дверей и завести двигатель. Автомобиль тронулся с места и проволок несколько метров держащегося за ручку двери Ш.

Проверив исследованные судом первой инстанции доказательства, Судебная коллегия пришла к выводу о том, что суд первой инстанции, вопреки установленным им самим фактическим обстоятельствам, квалифицировал содеянное Ш. как угрозу убийством, оставив без внимания данные, свидетельствующие о наличии у него умысла на угон автомобиля с целью скрыться от правомерного задержания.

Действия Ш. суд апелляционной инстанции переквалифицировал с ч. 1 ст. 119 УК РФ (по которой было назначено 1 год 6 месяцев лишения свободы) на ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 166 УК РФ с назначением 4 лет лишения свободы. Увеличен срок лишения свободы, назначенный осужденному по совокупности преступлений и приговоров в соответствии с ч. 3 ст. 69 и ст. 70 УК РФ с 24 до 25 лет.

По другим делам приговоры изменялись в сторону ухудшения положения осужденного в связи с ошибками при назначении основного или дополнительного наказания с его усилением, а также ввиду неправильного избрания осужденному более мягкого вида исправительного учреждения.

Например, Судебной коллегией 02.12.2013 рассмотрено уголовное дело в отношении П. и М., осужденных Смоленским областным судом 19.09.2013 за разбой и сопряженное с разбоем убийство соответственно к 9 и 14 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 2 года каждому.

Несовершеннолетний П. и М. группой лиц по предварительному сговору заманили в квартиру, в которой проживал М., работника ломбарда под предлогом продажи бытовой техники, напали на него с целью хищения денег и убили. При этом П. гантелью нанес потерпевшему не менее 9 ударов по голове, а М. бросил гантель на голову упавшего потерпевшего.

Приговор изменен, исключено назначенное П. дополнительное наказание в виде ограничения свободы (по представлению государственного обвинителя), а также усилено назначенное М. наказание в виде лишения свободы за убийство с 11 до 14 лет и по совокупности преступлений с 14 до 17 лет. Согласившись с жалобами потерпевших, суд апелляционной инстанции заключил, что в должной степени не были учтены характер и степень общественной опасности содеянного М.  

4. Процессуальная и организационная деятельность прокуроров по своевременному устранению имевших место нарушений закона при вынесении судом первой инстанции решений по уголовным делам.

К числу данных, характеризующих работу прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства, относится не только активность и профессионализм при участии в судебных заседаниях, но и умение грамотно, юридически обоснованно и убедительно изложить свою позицию, в том числе в апелляционном представлении, в случае несогласия с вынесенным судом решением.

Доля уголовных дел, рассмотренных Верховным Судом Российской Федерации в апелляционном порядке по представлениям прокуроров на итоговые судебные решения, составила 14% (всего рассмотрены апелляционные представления в отношении 379 лиц). По изложенным в представлениях доводам отменены судебные решения в отношении 16 осужденных и 27 оправданных, изменено приговоров в отношении 106 человек (примеры отмененных и измененных судебных решений по представлениям прокурора и номера апелляционных определений Судебной коллегии приведены в предыдущих разделах).

Однако, как свидетельствует практика, не всегда государственные обвинители занимали в суде первой инстанции правильную позицию по всем вопросам правоприменения и приносили должным образом мотивированные апелляционные представления.

В 2013 году удовлетворено только 40% рассмотренных апелляционных представлений (в отношении 150 лиц). Из числа отклоненных представлений значительное количество принесено в связи с необоснованным, по мнению государственных обвинителей, оправданием (в отношении 66 лиц). Следует заметить, что большинство таких представлений содержали заслуживающие внимание доводы, поэтому были поддержаны участвующими в суде апелляционной инстанции прокурорами.

Однако, некоторые негативные факты, связанные с деятельностью государственных обвинителей, и ставшие известными в процессе апелляционного производства в Верховном Суде Российской Федерации, заслуживают серьезного осмысления.

Например, Верховным Судом Республики Башкортостан с участием коллегии присяжных заседателей 05.06.2013 С. оправдан по предъявленному обвинению в организации контрабанды наркотического средства в особо крупном размере, в приготовлении к приобретению, хранению и последующему сбыту этого наркотика.

Государственным обвинителем принесены основное и дополнительное апелляционные представления об отмене оправдательного приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство. В числе нарушений, по мнению государственного обвинителя, допущенных судом, указывалось на то, что во время обсуждения вердикта старшина присяжных заседателей и некоторые другие из них полъзовались мобильными телефонами, общались с посторонними лицами, нарушив тем самым тайну совещательной комнаты. Государственный обвинитель в подтверждение своих выводов сослался на распечатанную информацию о телефонных соединениях с технических каналов связи, а также акты опроса трех присяжных заседателей, составленные оперуполномоченным УФСБ России по Республике Башкортостан.

Отклонив апелляционное представление, Судебная коллегия указала, что не имеется данных об обсуждении находившимися в совещательной комнате присяжными заседателями с посторонними лицами посредством мобильной связи вопросов, связанных с существом дела. Таким образом, суд апелляционной инстанции не нашел оснований, позволяющих считать, что допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона и оно повлияло на содержание данных присяжными заседателями ответов на поставленные перед ними вопросы.

Одновременно с вынесением апелляционного определения об оставлении приговора без изменения Судебная коллегия вынесла частное определение, которым обращено внимание прокурора Республики Башкортостан и начальника УФСБ России по Республике Башкортостан на недопустимость опроса присяжных заседателей и выяснение обстоятельств, связанных с вынесением ими вердикта. Приложенные к дополнительному апелляционному представлению дополнительные материалы, как полученные за рамками уголовного производства по делу, признаны не имеющими юридической силы.

Аналогичное по существу частное определение вынесено Судебной коллегией 04.04.2013 по делу в отношении Н., оправданного Рязанским областным судом 01.02.2013 по обвинению в убийстве и покушении на убийство, совершенных при отягчающих обстоятельствах, в связи с непричастностъю к преступлениям. Апелляционное представление государственного обвинителя об отмене приговора, которое было поддержано частично, оставлено без удовлетворения.

В процессе апелляционного разбирательства установлено, что после оглашения приговора государственный обвинитель получил информацию о том, что старшина присяжных заседателей в момент судебного производства по делу привлечен к административной ответственности за незаконную парковку автомобиля. По данному факту старшина присяжных заседателей был опрошен. Государственный обвинитель полученные сведения использовал для обоснования своей позиции в апелляционном представлении.

Судебная коллегия справедливо расценила такого рода действия как незаконные, обратив на это внимание прокурора области и уведомив Генерального прокурора Российской Федерации о допущенных государственным обвинителем нарушениях закона о неприкосновенности судей.

В апелляционной практике по делам, рассмотренным Верховным Судом Российской Федерации, встречались случаи принесения государственными обвинителями или прокурорами апелляционных представлений по несущественным мотивам, которые впоследствии отзывались или не поддерживались и были оставлены без удовлетворения. Такие представления поступили из прокуратуры Республики Башкортостан, прокуратуры Республики Ингушетия, прокуратуры Калужской, Кировской областей и других регионов.

Например, Самарским областным судом В. и С. осуждены за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (пп. «г» и «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ) и убийство (пп. «ж» и «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Установлено, что виновные встретили на улице г. Самары потерпевшего Е. и из хулиганских побуждений избили его, причинив средней тяжести вред здоровью. Спустя несколько часов они проникли в жилище к тому же лицу и совместно, с целью сокрытия ранее совершенного преступления, убили его.

Не оспаривая обстоятельств совершенного преступления, прокурор не согласился с юридической оценкой содеянного осужденными, полагая, что их действия в отношении одного и того же потерпевшего следовало квалифицировать только как умышленное убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, исключив из обвинения как излишне вмененные статью 112 УК РФ и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Прокурор занял позицию, которая не основывалась на материалах дела, подтверждающих, в частности, хулиганский мотив действий осужденных при первоначальном избиении потерпевшего. Прокурором оставлено без внимания, что между преступлениями прошло значительное время и в этот период виновные договорились убить свою жертву, чтобы скрыть ранее содеянное.

До начала заседания суда апелляционной инстанции представление было отозвано, Судебной коллегией приговор оставлен без изменения, жалобы стороны защиты отклонены.

Ошибочную позицию занимал государственный обвинитель по делу в отношении Ч. и Б., осужденных Верховным Судом Республики Ингушетия 26.02.2013 за получение взятки группой лиц по предварительному сговору (ч. 5 ст. 290 УК РФ).

Наряду с основным наказанием в виде штрафа в сумме 240 000 рублей каждому, осужденным было назначено дополнительное в виде лишения права занимать определенные должности в органах местного самоуправления сроком на 3 года.

Государственный обвинитель ошибочно полагал, что при назначении дополнительного наказания осужденным суд должным образом свое решение не мотивировал.

Судебной коллегией 11.07.2013 приговор оставлен без изменения, не поддержанное в суде апелляционной инстанции представление отклонено.

Выявлялись в процессе апелляционного производства факты, когда вопреки требованиям п. 13 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 «Об участии в судебных стадиях уголовного судопроизводства» прокуроры оставляли без внимания и соответствующего реагирования очевидно неправильное применение судом материального закона и (либо) существенное нарушение процедурных правил судопроизводства.

Например, Судебной коллегией 12.11.2013 г. в связи с нарушением права на защиту отменен приговор Санкт-Петербургского городского суда от 31.07.2013 в отношении Б., осужденного за совершение преступлений против половой неприкосновенности. Дело направлено на новое судебное разбирательство.

Установлено, что в стадии предварительного расследования защиту обвиняемого осуществляла адвокат Р., которая участвовала в вынесении промежуточных судебных решений, в том числе по вопросам о мере пресечения, избранной Б. Она же в судебном разбирательстве по существу дела представляла интересы потерпевшей М.

Таким образом, по делу имелись обстоятельства, исключающие участие Р. в суде первой инстанции, однако государственный обвинитель влекущее отмену приговора нарушение своевременно не выявил.

Неправильное применение судом уголовного закона при назначении наказания нередко приводило к изменению итоговых судебных решений.

Судебная коллегия 22.10.2013, проверив материалы дела по жалобам стороны защиты, выявила несоблюдение положений закона при назначении наказания Х., осужденному Верховным Судом Республики Башкортостан 25.03.2013 за разбой, убийство и умышленное уничтожение чужого имущества.

Суд признал обстоятельством, смягчающим наказание виновного, его активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению другого соучастника (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ). Отягчающих обстоятельств не установлено. Исходя из этого Х. за разбой надлежало назначить основное наказание с учётом ч. 1 ст. 62 УК РФ, то есть его срок не мог превышать 10 лет лишения свободы (2/3 от 15 лет составляет 10 лет), в то время как суд приговорил виновного к  11 годам лишения свободы.

Государственный обвинитель в прениях сторон допустил эту же ошибку.

Судом второй инстанции назначил Х. наказание по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и по совокупности преступлений снижено на 1 год.

Довольно часто неправильно применяется закон при назначении такого вида наказания, как ограничение свободы, в качестве основного или дополнительного.

Например, Судебной коллегией 05.09.2013 в апелляционном порядке рассмотрено уголовное дело в отношении несовершеннолетних С. и Ф., осужденных 20.05.2013 Санкт-­Петербургским городским судом по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Приговор изменен, исключено указание о назначении виновным дополнительного наказания в виде ограничения свободы, поскольку согласно ч. 5 ст. 88 УК РФ несовершеннолетним осужденным ограничение свободы может быть назначено только в качестве основного вида наказания.

Государственный обвинитель в прениях сторон неправильно ориентировал суд.

В результате настоящего обобщения выявлены также факты, свидетельствующие о ненадлежащей организации работы государственных обвинителей.

Так, Судебной коллегией 27.06.2013 оставлено без изменения постановление Новосибирского областного суда от 11.02.2013, в соответствии с которым государственному обвинителю отказано в восстановлении срока на обжалование приговора названного суда в отношении А. и других.

Установлено, что приговор по делу постановлен 19.12.2012.

Дата его оглашения государственному обвинителю была известна и копия судебного решения в прокуратуру направлена 21.12.2012. Представление государственным обвинителем подано только 29.01.2013 одновременно с ходатайством о восстановлении срока на обжалование, пропущенного по причине нахождения государственного обвинителя в отпуске.

Суды первой и второй инстанции не признали эту причину уважительной, указав, что ограничений, препятствующих волеизъявлению государственного обвинителя или вышестоящего прокурора в вопросах реализации ими права на обжалование приговора, не допущено.

Главное уголовно-судебное управление

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

 

Неверное указание места совершения

преступления повлекло возвращение

уголовного дела прокурору

 

Постановлением Шарыповского районного суда от 31.12.2013 уголовное дело в отношении Е., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ, возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Органами предварительного расследования Е. обвиняется в совершении преступления при следующих обстоятельствах.

Е. явля­ется собственником земельного участка по адресу Шарыповский район с. Большое Озеро ул. Школьная, 2 А, размером 208 кв.м., а также является собственником нежилого здания - магазина по тому же адресу.

Для выполнения предписания отдела Роспотребнадзора Е. было принято решение об осуществлении на земельном участке по вышеуказанному адресу земляных работ, а именно выкапывании ямы размерами 3 * 2 метра под септик. После того, как работы были выполнены, Е., обязанная обеспечить соблюдение правил безопасности, не предприняла мер к установке ограждения ямы, крышек, щитов, переходных мостиков, освещения, предупредительных надписей и сигнального освещения, а также иным способом не обеспечила безопасность вы­рытой ямы, тем самым оставив свободный доступ к ней. К марту 2012 года в указанной яме скопилась вода.

27.03.2012, в период с 9 до 20 часов, в указанную яму с водой, глубина которой составляла около 1 метра, упала малолетняя З., 2004 года рождения, где в результате утопления наступила смерть последней.

Уголовное дело возвращено прокурору для устране­ния препятствий его рассмотрения судом, поскольку, по мнению суда, обвинительное заклю­чение не соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ, в предъявленном подсудимой Е. обвинении неправильно указано место совершения преступления, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе дан­ного заключения.

Апелляционное представление прокурора оставлено судебной коллегией без удовлетворения по следующим основаниям.

По настоящему уголовному делу судом усмотрены существенные нарушения закона, неустранимые в судебном заседании, которые свидетельствуют о несоответствии обвини­тельного заключения требованиям УПК РФ и исключении возможности постановления судом приговора или вынесения иного итогового решения на его основе.

Так, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении должно со­держаться наряду с другими данными - существо обвинения, место и время совершения пре­ступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие зна­чение для уголовного дела.

В процессе рассмотрения дела в судебном заседании было установлено что яма, в кото­рой утонула малолетняя З., была выкопана за пределами земельного участка, площадью 208 кв.м, находящегося в собственности подсудимой Е. по адресу: Шарыповский район с. Большое Озеро ул. Школьная, 2 А, как это указано в обвинительном заключении, поскольку обвинение предъявлено Е. как к соб­ственнику земельного участка, на котором была вырыта яма с нарушением требований Зе­мельного Кодекса РФ, «Технического регламента о безопасности зданий и сооружений», а также Строительных норм и правил РФ, и на котором произошел несчастный случай, подпадающий под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ.

При расследовании настоящего уголовного дела следователь ограничился истребовани­ем документов, подтверждающих право собственности Е. на земельный уча­сток площадью 208 кв.м и на расположенный на нем объект недвижимости, магазин, которые являются правоподтверждающими документами, но не правоустанавливающими. Кроме того, не было истребовано межевое дело для установления границ земельного участка, находяще­гося в собственности обвиняемой. При осмотре судом ме­стности, на котором расположен принадлежащий Е. земельный участок с мага­зином, с привлечением специалиста - геодезиста Ростехинвентаризации установлено, что яма находится за пределами земельного участка, принадлежавшего подсу­димой Е., на расстоянии 2.7 м от его границы.  

То есть, установлены иные обстоятельства, чем изложены в постановлении о привлече­нии Е. в качестве обвиняемой и обвинительном заключении, что не согласуется с положениями ч. 1 ст. 252 УПК РФ, где говорится о том, что судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Кроме того, на предварительном следствии нарушено право обвиняемой Е. на защиту, так как защита осуществлялась в paмках предъявленного обвинения. 

Неуказание в обвинительном заключении на место совершения преступления, либо указание места, не соответствующее фактическим обстоятельствам, является существенным упущением, препятствующим вынесению судебного решения по существу обвинения, так как место преступления относится к обстоятельствам, индивидуализирующим преступное деяние, которое входит в предмет доказывания по делу (ст.73УПК РФ), и его правильное установление обязательно.

 

Изменение категории преступления

на менее тяжкую при отсутствии

веских оснований является незаконным

 

Приговором Кежемского районного суда от 30.01.2014 К. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ с изменением категории преступления на менее тяжкую к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

К. осужден за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а именно за то, что 02.06.2013 К. по предварительному сговору с лицом, уголовное дело, в отношении которого выделено в отдельное производство, в целях хищения чужого имущества, на территории детского сада «Сибирячек» напали на Р., применили к нему насилие опасное для жизни и здоровья, нанеся множественные удары руками и ногами по различным частям тела, причинив телесные повреждения, квалифицирующиеся как легкий вред здоровью, открыто похитили сотовый телефон «Fly»и другое имущество на общую сумму  23 945 рублей.

Судебная коллегия приговор изменила, поскольку признала вывод суда о возможности применения ч. 6 ст. 15 УК РФ и изменения категории преступления с тяжкого на средней тяжести необоснованным, так как суд первой инстанции надлежащим образом свое решение не мотивировал, ограничиваясь общими формулировками уголовного закона и позицией потерпевшего. При этом суд не конкретизировал какие именно  фактические обстоятельства преступления являются достаточно убедительным основанием для изменения категории совершенного К. преступления.

Судебная коллегия оснований для изменения в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ категории совершенного К. преступления, не усмотрела,  учитывая при этом характер и степень общественной опасности преступления, в связи с чем из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание об изменении категории совершенного К. преступления с тяжкого на преступление средней тяжести, а также  назначена для отбывания наказания исправительная колония общего режима.

 

Противоправное поведение потерпевшего

наряду с другими смягчающими обстоятельствами

явилось основанием для снижения

наказания ниже низшего предела

 

Приговором Шарыповского городского суда от 13.05.2014 Б. осуждён по   ч. 1 ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором постановлено взыскать с Б. в пользу У. в счет компенсации морального вреда 1 000 000 рублей.

Б. признан виновным и осужден за совершение убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку.

Как установил суд, преступление было совершено 31.12.2012  в г. Шарыпово при следующих обстоятельствах: около 15 часов в автомобиле Б. между хозяином автомобиля и его пассажиром У. произошел словесный конфликт, в ходе которого последний требовал передачи ему чужого имущества - ноутбука в результате чего, у Б. возник умысел на убийство У. После этого, реализуя свои намерения, Б. в салоне автомобиля нанес У. не менее двух ударов ножом в заднюю поверхность грудной клетки, при этом потерпевший пытался защититься руками. Далее У., пытаясь спастись, покинул салон автомобиля. Однако, Б., желая довести свой преступный умысел до конца, держа нож в руке, начал его преследовать, настигнув у дома № 3 по ул. Стартовая, сбил его с ног и, действуя умышленно, нанес лежащему на земле У. еще не менее 5 ударов ножом в переднюю поверхность грудной клетки, причинив наравне с другими повреждениями, колото-резаное ранение сердца.

После чего, спустя короткое время У. скончался на месте совершения преступления от удара ножом в сердце.

По выводам судебно-медицинской экспертизы в процессе борьбы У.  было причинено множество телесных повреждений: две ушибленные раны лица, пять непроникающих колото-резаных ранений передней и задней поверхностей грудной клетки, резаная рана правой кисти, колото-резаного ранения левой скуловой области и проникающее колото-резаное ранение грудной клетки с повреждением сердца, что явилось причиной смерти пострадавшего.

Из правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом РФ в постановлении от 19.03.2003 №3-П, следует, что законодательное установление уголовной ответственности и наказания без учета личности виновного и иных  обстоятельств, имеющего объективное и разумное обоснование, и способствующего адекватной оценке общественной опасности, как caмoгo преступного деяния, так и совершившего его лица, и применение одинаковых  мер ответственности за различные по степени общественной опасности преступления без учета обстоятельств, характеризующих личность виновного,  противоречили бы конституционному запрету дискриминации и выраженным в Конституции РФ принципам справедливости и гуманизма.

Согласно п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ к смягчающим наказание обстоятельствам относится противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления.

Суд правильно установил фактические обстоятельства, при которых Б.  нанес У. смертельный удар ножом.

Обоснованность выводов суда о побудительных мотивах, толкнувших осужденного на совершение преступления в отношении потерпевшего, подтверждается показаниями свидетелей, на которые суд сослался в приговоре, из которых следует, что оперативными сотрудниками Шарыповского отдела полиции проверялись факты вымогательства чужого имущества группой лиц, куда входил У. и иные лица, проживающие в районном центре.

Накануне убийства последний сел к Б. в машину и потребовал передачи ему ноутбука или оформление кредита в его интересах.

Данные обстоятельства подтверждены в судебном заседании.

Со слов свидетеля К., сотрудника полиции, 31.12.2012 он принимал «явку с повинной» подсудимого Б., который самостоятельно явился в отдел полиции и сообщил о совершённом им преступлении. Б. собственноручно написал текст явки с повинной,  пояснив, при этом, что М. и У. занимались в отношении него вымогательством передачи им его имущества - ноутбука. По роду своей деятельности ему известно, что Б. проходит потерпевшим по одному из эпизодов уголовного дела о групповых вымогательства. При этом потерпевший У. официально по данному делу не проходит, однако по имеющейся  информации был знаком с группой лиц, занимающихся вымогательством.

Таким образом, из приговора и материалов дела следует, что поводом для совершения Б. преступления в отношении У. явилось противоправное поведение потерпевшего в отношении осужденного, который на протяжении длительного времени находился в психотравмирующей ситуации, а в момент совершения преступления в простом эмоциональном напряжении.  

Суд первой инстанции, указав на эти обстоятельства в приговоре, не дал им в полной мере оценки, что явилось основанием к изменению судебного решения.

Указанное обстоятельство (психотравмирующая ситуация для осужденного) и совокупность данных о личности Б., который ранее судим не был, по месту работы и жительства характеризуется только с положительной стороны, сам обратился в правоохранительные органы с повинной сразу после совершения преступлений – 31.12.2012, наличие фактически брачных отношений, наличие на иждивении малолетнего ребенка, 2013 года рождения, отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, являются исключительными обстоятельствами в понимании ст. 64 УК РФ, так как,  принимая во внимание цели и мотивы преступления, существенно уменьшают его общественную опасность.

Учитывая изложенное, назначенное осужденному наказание по приговору суда является явно несправедливым вследствие чрезмерной суровости и смягчено судом апелляционной инстанции с учётом положений ст. 64 УК РФ до 5 лет лишения свободы.

 

Отказ в восстановлении

пропущенного срока

апелляционного обжалования

признан незаконным

 

Постановлением Козульского районного суда от 16.04.2014 государственному обвинителю - помощнику прокурора Козульского района М. отказано в восстановлении пропущенного срока апелляционного обжалования приговора Козульского районного суда от 20.03.2014.

Указанным приговором В. признан виновным и осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ, к 10 месяцам лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний по данному приговору и приговорам от 05.12.2013 и от 23.12.2013, с учетом требований п. «в» ч. 1 ст. 71 УК РФ, окончательно назначено наказание в виде 1 года лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 1 год с возложением исполнения обязанностей.

02.04.2014 государственным обвинителем - помощником прокурора М. подано апелляционное представление на указанный выше приговор суда и ходатайство о восстановлении срока обжалования, поступившие в суд 03.04.2014.

Постановлением Козульского районного суда от 16.04.2014  государственному обвинителю отказано в восстановлении срока для апелляционного обжалования приговора Козульского районного суда от 20.03.2014.

Суд апелляционной инстанции указанное постановление отменил по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 389.4 УПК РФ апелляционные жалоба, представление на приговор или иное решение суда первой инстанции могут быть поданы в течение 10 суток со дня постановления приговора или вынесения иного решения суда, а осужденному, содержащемуся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора, определения, постановления.

Как следует из материалов уголовного дела, обвинительный приговор в отношении В. постановлен 20.03.2014, а копия приговора вручена государственному обвинителю 28.03.2014, то есть по истечении 5-ти дней, установленных ст. 312 УПК РФ.

Вместе с тем, апелляционное представление государственного обвинителя, датированное 02.04.2014 года, поступило в Козульский районный суд 03.04.2014, то есть 10-дневный срок с момента вручения копии судебного решения не истек.

Данному обстоятельству судом первой инстанции должной оценки не дано, что лишило прокурора его права обжаловать судебное решение.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции постановление отменил и восстановил помощнику прокурора М. срок на подачу апелляционного представления на приговор Козульского районного суда от 20.03.2014, признав причину пропуска срока уважительной.

 

Нарушение права на защиту

повлекло отмену постановления

 

Постановлением Норильского городского суда от 12.05.2014, которым  отказано в удовлетворении ходатайства осужденного Ч. о пересмотре приговоров в порядке ст. 10 УК РФ.

Ч. обратился в суд с ходатайством о пересмотре в порядке ст. 10 УК РФ приговора Байкитского районного суда от 25.06.2009, которым он осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам 10 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил по следующим основаниям.

Согласно ч. 4 ст. 399 УПК РФ при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ.

Как следует из представленных материалов, Ч. отказался от услуг защитника, отказ не связан с материальным положением, но одновременно указал, что возражает против оплаты услуг адвоката, т.к. нет денег.

Судом ходатайство Ч. рассмотрено в отсутствие осужденного, при этом адвокат назначен не был, вопрос о возможности рассмотрения материала в отсутствие защитника при наличии противоречивой позиции осужденного судом не обсуждался, как следует из протокола судебного заседания.

Таким образом, судом первой инстанции при рассмотрении ходатайства осужденного допущено нарушение права на защиту.

 

Лишение заявителя права

воспользоваться помощью

избранного им представителя

повлекло отмену решения

 

Постановлением Назаровского городского суда от 20.05.2014 жалоба Г., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, на действия и постановление старшего участкового уполномоченного Межмуниципального отдела МВД России «Назаровский» от 30.04.2014 об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Ч., оставлена без удовлетворения.

Постановление судьи отменено в апелляционном порядке по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 125 УПК РФ судья проверяет законность и обоснованность действий, (бездействия) и решений дознавателя, следователя, прокурора в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц,  чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора.

Судья, принявший жалобу к своему рассмотрению, обязан обеспечить своевременное уведомление, в частности заявителя, его защитника или представителя, о месте и времени рассмотрения жалобы. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом. При неявке в судебное заседание по уважительным причинам заявителя и иных лиц, настаивающих на ее рассмотрении с их участием, судья выносит постановление об отложении разбирательства по жалобе и сообщает им о дате и времени ее рассмотрения.

Согласно представленным материалам, заявитель Г. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на действия и постановление старшего участкового уполномоченного Н.

Г. просил рассмотреть жалобу с его личным участием и участием своего представителя П., приложив при этом к жалобе доверенность, выданную П. Кроме того, в судебном заседании Г. заявлял ходатайство об отложении рассмотрения материала в связи с занятостью его представителя П. в другом судебном заседании.

При таких обстоятельствах суду следовало отложить судебное заседание и предоставить Г. возможность пригласить в судебное заседание П. или заключить соглашение с другим представителем.

Однако суд, в нарушение требований ч. 3 ст. 125 УПК РФ, отказал в удовлетворении ходатайства заявителя, лишив тем самым Г. права воспользоваться помощью избранного им представителя.

Допущенные судом нарушения являются существенными и в силу п. 2 ст.  389.15 УПК РФ и п. 4 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ повлекли отмену состоявшегося судебного решения с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

 

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАЕВОГО СУДА

Наказание в виде исправительных работ, назначенное лицу,

не имеющему ос­новного места работы и  постоянного места

жительства на территории РФ, признано неисполнимым

 

Приговором мирового судьи судебного участка № 69 в Октябрьском районе г. Красноярска от 09.04.2014 Г. осужден по ч. 3 ст. 327 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ, с ежемесячным удержанием 10 процентов заработной платы в доход государства, с отбыванием исправительных работ в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями, но в районе места жительства осужденного, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 6 месяцев.

В соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ на осужденного возложены обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужден­ных, и являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию в дни, ус­тановленные инспекцией.

Г. осужден за использование заведомо подложного документа - миграционной карты. Согласно приговору, преступление осужденным совершено 06.11.2013.

Президиум краевого суда приговор изменил по следующим основаниям.

При назначении Г. наказания по ч. 3 ст. 327 УК РФ в виде 6 месяцев исправительных работ, с ежемесячным удержанием 10 процентов заработной платы в доход государства, мировым судьей не соблюдены требования уголовного закона.

Так, в силу ч. 1 ст. 60 УК РФ, лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений Общей части Кодекса.

Согласно ч. 1 ст. 50 УК РФ исправительные работы назначаются осужденному, имеющему основное место работы, а равно не имеющему его. Осужденный, имеющий основное место работы, отбывает исправительные работы по основному месту работы. Осужденный, не имеющий основного места работы, отбывает исправительные работы в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-­исполнительными инспекциями, но в районе места жительства осужденного.

Вместе с тем, из материалов дела следует, что Г. не имеет ни ос­новного места работы, ни постоянного места жительства на территории РФ, в районе которого органами местного самоуправления по согласованию с уголовно­исполнительными инспекциями ему могли бы быть определены исправительные работы.

Кроме того, постановлением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 07.11.2013 Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1.1 ст. 18.8 КоАП РФ, а именно, в нарушении иностранным гражданином режима пребывания (проживания) на территории РФ, выразившемся в отсутствии документов, подтверждающих право на пребывание (проживание) на территории РФ, и уклонении от выезда из РФ по истечении определенного срока пребывания, в связи с чем он подвергнут наказанию в виде штрафа в размере 2 000 рублей с административным выдворением за пределы РФ.

Данное обстоятельство исключает возможность получения осужденным ос­новного места работы и постоянного места жительства на территории РФ. При этом о нем было известно мировому судье на момент постановления приговора от 09.04.2014.

В связи с изложенным, Г. за совершенное преступление не могло быть назначено наказание в виде исправительных работ.

Кроме того, из материалов уголовного дела также следует, что осужденный Г. после истечения установленного законом срока с момента его въезда на территорию России продолжал находиться и проживать в РФ в нарушение действующего законодательства.

Это обстоятельство в совокупности с вынесением в отношении Г. постановления по делу об административном правонарушении от 07.11.2013 и его нахождением до момента выдворения за пределы РФ в специальном приемнике МУ МВД России "Красноярское" исключало возможность определения осужденному наказания с применением ст. 73 УК РФ и возложением на него обязанностей не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных, и являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию в дни, установленные инспекцией.

С учетом изложенного, назначенное осужденному наказание является неисполнимым, а значит, его применение не соответствует целям, установленным ч. 2 ст. 43 УК РФ.

В связи с этим, приговор от 09.04.2014 в части назначенного Г. наказания изменён.

При этом в силу ч. 3 ст. 401.16 УПК РФ суд кассационной инстанции  не вправе определить осужденному наказание, предусмотренное санкцией ч. 3 ст. 327 УК РФ, в том числе в виде штрафа или обязательных работ, поскольку оно не может быть признано условным с применением ч. 1 ст. 73 УК РФ.

Однако, данное обстоятельство не исключает возможности осуждения Г. в соответствии с п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ, без назначения наказания.

Таким образом, приговор мирового судьи судебного участка № 69 в Октябрьском районе г. Красноярска от 09.04.2014 судом кассационной инстанции изменён, постановлено считать Г. осужденным по ч. 3 ст. 327 УК РФ без назначения наказания.

 

Уголовные дела о преступлениях,

не повлекших причинение вреда физическому либо юридическому лицу,

не могут быть прекращены в связи с примирением сторон

 

Постановлением Саянского районного суда от 25.12.2013 уголовное дело в отношении Т., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 175, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, прекращено на основании ст. 25 УПК РФ, в связи с примирением с потерпевшим. Этим же постановлением суда уголовное дело в отношении Г., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, прекращено на основании ст. 25 УПК РФ, в связи с примирением с потерпевшим.

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 01.04.2014 постановление Саянского районного суда Красноярского края от 25.12.2013 в отношении Т. оставлено без изменения.

Органом предварительного следствия Т. предъявлено обвинение в краже, совершенной группой лиц по предварительному сговору, а также в заранее не обещанном приобретении имущества, заведомо добытого преступным путем.

Согласно обвинительному заключению, 04.04.2013, около 12 часов, находясь в магазине "Автозапчасти", расположенном по адресу с. Агинское, ул. Советская, 108, Г. тайно похитил аккумуляторную батарею "Актэк", чем причинил потерпевшему Ч. имущественный ущерб в размере 2 600 рублей. О совершенной им краже Г. рассказал Т. и предложил последнему приобрести у него похищенное имущество. В этот же день, около 16 часов, находясь в доме по ул. Советская, 169, с. Агинское и заведомо зная о том, что передаваемое ему имущество является похищенным, Т. принял от Г. в качестве подарка аккумуляторную батарею "Актэк", похищенную у Ч., которой в дальнейшем распорядился по своему усмотрению.

Кроме того, 05.04.2013, около 12 часов, Г. и Т., действуя по предварительному сговору, тайно похитили из магазина "Автозапчасти", расположенного по адресу с. Агинское, ул. Советская, 108, имущество Ч. общей стоимостью 1 850 рублей, в том числе аккумуляторную батарею "Курский аккумулятор" 6 МТС-9, 5 ленточных наклеек на лобовое стекло автомобиля, зеркало заднего вида от автомобиля ВАЗ 2109.

По кассационному представлению президиум краевого суда судебные решения в части прекращения уголовного дела по обвинению Т.  в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 175 УК РФ, отменил по следующим основаниям.

В силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ определения суда и постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Согласно ст. 6 УПК РФ, уголовное судопроизводство имеет своим назначением не только защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, но и защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

В связи с этим прекращение уголовного дела и уголовного преследования в отношении обвиняемого возможно только по основаниям, предусмотренным законом, в том числе, главой 11 УК РФ и главой 4 УПК РФ. Вместе с тем, постановление суда от 25.12.2013 указанным нормам закона соответствует не в полной мере. В силу ст. 25 УПК РФ суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Согласно ст. 76 УК РФ, лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», освобождение от уголовной ответственности по основанию, предусмотренному ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ, возможно только на основании заявления потерпевшего и при обязательном выполнении двух условий: примирения лица, совершившего преступление, с потерпевшим и заглаживания причиненного ему вреда. Часть 1 ст. 175 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за заранее не обещанные приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем. Таким образом, непосредственным объектом данного преступного посягательства является установленный порядок приобретения и сбыта имущества, обеспечивающий законные экономические интересы граждан, общества и государства и не допускающий включения в экономический оборот имущества, приобретенного преступным путем.

В соответствии с ч. 1 ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Вместе с тем, конструкция состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 175 УПК РФ, не предполагает причинения действиями, выразившимися в заранее не обещанных приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем, физического, имущественного либо морального вреда конкретному физическому или юридическому лицу, а значит и признания указанного лица потерпевшим от такого преступления. Это обстоятельство само по себе исключает возможность прекращения уголовного дела о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 175 УК РФ, в связи с примирением с потерпевшим, то есть по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ.

Кроме того, настоящее уголовное дело в отношении Т. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 175 УК РФ, возбуждено не по заявлению потерпевшего, а на основании рапорта следователя СО МО МВД России "Ирбейский". Согласно ч. 1 ст. 42 УПК РФ, решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела и оформляется постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда. При этом из материалов дела следует, что Ч.  обратился в правоох­ранительные органы с заявлением о привлечении к уголовной ответственности лиц, совершивших хищение его имущества, в котором указал, что именно действиями указанных лиц ему причинен ущерб в сумме 4 450 рублей. Он же в дальнейшем подал исковое заявление, в котором просил взыскать с виновных сумму ущерба, причиненного ему хищением имущества из магазина. В связи с этим, соответствующими постановлениями следователя от 14.06.2013 Ч. признан потерпевшим от преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, и гражданским истцом по уголовному делу о данном преступлении. Из предъявленного Г. и Т. обвинения также следует, что имущественный ущерб в сумме 2 600 рублей в результате совершения незаконных действий с принадлежащей Ч. аккумуляторной батареей "Актэк" был причинен Г. непосредственно похитившим данное имущество, а не Т., впоследствии приобретшим его как заведомо добытое преступным путем. Как следует из материалов уголовного дела, Ч. с заявлением о привлечении Т. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 175 УК РФ не обращался, о причинении ему данным преступлением какого-либо вреда правоох­ранительным органам не сообщал и искового заявления о возмещении такого вреда не заявлял. Предъявленное Т. обвинение по ч. 1 ст. 175 УК РФ также не содержит сведений о том, что данным преступлением Ч. или другому лицу был причинен физический, имущественный либо моральный вред, в связи с этим, по настоящему уголовному делу Ч. обоснованно не был в установленном законом порядке признан потерпевшим от преступления, преду­смотренного ч. 1 ст. 175 УК РФ, а также гражданским истцом по уголовному делу о данном преступном деянии. В связи с изложенным, заявление Ч. не могло послужить основанием для прекращения уголовного дела в отношении Т. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 175 УК РФ, в связи с примирением с потерпевшим.

Таким образом, решение о прекращении уголовного дела в указанной части принято судом в нарушение требований уголовного и уголовно-процессуального закона, а именно ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ.

 

При назначении окончательного наказания

судом не учтены положения ч. 1 ст. 70 УК РФ

 

Приговором мирового судьи судебного участка № 72 в Свердловском районе г. Красноярска от 07.05.2013 Ш. осужден по п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ на 9 месяцев исправительных работ с удержанием 5% из заработной платы в доход государства.

Постановлено приговор Берёзовского городского суда Кемеровской области от 13.10.2011 исполнять самостоятельно.

Ш. осужден за незаконную рубку не отнесенных к лесным насаждениям деревьев в крупном размере.

Президиум Красноярского краевого суда приговор изменил по следующим основаниям.

Судом не учтены положения ч. 1 ст. 70 УК РФ, в соответствии с которыми при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.

По приговору Березовского городского суда Кемеровской области от 13.10.2011 Ш. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием в доход государства 10 % из заработной платы. Как установлено судом, это наказание Ш. не отбыто, и срок давности исполнения обвинительного приговора, установленный п. «б» ч. 1 ст. 83 УК РФ, до настоящего времени не истек.

Преступление, предусмотренное п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ, совершено 30.09.2012, то есть после постановления приговора от 13.10.2011. Соответственно, при назначении Ш. окончательного наказания суд должен был руководствоваться положениями ст. 70 УК РФ.

Допущенные судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела в отношении Ш. нарушения уголовного закона являются существенными, повлияли на исход дела и повлекли  в соответствии со ст.40 1 УПК РФ пересмотр вступившего в законную силу судебного решения.

При таких обстоятельствах из приговора мирового судьи судебного участка № 72 в Свердловском районе г. Красноярска от 07.05.2013 в отношении Ш. исключена ссылка на самостоятельное исполнение приговора Березовского городского суда Кемеровской области от 13.10.2011, а дело направлено на рассмотрение в порядке ст.ст.396, 397 УПК РФ для разрешения вопроса об исполнении приговора при наличии другого неисполненного приговора.

 

Положения закона, улучшающие

положение осужденного, 

подлежат применению в конкретном деле

независимо от стадии судопроизводства

 

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 24.05.2013 Ю., судимому:

20.03.2012 по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев;

16.08.2012 по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от 20.03.2012  к 3 годам 2 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима,

отказано в удовлетворении ходатайства о приведении приговора Ленинского районного суда г. Красноярска от 16.08.2012 в соответствие с Федеральным законом от 01.03.2012 № 18-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» по тем основаниям, что положения ст. 228 УК РФ в редакции Федерального закона от 01.03.2012 не улучшают положение Ю. Кроме того, в порядке главы 47 УПК РФ не представляется возможным установить вес наркотического средства в сухом остатке.

Президиум Красноярского краевого суда указанное постановление суда отменил.  

На основании п. 13 ст. 397 УПК РФ суд по месту отбывания осужденным наказания рассматривает вопросы, связанные с освобождением от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст. 10 УК РФ.

В силу ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе лиц, отбывающих наказание.

Согласно правовой позиции, закрепленной в постановлении Конституционного Суда РФ от 20.04.2006 № 4-П, уголовный закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от стадии судопроизводства, в которой должен решаться вопрос о применении этого закона, и независимо от того, в чем выражается такое улучшение - в отмене квалифицирующего признака преступления, снижении нижнего и (или) верхнего пределов санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, изменении в благоприятную для осужденного сторону правил его Общей части, касающихся наказания или в чем-либо еще.

Приговором Ленинского районного суда г. Красноярска от 16.08.2012  Ю.  осуждён за незаконные изготовление и хранение без цели сбыта наркотического средства - дезоморфина, массой 9,86 грамма, то есть в особо крупном размере.

Согласно приговору указанный вес наркотических средств определен, исходя из представленной на исследование смеси в жидком состоянии.

Выводы экспертизы учтены судом при квалификации действий Ю. Дезоморфин входил в Список 1 наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации, утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.02.2006 №76, действовавшим на момент осуждения Ю. за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Указанное Постановление утратило силу с введением в действие с 01.01.2013 Постановления Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 № 1002, в соответствии с которым дезоморфин также отнесен к перечню за­прещенных к обороту на территории России наркотических средств, предусмотренному списком 1.

Вместе с тем, с 01.01.2013 указанный список дополнен примечанием, согласно которому для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно наркотическое средство из перечисленных в Списке 1, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре +70 … + 110 градусов Цельсия. Постановление от 01.10.2012  принято в целях реализации Федерального закона от 01.03.2012 № 18-ФЗ, вступившего в силу с 01.01.2013 в части изменений, внесенных, в т. ч. в ст. 228 УК РФ.

С учетом того, что Ю. осуждён за незаконные действия с наркотическим средством, масса которого определялась экспертом исходя из всего количества представленной на исследование жидкости, то изменения, внесенные в ст. 228 УК РФ Федеральным законом от 01.03.2012 № 18-ФЗ в совокупности с Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 № 1002, улучшают положение осужденного и подлежат применению в порядке, предусмотренном п. 13 ст. 397 УПК РФ.

При таких обстоятельствах постановление Советского районного суда г. Красноярска от 24.05.2013 об отказе в удовлетворении ходатайства Ю. о пересмотре приговора в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ не основано на законе, в связи с чем указанное судебное решение отменено с направлением материала на новое рассмотрение.

 

другие новости