Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за март 2014 г.

15.05.2014 9:39:36

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

март

 

г. Красноярск

2014 год

 

Результаты рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 150 УК РФ

 

Во исполнение п. 2.2 постановления координационного совещания руководителей правоохранительных органов Красноярского края от 21.10.2013 № 8 уголовно-судебным управлением проанализирована практика рассмотрения судами уголовных дел о вовлечении несовершеннолетних в совершение преступлений (ст. 150 УК РФ).

Проведенный анализ показал, что в 2012 году судами края по ст. 150 УК РФ рассмотрено 23 уголовных дела в отношении 23 лиц, в 2013 году 38 дел в отношении 40 лиц.

По результатам рассмотрения уголовных дел в 2012 году судами постановлено 18 обвинительных приговоров в отношении 18 лиц, из которых 11 лиц признано виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1   ст. 150 УК РФ, 7 лиц – в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4        ст. 150 УК РФ.

В 2013 году обвинительные приговоры по анализируемому составу преступления вынесены в отношении 34 лиц по 33 делам. Из них 20 лиц осуждены по ч. 1 ст. 150 УК РФ, 13 лиц по ч. 4 ст. 150 УК РФ и 1 лицо по ч. 2   ст. 150 УК РФ.

Анализ показал, что имеют место случаи осуждения по ст. 150 УК РФ родителей, вовлекающих в совершение преступлений своих несовершеннолетних детей. Так в 2012 году осуждено 5 родителей, в 2013 году - 8.

Приговором Лесосибирского городского суда от 21.11.2013 К. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ и ч. 4 ст. 150 УК РФ с применением положений ч. 3     ст. 69 УК РФ и ст. 70 УК РФ к 5 годам 3 месяцам и 15 дням лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Как следует из приговора, К. совершил кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище, а также, достигнув восемнадцатилетнего возраста и являясь отцом несовершеннолетней дочери, вовлек своего ребенка в совершение тяжкого преступления путем обещаний.

Находясь в состоянии алкогольного опьянения и имея умысел, направленный на хищение имущества, принадлежащего потерпевшей, К. предложил своей дочери, 2002 года рождения, совершить хищение имущества из квартиры потерпевшей, пообещав ей за участие в данном преступлении денежные средства, вызвав тем самым у несовершеннолетней желание совершить тяжкое преступление.

Реализуя задуманное, К. совместно со своей дочерью около 01 часа ночи 31.08.2013 подошел к окну квартиры потерпевшей, где, воспользовавшись тем, что за его действиями никто не наблюдает, принесенным с собой ножом выставил из окна квартиры стекло и через образовавшийся проём в окне совместно с дочерью незаконно проник в квартиру.

Находясь в квартире, осуждённый совместно со своей дочерью совершил хищение имущества на общую сумму 26 038 руб., после чего с места преступления скрылся, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

Признавая К. виновным в совершении преступления, предусмотренного   ч. 4 ст. 150 УК РФ, суд установил, что именно осуждённый предложил своей одиннадцатилетней дочери совершить совместно с ним тяжкое преступление, пообещав ей за участие вознаграждение в виде части денежных средств, вырученных от реализации похищенного.

Большая часть уголовных дел по анализируемому составу преступлений рассмотрены судами в общем порядке уголовного судопроизводства. Так, из общего количества рассмотренных судом уголовных дел в порядке особого производства в 2012 году рассмотрено только 4 дела в отношении 4 лиц, в 2013 году 7 дел в отношении 7 лиц.

Основной мерой наказания, назначаемой осуждённым за совершение указанных преступлений, является лишение свободы условно. В 2012 году лишение свободы с применением положений ст. 73 УК РФ назначено 11 лицам, в 2013 году – 21 лицу.

Реальное лишение свободы в 2012 году назначалось только 7 лицам, 5 из которых были осуждены по ч. 4 ст. 150 УК РФ, а именно за вовлечение несовершеннолетних в совершение тяжких или особо тяжких преступлений. В 2013 году данное наказание назначено 13 лицам, из которых 9 лиц признаны виновными по ч. 4 ст. 150 УК РФ.

Назначение лишения свободы с реальным отбытием наказания в исправительных учреждениях, в основном, связано с признанием осуждённого, наряду со ст. 150 УК РФ, виновным в совершении иных тяжких преступлений, а также наличием в его действиях отягчающих обстоятельств, в частности рецидива преступлений, что как следствие влечёт за собой применение судом правил назначения наказании по совокупности преступлений и приговоров.

Проведённый анализ также показал, что дополнительные виды наказания, предусмотренные санкциями ст. 150 УК РФ, такие как лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью по ч. 2 ст. 150 УК РФ и ограничение свободы на определённый срок по ч. 4 ст. 150 УК РФ, в анализируемые периоды судом не назначались. При этом, как следует из приговоров, государственные обвинители со своей стороны не ориентировали суды на применение указанной меры наказания.

В 2013 году в отношении 3 осуждённых судом была применена ст. 64 УК РФ – назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление. В 2012 году данная норма по указанному составу преступлений не применялась.

В связи с деятельным раскаянием в 2012 году судами прекращено 1 уголовное дело в отношении 1 лица, в 2013 году – 2 дела в отношении 2 лиц, все по ч. 1 ст. 150 УК РФ.

По иным нереабилитирующим основаниям уголовные дела в отношении лиц, обвиняемых органами следствия в совершении преступлений, предусмотренных ст. 150 УК РФ, не прекращались.

При этом проведённый анализ показал, что основной проблемой при рассмотрении уголовных дел указанной категории явилось обоснованность предъявленного обвинения взрослым лицам, совершившим преступления совместно с несовершеннолетними.

Так, в 2012 году судами края по 4 делам оправдано 4 лица, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ст. 150 УК РФ. В 2013 году судами по 3 уголовным делам оправдано 4 лица. В свою очередь указанные лица признаны виновными в совершении иных преступлений, инкриминируемых им органами предварительного расследования.

Так, приговором Минусинского городского суда от 15.01.2013 С. оправдан за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 150 УК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Органами предварительного расследования С. обвинялся в том, что 14.05.2012, будучи лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста и имея умысел на вовлечение несовершеннолетнего К. в совершение преступления иным способом, заведомо зная о возрасте К. (1995 года рождения), предложил последнему совершить кражу чужого имущества – лобового спойлера с автомобиля, припаркованного возле дома. А также в том, что 28.05.2012 находясь на базе такси, повторно предложил К. совершить кражу чужого имущества из припаркованных на территории базы автомобилей.

При этом, как указывалось органами следствия, в обоих случаях, С. для вовлечения несовершеннолетнего использовал свой авторитет, зная о том, что К. не посмеет его ослушаться, в результате чего уговорами возбудил у последнего желание совершить кражи.

В свою очередь суд при рассмотрении уголовного дела посчитал, что вина С. в совершении указанных преступлений не нашла своего подтверждения.

В ходе предварительного расследования и судебного разбирательства С. отрицал тот факт, что вовлек несовершеннолетнего в совершение краж. Согласно его показаниям, он только предложил К. помочь ему в совершении преступлений, ничего взамен этого не предлагая, каких-либо угроз, в случае отказа, в адрес несовершеннолетнего не высказывая. Данные показания согласуются с показаниями и самого несовершеннолетнего.

Иных же доказательств, с достоверностью свидетельствующих о совершении С. действий, направленных на возбуждение у К. желания совершить преступления, в материалах дела не приведено. Не было представлено этих доказательств и государственным обвинителем при рассмотрении дела в суде.

Учитывая установленные факты, суд указал на отсутствие в действиях С. признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 150 УК РФ, указав, что усматривает в данном случае только предварительный сговор на совершение преступлений группой лиц.

Приговором Минусинского городского суда от 30.11.2012 К. осуждён по п.п. «а, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с применением положений ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года. Этим же приговором К. оправдан по ч. 4 ст. 150 УК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

В ходе рассмотрения уголовного дела суд пришел к выводу, что вина К. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 150 УК РФ не нашла своего подтверждения.

В рамках судебного заседания установлено, что на период совершения преступления К. исполнилось 18 лет, а В. (лицо, которое, по мнению органов предварительного расследования, вовлекли в совершение преступления) достиг возраста 17-ти лет и 8-ми месяцев, что свидетельствует о незначительной разнице в возрасте.

При этом, В. и К. длительный период времени обучались в одном классе, а затем в параллельных классах одной школы, общались между собой как равные, без признаков лидерства. Как следует из показаний К., общаясь с В., он воспринимал его как равного, достоверно о его возрасте не знал, но предполагал, что ему уже исполнилось 18 лет.

Кроме того, как следует из показаний самого В., он имел возможность отказаться от совершения преступления совместно с К., но, действуя самостоятельно и осознанно, без давления со стороны К., пошел на совершение преступления. Каких-либо обещаний, направленных на возбуждение желания у В. совершить преступление, К. не высказывал.

Также в приговоре указано, что обоснование вовлечения несовершеннолетнего В. в совершение тяжкого преступления «иным способом» носит не конкретизированный характер, что нарушает право подсудимого К. на защиту, поскольку из указанного описания совершения преступления подсудимый не имеет возможности достоверно знать о том, какой «иной» способ совершения преступления ему инкриминируется.

Приведённые примеры свидетельствуют о том, что основными причинами вынесения реабилитирующих решений по обозначенной категории преступлений явилось отсутствие в материалах дела доказательств достоверной осведомленности обвиняемых о возрасте вовлекаемых несовершеннолетних, а также доказательств самого вовлечения, то есть действий, которые были бы направлены на возбуждение у несовершеннолетнего желания совершить преступление.

Дабы избежать вынесения судом реабилитирующих решений при поддержании государственного обвинения необходимо обращать внимание на то, что к уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления могут быть привлечены лишь лица, достигшие восемнадцатилетнего возраста и совершившие данное преступление умышленно. Тем самым, в рамках рассмотрения дела судом необходимо устанавливать осознавал ли взрослый, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления, выяснять характер взаимоотношений между взрослым и несовершеннолетним, поскольку эти данные могут иметь существенное значение для установления роли обвиняемого в вовлечении несовершеннолетнего.

Под вовлечением следует понимать действия взрослого лица, направленные на возбуждение желания у несовершеннолетнего совершить преступление, учитывая, что указанные действия могут выражаться как в форме обещаний, обмана, угроз, так и в форме предложения, разжигания чувства завести, мести и иных действий.

Анализ практики апелляционного и кассационного (в порядке главы 45 УПК РФ) обжалования судебных решений свидетельствуют о том, что инициатором пересмотра приговоров во всех случаях являлась сторона обвинения.

В кассационном порядке в 2012 году по представлению прокурора пересмотрен 1 приговор. Эффективность кассационного реагирования составила 100 %.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда от 31.05.2012 отменен приговор Лесосибирского городского суда от 14.03.2012 в отношении Р., осуждённого по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ и ч. 4 ст. 150 УК РФ, с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Основанием отмены судебного решения явилось нарушение уголовно-процессуального закона, а именно вынесение приговора незаконным составом суда, учитывая, что этим же судьей ранее постановлен обвинительный приговор по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ в отношении соучастника преступления.

Всего в 2012 году в кассационном порядке рассмотрено 4 представления в отношении 4 лиц, из которых в отношении 2 лиц представления удовлетворены, в отношении 2 – отклонены. Результативность кассационного обжалования составила 50 %.

Основаниями принесения представлений в трех случаях послужило нарушение уголовно-процессуального закона, в одном – несоответствие выводов суда обстоятельствам, установленным по делу.

Так, приговором Минусинского городского суда от 11.11.2011 Д. и К. осуждены за умышленное уничтожение имущества путем поджога автомобиля, которое повлекло причинение потерпевшему значительного ущерба. Этим же приговором К. оправдана по ч. 1 ст. 150 УК РФ, в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

В кассационном представлении, наряду с другими доводами, государственный обвинитель указал на необоснованность приговора в части оправдания К., поскольку судом при вынесении приговора оставлено без внимание то, что именно К. первая предложила несовершеннолетней поджечь автомобиль, а также то, что К. старше Д. на 8 лет, состоит в гражданском браке, имеет двоих малолетних детей, в связи с чем, в силу возраста и жизненного опыта пользуется авторитетом у шестнадцатилетней девушки.

Кассационным определением от 12.01.2012 приговор в части оправдания К. оставлен без изменения.

Судебная коллегия указала, что предложение поджечь автомобиль было высказано в ходе совместного обсуждения К. с несовершеннолетней возможных вариантов мести потерпевшей. В материалах уголовного дела отсутствуют сведения о том, что К. высказывала Д. какие-либо угрозы, обещания, обманывала ее, либо иным образом склоняла к совершению преступления.

Не нашли своего подтверждения доводы о разнице в возрасте и наличии у оправданной малолетних детей, которые были указаны автором представления, в качестве обстоятельств, повышающих авторитет К. и существенно влияющих на совершение преступления.

Сама несовершеннолетняя злоупотребляет спиртными напитками, дважды проходила лечение от алкоголизма, состоит на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, общественное мнение игнорирует. В силу изложенного К. не могла оказать на Д. такое воздействие, которое бы повлекло совершение ей преступления.

В 2013 году в кассационном порядке (в рамках главы 45 УПК РФ) приговоры не пересматривались. При этом судебной коллегией рассмотрено 1 представление на постановление суда о возвращении уголовного дела прокурору, которое удовлетворено. Результативность кассационного обжалования составила 100 %.

Кассационной инстанцией отменено постановление Канского городского суда от 10.12.2012, которым уголовное дело в отношении несовершеннолетнего Л., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, возвращено прокурору для соединения в одно производство с уголовным делом в отношении К., обвиняемого по п.п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, и по ч. 1 ст. 150 УК РФ.

При этом, в соответствии с ч. 1 ст. 153 УПК РФ, соединение уголовных дел в одно производство является правом, а не обязанностью следственных органов. Согласно ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Каких-либо препятствий для рассмотрения уголовного дела в отношении Л. у суда не имелось.

Л. является несовершеннолетним, а в соответствии с требованиями ст. 422 УПК РФ, уголовные дела в отношении несовершеннолетних выделяются в отдельное производство и не соединяются с уголовными делами в отношении взрослых обвиняемых.

В нарушение указанных требований закона, суд принял необоснованное решение, возвратив уголовное дело для соединения с делом в отношении взрослого обвиняемого.

В апелляционном порядке в 2013 году рассмотрено 3 представления в отношении 3 лиц, из которых отменено 2 приговора, 1 приговор изменен. Эффективность и результативность апелляционного обжалования составила 100 %.

По жалобам сторон судебные решения в апелляционном порядке не пересматривались.

Основаниями отмены (изменения) приговоров явились нарушения уголовно-процессуального закона, несоответствие выводов суда установленным по делу обстоятельствам, а также нарушение уголовного закона при квалификации действий осуждённых.

Так, апелляционным приговором от 04.06.2013 приговор Ленинского районного суда г. Красноярска от 26.02.2013 в части осуждения К. по ч. 4               ст. 150 УК РФ отменен. Производство по делу в отношении К. прекращено, в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

Приговором суда первой инстанции К. признана виновной в совершении незаконного сбыта наркотических средств в крупном размере, в покушении на незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере, а также в вовлечении родителем несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления иным способом.

В представлении, наряду с другими доводами о незаконности приговора, прокурор указал на необоснованное исключение из квалификации по ч. 4 ст. 150 УК РФ квалифицирующего признака – «совершённое лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста», со ссылкой на то, что К. приходится несовершеннолетнему матерью. 

Судебная коллегия согласилась с доводом представления, указав, что суд первой инстанции необоснованно исключил из обвинения часть диспозиции ст. 150 УК РФ, а именно «совершённое лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста», ошибочно назвав её квалифицирующим признаком.

Однако при пересмотре приговора судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии оснований для осуждения К. по ч. 4 ст. 150 УК РФ.

По смыслу действующего уголовного законодательства, объективная сторона данного преступления выражается в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом.

В свою очередь в приговоре указано, что несовершеннолетний, действуя согласно указаниям матери, передал наркотическое средство, упакованное в пачку из-под сигарет, покупателю, получив от него деньги и передав их матери.

При этом, ни органы предварительного расследования, ни суд не установили конкретный способ вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления.

Приговором Кировского районного суда г. Красноярска от 04.03.2013 М. и несовершеннолетний П. осуждены за совместное совершение ряда хищений. Этим же приговором М. оправдан по ч. 4 ст. 150 УК РФ.

Как следует из материалов уголовного дела, органами следствия М. и П. обвинялись в том, что по предварительному сговору между собой и лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, с целью хищения чужого имущества незаконно проникли в дом, где в присутствии потерпевшей и свидетеля, пытавшихся им воспрепятствовать, понимая, что их действия очевидны и наблюдаются последними, открыто завладели имуществом на сумму 39 200 рублей.

Кроме того, М. обвинялся в том, что, зная о возрасте П. и лица, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, предложил им открыто совершить хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище, путем обещаний разделить похищенное, предварительно убедив последних в том, что достоверно знает, какое имущество находится в доме. Указанные действия М. органом следствия квалифицированы по ч. 4 ст. 150 УК РФ, как вовлечение несовершеннолетних в преступную группу путем обещаний с целью совершения тяжкого преступления.

По результатам рассмотрения уголовного дела суд первой инстанции признал установленным отсутствие предварительного сговора между М., с одной стороны, П. и лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, с другой стороны. Также в судебном заседании была установлена законность нахождения М. в доме потерпевшей.

Учитывая изложенное судом действия М. по факту хищения квалифицированы по ч. 1 ст. 161 УК РФ, действия П. и лица, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, по п.п. «а, в» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

В связи с исключением из обвинения М. квалифицирующих признаков «совершение преступления группой лиц по предварительному сговору» и «с незаконным проникновением в жилище» суд принял решение об отсутствии в действиях последнего состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 150 УК РФ.

В свою очередь судом, при вынесении приговора, не учтены показания осуждённых, данные ими в ходе предварительного расследования и оглашённые в суде по ходатайству государственного обвинителя, а также явка с повинной М., в которых содержаться данные о наличии между указанными лицами сговора на завладение имуществом потерпевшей по предложению М., осведомленного о несовершеннолетнем возрасте П. и третьего участника преступления.

Апелляционным определением от 16.05.2013, в связи с нарушениями допущенными судом первой инстанции, приговор Кировского районного суда   г. Красноярска от 04.03.2013 отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

Судом надзорной инстанции в 2012 году пересмотрено 1 судебное решение по уголовному делу указанной категории.

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 03.04.2012 изменены приговор Советского районного суда г. Красноярска от 24.02.2011 и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам от 19.05.2011 в отношении В.

Основанием пересмотра приговора и кассационного определения послужило непризнание судами первой и второй инстанций обстоятельства, смягчающего наказание, предусмотренного п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ (наличие у виновной малолетнего ребенка).

Данное обстоятельство не было учтено судами в связи с тем, что Васильева вовлекла свою малолетнюю дочь, 1998 года рождения, в совершение тяжкого преступления путем использования родительского авторитета.

Однако по смыслу уголовного закона, наличие малолетних детей у виновного не может расцениваться как смягчающие обстоятельство, если осуждённым совершено преступление в отношении них, либо он лишён родительских прав. Таких данных по делу установлено не было.

По результатам пересмотра назначенное В. наказание по ч. 2 ст. 162 УК РФ снижено с 4 лет 11 месяцев до 2 лет лишения свободы, по ч. 4 ст. 150 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ с 5 лет до 2 лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ общее наказание снижено с 5 лет 10 месяцев до 2 лет 3 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В 2013 году президиумом Красноярского краевого суда пересмотрено 3 судебных решения в отношении 8 лиц, из которых 1 приговор отменен с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение, 1 приговор изменён, а также отменено 1 кассационное определение с направлением дела на новое кассационное рассмотрение.

Основаниями пересмотра судебных решений явились неверная квалификация действий осуждённого, несоблюдение требований уголовно-процессуального закона при разрешении вопроса о судьбе вещественных доказательств, а также нарушение права на защиту, допущенное судом кассационной инстанции.

Так, постановлением президиума от 03.12.2013 по надзорной жалобе изменены приговор Кировского районного суда г. Красноярска от 14.06.2012 и кассационное определение от 06.11.2012 в отношении К.

В соответствии с постановлением президиума из осуждения К. по ч. 4 ст. 150 УК РФ исключен квалифицирующий признак «вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу», так как, признавая К. виновным в совершении преступления, с учетом данного признака, суды первой и второй инстанции не учли, что на момент совершения преступлений преступной группы ещё не существовало. Группа была создана лишь в результате вовлечения несовершеннолетнего Ю. в совершение преступлений, то есть после того, как действия по вовлечению были окончены. В свою очередь, предложенная органами предварительного расследования квалификация по ч. 4 ст. 150 УК РФ, предусматривает вовлечение в уже существующую преступную группу.

Кроме того, действия К., квалифицированные судами первой и второй инстанций как 6 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 150 УК РФ (отдельно по каждому эпизоду совместного с несовершеннолетним совершения тяжких преступлений), переквалифицированы президиумом в целом на ч. 4  ст. 150 УК РФ, за совершение которого определено наказание 5 лет лишения свободы.

Тем самым, в результате пересмотра приговора, наказание, назначенное К. с учетом правил ч. 3 ст. 69 УК РФ и ст. 70 УК РФ, снижено до 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Кроме этого, в 2013 году в порядке надзора Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации отменен приговор Красноярского краевого суда от 24.12.2002 в части осуждения П. по ч. 4                ст. 150 УК РФ, производство по делу прекращено, в связи с отсутствием в действиях осуждённого состава преступления.

Как следует из определения, приговором Красноярского краевого суда П. осуждён по п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ, ч. 4             ст. 150 УК РФ и ч. 2 ст. 325 УК РФ с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ и ст. 70 УК РФ к 21 году лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Органами предварительного расследования П. обвинялся в том, что предложил несовершеннолетнему совершить разбойное нападение на водителя такси, убить его и завладеть автомашиной.

Согласно диспозиции ст. 150 УК РФ вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления образуют такие активные действия психического и физического воздействия совершеннолетнего лица, которые направлены на возбуждение желания несовершеннолетнего совершить преступление посредством обещаний, обмана, угроз или иными способами.

При этом ни в постановлении о предъявлении обвинения, ни в обвинительном заключении, ни в приговоре нет описания какие именно действия, направленные на вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступлений, были совершены П.

Факт совместного участия в совершении преступлений взрослого и несовершеннолетнего не образует состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 150 УК РФ. Предложение совершить нападение и убить водителя, высказанное со стороны осуждённого, свидетельствует лишь о совершении преступления в составе группы лиц по предварительному сговору.

Проведенный анализ показал, что в материалах уголовных дел не всегда в полном объеме представлены доказательства, подтверждающие совершение обвиняемыми преступлений, предусмотренных ст. 150 УК РФ. В частности отсутствуют доказательства вовлечения, то есть доказательства подтверждающие действия взрослых лиц, выразившиеся в форме обещаний, обмана, угроз, либо иных действий, которые были бы направлены на возбуждение у несовершеннолетнего желания совершить преступление, а также доказательства достоверной осведомленности обвиняемых о возрасте вовлекаемых несовершеннолетних.

Таким образом, государственным обвинителям необходимо более тщательно и качественно готовиться к поддержанию обвинения по обозначенной категории уголовных дел, использовать все имеющиеся в материалах дела доказательства, а также возможность представления суду дополнительных доказательств, подтверждающих совершение подсудимыми инкриминируемых им преступлений.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Наказание, назначаемое осуждённому, должно преследовать цель восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждение совершения новых преступлений

 

Приговором Сухобузимского районного суда от 18.12.2013 У. осужден по ч. 1 ст. 131 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с применением  ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

Суд при решении вопроса о назначении наказания должен учитывать какое конкретно деяние совершено виновным лицом, способ совершения преступления, роль виновного в его совершении, смягчающие и отягчающие вину обстоятельства.

Как следует из приговора У. совершено тяжкое преступление, против половой неприкосновенности, в отношении потерпевшей, неспособной правильно воспринимать характер совершаемых с ней действий и находящейся в беспомощном состоянии в силу имеющегося заболевания.

Решением суда У. назначено наказание с применением ст. 73 УК РФ. При этом в приговоре не указаны основания, с учетом которых суд пришел к выводу о возможности исправления осуждённого без изоляции от общества. Также не мотивировано решение суда в рамках назначенного наказания с точки зрения восстановления социальной справедливости и предупреждения совершения суждённым новых преступлений.

Судебная коллегия при пересмотре приговора пришла к выводу о том, что суд первой инстанции при назначении наказания в полной мере не учел все обстоятельства совершенного осуждённым преступления, а также возможность его исправления.

Кроме того, согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» и (или) «к» ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств, максимальное наказание не может превышать двух третей максимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, кроме наличия на иждивении малолетнего ребенка, суд первой инстанции учёл активное способствование раскрытию и расследованию преступления, то есть обстоятельство, предусмотренное п. «и» ст. 61 УК РФ.

Обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено.

Таким образом, наказание, назначаемое У. за совершённое им преступление, не могло превышать 2 года 8 месяцев лишения свободы.

Учитывая изложенные обстоятельства, судебная коллегия приговор изменила, исключив из него указание о применении ст. 73 УК РФ, а также снизив назначенное У. наказание по ч. 1 ст. 131 УК РФ до 2 лет 6 месяцев лишения свободы и определив отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

 

Оправдательный приговор должен содержать мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Красноярска от 15.11.2013 оперуполномоченный отдела уголовного розыска Отдела полиции № 2 Межмуниципального управления МВД России «Красноярское» К. оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п п. «а, б» ч. 2 ст. 286 УК РФ.

В ходе судебного заседания суд посчитал недоказанным участие К. в применении другими должностными лицами недозволенных методов получения доказательств, а именно в применении физического и психического насилия в отношении Ш., ввиду отсутствия договорённости.

Показания потерпевшего Ш. о применении к нему физического насилия, в том числе и оправданным К. суд признал противоречивыми.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 18.03.2014 по представлению прокурора приговор в отношении К. отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Как следует из определения, судом первой инстанции допущены нарушения при оценке доказательств невиновности К.

Согласно ст. 87 УПК РФ проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора должна содержать основания оправдания подсудимого и доказательства их подтверждающие, а также мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения (ст. 305 УПК РФ).

Суд сослался в приговоре на заинтересованность в исходе дела свидетеля А., осуждённого по данному факту другим приговором, подтверждавшего применение К. физического насилия к потерпевшему. Заинтересованность А., по мнению суда, была обусловлена заключённым досудебным соглашением. При этом не принято во внимание то, что на период допросов свидетеля в судебном заседании обвинительный приговор в отношении него уже состоялся, в связи с чем, вывод о его заинтересованности необоснован.  

 

Нарушение права на защиту повлекло отмену постановления

 

Постановлением Богучанского районного суда от 24.12.2013 Ч., осуждённому приговором Железногорского городского суда от 16.01.2008 за совершение ряда краж, грабежа и разбойного нападения к 8 годам 2 месяцам лишения свободы, отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от наказания. 

Судебной коллегией постановление отменено в связи с рассмотрением ходатайства осуждённого в отсутствие защитника.

В соответствии со ст. 7 УПК РФ определение (постановление) суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Определение (постановление) признается таковым, если оно вынесено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основано на правильном применении уголовного закона.

В силу ст. 50 УПК РФ и п. 3 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый (обвиняемый) в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту. В необходимых случаях участие защитника обеспечивается судом.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 26.12.2003 N 20-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений ч. 1 ст. 118 УИК РФ в связи с жалобой Шенгелая З.Р.» Конституция Российской Федерации определяет начальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь адвоката (защитника), данное право должно обеспечиваться ему на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при производстве в надзорной инстанции, а также при исполнении приговора.

Кроме того, как следует из приговора суда от 16.01.2008, в отношении Ч. проводилась амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, по результатам которой установлено, что Ч. обнаруживает признаки умственной отсталости легкой степени.

Таким образом, при рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного от наказания следовало обеспечить его защитником.

 

Вопросы, связанные с разъяснениями сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора, подлежат судебному рассмотрению

 

Постановлением Лесосибирского городского суда от 16.01.2014 осуждённому Д. отказано в принятии ходатайства о разъяснении сомнений и неясностей при исполнении приговора.

Как следует из материала приговором Лесосибирского городского суда от 24.08.2012 Д. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы. На основании п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ и ст. 70 УК РФ окончательно Д. определено наказание в виде 4 лет 3 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Осуждённый обратился в суд с ходатайством о разъяснении сомнений в рамках исполнения приговора, на том основании, что в приговоре не указано в редакции какого Федерального закона квалифицированы его действия. Разрешение данного вопроса необходимо для определения срока по истечении которого осуждённый может воспользоваться правом на условно-досрочное освобождение.

Отказ в принятии ходатайства суд первой инстанции мотивировал тем, что приговор в отношении Д. постановлен в соответствии с требованиями  гл. 39 УПК РФ, и каких-либо сомнений и неясностей при его исполнении не усматривается, в том числе не усматривается данных неясностей и в вопросе квалификации действий осуждённого.

Судебной коллегией постановление отменено по следующим основаниям.

Согласно приговору от 24.08.2012 Д. осуждён по ч. 2 ст. 228 УК РФ за незаконное изготовление и хранение наркотического средства – дезоморфин в жидком виде массой 6,19 гр., без цели сбыта в особо крупном размере. Редакция ч. 2 ст. 228 УК РФ в приговоре не указана.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 07.02.2006 № 76 размеры включенного в список I наркотического средства дезоморфина, за незаконные действия с которыми наступала уголовная ответственность, составляли: крупный - свыше 0,5 гр., особо крупный - свыше 2,5 гр.

Постановлением Правительства РФ от 01.10.2012 № 1002, вступившим в силу с 01.01.2013, изменены размеры дезоморфина, за незаконные действия с которыми наступает уголовная ответственность, значительный - свыше 0,05 гр., крупный - свыше 0,25 гр., особо крупный - свыше 10 гр.

Кроме того, Примечанием (в редакции Постановления Правительства РФ от 01.10.2012 № 1002) к списку I введено новое определение количества наркотического средства, содержащегося в жидкостях и растворах. Для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно наркотическое средство или психотропное вещество, перечисленных в списке I, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре +70 ... +110 градусов Цельсия.

Федеральным законом № 87-ФЗ от 01.03.2012, вступившим в силу с 01.01.2013, ст. 228 УК РФ изложена в новой редакции.

По смыслу закона, суд в приговоре (определении, постановлении) должен указать редакцию уголовного закона, в связи с чем, судебная коллегия определила, что осуждённый, в соответствии с п. 15 ст. 397 УПК РФ, был вправе обратиться с ходатайством об указании редакции статьи, по которой он осуждён, в связи с чем, решение суда первой инстанции является незаконным.

 

Рассмотрение ходатайства по существу при отсутствии оснований повлекло его отмену

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 30.04.2013, вступившим в силу 21.05.2013, Т. осуждён по ч. 1 ст. 228 УК РФ, ч. 1 ст. 30,             п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ с применением положений ч. 2 ст. 69 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.  

Осуждённый обратился в суд с ходатайством о смягчении наказания по указанному приговору, в связи с изменением порядка определения количества наркотических средств, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 01.10.2012 № 1002.

Постановлением Богучанского районного суда от 17.12.2013 в удовлетворении ходатайства отказано. Судебной коллегией постановление отменено, производство по ходатайству прекращено.

Принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства, суд первой инстанции исходил из отсутствия изменений уголовного закона, улучшающих положение осуждённого, вступивших в силу после постановления приговора.

Вместе с тем, как отметила судебная коллегия, с учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ в порядке, предусмотренном ст.ст. 397-399 УПК РФ, вопросы смягчения наказания либо освобождения от наказания рассматриваются только в случае, когда приговор либо апелляционное определение постановлены до вступления в силу уголовного закона, устраняющего преступность деяния, смягчающего наказание, либо иным образом улучшающего положение осуждённого, и в случае, если вопрос о смягчении наказания в связи с внесением изменений не был предметом рассмотрения ранее в порядке, предусмотренном указанными статьями УПК РФ. В противном случае, суд по месту отбывания осуждённым наказания фактически вынужден был бы осуществить проверку законности судебных решений, постановленных после внесения изменений в уголовный закон, что не входит в его компетенцию.

В данном случае, приговор в отношении Т. постановлен после вступления в силу изменений, внесённых в УК РФ Федеральным законом от 01.03.2012 № 18-ФЗ и Постановления Правительства РФ от 01.10.2012 № 1002.  

Обозначенным приговором все указанные изменения при квалификации действий Т. и определении ему наказания были учтены, в связи с чем, ходатайство осуждённого о смягчении ему наказания, по своей сути сводящееся к проверке законности и обоснованности постановленного в отношении него приговора, рассмотрено быть не могло.

 

Нарушения, допущенные при назначении наказания, повлекли изменение приговора

 

Приговором Енисейского районного суда от 29.11.2013, постановленном в особом порядке принятия судебного решения, Э. осуждён по ч. 1 ст. 291 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ к штрафу в размере пятнадцатикратной суммы взятки, а именно 45 000 рублей, с обращением его в доход государства. На основании ч. 3 ст. 46 УК РФ осуждённому предоставлена рассрочка выплаты штрафа на срок 5 лет частями не менее 750 рублей в месяц.

Судебной коллегией приговор изменён по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ по результатам рассмотрения уголовного дела в особом порядке принятия судебного решения назначаемое осуждённому наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление.

В соответствии с ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств, срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока.

Как следует из приговора, обстоятельствами, смягчающими наказание Э., признаны активное способствование раскрытию и расследованию преступления, явка с повинной. Отягчающих обстоятельств не установлено.

Таким образом, Э. следовало назначить наказание не более 2/3 от 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Санкцией ч. 1 ст. 291 УК РФ в качестве видов наказания предусмотрены штраф, принудительные работы, лишение свободы.

С учетом требований ч. 1 ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы осуждённому не могло быть назначено, так как он совершил преступление небольшой тяжести впервые при отсутствии отягчающих вину обстоятельств.

Применение наказания в виде принудительных работ отсрочено до 01.01.2017 (ч. 3 ст. 8 Федерального закона от 07.12.2011 .N 420-ФЗ).

При таких обстоятельствах наиболее строгим видом наказания за совершённое Э. преступление, является штраф, размер которого согласно требованиям ч. 1 и ч. 5 ст. 62 УК РФ, ч. 7 ст. 316 УПК РФ, не мог быть назначен осуждённому более чем 2/3 от 2/3 тридцатикратной суммы взятки, которая в данном случае равна 90 000 рублей.

Две трети от двух третей указанной суммы составляют 40000 рублей.

По смыслу закона предусмотренные ч. 5 ст. 62 УК РФ и ч. 7 ст. 316 УПК РФ правила назначения наказания подлежат применению и в том случае, если наказание будет менее чем предусмотрено санкцией статьи, без ссылки на ст. 64 УК РФ.

С учетом вышеизложенного и тех данных, что помимо обстоятельств, предусмотренных п. «и» ст. 61 УК РФ, в качестве смягчающих наказание осуждённого признаны и иные обстоятельства, суд апелляционной инстанции снизил назначенное Э. наказание в виде штрафа до 39 000 рублей, с рассрочкой выплаты в размере 650 рублей в месяц сроком на 5 лет.

 

Отсутствие обязательных сведений

в протоколе судебного заседания повлекло отмену решения

 

Постановлением Иланского районного суда от 16.01.2014 приговор Ужурского районного суда от 07.12.2012 и постановление Ужурского районного суда от 31.10.2012, вынесенные в отношении И., по ходатайству начальника исправительного учреждения приведены в соответствие с нормами действующего законодательства.

Судебной коллегией постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 399 УПК РФ вопрос об исполнении приговора при наличии других неисполненных приговоров, поскольку решение данного вопроса ведет к увеличению срока наказания, подлежит рассмотрению по ходатайству учреждения или органа, исполняющего наказание.

Согласно п. 2 ст. 389.15 УПК РФ, основанием отмены судебного решения в апелляционном порядке, является существенное нарушение уголовно-процессуального закона, которое путем лишения или ограничения, гарантированных УПК РФ, прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства, могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого судебного решения.

В ходе судебного заседания ведется протокол, что следует из положения ст. 259 УПК РФ.

В протоколе судебного заседания обязательно указываются действия суда в том порядке, в каком они имели место в ходе судебного заседания, заявления, возражения и ходатайства участвующих в уголовном деле лиц, определения или постановления суда вынесенные без удаления в совещательную комнату, сведения о разъяснении участникам уголовного судопроизводства их прав, обязанностей и ответственности и другие вопросы в соответствии с требованиями закона, в том числе подготовительная часть судебного заседания, судебное следствие, окончание судебного следствия, содержание и порядок прений сторон, удаление суда в совещательную комнату, оглашение судебного решения и разъяснение порядка и сроков его обжалования.

При этом анализ содержания протокола судебного заседания от 16.01.2014 свидетельствует о том, что он не отвечает требованиям ст. 259 УПК РФ.

Так, из протокола следует, что суд фактически не разрешил ходатайство осуждённого о предоставлении ему защитника, не принял решение о начале и окончании судебного следствия, о начале и окончании стадии судебных прений, не дал возможности осуждённому высказаться в судебных прениях, не разъяснил порядок и сроки обжалования судебного решения, то есть, принял решение с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

При указанных обстоятельствах, апелляционной инстанцией постановление отменено, материал направлен на новое судебное рассмотрение.

 

Неправильное применение уголовного закона при определении наказания повлекло изменение приговора

 

Приговором Манского районного суда от 14.11.2013 Д. осуждён по ч. 1   ст. 318 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

При решении вопроса о назначении наказания суд обязан исходить из общих начал назначения наказания, предусмотренных ст. 60 УК РФ, согласно которым суд должен учитывать характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осуждённого и на условия жизни его семьи.

В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ, отбывание лишения свободы лицам, осуждённым за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, назначается в колониях-поселениях. С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения.

В свою очередь, суд первой инстанции, мотивируя решение о невозможности применения положений ст. 73 УК РФ и необходимости определения местом отбывания наказания исправительную колонию общего режима, указал в приговоре об отсутствии исключительно положительных характеристик личности осуждённого, исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершённого деяния, наличии на месте совершения преступления знакомых виновного, а также мнение потерпевшего, настаивавшего на строгом наказании.

Между тем отсутствие исключительно положительных характеристик и исключительных обстоятельств, уменьшающих степень общественной опасности совершённого деяния, не может препятствовать назначению условного наказания и служить основанием для определения более строгого вида исправительного учреждения.

Ссылаясь на фактические обстоятельства совершения преступления, заключавшиеся в присутствии посторонних лиц, суд не указал в чем выражается повышенная общественная опасность деяния, учитывая, что данное обстоятельство не отнесено законом к категории отягчающих. Также, суд не учёл, что обвинение в совершении преступления при таких обстоятельствах Д. не предъявлялось.

Кроме того, суд, будучи обязанным дать оценку имеющим правовое значение обстоятельствам дела, не вправе в обоснование принимаемых им в совещательной комнате решений ссылаться на мнение сторон, в том числе и потерпевшего.

Учитывая изложенные обстоятельства, судебная коллегия изменила приговор, и постановила назначенное Д. наказание считать условным с испытательным сроком 6 месяцев.

В ПРИЗИДИУМЕ КРАЕВОГО СУДА

 

Отзыв адвокатом ходатайства об условно-досрочном освобождении допустим только с согласия осуждённого

 

Постановлением Богучанского районного суда от 09.11.2012 прекращено производство по ходатайству адвоката об условно-досрочном освобождении от наказания осуждённого Л.

По жалобе осуждённого президиумом Красноярского краевого суда постановление отменено, материал направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановление отменено по следующим основаниям.

В случае отзыва осуждённым, законным представителем либо с их согласия адвокатом ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, заявленного до начала судебного заседания, суд возвращает указанным лицам ходатайство. В случае если ходатайство отзывается после назначения судебного заседания, но до начала рассмотрения его по существу, суд выносит постановление о прекращении производства. При этом отзыв ходатайства адвокатом допускается только с согласия осуждённого.

В свою очередь суд первой инстанции, принимая заявление адвоката об отзыве ходатайства, поданного в интересах осуждённого Л., и прекращая производство по материалу, вопреки требованиям закона, не выяснил, имеется ли согласие осуждённого на совершение указанных действий.

Кроме того, суд оставил без внимания ходатайство самого осуждённого, в котором последний просил применить к нему положения ст. 175 УИК РФ и освободить от отбывания наказания условно-досрочно.

Судом также были допущены нарушения ст. 399 УПК РФ, согласно которым при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговоров, заинтересованные лица должны быть извещены о дате, времени и месте судебного заседания не позднее, чем за 14 суток. При этом, как следует из материала, осуждённый Л. извещение о дате, месте и времени рассмотрения его ходатайства получил за 10 дней до судебного заседания.

 

При принятии апелляционной жалобы суд не вправе производить оценку ее доводов по существу

 

Постановлением Лесосибирского городского суда от 08.04.2013 апелляционная жалоба В. на приговор Лесосибирского городского суда от 27.03.2013 возвращена осуждённому для пересоставления.

Решением суда кассационной инстанции постановление отменено по следующим основаниям.

Приговором Лесосибирского городского суда от 27.03.2013 В. осуждён за совершение двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ и ст. 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговор постановлен в особом порядке принятия судебного решения.

Не согласившись с вынесенным приговором, В. обратился в Лесосибирский городской суд с апелляционной жалобой, в которой указал на суровость назначенного ему наказания, а также неверную квалификацию деяний с учетом причинённого ущерба.

Суд первой инстанции, возвращая жалобу для пересоставления, указал, что, оспаривая квалификацию совершённого деяния, В. допустил нарушение требований ст. 317 УПК РФ.

В свою очередь, в соответствии со ст. 389.6 УПК РФ апелляционная жалоба должна содержать доводы лица, её подавшего, с указанием оснований отмены или изменения судебного решения (несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела; существенное нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора), предусмотренные ст. 389.15 УПК РФ. В случае несоответствия данным требованиям жалоба возвращается с назначением срока для её пересоставления.

Указанные требования относятся к форме жалобы, в связи с чем, проверка их соблюдения не должна быть связана с оценкой доводов жалобы по существу как обоснованных или необоснованных.

Вопреки приведенным положениям, суд, рассмотрев жалобу В., дал оценку её доводам.

Данное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, поскольку путем лишения гарантированного права на правосудие может повлиять на принятие судом законного и обоснованного решения по делу.

 

Прекращение уголовного дела в связи с примирением возможно только при соблюдении положений ст. 76 УК РФ и

ст. 25 УПК РФ

 

Постановлением мирового судьи судебного участка № 100 в г. Минусинске от 15.05.2013 уголовное дело по обвинению К. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, прекращено в связи с примирением сторон.

Кассационной инстанцией постановление отменено по следующим основаниям.

К. обвинялся в тайном хищении из торгового отдела в магазине имущества, принадлежащего потерпевшей на общую сумму 1400 рублей.

Потерпевшей в судебном заседании заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением с подсудимым, так как последний возместил ей причиненный ущерб, и она с ним примирилась.

При этом судом при вынесении постановления оставлено без внимания, что К. ранее судим, совершил преступление в условиях рецидива в период неснятых и непогашенных судимостей по приговорам от 27.04.2006, 25.12.2007 и 17.09.2009.

В свою очередь, согласно ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ уголовное дело может быть прекращено в связи с примирением сторон только в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Указанное нарушение оставлено государственным обвинителем без внимания, и было устранено только по кассационному представлению заместителя прокурора края.

 

Неверное определение меры пресечения повлекло отмену постановления

 

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам от 05.12.2013 мера пресечения в отношении С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, в виде содержания под стражей заменена залогом в размере 100 000 рублей. Президиумом Красноярского краевого суда данное постановление отменено по следующим основаниям.

С. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ (незаконная рубка деревьев в особо крупном размере). 13.09.2013 ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 2 месяца. 21.10.2013 уголовное дело направлено в суд для рассмотрения по существу.

Постановлением суда от 01.11.2013 срок содержания С. под стражей продлен на три месяца, то есть до 31.01.2014 включительно. Апелляционным постановлением решение суда первой инстанции о продлении меры пресечения в отношении С. изменено и в качестве меры пресечения избран залог в размере 100 000 рублей.

В свою очередь, в соответствии с ч. 3 ст. 106 УПК РФ вид и размер залога определяется судом с учетом характера совершенного преступления, данных о личности подозреваемого (обвиняемого) и имущественного положения залогодателя. При этом по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести размер залога не может быть менее ста тысяч рублей, а по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях – менее пятисот тысяч рублей.

Преступление, в котором обвинялся С., отнесено к категории тяжких преступлений, в связи с чем, залог не мог составлять менее пятисот тысяч рублей.

Кроме того, на момент рассмотрения материала судом кассационной инстанции, Мотыгинском районным судом 25.12.2013 в отношении С. постановлен обвинительный приговор, согласно которому он признан виновным по ч. 3 ст. 260 УК РФ и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 600 000 рублей. Мера пресечения, согласно приговору, оставлена прежней в виде залога, а по вступлению приговора в законную силу (09.01.2014) залог постановлено возвратить залогодателю.

Учитывая изложенное, президиумом Красноярского краевого суда апелляционное постановление в отношении С. отменено, производство по материалу прекращено.

 

Решение об уничтожении вещественных доказательств, принятое с нарушением уголовно-процессуального закона, повлекло отмену приговора в данной части

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 09.04.2012 С. осуждён за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы за каждое. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ осуждённому окончательно назначено 3 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В резолютивной части приговора вещественные доказательства – бейсболку, мужскую куртку из кожезаменителя и мужскую куртку зелёного цвета, постановлено уничтожить, как не представляющие материальной ценности.

Обозначенный приговор в части решения вопроса об уничтожении вещественных доказательств надзорной инстанцией отменен, дело в данной части направлено на новое судебное рассмотрение в порядке ст.ст. 396- 399 УПК РФ.

По смыслу ч. 3 ст. 8, ст. 299 и п. 2 ч. 1 ст. 309 УПК РФ судом при вынесении приговора должен быть решен вопрос о судьбе вещественных доказательств. При этом выводы суда при решении данного вопроса должны быть надлежащим образом обоснованы в описательно-мотивировочной части приговора.

Согласно требованиям ст. 81 УПК РФ предметы, признанные вещественными доказательствами, не представляющие ценности и не истребованные сторонами, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть переданы им. Остальные предметы передаются законным владельцам, а при неустановление последних, переходят в собственность государства.

Как следует из материалов дела признанные вещественными доказательствами бейсболка, мужская куртка из кожезаменителя и мужская куртка зелёного цвета принадлежат осуждённому. Сведений о том, представляют ли указанные предметы ценность, кто является их законным владельцем, подлежат ли они возвращению собственнику либо передаче иным заинтересованным лицам, в материалах дела нет, и судом данные обстоятельства не выяснялись. В приговоре также не приведены мотивы, по которым судом принято решение об их уничтожении.

Кроме того, суд, решая вопрос о судьбе вещественных доказательств, не разъяснил осуждённому нормы закона, регламентирующие возможность возвращения и передачи ему изъятых предметов.

 

НОВОЕ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28.01.2014 № 2 урегулированы вопросы практики применения норм главы 47.1 уголовно-процессуального кодекса РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 127 и ст. 401.3 УПК РФ в кассационном порядке может быть пересмотрено вступившее в законную силу судебное решение, вынесенное в ходе как судебного, так и досудебного производства по уголовному делу. Определения и постановления, указанные в ч. 2 ст. 389.2 УПК РФ, за исключением определений и постановлений о наложении денежного взыскания, самостоятельному обжалованию в кассационном порядке не подлежат. Законность этих судебных решений может быть проверена одновременно с проверкой законности итогового решения по делу.

Ст. 401.2 УПК РФ урегулирован круг лиц, обладающих правом кассационного обжалования вступившего в законную силу судебного решения. При этом, наряду с лицами, указанными в обозначенной норме, право на обращение в суд кассационной инстанции имеют обвиняемый, подсудимый, лицо, уголовное дело в отношении которого прекращено, лицо, в отношении которого велось или ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, лицо, в отношении которого применена принудительная мера воспитательного воздействия, и лицо, в отношении которого принято решение о выдаче для уголовного преследования или исполнения приговора, их защитники и законные представители, а также другие лица.

К числу иных лиц, обладающих правом на обжалование судебного решения в той части, в которой оно затрагивает их права и законные интересы, относятся лица, не признанные в установленном законом порядке теми или иными участниками процесса, но исходя из своего фактического положения нуждающиеся в судебной защите (заявитель, которому отказано в возбуждении уголовного дела, залогодатель, лицо, на имущество которого наложен арест, и другие). Право на обращение в суд кассационной инстанции с жалобой на законность вынесенного судом частного определения (постановления) имеет лицо, в отношении которого может быть возбуждено дисциплинарное производство или применены иные меры, затрагивающие личные интересы этого лица, в связи с обстоятельствами, указанными в частном определении (постановлении). В других случаях кассационные жалобы дознавателя, начальника органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, представителя учреждения или органа, исполняющего наказание, возвращаются без рассмотрения.

Кроме того, согласно п. 3 ч. 1 ст. 29 Федерального конституционного закона от 26.02.1997 N 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации по результатам рассмотрения жалобы вправе обратиться в суд кассационной инстанции с ходатайством о проверке вступившего в законную силу приговора, определения, постановления суда.

Следует иметь в виду, что судебное решение может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации при условии, что оно было обжаловано в президиум нижестоящего суда (п.п. 2 и 5 ч. 2 ст. 401.3 УПК РФ в редакции Федерального закона от 28.12.2013 N 382-ФЗ).

Постановление судьи районного суда, вынесенное в порядке исполнения приговора, вне зависимости от того, судом какого уровня был постановлен приговор, может быть пересмотрено в кассационном порядке только с соблюдением инстанционности, установленной ч. 2 ст. 401.3 УПК РФ, то есть президиумом соответствующего верховного суда субъекта РФ, а затем Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Кассационные жалоба, представление, в которых одновременно обжалуются приговор и постановление судьи, вынесенное в порядке исполнения приговора, подлежат рассмотрению судом кассационной инстанции, правомочным пересматривать приговор, независимо от того, судьей какого районного суда (этого же или другого субъекта Российской Федерации) выносилось решение в порядке исполнения приговора.

Предусмотренный ч. 3 ст. 401.2 УПК РФ годичный срок для кассационного обжалования исчисляется начиная со дня вступления в законную силу обжалуемого судебного решения. При исчислении этого срока время рассмотрения судьями, указанными в ст. 401.7 УПК РФ, кассационных жалобы, представления, в том числе и время на истребование уголовного дела, в общем сроке не учитывается. Если уголовное дело являлось предметом рассмотрения президиума суда субъекта РФ, то указанный срок исчисляется со дня вступления в законную силу постановления президиума соответствующего суда.

Пропущенный при подаче кассационных жалобы, представления предусмотренный ст. 401.6 УПК РФ годичный срок, в течение которого допускается поворот к худшему при пересмотре судебного решения в кассационном порядке, восстановлению не подлежит вне зависимости от уважительности причины его пропуска. В таком случае ходатайство о восстановлении пропущенного срока возвращается заявителю без рассмотрения. Решение о повороте к худшему не может быть принято судом кассационной инстанции по истечении годичного срока и в тех случаях, когда постановление о передаче кассационных жалобы, представления на рассмотрение суда кассационной инстанции было вынесено до его истечения. При этом суд кассационной инстанции оставляет представление без удовлетворения.

В силу ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд (судья) кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права).

С учетом данного ограничения доводы кассационных жалоб (представления), если в них оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), проверке не подлежат. Вместе с тем, если в представлении содержится указание на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона при исследовании или оценке доказательств (например, обоснование приговора недопустимыми доказательствами), повлиявшие на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и приведшие к судебной ошибке, такие доводы подлежат проверки.

Жалобы, представления на несправедливость приговора, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, или по которому судом назначено несправедливое наказание вследствие его чрезмерной мягкости либо чрезмерной суровости (ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ), подлежат проверке судом кассационной инстанции в случае, если такое решение суда явилось следствием неправильного применения норм Общей части УК РФ (например, положений ст. 60 УК РФ).

В соответствии с общим правилом проверка законности обжалуемого судебного решения осуществляется по доводам кассационной жалобы (представления). Однако следует учитывать, что суд кассационной инстанции не связан этими доводами и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме (ч. 1 ст. 401.16 УПК РФ).

Поворот к худшему при пересмотре судебного решения в кассационном порядке может иметь место, если в ходе судебного разбирательства были допущены нарушения, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Неправильное применение уголовного закона, являющееся основанием для пересмотра судебного решения в кассационном порядке с поворотом к худшему, может выражаться, например, в квалификации содеянного по уголовному закону о менее тяжком преступлении.

При пересмотре судебного решения в кассационном порядке суд вправе вынести постановление (определение), влекущее ухудшение положения осужденного, оправданного или лица, дело в отношении которого прекращено, лишь по тому правовому основанию и по тем доводам, которые указаны в кассационном представлении прокурора, кассационной жалобе потерпевшего, его законного представителя или представителя.

Также следует иметь в виду, что вновь открывшиеся обстоятельства либо новые обстоятельства, на которые лица, обратившиеся в суд кассационной инстанции, ссылаются в кассационных жалобе (представлении), не могут служить основанием для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке. По указанным обстоятельствам судебные решения могут быть пересмотрены в порядке, установленном гл. 49 УПК РФ.

******

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 42 урегулированы вопросы практики применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам.

По смыслу ст. 131 УПК РФ, процессуальные издержки представляют собой необходимые и оправданные расходы, связанные с производством по уголовному делу, в том числе выплаты и вознаграждение физическим и юридическим лицам, вовлеченным в уголовное судопроизводство в качестве участников (потерпевшим, свидетелям, экспертам, переводчикам, понятым, адвокатам и др.) или иным образом привлекаемым к решению стоящих перед ним задач (например, лицам, которым передано на хранение имущество подозреваемого, обвиняемого, лицам, осуществляющим хранение, пересылку, перевозку вещественных доказательств по уголовному делу).

Согласно положениям п. 9 ч. 2 ст. 131 УПК РФ перечень видов процессуальных издержек не является исчерпывающим.

К иным расходам, понесенным в ходе производства по уголовному делу, относятся, в частности, расходы, непосредственно связанные с собиранием и исследованием доказательств и предусмотренные УПК РФ (например, расходы, связанные с участием педагога, психолога и иных лиц в производстве следственных действий).

Также, к ним относятся подтвержденные соответствующими документами расходы потерпевшего на участие представителя, расходы иных заинтересованных лиц на любой стадии уголовного судопроизводства при условии их необходимости и оправданности.

В состав процессуальных издержек не входят суммы, израсходованные на производство судебной экспертизы в государственных судебно-экспертных учреждениях (экспертных подразделениях), поскольку их деятельность финансируется за счет средств федерального бюджета или бюджетов субъектов Российской Федерации (ст. 37 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).

К процессуальным издержкам не относятся расходы на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями и решениями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, в порядке, установленном                   ст. 133 УПК РФ (например, расходы на возмещение вреда, причиненного в результате незаконного изъятия и удержания имущества в качестве вещественного доказательства).

При определении размера вознаграждения адвокату, участвующему в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя и суда, подлежит учету время, затраченное им на осуществление полномочий, предусмотренных ст. 53 УПК РФ, включая время, затраченное на посещение подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, находящегося соответственно в следственном изоляторе (изоляторе временного содержания) или в психиатрическом стационаре, на изучение материалов уголовного дела, а также на выполнение других действий адвоката по оказанию квалифицированной юридической помощи при условии их подтверждения документами.

При этом время занятости адвоката исчисляется в днях, в которые он был фактически занят выполнением поручения по соответствующему уголовному делу, вне зависимости от продолжительности работы по данному уголовному делу в течение дня, в том числе в течение нерабочего праздничного дня или выходного дня либо ночного времени. В тех случаях, когда адвокат в течение дня выполнял поручения по нескольким уголовным делам, вопрос об оплате его труда должен решаться по каждому уголовному делу в отдельности.

В случаях участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению дознавателя, следователя или суда на территории районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в других местностях с тяжелыми климатическими условиями, в которых законодательством Российской Федерации установлены процентные надбавки и (или) районные коэффициенты к заработной плате, вознаграждение адвокату производится с учетом указанных надбавок и коэффициентов независимо от того, в какой местности зарегистрировано его адвокатское образование (адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро или юридическая консультация).

По смыслу положений ч. 1 ст. 131 УПК РФ и ст. 132 УПК РФ в их взаимосвязи, суду следует принимать решение о возмещении процессуальных издержек за счет средств федерального бюджета, если в судебном заседании будут установлены имущественная несостоятельность лица, с которого они должны быть взысканы, либо основания для освобождения осужденного от их уплаты.

Если суд при решении вопроса о процессуальных издержках придет к выводу об имущественной несостоятельности осужденного, то в силу положений ч. 6 ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки должны быть возмещены за счет средств федерального бюджета. При этом следует иметь в виду, что отсутствие на момент решения данного вопроса у лица денежных средств или иного имущества само по себе не является достаточным условием признания его имущественно несостоятельным.

В случае оправдания подсудимого по уголовному делу по одной из статей предъявленного обвинения процессуальные издержки, связанные с этим обвинением, возмещаются за счет средств федерального бюджета.

При принятии решения о взыскании процессуальных издержек с осужденного судам необходимо учитывать, что с него не взыскиваются суммы, выплаченные защитнику в случаях, если лицо заявило об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в уголовном деле по назначению (ст. 132 УПК РФ).

Заявление подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или осужденного об отказе от помощи назначенного адвоката по причине своей имущественной несостоятельности нельзя рассматривать как отказ от защитника. В таких случаях согласно ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника обязательно, а соответствующие процессуальные издержки могут быть взысканы с осужденного в общем порядке.

В соответствии с ч. 8 ст. 132 УПК РФ обязанность возместить процессуальные издержки может быть возложена на законного представителя несовершеннолетнего, совершившего преступление. При разрешении данного вопроса необходимо выяснить, в частности, возможность взыскания процессуальных издержек за счет средств самого несовершеннолетнего, а также имущественное положение его законного представителя. В случае установления имущественной несостоятельности несовершеннолетнего и его законного представителя процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Не допускается одновременное взыскание одних и тех же процессуальных издержек в долевом порядке с несовершеннолетнего и его законного представителя.

Согласно требованиям ч. 5 ст. 220, ч. 3.1 ст. 225, ч. 1 ст. 226.1 УПК РФ к обвинительному заключению, обвинительному акту или к обвинительному постановлению должна прилагаться справка о процессуальных издержках. По поступившему в суд уголовному делу необходимо проверять, выполнены ли органами предварительного расследования указанные требования.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ отсутствие в материалах уголовного дела сведений о процессуальных издержках не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку оно не исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения по делу.

В соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 299 УПК РФ вопрос о процессуальных издержках подлежит разрешению в приговоре, где указывается, на кого и в каком размере они должны быть возложены. В случае, когда вопрос о процессуальных издержках не был решен при вынесении приговора, он по ходатайству заинтересованных лиц разрешается этим же судом как до вступления в законную силу приговора, так и в период его исполнения.

 

(Раздел подготовлен с использованием материалов ИПС КонсультантПлюс)

 

другие новости