Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за ноябрь-декабрь 2013 г.

31.12.2013 11:57:38

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

ноябрь-декабрь

 

г. Красноярск

2013 год

 

О результатах рассмотрения уголовных дел, возбужденных по фактам неэффективного использования организациями коммунального комплекса финансовых ресурсов

 

Уголовно-судебным управлением проанализирована практика рассмотрения уголовных дел, возбужденных по фактам неэффективного использования организациями коммунального комплекса финансовых ресурсов.

Всего за период с 18.03.2011 судами Красноярского края по указанной категории рассмотрено 18 дел в отношении 21 лица. По результатам рассмотрения в отношении 12 лиц вынесено 11 обвинительных приговоров, в отношении 6 лиц уголовные дела прекращены по нереабилитирующим основаниям (истечение срока давности, примирение с потерпевшим, декриминализация).

Кировским районным судом г. Красноярска рассмотрено уголовное дело в отношении Ц., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных  ч. 1 ст. 201, ч. 3 ст. 160, ч. 1 ст. 201, ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 201, ч. 1 ст. 201 УК РФ.

Как следует из обвинения, Ц. в период с декабря 2007 года по январь 2011 года, являясь лицом, выполняющим функции единоличного исполнительного органа общества с ограниченной ответственностью «Городская управляющая компания «Жилищный фонд» (далее ООО ГУК «Жилфонд»), а также постоянно выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные обязанности в указанной коммерческой организации, совершил злоупотребление полномочиями вопреки законным интересам общества, в целях извлечения выгод и преимуществ для себя, а также растрату вверенного ему имущества.

Так, в первой декаде мая 2009 года Ц. сообщил главному бухгалтеру ООО ГУК «Жилфонд» З. о своем намерении продать для нужд общества автомобиль AUDI А 4, 2006 года выпуска, зарегистрированный на его супругу Ц. за 1 000 000 руб., путем заключения договора аренды транспортного средства на 4 месяца за половину оговоренной суммы, а затем договора купли-продажи на оставшуюся часть стоимости, то есть 500 000 руб.

После чего, Ц., реализуя свой преступный умысел, направленный на хищение вверенного ему имущества, дал указание З. заключить с Ц. от имени ООО ГУК «Жилфонд» договор аренды транспортного средства без экипажа с физическим лицом от 01.05.2009, в соответствии с условиями которого, стоимость аренды составила 143 678 руб. в месяц, что явно не соответствует среднерыночной стоимости аренды автомобилей данного класса и превышает ее. В соответствии с указанным договором Ц. за период аренды автомобиля с 01.05 по 04.09.2009 было получено 593 869 руб. 07 копеек.

Продолжая реализовывать свой преступный умысел, Ц. поручил З. заключить от имени общества договор купли-продажи транспортного средства от 07.09.2009, в соответствии с условиями которого, стоимость автомобиля составила 500 000 руб.

Также Ц. 08.09.2009, имея личную заинтересованность в получении займа на льготных условиях и используя свои служебные полномочия вопреки законным интересам общества в целях извлечения выгод и преимуществ для себя, дал указание З. предоставить ему денежный займ от имени общества путем подписания договора займа на сумму 2 000 000 руб.

Кроме того, 08.04.2010 Ц., преследуя цели извлечения выгод и преимуществ для себя с использованием своего служебного положения, дал указание З. приобрести у него от имени ООО ГУК «Жилфонд» картины в количестве 9 штук путем подписания договора купли-продажи на сумму 304 598 руб., и перечисления данной суммы на свой расчетный счет.

Приговором суда от 24.10.2013 Ц. осужден по ч. 3 ст. 160, ч. 1 ст. 201, ч. 1 ст. 201 УК РФ с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам 2 месяцам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Гражданский иск потерпевшего на сумму 440 869 руб. 07 коп. удовлетворен в полном объеме.

Этим же приговором за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 201 УК РФ, по факту получения осужденным денежных средств на общую сумму 4 500 000 руб. по договорам займа от 22 и 23.12.2008, заключенных с Ц. по его указанию главным бухгалтером ООО ГУК «Жилфонд», уголовное дело прекращено в связи с истечением срока давности на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 201 УК РФ, Ц. оправдан в связи с отсутствием в его деянии состава преступления.

Как следует из материалов уголовного дела, органами предварительного следствия Ц. обвинялся в том, что 26.03.2010 вопреки интересам общества заключил с сотрудниками ООО ГУК «Жилфонд» А., Ф. и Ш. дополнительные соглашения к трудовым договорам, согласно которым в случае увольнения указанных работников по инициативе работодателя или по соглашению сторон им выплачивается денежная компенсация в размере 500 000 руб. каждому.

В свою очередь, решением Кировского районного суда г. Красноярска от 21.07.2011 действия Ц. по подписанию дополнительных соглашений признаны неправомерными в связи с отсутствием права у последнего на подписание данных соглашений, как не входящих в круг его полномочий.

При этом объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1       ст. 201 УК РФ, включает в себя действие или бездействие, общественно опасные последствия в виде существенного вреда правам или законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, а также причинную связь между действием (бездействием) и общественно опасными последствиями.

Вместе с тем, по мнению суда, подписывая дополнительные соглашения к трудовым договорам Ц. умышленно создал условия для совершения преступления, однако преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку судебным решением заключение указанных соглашений признано незаконным.

Тем самым, в действиях Ц. формально содержится состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30 ч. 1 ст. 201 УК РФ. Однако, учитывая, что, согласно ч. 2 ст. 30 УК РФ, уголовная ответственность возможна лишь за приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлениям, а преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 201 УК РФ, относится к преступлениям средней тяжести, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ обозначенным выше приговором Ц. признан невиновным в инкриминируемом ему преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 201 УК РФ.

Приговор в законную силу не вступил, обжалован стороной защиты в апелляционном порядке.

В порядке ст. 237 УПК РФ прокурору для устранения препятствий рассмотрения судом в анализируемый период возвращено 3 уголовных дела в отношении 3 лиц.

Так, постановлением Ленинского районного суда г. Красноярска от 15.08.2013 уголовное дело по обвинению А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ, возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Органами предварительного расследования А. обвинялся в том, что в период с 15.02.2007 по 21.01.2008 с целью получения материальной выгоды для себя, злоупотребляя управленческими полномочиями директора ООО «СибЕвроСтрой», что выразилось в преступном самоустранении от обязанностей организовать и обеспечить достоверность сведений о составе и объемах выполненных работ по текущему ремонту кровель и подъездов домов на общую сумму 5 218 485 руб. 10 коп., предоставил акты выполненных работ, содержащие недостоверные сведения, что повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам жильцов, выразившееся в отсутствии у последних возможности требования от управляющей организации проведения повторного текущего ремонта.

Как следует из постановления о возвращении уголовного дела, в соответствии со ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении наряду с другими данными должны быть указаны существо обвинения, время и место совершения преступления, его способы, мотивы и цели, последствия, а также другие подлежащие доказыванию и имеющие значение для уголовного дела обстоятельства. В целях обеспечения права обвиняемого на защиту предъявленное ему обвинение должно быть конкретным, понятным и представлять возможность защищаться от него всеми законными способами и средствами.

В нарушение указанных положений в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении при описании преступления не указаны его конкретные юридические признаки, цель и место совершения преступления. Кроме того, из обвинительного заключения невозможно определить конкретный размер вреда, причиненный каждому из потерпевших в отдельности и в целом, не указано число потерпевших граждан (жильцов), тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда, не указано в чем выразилось причинение существенного вреда правам и законным интересам жильцов, а также, почему у последних отсутствует возможность предъявления требований проведения повторного текущего ремонта управляющей компании.

Данное постановление обжаловано прокурором в апелляционном порядке.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 24.10.2013 в удовлетворении апелляционного представления отказано, постановление оставлено без изменения.

По нереабилитирующим основаниям за анализируемый период прекращено 4 дела в отношении 6 лиц.

Лесосибирским городским судом рассмотрено уголовное дело по факту хищения путем обмана бюджетных средств на сумму 637 544 рубля в рамках программы по сносу ветхого и аварийного жилья по муниципальному контракту, заключённому начальником отдела транспорта и благоустройства администрации г. Лесосибирска Н. с руководством ООО «НордВест» на уборку территории после сноса двух зданий в г. Лесосибирске, а также по факту заключения муниципального контракта между администрацией города и ООО «Империал», предметом которого явилась уборка захламленных территорий (снос домов) в г. Лесосибирске. Согласно акту о выполнении работ, бюджетные средства были выделены на разборку зданий методом обрушения. Вместе с тем, фактически снос домов был осуществлен силами ООО «Чистый город» еще в 2010 году. Таким образом, руководство ООО «Империал» путем обмана совершило хищение бюджетных денежных средств администрации г. Лесосибирска на сумму 511 465 рублей 39 копеек.

В ходе предварительного следствия Н. предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 286, ч. 1 ст. 286 УК РФ, руководителю ООО «НордВест» И. предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 159 УК РФ, руководителю ООО «Империал» Ш. предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

В ходе судебного разбирательства государственный обвинитель – прокурор г. Лесосибирска Т., переквалифицировал действия Н. с ч. 1 ст. 286, ч. 1   ст. 286  УК РФ на ч. 1 ст. 293 и ч. 1 ст. 293 УК РФ, поскольку в судебном заседании не добыто доказательств, подтверждающих совершение подсудимым преступлений, предусмотренных ст. 286 УК РФ. Суд согласился с мнением государственного обвинителя, указав, что предложенная квалификация по ч. 1 ст. 293 УК РФ обоснованна и подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами.

Кроме того, государственный обвинитель переквалифицировал действия руководителя ООО «НордВест» Исмагилова Р.Р., руководителя ООО «Империал» Ш. с ч. 3 ст. 159 УК РФ на ч. 1 ст. 159.4 УК РФ

Постановлением Лесосибирского городского суда от 08.08.2013 уголовное дело в отношении Н. по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 293 и ч. 1 ст. 293 УК РФ, прекращено в связи с декриминализацией закона на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, уголовное дело в отношении руководителя ООО «НордВест» И., а также руководителя ООО «Империал» Ш., по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 159.4 УК РФ, прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности на основании п. 3  ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

За указанный период уголовные дела анализируемой категории в полном объеме по реабилитирующим основаниям не прекращались, оправдательные приговоры не выносились. Частные постановления (определения) в связи с выявлением обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, судами не выносились.

В апелляционном порядке судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда пересмотрено 2 приговора в отношении 2 лиц, в кассационном порядке пересмотрен 1 приговор в отношении 1 лица, а также 1 постановление о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ в отношении 1 лица.

Так, приговором Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 30.01.2013 М. осуждена по ч. 3 ст. 160 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год. Этим же приговором на М. возложена обязанность возместить причиненный ущерб в сумме 395 000 руб.

Согласно приговору, М., являясь главным бухгалтером ТСЖ «Наш Дом 2007», будучи наделённой административно-хозяйственными функциями по распоряжению вверенными денежными средствами, в целях личного обогащения, в период с 30.09.2010 по 23.07.2012, присваивала денежные средства, принятые от жильцов  ТСЖ «Наш Дом 2007» в оплату жилищных услуг.

С целью отсрочить наступление неблагоприятных последствий М. перекрывала в базе данных «1С» полученные от жильцов денежные средства фиктивной бухгалтерской проводкой, проводя полученные суммы, как «сторно» по дебету счёта 76, т.е. за минусом от фактической суммы начислений.

Таким образом, в период с 30.09.2010 по 23.07.2012 М. похитила денежные средства на общую сумму 395 000 рублей, что относится к крупному размеру.

Дело рассмотрено в особом порядке уголовного судопроизводства. Приговор в законную силу не вступил, обжалован прокурором в апелляционном порядке.

Апелляционным определением от 26.03.2013 приговор изменен. Учитывая то, что осужденной, в ходе рассмотрения уголовного дела судом первой инстанции, частично возмещен причиненный ущерб в сумме 118 000 руб., постановлено возложить на М. обязанность возместить в полном объеме оставшуюся часть причиненного материального ущерба.

В надзорном порядке решения суда по анализируемой категории уголовных дел не пересматривались.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

 

Наличие в материалах дела неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела влечет за собой прекращение уголовного преследования

 

Приговором Ленинского районного суда г. Красноярска от 05.08.2013 К. и В. осуждены к различным срокам лишения свободы за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

Как следует из приговора, К. осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ, одного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ и одного преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ. В соответствии с  ч. 3 ст. 69 УК РФ ему назначено наказание в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В. осуждена по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ и ч. 1 ст. 228 УК РФ с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

Согласно приговору, выводы суда о виновности осужденных, помимо иных доказательств, подтверждены показаниями свидетелей И. и К., оглашенных в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя.

Согласно ст. 281 УПК РФ, оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, в случае неявки последних, допускается только с согласия сторон.

В свою очередь, как следует из протокола судебного заседания, иные участники процесса возражали против оглашения показаний данных свидетелей, в связи с чем, ссылка на показания указанных свидетелей в качестве доказательств вины осужденных судебной коллегией исключена из приговора.

Также, апелляционной инстанцией приговор, в части осуждения В. по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ отменен, дело по данному обвинению прекращено на основании п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Отменяя приговор и прекращая уголовное дело, судебная коллегия указала, что в материалах дела имеется постановление от 26.10.2012, согласно которому следственные органы не нашли оснований для возбуждения уголовного дела в отношении В. за совершение пособничества в покушении на незаконное приобретение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления. При этом в материалах дела сведения об отмене указанного постановления отсутствуют.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, уголовное преследование в отношении обвиняемого или подозреваемого прекращается при наличии в отношении указанного лица неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела.

При указанных обстоятельствах у суда не было оснований для постановления по данному преступлению в отношении В. обвинительного приговора.

Кроме того, судебной коллегией К. освобожден от наказания по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ, на основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, учитывая то, что указанное преступление, относящиеся к категории небольшой тяжести, совершено последним в августе 2011 года, и на момент вступления приговора в законную силу истек срок давности привлечения к уголовной ответственности.

Принимая во внимание допущенные нарушения, судебная коллегия приговор изменила, снизив осужденным наказание, назначенное последним по правилам ст. 69 УК РФ.

 

Нахождение наркотического средства, полученного от сбытчика, у посредника для передачи его приобретателю, не образует незаконного хранения

 

Приговором Лесосибирского городского суда от 07.10.2013 Г. осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года 6 месяцев.

Согласно приговору Г. осужден за пособничество в покушении на незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств, совершенных в особо крупном размере.

При этом, как следует из приговора, 03.10.2012 П. обратился к Г. с просьбой помочь приобрести для него наркотическое средство, на что Г. согласился и при встрече в тот же день передал П. наркотическое средство общей массой 0,19 грамма.

Однако, как указала судебная коллегия, нахождение наркотического средства, полученного от сбытчика у посредника для передачи его приобретателю, не требует дополнительной квалификации его действий как незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств.

Кроме того, судом первой инстанции допущены нарушения при назначении наказания.

Так, обоснованно признав наличие в действиях Г. обстоятельств, смягчающих наказание предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, а именно полное признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступления путем дачи правдивых показаний в ходе следствия, суд фактически не применил положения, предусмотренные ч. 1 ст. 62 УК РФ, согласно которым максимальное наказание за инкриминируемое преступление не может превышать 3 лет 3 месяцев лишения свободы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 05.12.2013 приговор Лесосибирского городского суда от 07.10.2013 в отношении Г. изменен. Из осуждения Г. исключен квалифицирующий признак «незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств», а также по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 228 УК РФ наказание снижено до 3 лет 3 месяцев лишения свободы с применением положений ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года 6 месяцев.

 

Представления, приносимые на судебные решения, должны быть конкретными, ясными, мотивированными и основанными на материалах дела

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Красноярска от 09.10.2013 М. освобожден от отбывания наказания в виде лишения свободы по приговору Дивногорского городского суда от 20.10.2011 условно-досрочно на 6 месяцев 10 дней.

Прокурор с решением суда первой инстанции не согласился, указав в своем представлении лишь на то, что М. не доказал в период отбывания наказания уважительного отношения к человеку, нормам и традициям человеческого общежития.

В свою очередь, судебная коллегия, отклоняя представление, указала, что оно является неконкретизированным, а изложенные в нем доводы не подтверждены материалами дела.

Согласно ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Условно-досрочное освобождение может быть применено после фактического отбытия осужденным установленной ч. 3 ст. 79 УК РФ части наказания, определяемой в зависимости от тяжести совершенного преступления.

Удовлетворяя ходатайство об условно-досрочном освобождении, суд первой инстанции обоснованно учел, что М. отбыл установленную законом часть срока наказания, при которой возможно условно-досрочное освобождение, данные о поведении осужденного за весь период отбывания наказания, представленные исправительным учреждением, исполняющим приговор, согласно которым М. характеризуется положительно, в период отбывания наказания был трудоустроен, положительно реагирует на мероприятия воспитательного характера, поддерживает связь с родственниками, имеет место жительства, возможность трудоустройства, вину в совершенном преступлении признал, возместил потерпевшим ущерб.

 

Наличие в приговоре противоречий, допущенных судом при определении наказания, повлекло его отмену

 

Приговором Свердловского районного суда г. Красноярска от 29.07.2013 О. осужден по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ в соответствии со ст. 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором С. осужден по п. «а» ч. 2 ст. 161, ст. 70 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По представлению прокурора приговор отменен с направлением дела на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Отменяя приговор, судебная коллегия по уголовным делам указала, что суд первой инстанции подробно мотивируя свое решение о необходимости назначения осужденным наказания по правилам ст. 70 УК РФ, с частичным присоединением неотбытой части наказания по ранее вынесенным в отношении них приговорам, а также о назначении каждому из осужденных соответствующего вида исправительного учреждения, в описательно-мотивировочной части приговора указал, что исправление и перевоспитание последних возможно без изоляции от общества.

Апелляционная инстанция посчитала, что допущенные судом первой инстанции нарушения уголовно-процессуального закона могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, а сам приговор не соответствует положениям ст. 7 УПК РФ, требующим, чтобы судебное решение было мотивированным, что в соответствии со ст. 389.15 УПК РФ является основанием для его отмены.

 

Неверное определение размера наказания повлекло изменение приговора

 

Приговором Минусинского городского суда от 30.09.2013 З. осужден по ч. 1 ст. 232 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Уголовное дело в отношении З. рассмотрено судом первой инстанции в порядке особого судопроизводства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.

Судебной коллегией по представлению прокурора приговор изменен по следующим основаниям.

При назначении З. наказания суд первой инстанции учел характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, конкретные обстоятельства дела, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, личность виновного, удовлетворительный характеризующий материал.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд указал полное признание вины, а также наличие на иждивении малолетнего ребенка. К отягчающим обстоятельствам суд отнес рецидив преступлений.

Суд первой инстанции пришел к выводу о возможности исправления З. без изоляции от общества, в связи с чем, при назначении наказания применил правила ст. 73 УК РФ, определив считать назначенное виновному наказание в виде 2 лет лишения свободы условным с испытательным сроком 3 года.

При этом суд, указав в описательно-мотивировочной части приговора на применение правил ч. 3 ст. 68 УК РФ при назначении наказания, неверно применил уголовный закон и определил чрезмерно суровое наказание.

Так, согласно ч. 5 ст. 62 УК РФ, срок или размер наказания, назначаемого лицу, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в порядке главы 40 УПК РФ, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

В соответствии с ч. 3 ст. 68 УК РФ, при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее одной треть части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Таким образом, при определении З. наказания суд должен был учесть, что две трети от четырех лет (максимальной санкции по ч. 1 ст. 232 УК РФ) составляет два года восемь месяцев, а одна треть от двух лет восьми месяцев составляет десять месяцев и двадцать дней.

Судом апелляционной инстанции приговор Минусинского городского суда изменен, З. по ч. 1 ст. 232 УК РФ снижено наказание до 10 месяцев лишения свободы с применением положений ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

 

Отсутствие оценки противоречивости доказательств повлекло отмену приговора

 

Приговором Норильского городского суда от 28.06.2013 Д. осужден за совершение преступления, предусмотренного п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы, и по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы, и в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно к 13 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Как следует из приговора, Д., в период с 15 по 20.12.2010, находясь в состоянии алкогольного опьянения, совершил нападение на потерпевшего П., с целью хищения его имущества, с применением насилия опасного для жизни. Реализуя свой преступный умысел, Д. нанес П. несколько ударов руками и не менее семи ударов ногами в область грудной клетки, а также с помощью железного предмета – кухонной лопатки, душил П., причинив тем самым своими действиями последнему телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью. Продолжая реализовывать свой умысел, Д. открыто похитил у П., принадлежащий ему телевизор марки «Rolsen C 1480», стоимостью 3 699 рублей, с места происшествия скрылся, похищенным имуществом распорядился по своему усмотрению.

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда приговор отменен с направлением дела на новое рассмотрение, по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным, справедливым и признается таким, если постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Согласно ст. 307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, в числе других сведений, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

При этом по смыслу закона, в приговоре должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешенным при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам.

В свою очередь, как следует из акта судебно-медицинского исследования трупа от 24.01.2011, причина смерти П. не установлена из-за резко выраженных гнилостных изменений трупа. При исследовании трупа обнаружена тупая травма грудной клетки, которая образовалась не менее чем от семи воздействий твердого тупого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью, а также перелом верхнего рога подъязычной кости, который возник в результате прямого воздействия ограниченного тупого предмета в данную область. Установить, имели ли место механическая асфиксия или шок в данном случае не представилось возможным.

Из заключений от 06.06.2011 и от 09.09.2011 также следует, что установить причину смерти П. не представляется возможным ввиду выраженных процессов гниения трупа. Однако, учитывая отсутствие отравляющих веществ и заболеваний, могущих привести к наступлению смерти, а также обнаруженные при экспертизе трупа повреждения в виде полного поперечного перелома левого большого рога подъязычной кости, не исключило того, что смерть П. могла наступить в результате механической асфиксии. Обнаруженная на трупе тупая травма грудной клетки причинена пожизненно. Объективно установить связь имеющейся травмы грудной клетки с наступлением смерти не представилось возможным. Конкретно высказаться о времени наступления смерти П. после причинения ему телесных повреждений, а также мог ли он самостоятельно передвигаться или совершать целенаправленные действия, после получения телесных повреждений, и в течение какого времени, также не представилось возможным, ввиду отсутствия необходимых для этого критериев.

В свою очередь, из показаний экспертов Б. и С., допрошенных в судебном заседании, после получения телесных повреждений П. мог передвигаться и совершать активные действия, смерть могла наступить в результате перелома подъязычной кости, но не сразу, скоропостижная смерть при такой травме наступить не могла.

Таким образом, как указала судебная коллегия, суд первой инстанции сделав вывод о виновности Д. в совершении вышеуказанных преступлений, должным образом не дал оценки противоречивости показаний свидетелей и выводов судебно-медицинских экспертиз, что, в свою очередь, явилось основанием отмены приговора и возвращения уголовного дела на новое судебное рассмотрение. 

 

Рассмотрение материала в отсутствии осужденного повлекло отмену постановления

 

Постановлением Емельяновского районного суда от 18.04.2013 по ходатайству осужденного П. постановленные в отношении него приговоры приведены в соответствие с действующим законодательством в порядке ст. 10 УК РФ.

Судебной коллегией постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 399 УПК РФ при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора, при наличии ходатайства осужденного об участии в судебном заседании суд обязан обеспечить его непосредственное участие либо предоставить возможность изложить свою позицию путем использования систем видеоконференц-связи. Ходатайство об участии в судебном заседании может быть заявлено одновременно с ходатайством по вопросам, связанным с исполнением приговора, либо в течение 10 суток со дня получения осужденным извещения о дате, времени и месте судебного заседания.

Как следует из материалов дела, ходатайство о пересмотре приговоров находилось в производстве Минусинского городского суда, куда и обратился П. с ходатайством о непосредственном участии в судебном заседании. Постановлением Минусинского городского суда от 05.06.2012 рассмотрение материала было назначено с участием осужденного.

При этом, в связи с этапированием осужденного в ФКУ ОИК – 36/35 для дальнейшего отбывания наказания, материал Минусинским городским судом был направлен по подсудности в Емельяновский районный суд.

Панов, извещенный о дате, времени и месте судебного заседания направил в Емельяновский районный суд ходатайство о рассмотрении материала только с его участием.

В свою очередь ходатайство П. судом разрешено не было, решение по нему не принято, материал рассмотрен в отсутствие осужденного.

Учитывая то, что нарушение требований уголовно-процессуального закона является существенным и неустранимым в суде апелляционной инстанции, судебной коллегией постановление отменено, материал направлен на новое рассмотрение в тот же суд, другому судье.

 

Нарушения, допущенные при вынесении приговора по итогам рассмотрения уголовного дела в особом порядке, повлекли отмену приговора

 

Приговором Кировского районного суда г. Красноярска от 27.08.2013, постановленным в порядке особого судопроизводства, К. осужден по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы без ограничения свободы.

Судебной коллегией приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 316 УПК РФ, обвинительный приговор при рассмотрении дела в порядке особого судопроизводства может быть постановлен только в том случае, если суд придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, и событие преступления (время, способ, предмет и другие обстоятельства) подтверждаются доказательствами, собранными по делу.

Между тем, как видно из материалов дела, суд преждевременно пришел к выводу о возможности рассмотрения уголовного дела в особом порядке, оставив без внимания показания свидетеля обвинения Б., показавшей, что она наблюдала за тем, как К. совершает хищение и задержавшей его непосредственно после совершения преступления вместе с похищенным имуществом.

Таким образом, при наличии оснований проверить обоснованность предъявленного К. обвинения, суд первой инстанции рассмотрел дело в особом порядке без исследования собранных по делу доказательств, что повлекло ограничение права осужденного на защиту и повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Учитывая допущенные судом первой инстанции нарушения, судебная коллегия, в соответствии с ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ, отменила приговор с направлением уголовного дела на новое рассмотрение.

 

Неверное определение вида исправительного учреждения повлекло изменение приговора

 

Приговором Березовского районного суда от 05.08.2013 В. осужден по п.п. «б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без ограничения свободы. На основании ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговорам от 28.12.2011, 12.05.2012 и 31.08.2012 отменено, в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно путем частичного сложения назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ, исправительное учреждение в виде колонии-поселении назначается лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также лицам, осужденным за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы.

При этом, приговором от 28.12.2011 В. осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ, которые в силу ч. 4 ст. 15 УК РФ относятся к категории тяжких преступлений.

Согласно п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ мужчины, осужденные за совершение тяжкого преступления, ранее не отбывавшие лишение свободы, направляются для отбытия наказания в исправительную колонию общего режима.

Отменяя условное осуждение по приговорам от 28.12.2011, 12.05.2012 и 31.08.2012 и назначая наказание по правилам ст. 70 УК РФ, суд первой инстанции должен был назначить В. для отбывания лишения свободы исправительную колонию общего режима, учитывая, что по смыслу закона вид исправительного учреждения назначается судом по правилам ст. 58 УК РФ с учетом тяжести как преступлений, совершенных в период испытательного срока, так и преступлений, за совершение которых было назначено лишение свободы условно.

 

Нарушения, допущенные при квалификации действий виновного, повлекли отмену (изменение) приговора

 

Приговором Норильского городского суда от 21.02.2013, постановленного по результатам рассмотрения дела в порядке особого судопроизводства, К. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ) к 200 часам обязательных работ.

Судебной коллегией приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

Согласно приговору, К. осужден за совершение 02.11.2012 в г. Норильске незаконного хранения наркотического средства в крупном размере.

В соответствии с ч. 8 ст. 316 УПК РФ, при рассмотрении дела в порядке главы 40 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, с обвинением в совершении которого, согласился подсудимый.

Согласно обвинительному заключению, К. обвинялся в совершении 08.11.2012 незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства, содержащего в своем составе (Нафталин-1-ил) (1-пентил-1Н-индол-3-ил) метанон, (JWH-018), массой 0,22 грамма, что в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.02.2006 № 76, действовавшим на момент совершения преступления, относилось к особо крупному размеру.

Таким образом, описание преступного деяния, изложенное в приговоре, не соответствовало обвинению, с которым согласился подсудимый, поскольку суд, в нарушение уголовно-процессуального закона, изменил дату совершения преступления.

Кроме того, суд первой инстанции, с учетом вступления в законную силу с 01.01.2013 Постановления Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 № 1002, в соответствии с которым указанное наркотическое средство образует крупный размер, необоснованно переквалифицировал действия К. на ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 №87-ФЗ).

Уголовный кодекс РФ, с учетом изменений, вступивших в силу с 01.01.2013, устанавливает трехзвенную дифференциацию уголовной ответственности за совершение преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств. При этом, Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 № 1002 определены в качестве значительного и крупного размеры, соответствующие прежним крупному и особо крупному.  

Постановление Правительства от 01.10.2012 №1002 вступило в законную силу лишь с 01.01.2013 и, соответственно, его положения распространяются для целей статьи 228 УК РФ, в редакции Федерального закона от 01.03.2012           № 18-ФЗ.

Новым уголовным законом ответственность за незаконный оборот наркотических средств усилена, в связи с чем, суд апелляционной инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что оснований для переквалификации действий осужденного не имелось.

 

******

 

Приговором Центрального районного суда г. Красноярска от 29.05.2013 М. осуждена по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы. На основании ст. 82 УК РФ реальное отбывание наказания в виде лишения свободы отсрочено до достижения детьми осужденной четырнадцатилетнего возраста.

Указанным приговором, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, М. осуждена за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства (героин), массой 24,83 грамма, в особо крупном размере.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

Как следует из приговора, в период до 07.07.2012 у М. возник умысел на незаконные приобретение и хранение наркотических средств, осуществляя который последняя у неустановленного следствием лица, при неустановленных следствием обстоятельствах незаконно, без цели сбыта, приобрела и хранила при себе наркотическое средство.

В нарушение требований ст. 73 УПК РФ при вынесении приговора судом первой инстанции не установлено время совершения незаконного приобретения наркотического средства, в то время как указанные обстоятельства подлежат обязательному установлению. Время совершения преступления является существенным обстоятельством, позволяющим исчислять сроки давности привлечения к уголовной ответственности за указанное деяние.

В связи с изложенным, судебной коллегией из квалификации действий М. исключено «незаконное приобретение без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере», наказание по приговору снижено.

 

******

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Красноярска от 07.06.2013 Г. осужден за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства, в крупном размере, по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ – условно с испытательным сроком 2 года. 

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

Пунктом 5 Обзора судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденного Президиумом Верховного суда Российской Федерации 27.06.2012, предусмотрено, что если посредник приобретает наркотическое средство по просьбе и за деньги приобретателя этого средства и передает ему данное средство, то данное лицо является пособником в приобретении.

В таком случае его действия необходимо квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и соответствующей части ст. 228 УК РФ.

Кроме того, в случаях, когда посредник привлечен к уголовной ответственности по результатам оперативно-розыскного мероприятия, проверочной закупки, то действия посредника не могут быть квалифицированы как оконченное преступление и подлежат квалификации как пособничество в покушении на приобретение наркотических средств (ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и соответствующая часть ст. 228 УК РФ), поскольку наркотическое средство изымается из незаконного оборота. Нахождение наркотического средства, полученного от сбытчика, у посредника для передачи его приобретателю не требует дополнительной квалификации как незаконное хранение без цели сбыта.

В материалах уголовного дела имеется постановление следователя от 12.12.2012 о прекращении уголовного преследования в отношении Г. в части, из которого следует, что умыслом последнего охватывалось лишь оказание помощи И. в приобретении героина, а не сбыт наркотического средства, поскольку сделка была совершена по инициативе покупателя (И.), а наркотик, предназначенный для покупателя, лишь некоторое время (до передачи) находился во владении Г.

Изложенное свидетельствует о том, что содеянное Г. следует расценивать как посредничество в незаконном приобретении наркотического средства без цели сбыта.

Указанное постановление вступило в законную силу, данных о том, что оно в последующем отменялось, в деле не имеется.

С учетом того, что Г. по просьбе И., действовавшего в рамках оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», незаконно приобрел наркотическое средство, судебной коллегией исключено осуждение Г. за незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, его действия переквалифицированы с ч. 1 ст. 228 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ – как пособничество в покушении на незаконное приобретение наркотического средства без цели сбыта в крупном размере и назначено наказание в виде 1 года 10 месяцев лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ – условно с испытательным сроком 1 год 10 месяцев.

 

******

 

Приговором Кировского районного суда г. Красноярска от 04.12.2012 Б. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Б. признан виновным в совершении 28.02.2012 в 12 часов 40 минут и в 19 часов 15 минут покушения на незаконный сбыт Т., действовавшему в интересах Х., наркотического средства – героин, массой 1,01 грамма, и самому Т. наркотического средства – героин, массой 1,24 грамма (в крупном размере), а также в совершении в период до 22 часов 28.02.2012 приготовления к незаконному сбыту хранившегося в его квартире наркотического средства – героин, массой 1,46 граммов (в крупном размере).

Приговор изменен по следующим основаниям.

Согласно приговору, из показаний осужденного Б. следует, что помимо приобретения наркотического средства для последующего его сбыта, он 28.02.2012 часть героина он приобрел для себя и сбывать его не собирался. Указанные показания Б. стороной обвинения и судом не опровергнуты.

В соответствии с п. 13 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 15.06.2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», об умысле на сбыт указанных средств, веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, их количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.

Так, суд первой инстанции свой вывод о наличии у Бахтина умысла на сбыт хранившегося в квартире наркотического средства, мотивировал наличием сведений, содержащихся в оглашенных в судебном заседании показаниях свидетелей, указавших, что Бахтин ранее сбывал им наркотическое средство.

Вместе с тем, указанные обстоятельства не опровергают доводы осужденного о хранении обнаруженного в квартире героина для личного употребления с учетом того обстоятельства, что Б. сам является наркозависимым лицом и потребителем героина, что подтверждается как показаниями самого осужденного, так и иными исследованными в судебном заседании доказательствами, а именно показаниями К. на предварительном следствии согласно которым, Б. является наркоманом, что послужило главной причиной расторжения их брака; а также косвенно протоколом осмотра квартиры, в ходе которого, изъяты три шприца и флакон, в соответствии с заключением эксперта, имеющие следы наркотических средств, принадлежность которых К. и Н. последние отрицали; фактом осуждения Б. 17.02.1999 по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Не свидетельствуют об умысле Б. на сбыт обнаруженного в квартире наркотического средства ни его количество (объем), с учетом содержащихся в заключениях экспертов данных о незначительном размере абсолютного содержания героина в изъятом веществе и наличии в нем наполнителя – сахарозы, не подтверждающее, что изъятое вещество представляет собой большое количество разовых доз наркотического средства, ни содержащиеся в протоколе осмотра квартиры данные о размещении обнаруженного в квартире наркотического средства в одном полимерном свертке, ни содержащиеся в показаниях Б. данные о наличии у него договоренности на сбыт наркотического средства Х., поскольку выявленное размещение наркотического средства не указывает на его расфасовку и подготовку к сбыту, а предназначенное для сбыта Х. наркотическое средство Б. было им передано Т. и изъято у последнего.  

При таких обстоятельствах, вывод суда о хранении Б. изъятого в квартире наркотического средства с целью сбыта по существу является предположением, на котором, в силу ч. 4 ст. 14 УПК РФ, не может быть основан обвинительный приговор.

С учетом отсутствия в представленных суду доказательствах сведений о наличии у Б. умысла на сбыт наркотического средства, обнаруженного в его квартире, судебной коллегией его действия переквалифицированы с ч. 1 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ - незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства, совершенное в крупном размере, наказание снижено.

 

Изменение категории преступлений на менее тяжкую возможно только при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание

 

Приговором Минусинского городского суда от 20.11.2012 года А. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ – условно с испытательным сроком 1 год.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства. А. осужден за совершение 08.10.2012 в г. Минусинске незаконных приобретения и хранения наркотического средства – марихуаны, массой 168 граммов, то есть в особо крупном размере.

Судом при назначении А. наказания учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, смягчающие наказание обстоятельства – признание вины, раскаяние в содеянном, состояние здоровья, в качестве отягчающего наказание обстоятельства – рецидив преступлений. 

Кроме того, суд, с учетом фактических обстоятельств преступления, совершенного А., степени его общественной опасности, в соответствии с ч. 6   ст. 15 УК РФ, изменил категорию преступления с тяжкого на преступление средней тяжести.  

Судебной коллегией приговор по апелляционному представлению прокурора изменен по следующим основаниям.

Согласно ч. 6 ст. 15 УК РФ, суд вправе при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую.

Однако, судом не учено наличие в действиях А. рецидива преступлений (п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ), в связи с чем, назначенное осужденному наказание являлось чрезмерно мягким.

 

другие новости