Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за сентябрь 2013 г.

26.11.2013 9:51:00

 ПРОКУРАТУРА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

               

УПРАВЛЕНИЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРОВ

В РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ СУДАМИ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

сентябрь

г. Красноярск

2013  год

 

С П Р А В К А

о практике апелляционного (кассационного) обжалования незаконных постановлений о прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям за 1 полугодие 2013 года

 

            В 1 полугодии 2013 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда в кассационном порядке всего рассмотрено 5 (+2) постановлений о прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям в отношении 8 (+5) лиц - все по представлениям прокуроров, из которых доводы 4 (+2) в отношении 7 (+5) лиц признаны обоснованными и удовлетворены, 1 (аналогично периоду 1 полугодия 2012 года) – отклонено.

Результативность кассационного обжалования  за указанный период составила 87, 5 % (+20,9 %).

В апелляционном порядке постановления федеральных судов, вынесенных по нереабилитирующим основаниям, краевым судом не проверялись.

Все судебные решения, пересмотренные в кассационном порядке, постановлены судами на основании ст. 25 УПК РФ, в связи с примирением сторон. Судебные решения, вынесенные по иным нереабилитирующим основаниям, краевым судом не проверялись.

Из них 2 решения в отношении 5 лиц постановлены Свердловским районным судом г. Красноярска, по одному - Железнодорожным, Октябрьским и Емельяновским районными судами.

Постановления о прекращении уголовных дел на основании ст. 25 УПК РФ вынесены по делам: о преступлениях против личности, предусмотренных  ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 109 УК РФ (2), о корыстном преступлении, предусмотренном ст. 163 УК РФ (1), о преступлении, направленном против половой  свободы и неприкосновенности личности, предусмотренном ч. 1          ст. 132 УК РФ (1), о преступлении в сфере безопасности дорожного движения, предусмотренном  ч. 4 ст. 264 УК РФ (1).

Основания отмены в кассационном порядке по представлениям прокуроров трех судебных решений,  не были связаны непосредственно с оценкой законности применения положений ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ, а заключались: в одном случае - в допущенных судом нарушениях процедуры уголовного судопроизводства при переквалификации деяния на менее тяжкое, в двух других – в нарушении уголовного закона при изменении категорий преступлений на менее тяжкие с последующим прекращением уголовных дел в связи с примирением сторон.

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 15.01.2013 по кассационному представлению государственного обвинителя отменено постановление Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 23.10.2012, которым действия Т., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, переквалифицированы на ч. 1 ст. 115 УК РФ, и уголовное дело прекращено в связи с примирением с потерпевшим на основании ст. 76 УК РФ и ст.ст. 20, 147 УПК РФ.

Согласно обвинительному заключению, Т. обвинялся в причинении тяжкого вреда здоровью, выразившегося в неизгладимом обезображивании лица Ш., совершенном 05.03.2012 в  г. Красноярске.

Отменяя указанное постановление, и признавая необоснованной ссылку суда на положения ч. 2 ст. 20 УПК РФ, судебная коллегия в определении отметила следующее.

Возможность прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон, в соответствии с п. 2 ст. 20 УПК РФ, предусмотрена исключительно по делам частного обвинения, к числу которых, действительно, относится ч. 1               ст. 115 УК РФ.

Однако, уголовное преследование Т. по ч. 1 ст. 111 УК РФ осуществлялось в публичном порядке, государственный обвинитель в сторону смягчения, в соответствии с ч. 8 ст. 246 УПК РФ, обвинение не изменял, в связи с чем, вопрос о возможной переквалификации действий подсудимого подлежал разрешению исключительно после изложения существа обвинения и исследования значимых для этого материалов уголовного дела.

Вместе с тем, из анализа протокола судебного заседания следует, что, вопрос о переквалификации действий подсудимого с последующим прекращением уголовного дела разрешен судом по существу на стадии подготовительной части судебного заседания. При этом суд в постановлении необоснованно сослался на заключение судебно-медицинского эксперта от 28.03.2012, которое в судебном заседании не оглашалось и не исследовалось. Несоблюдение процедуры судопроизводства, в силу ч. 1 ст. 381 УПК РФ, явилось основанием для отмены судебного решения.

Определением суда кассационной инстанции от 02.04.2013 удовлетворено представление государственного обвинителя об отмене постановления Свердловского районного суда г. Красноярска от 27.12.2012 о прекращении уголовного дела в отношении Д., обвиняемого по ч. 1 ст. 132 УК РФ, в связи с примирением с потерпевшей.

Согласно постановлению суда, Д. 02.09.2012 в Свердловском районе                г. Красноярска совершены насильственные действия сексуального характера с применением насилия в отношении Н.

Признав вину Д. доказанной, суд первой инстанции изменил категорию указанного преступления с тяжкого на преступление средней тяжести и уголовное дело прекратил на основании ст. 25 УПК РФ.

Указанное постановление судебной коллегией по уголовным делам признано незаконным  по следующим основаниям.

Согласно положениям ч. 6 ст. 15 УК РФ, с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности, суд вправе при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию совершенного преступления на менее тяжкую, но не более,  чем на одну категорию при определенных условиях – в зависимости от размера назначенного наказания.

Однако, в нарушение указанных требований уголовного закона, суд  первой инстанции в постановлении не дал оценки степени общественной опасности деяния и не указал, какие фактические обстоятельства совершенного Д. преступления позволяют изменить категорию преступления на менее тяжкую, а также какие обстоятельства признаются смягчающими и имеются ли по делу отягчающие наказание обвиняемого обстоятельства.

Как следует из постановления, суд первой инстанции, принимая решение об изменении категории преступления на менее тяжкую, исходил из того, что потерпевшей было заявлено ходатайство об изменении категории преступления, обвиняемый Д. ранее не судим, имеет семью и ребенка, работает, положительно характеризуется, возместил причиненный вред и по делу отсутствуют тяжкие последствия.

По аналогичному основанию кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 14.03.2013 по представлению прокурора отменено постановление Свердловского районного суда г. Красноярска от 30.11.2012, которым изменена на менее тяжкую категория  преступлений, предусмотренных п.п. «а,в» ч. 2 ст. 163 УК РФ, совершенных обвиняемыми Д., З., П. и Ц., с последующим прекращением в отношении них уголовного дела в связи с  примирением с потерпевшими.

Судом кассационной инстанции на предмет законности применения положений ст. 25 УПК РФ, ст. 76 УК РФ, по представлениям прокуроров, проверены только 2 постановления, при этом одно представление удовлетворено, одно  отклонено.

Так, определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда от 19.02.2013 по кассационному представлению государственного обвинителя отменено постановление Емельяновского районного суда в отношении Я., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ, которым уголовное дело прекращено на основании ст. 25 УПК РФ.

Органами предварительного расследования Я. обвинялся в том, что 03.06.2012, около 01.00 часа, управляя в состоянии алкогольного опьянения автомобилем «Хонда-Сабер», не имея документов, подтверждающих право распоряжения автомобилем, в районе 25 километра автодороги «Красноярск-Енисейск», в нарушение п.п. 10.1, 1.4, 9.1, 9.9 Правил дорожного движения, утратил контроль за движением автомобиля, выехал на полосу встречного движения, а затем на левую обочину дороги, где допустил съезд автомобиля в кювет с последующим опрокидыванием, что повлекло причинение по неосторожности причинение смерти пассажиру К., который, в нарушение                 п. 2.1.2 ПДД, не был пристегнут ремнем безопасности.

Судебная коллегия, отменяя указанное постановление, в определении отметила следующее.

Согласно ст. 76 УК РФ, лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный вред, возместив материальный и моральный ущерб, а также иным образом, в том числе, принесением извинений.

Однако, освобождение от уголовной ответственности является правом, а не обязанностью суда и осуществляется по каждому конкретному делу с учетом всех обстоятельств, которые суд посчитает необходимым принять во внимание при вынесении решения в целях восстановления социальной справедливости.

Между тем, по данному делу суд первой инстанции не в полной мере учел такие обстоятельства, как нахождение Яковлева Ю.М.  в момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения, не дал этому надлежащей оценки.

Кассационным определением краевого суда от 31.01.2013  представление государственного обвинителя об отмене постановления Октябрьского районного суда г. Красноярска от 29.11.2012 о прекращении уголовного дела в отношении С., обвиняемого по ч. 1 ст. 109 УК РФ, в связи с примирением с потерпевшим, отклонено.

Органами предварительного расследования С. обвинялся в том, что 19.09.2011, не имея разрешения на работу, управляя спецтехникой – грузоподъемным краном, в нарушение требований п.п. 7.2.1, 7.2.3., 7.2.4 СНиП от 12.03.2001 и п.п. 9.4.10, 9.5.1 «Правил устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных кранов», установил кран в опасной зоне, вблизи выемки котлована строящегося дома с неукрепленными откосами и, управляя стрелой крана, осуществил подъем и перемещение бетонной плиты массой 1 420 кг., допустив перегруз крана. В результате чего одна из выдвижных опор крана провалилась в грунт, после чего кран опрокинулся на стену строящегося дома, за которой находился Х., который от полученных телесных повреждений скончался.

Суд первой инстанции, принимая решение на основании ст. 25 УПК РФ, в постановлении указал на отсутствие для этого каких-либо препятствий, учитывая заявленное потерпевшим соответствующее ходатайство и возмещение обвиняемым причиненного преступлением морального вреда в сумме 30 000 рублей, чем полностью заглажен вред.

Судебная коллегия, не согласилась с доводами кассационного представления о том, что С. вину в предъявленном обвинении не признавал, мотивируя свое решением тем, что поскольку при ознакомлении с материалами уголовного дела С. заявил ходатайство о рассмотрении его в порядке Главы 40 УПК РФ, а также не принял во внимание то, что сумма возмещенного вреда в размере 30 000 рублей является недостаточной, так как потерпевшим, волеизъявление которого было добровольным, она оценена, как соразмерная, при этом, постановление о примирении им не оспаривается.

Кроме изложенной судебной практики Красноярского краевого суда, при подержании государственного обвинения и проверке законности нереабилитирующих судебных решений, необходимо руководствоваться постановлением Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27.06.2013 № 19 «О применении законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности».

 

                    В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Ошибки, допущенные судом

при приведении приговора в

соответствие с новым уголовным

законом, повлекли отмену

судебного решения

 

Постановлением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 26.06.2013 приговор в отношении Ж. приведен в соответствие с изменениями уголовного закона на основании ст. 10 УК РФ.

Постановлено считать Ж. осужденным 17.05.2004 Железногорским городским судом за 2 преступления, предусмотренные п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, к 1 году 11 месяцам лишения свободы за каждое, за 2 преступления, предусмотренные п.п. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, к 1 году 11 месяцам лишения свободы за каждое, за 7 преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 158 УК РФ, к 2 годам 10 месяцам лишения свободы за каждое, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно к 3 годам 4 месяцам лишения свободы. Считать освобожденным условно­-досрочно 03.10.2005 на основании постановления Советского районного суда г. Красноярска от 30.09.2005 на не отбытый срок 1 год 5 месяцев 4 дня;

04.04.2006 Железногорским городским судом за 2 преступления, предусмотренные п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы за каждое, за 9 преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 5 месяцам лишения свободы за каждое, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно к 4 годам 4 месяцам лишения свободы. В соответствии со ст.ст. 79, 70 УК РФ условно-досрочное освобождение по приговору от 17.05.2004  отменить и присоединить не отбытую часть наказания, окончательно назначить 4 года 10 месяцев лишения свободы. Считать освобожденным условно-досрочно 19.06.2009 на основании постановления Сосновоборского городского суда от 19.06.2009 на не отбытый срок 1 год 4 месяца 29 дней;

12.12.2010 Сосновоборским городским судом по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ с не отбытым наказанием по приговору от 04.04.2006 окончательно назначить 2 года 4 месяца лишения свободы. Считать освобожденным условно-досрочно 06.10.2011 на основании постановления Тайшетского городского суда Иркутской области от 30.09.2011 на не отбытый срок 5 месяцев 19 дней;

16.07.2012 Славянским городским судом Краснодарского края (с учетом кассационного определения от 12.09.2012) по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 11 месяцам лишения свободы. В соответствии со ст.ст. 79, 70 УК РФ условно-досрочное освобождение по приговору от 12.02.2010 отменено и присоединена не отбытая часть наказания, окончательно назначено 4 года лишения свободы.

             Данное постановление судебной коллегией отменено,  а материал направлен на новое судебное разбирательство, по следующим основаниям.

Статьей 10 УК РФ предусмотрено, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу.

При приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом его положения должны применяться в полном объеме, если они направлены на улучшение положения осужденного.

Согласно ст. 7 УПК РФ, постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Указанные положения закона судом были нарушены.

Приговорами от 17.05.2004 и 04.04.2006 Ж. осужден за ряд краж, в том числе, по ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Федеральным законом от 07.03.2011 № 26-ФЗ в санкции ч. 3 ст. 158 УК РФ исключен нижний предел наказания в виде лишения свободы, что улучшает положение осужденного.

Придя к обоснованному выводу, что указанным Федеральным законом были внесены изменения, улучшающие положение осужденного, суд первой инстанции действия Ж. в редакции ФЗ от 07.03.2011 № 26-ФЗ не квалифицировал, постановил считать его осужденным по ч. 3 ст. 158 УК РФ, в то время, как ч. 3 ст. 158 УК РФ в редакции указанного закона содержит пункты «а,б,в», предусматривающие квалифицирующие признаки кражи.

Кроме того, отказывая в удовлетворении ходатайства осужденного в части приведения приговора от 16.07.2007 в соответствие с изменениями уголовного закона, суд указал, что масса наркотического вещества по данному приговору в сухом остатке составляет 0,13 грамма, что согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 относится в крупному размеру, в связи с чем, действия осужденного на ч. 2 ст. 228 УК РФ в новой редакции квалификации не подлежат.

Вместе с тем, судом не учтено, что согласно постановлению Правительства Российской Федерации oт 01.10.2012 № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» к значительному размеру отнесено количество дезоморфина свыше 0,05 грамм, а к крупному - свыше 0,25 грамм.

Из представленных материалов следует, что размер наркотического вещества - дезоморфина, который Ж. незаконно изготовил  и хранил без цели сбыта, согласно приговору от 16.07.2012, составляет 0,13 грамм (масса сухого остатка), что в соответствии с постановлением Правительства от 01.10.2012 № 1002 относится не к крупному (как указано в постановлении суда), а к значительному размеру.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к преждевременному выводу об отказе по вышеуказанным основаниям в удовлетворении ходатайства осужденного о приведении приговора от 16.07.2012 в соответствие с изменениями уголовного закона.

 

 

Приговор отменен в связи с

существенными нарушениями уголовно-

процессуального закона и неправильным

применением уголовного закона

 

Приговором Каратузского районного суда от 16.07.2013 А. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы, по каждому из трех преступлений, предусмотренных п.п. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, к обязательным работам сроком на 100 часов, по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ к обязательным работам сроком на 90 часов. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначен 1 год 4 месяца лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

П. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы, по каждому из четырех преступлений, предусмотренных п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, к обязательным работам сроком на 130 часов, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к обязательным работам сроком на 100 часов, по каждому из пяти преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 139 УК РФ, к обязательным работам сроком на 100 часов. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначен 1 год 5 месяцев лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ частично присоединено наказание, не отбытое по приговору от 11.12.2012 и окончательно назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии.

Приговор отменен по кассационному представлению прокурора, дело направлено на новое судебное рассмотрение в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, допущенных судом первой инстанции.

На основании ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

В резолютивной части обвинительного приговора, согласно ч. 1 ст. 308 УПК РФ, должны быть указаны, в том числе, решение о признании подсудимого виновным в совершении преступления, пункт, часть, статья Уголовного кодекса РФ, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным.

Однако, при постановлении приговора в отношении П. и А. указанные требования закона судом не были выполнены.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, суд пронумеровал совершенные обвиняемыми преступления, и далее по тексту приговора, а также в резолютивной части,  ссылался на номер эпизода без конкретизации преступления, в совершении которого обвиняемые признаны виновными.

В приговоре суд указал, что А. по десятому эпизоду признан виновным в краже, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, тогда как десятым эпизодом приговора описано преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 139 УК РФ.

Аналогично судом указано в приговоре, что П. по второму эпизоду признан виновным в краже, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, между тем, второй эпизод приговора содержит описание событий 28.01.2013, то есть преступление, предусмотренное п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Более того, П. обвинялся органами предварительного расследования в совершении одиннадцати преступлений, описательно-мотивировочная часть обжалуемого приговора также содержит описание одиннадцати преступных деяний П., признанных судом доказанными. Вместе с тем, в резолютивной части приговора П. признан виновным в совершении двенадцати преступлений с различной квалификацией, а ссылка суда при этом только на номер эпизода без конкретизации преступления лишила суд апелляционной инстанции возможности проверить правильность принятого судом решения.

Наказание, как П., так и А., назначено судом без указания за какое конкретно преступление, тогда как подсудимые были признаны виновными в совершении трех преступлений с одинаковой квалификацией по п.п. «а,б» ч.2 ст. 158 УК РФ, а П. также был признан виновным в совершении пяти преступлений с одинаковой квалификацией по ч. 1 cт. 139 УК РФ, что также не позволило проверить соблюдение принципа индивидуализации наказания.

           Более того, П. также был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, однако наказание ему за совершение данного преступления судом не назначено.

           Судом также не соблюдены требования ст. 70 УК РФ при назначении П. наказания по совокупности с приговором от 11.12.2012, которое должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и не отбытой части наказания по предыдущему приговору суда, то есть больше 1 года 6 месяцев лишения свободы.

 

 

Суд необоснованно отказал заявителю

в приеме жалобы, поданной в порядке

ст. 125 УПК РФ

 

            Адвокат С. обратилась в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ в интересах К., в которой указала, что 12.10.2010 ст. следователем отдела по расследованию ОВД (о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики) ГСУ СК России по Красноярскому краю Р. возбуждено уголовное дело № 20001658. 30.07.2013 К. предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 293 УК РФ. 10.07.2013 руководителем первого СО второго управления по расследованию ОВД (о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики) ГСУ СК России по Красноярскому краю М. вынесено постановление о возобновлении предварительного следствия, принятии уголовного дела к производству и установлении срока следствия по уголовному делу № 20001658. Заявительница с постановлением была не согласна, считая продление срока предварительного следствия незаконным.

Постановлением Центрального районного суда г. Красноярска от 09.08.2013 в принятии к рассмотрению жалобы отказано ввиду того, что предварительное расследование по делу окончено, у К. имеется возможность защищать свои права в рамках судебного разбирательства, вопрос о законности продления сроков предварительного расследования в рамках ст. 125 УПК РФ не рассматривается.

Судебное решение отменено по следующим основаниям.

Часть первая ст. 125 УПК РФ прямо гарантирует гражданам право на обжалование в районный суд по месту производства предварительного расследования постановлений дознавателя и следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о его прекращении, а равно иных решений и действий (бездействия) указанных лиц, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, либо затруднить доступ граждан к правосудию.

К затрудняющим доступ граждан к правосудию следует относить такое действие или бездействие, которое создает гражданину препятствие для дальнейшего обращения за судебной защитой нарушенного права.

Суд, мотивируя свое решение об отказе в приеме жалобы, со ссылкой на постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 1 (в ред. Постановлений Пленума ВС РФ от 23.12.2010 № 31, от 09.02.2012 № 3) «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ», указал, что предварительное расследование по делу окончено, и К., как непосредственный участник уголовного судопроизводства, а также и его защитник, не лишены возможности предъявить свои доводы о допущенных в ходе расследования процессуальных нарушениях в судебном заседании, доступ заявителя к правосудию не ограничен.

Между тем, в представленных материалах отсутствуют сведения о том, что предварительное расследование по делу окончено. Напротив, по пояснениям руководителя первого СО второго управления по расследованию ОВД ГСУ СК России по Красноярскому краю М. уголовное дело № 20001658 по обвинению К. приостановлено, прокурору и в суд с обвинительным заключением не направлялось.

Вопреки выводам суда, вопросы о продлении срока предварительного расследования входят в предмет обжалования по ст. 125 УПК РФ, в связи с чем у суда не было законных оснований для отказа в принятии жалобы адвоката С.

Доводы адвоката о том, что суд, не изучив доводы жалобы в рамках судебного заседания, предрешил вопрос об отсутствии нарушений конституционных прав К., участвующего в уголовном судопроизводстве, обоснованы.

Материал направлен на новое рассмотрение со стадии решения вопроса о принятии жалобы заявителя в порядке ст. 125 УПК РФ.

 

 

Оказание помощи потерпевшему

непосредственно после совершения

преступления признано обстоятельством,

смягчающим наказание виновного

 

Приговором Зеленогорского городского суда от 23.07.2013 П. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Как установлено судом, 31.05.2013 с 09 часов П. и Н. распивали спиртные напитки по адресу: ЗАТО г. Зеленогорск, ул. Комсомольская, дом 14 «А» кв. 11. Около 15 часов Н. прошел в комнату, лег на диван и уснул в верхней одежде и обуви. П., убираясь на кухне, услышал в комнате посторонний звук и вышел в коридор с кухонным ножом и посудной тряпкой. Пройдя в комнату, он увидел, что на диване, поверх постельного белья в одежде и обуви лежит Н. П. стал стаскивать потерпевшего с постели, снял с него туфли и выбросил их на лестничную площадку.

После чего, реализуя внезапно возникший на почве возникших личных неприязненных отношений, преступный умысел на причинение тяжкого вреда здоровью Н., П. взял с кресла кухонный нож, которым нанес Н. удар в живот, причинив телесное повреждение в виде одиночного проникающего в брюшную полость слепого колото-резаного ранения передней брюшной стенки с повреждением сосудов брыжейки поперечно-ободочной кишки и нижней полой вены с последующим развитием массивного кровотечения, то есть тяжкий вред здоровью, опасный для жизни Н. От полученного телесного повреждения 31.05.2013 в 16 часов 10 минут Н. скончался в приемном покое хирургического отделения филиала ФГБУЗ СКЦ ФМБА России КБ-42.

Приговор изменен по следующим основаниям.

Действия П. судом первой инстанции правильно квалифицированы по              ч. 4 ст. 111 УК РФ.

При назначении наказания П. суд первой инстанции, в соответствии со статьями 6, 43, 60 УК РФ, учел не только характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные, характеризующие личность осужденного, влияние наказания на его исправление, но и принял во внимание обстоятельства, смягчающие наказание и учел их в полной мере: полное признание вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, состояние психического и физического здоровья, преклонный возраст, совершение преступления впервые.

Учел суд и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

Вместе с тем, как установлено судом и подтверждается материалами дела, непосредственно после совершения преступления П. сообщил о случившемся своей соседке И., просил ее вызвать сотрудников полиции, «скорую помощь» и оказать помощь потерпевшему с целью спасти ему жизнь.

Однако, суд это обстоятельство, предусмотренное п. «к» ст. 61 УК РФ, смягчающим наказание П. не признал и не учел при назначении наказания.

Апелляционная инстанция признала в качестве обстоятельства, смягчающего наказание П., оказание помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления и снизила назначенное ему наказание до 7 лет 10 месяцев лишения свободы.

 

 

Судом неверно применена редакция

уголовного закона за покушение на

незаконный сбыт дезоморфина

 

Приговором Лесосибирского городского суда от 16.07.2013 С. осужден  по ч. 3 ст. 30 п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 01.03.2012 № 18-ФЗ), то есть за покушение на незаконный сбыт наркотического средства в значительном размере – дезоморфина, массой 0,23 грамма.

            09.05.2012 в вечернее время к С. обратилась П., действующая в рамках оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» и под контролем сотрудников Лесосибирского МРО УФСКН России по Красноярскому краю, с просьбой о продаже ей наркотического средства - дезоморфин.

С. согласился и, получив от П., в качестве оплаты за наркотическое средство, денежную сумму в размере 300 рублей, в 17 часов 30 минут того же дня передал, то есть умышленно незаконно сбыл последней, инъекционный шприц однократного применения с веществом, являющимся наркотическим средством и содержащим дезоморфин постоянной массой 0,23 грамма, что является значительным размером.

При этом преступление не было доведено до конца по независящим от С. обстоятельствам, так как П. в этот же день добровольно выдала приобретенное наркотическое средство сотрудникам Лесосибирского МРО УФСКН России по Красноярскому краю.

Приговор изменен по апелляционному представлению и апелляционной жалобе осужденного по следующим основаниям.

Суд первой инстанции действия С. квалифицировал по ч. 3 ст. 30 п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 01.03.2012 № 18-ФЗ), то есть в редакции, действовавшей на момент постановления приговора, как, покушение на незаконный сбыт наркотического средства в значительном размере, при этом указал, что предыдущая редакция закона, с учетом массы наркотического средства, ухудшает положение осуждённого.

 Между тем, до 01.01.2013 в УК РФ действовала двухзвенная (крупный и особо крупный размеры) система дифференциации уголовной ответственности за незаконные действия с наркотическими средствами и психотропными веществами.

С 01.01.2013 в УК РФ (в редакции Федерального закона от 01.03.2012 № 18-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации") установлена трехзвенная дифференциация уголовной ответственности за совершение данных преступлений (значительный, крупный и особо крупный размеры).

При этом крупный размер наркотических средств и психотропных веществ, согласно списку 1 (Наркотические средства), утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 07.02.2006 № 76 (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 23.11.2012 № 1215), соответствует значительному размеру названных средств и веществ по списку 1 (Наркотические средства), утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 № 1002 (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 23.11.2012 № 1215), а особо крупный размер - соответственно крупному размеру.

Кроме того, список 1 дополнен примечанием, в соответствии с которым, для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно наркотическое средство или психотропное вещество из перечисленных в списке 1, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре + 70… 110 градусов Цельсия.

Согласно заключению эксперта от 08.05.2013 № 81, постоянная масса сухого остатка наркотического средства - дезоморфин составила 0,23 грамма, что, в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 года № 1002, является значительным размером.

На момент совершения С. преступления (09.05.2012) уголовная ответственность за покушение на незаконный    сбыт наркотического средства в значительном размере не наступала.

За указанные действия наступала уголовная ответственность по ч. 3 ст.  30 ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, в редакции Федерального закона от 19.05.2010               № 87-ФЗ, санкция которой является более мягкой по сравнению с санкцией статьи, по которой осужден С.

Согласно ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения преступления. В соответствии со ст. 10 УК РФ, новый уголовный закон применяется лишь в том случае, когда улучшает положение осужденного.

Таким образом, с учетом массы сухого остатка наркотического средства, действия С. за покушение на незаконный сбыт дезоморфина, совершенное 09.05.2012 переквалифицированы с  ч. 3 ст. 30 п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 01.03.2012 № 18-ФЗ) на ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ), действовавшей на момент совершения преступления и устанавливающей ответственность за сбыт наркотических средств независимо от их размеров, так как новый уголовный закон (Федеральный закон от 01.03.2012 № 18-ФЗ) ухудшает положение осуждённого. Назначенное С. наказание снижено.

 

 

Приговор изменен в части

решения вопроса о судьбе

вещественных доказа­тельств

 

Приговором Боготольского районного суда от 12.07.2013 Ч. осуждён по ч. 2  ст. 228 УК РФ, постановлено, признанное по делу вещественным доказательством, наркотическое средство – смесь, содержащая героин, массой 2,511 гр., уничтожить.

Ч. признан виновным и осуждён за незаконное приобретение у неустановленного след­ствием лица 11.06.2013, около 17 часов, около магазина «Орфей», расположенного в п. Итатский Кеме­ровской области ул. Советская, 304, наркотического средства - содержащей героин смеси массой 2,527 гр., в крупном размере без цели его сбыта и последующее его хранение в квартире  № 3 дома № 13 по ул. Сибирская в г. Бого­толе Красноярского края до 12 часов 45 минут 12.06.2013.

Приговор изменен в части решения вопроса о судьбе вещественных доказа­тельств.

Приняв решение об уничтожении приобщённого к мате­риалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства наркотиче­ского средства - содержащей героин смеси массой 2,511 гр., суд не учёл требований уголов­но-процессуального закона.

В соответствии с п. 12 ч. 1 ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд разрешает вопрос о судьбе вещественных доказательств по делу с обоснованием принятого решения в описательно-мотивировочной части приго­вора, в силу п. 5 ст. 307 УПК РФ.

Указанные требования уголовно-процессуального закона судом при постановлении приговора в отношении Ч. не соблюдены.

Из представленных суду апелляционной инстанции копий постанов­лений заместителя начальника СО МВД России «Боготольский» от 28.06.2013 о передаче сообщения о преступлении по территориальности в отдел МВД России по Тяжинскому району и постановления старшего следователя СО Отдела МВД России по Тяжинскому району от 12.07.2013 следует, что по факту незаконного сбыта Ч. наркотиче­ского средства - содержащей героин смеси массой 2,527 гр. 11.06.2013 возбуждено уголовное дело № 13490266 по признакам преступления, преду­смотренного п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

Принимая решение об уничтожении признанного вещественным доказательством наркотического средства, суд оставил без внимания то, что Ч. осуждён, в том числе, за совершение незаконного приобретения наркотического средства в крупном размере у неустановленного лица, что влекло необходимость воз­буждения уголовного дела по факту совершённого этим лицом незаконного сбыта наркотических средств в крупном размере и последующего его рассле­дования, а уничтожение в результате исполнения приговора приобретённого Ч. наркотического средства повлечёт невозможность рассле­дования такого дела.

Поэтому приговор в части принятия решения об уничтоже­нии вещественного доказательства отменен, принято решение об его хранении по уголовному делу, возбужденному 12.07.2013 СО МВД России по Тяжинскому району Кемеровской области по факту незаконного сбыта Ч. наркотического средства, до рассмотрения указанного дела по существу.

 

 

Причиной отмены приговора

явилось несоблюдение условий

применения особого порядка

принятия судебного решения

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 29.07.2013 П. осужден за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон).

В судебном заседании П. вину в совершении преступления признал, с предъявленным обвинением согласился, ходатайствовал о рассмотрении уголовного дела в порядке особого производства.

По ходатайству осужденного уголовное дело рассмотрено в особом порядке, приговор постановлен без проведения судебного разбирательства.

В связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

В соответствии с ч. 2 ст. 314 УПК РФ суд вправе постановить обвинительный приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке, если удостоверится в том, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного ходатайства, ходатайство заявлено добровольно и после проведения консультаций с защитником.

В силу ст. 15 УПК РФ обвиняемый вправе заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в момент ознакомления с материалами уголовного дела либо на предварительном слушании.

По смыслу закона, ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства может быть удовлетворено лишь в том случае, если оно заявлено до назначения судебного заседания.

Под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, следует понимать фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого.

При рассмотрении уголовного дела в отношении П. указанные требования закона не соблюдены.

Так, постановлением от 19.06.2013 назначено судебное заседание в общем порядке на 03.07.2013.

В ходе судебного заседания 03.07.2013 подсудимым П. заявлено ходатайство о рассмотрении уголовного дела в порядке особого производства, которое поддержано защитником и государственным обвинителем.

Постановлением суда от 03.07.2013 прекращен общий порядок рассмотрения дела и принято решение о назначении рассмотрения уголовного дела в отношении П. в особом порядке судебного разбирательства в соответствии с главой 40 УПК РФ.

            Решение суда о прекращении общего порядка судебного разбирательства и назначении судебного заседания в порядке особого производства являлось незаконным, поскольку все вопросы, которые подлежали выяснению по поступившему в суд уголовному делу уже обсуждены, оснований для назначения предварительного слушания, равно как и для назначения судебного заседания в особом порядке не найдено, решение в порядке ст. 231 УПКРФ было принято, а поэтому повторно обсуждать вопрос о назначении судебного заседания процессуальных оснований не имелось.

При ознакомлении с материалами уголовного дела П. был обеспечен защитником, право на заявление ходатайства об особом порядке рассмотрения дела ему разъяснено, то есть созданы все условия для полной реализации прав, однако П. указал о том, что не желает воспользоваться особым порядком рассмотрения дела. Не заявил П. такое ходатайство и после получения обвинительного акта, хотя до принятия решения о назначении судебного заседания у него имелось достаточно времени для представления суду соответствующего ходатайства.

Кроме того, судом не принято во внимание и то, что П. в ходе дознания, хотя и не отрицал, что управлял автомобилем «Тойота Авенсис» без согласия его собственника, однако, вину свою в неправомерном завладении автомобилем без цели его хищения не признавал, считая, что его действия не образуют состава преступления, заявлял о неполноте дознания и нестабильности показаний потерпевшего при изложении фактических обстоятельств дела, ходатайствовал о прекращении уголовного дела. Мотивы преступления, изложенные в обвинительном акте отличаются от тех мотивов, о которых заявлял П. в ходе дознания. Таким образом, для принятия законного и обоснованного решения по делу объективно требовались исследование и оценка доказательств.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что условия применения особого порядка принятия судебного решения, предусмотренные ст.ст. 314-316 УПК РФ, судом первой инстанции не соблюдены, существенно нарушены требования уголовно-­процессуального закона, что повлекло безусловную отмену, как постановления о прекращении общего порядка судебного разбирательства, так и приговора в отношении П.

другие новости