Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за август 2013 г.

26.11.2013 9:49:00

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

август

г. Красноярск

2013 год

 

Обобщение практики кассационного и апелляционного обжалования судебных решений по результатам рассмотрения ходатайств  о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений за первое полугодие 2013 года

 

За 1 полугодие 2013 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда пересмотрены судебные решения (9 отменено – 4 в кассационном, 5 в апелляционном порядке; и 2 изменено в апелляционном порядке) в отношении 11 (+1) лиц о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений. При этом по жалобам сторон пересмотрено 10 судебных решений, по представлению прокурора -1. Из них, 5 (-1) решений приняты по ходатайствам следователей МВД, 3 (-1) - следователей СК, 3 – следователей СС УФСКН РФ.

Из числа пересмотренных судебных решений указанной категории обжалованы такие  следственные действия и процессуальные решения как: наложение ареста на имущество (6), временное отстранение от должности (1), ограничение в ознакомлении с материалами уголовного дела (1), помещение подозреваемого в психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы (1), признание незаконным обыска в жилище (2).

В 9 случаях соответствующие ходатайства судом первой инстанции  удовлетворены, в 2 –  оставлены без удовлетворения.

Основаниями отмены и изменения постановлений суда первой инстанции по жалобам явились: несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании и нарушение уголовно-процессуального закона.

Так, 24.01.2013 по жалобе с направлением на новое рассмотрение отменено постановление Железногорского городского суда от 11.10.2012, которым, по ходатайству следователя (СУ МВД), наложен арест на имущество, принадлежащее Д. в виде запрета производить отчуждение, передачу прав владения и пользования, и распоряжения иным образом недвижимым имуществом – двухэтажным зданием магазина, расположенного в г. Железногорске.

Основанием отмены решения явилось нарушение уголовно- процессуального закона.

Согласно ч. 1 ст. 240 УПК РФ, в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением рассмотрения дела в особом порядке. По смыслу закона, судебное решение может быть основано лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. С учетом указанных требований закона, суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли своего отражения в протоколе судебного заседания.

Как следует из обжалуемого постановления, в подтверждение своих выводов о необходимости наложения ареста на имущество, принадлежащее Д., суд сослался на то, что потерпевшими заявлен иск об обращении взыскания на имущество в целях возмещения причиненного потерпевшим ущерба, потерпевшие Н. и К. признаны гражданскими истцами, подсудимая Д.-  гражданским ответчиком, при этом указал на исследование в судебном заседании материалов дела: искового заявления, расписки о передаче вещественного доказательства.       

Однако, согласно протоколу судебного заседания, вышеперечисленные документы в судебном заседании не оглашались, а, следовательно, и не исследовались судом, поэтому ссылка суда в постановлении на указанные документы является незаконной.

При этом, помощником прокурора, принимавшим участие в судебном заседании, решение в кассационном порядке надлежащим образом не изучено, мер к обжалованию незаконного постановления не принято.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 15.01.2013 отменено постановление Центрального районного суда г. Красноярска от 20.11.2012, которым наложен арест на денежные вклады и накопления в размере 51576684,67р., находящиеся на расчетных счетах, открытых в Филиале ОАО «Сбербанк России» Восточно-Сибирский банк в г. Красноярске, производство по ходатайству следователя прекращено.

Удовлетворяя ходатайство следователя, суд первой инстанции не принял во внимание, что постановлением Центрального районного суда от 17.07.2012, с учетом изменений, внесенных кассационным определением от 13.09.2012, удовлетворено аналогичное ходатайство следователя, заявленное по тем же основаниям, по тому же уголовному делу, разрешено наложение ареста на 14 расчетных счетов, в том числе на 7 вышеуказанных расчетных счетов и трем юридическим лицам запрещено распоряжаться находящимися на них денежными средствами.

Указанное постановление вступило в законную силу и, исходя из положений ст. 392 УПК РФ, подлежит неукоснительному исполнению.

При таких обстоятельствах, у суда первой инстанции отсутствовали основания для повторного рассмотрения ходатайства следователя по уголовному делу  о наложении ареста на имущество.

         Указанные обстоятельства также остались без должного внимания помощника прокурора, которым мер к обжалованию незаконного судебного решения принято не было.

11.04.2013 судом апелляционной инстанции отменено постановление Октябрьского районного суда г. Красноярска от 12.02.2013, которым удовлетворено ходатайство следователя о наложении ареста на имущество (автомобиль «Mersedes-Benz ML 320») по уголовному делу в отношении Г., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ. Одновременно судом апелляционной инстанции отказано в удовлетворении вышеуказанного ходатайства следователя.

Основанием отмены судебного решение послужило несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам.

Так, по смыслу уголовно-процессуального закона, арест на имущество может быть наложен либо на имущество обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за его действия, либо на имущество других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления, финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Суд первой инстанции, в противоречие приведенной им норме закона, не привел в постановлении ни одного доказательства, подтверждающего, что автомобиль, принадлежащий обвиняемому Г., был получен им в результате преступных действий, либо использовался или предназначался для использования в качестве орудия преступления.

Как установлено, указанное транспортное средство зарегистрировано и принадлежит матери обвиняемого, фактическое использование её автомобиля самим обвиняемым не является достаточным основанием для наложения ареста на имущество в целях обеспечения исполнения возможного приговора в части гражданского иска, возможной конфискации имущества или имущественного взыскания штрафа, поскольку Г. собственником данного имущества не является.

Оснований полагать, что транспортное средство использовалось как орудие преступления, у суда не имелось, поскольку согласно ст.1 Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности, заключенной в г.Страсбурге 08.11.1999 года и ратифицированной Федеральным законом РФ от 28.05.2001, в понятие «орудие преступления» включается любое имущество, использованное или предназначенное для использования любым способом, целиком или частично для совершения преступления или преступлений.

По смыслу п. 1 ч. 2 ст. 81 УПК РФ орудиями преступлений признаются предметы и вещи, с помощью которых было совершено преступление.

В связи с чем судебная коллегия пришла к выводу, что не имеется достаточных данных, свидетельствующих, что автомобиль «Mersedes-Benz ML 320», которым управлял Г., выступал в качестве орудия преступления, в ходе инкриминируемого деяния, предусмотренного п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия отказала в удовлетворении заявленного ходатайства следователя о наложении ареста на имущество.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 11.04.2013 по жалобе отменено постановление Советского районного суда г. Красноярска от 24.10.2012, которым наложен арест на автомобиль «Тойота Марк 2», материал направлен на новое рассмотрение ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

Как следует из определения, в обоснование принятого решения суд первой инстанции сослался лишь на факт возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, положения ст. 115 УПК РФ о том, что арест может быть наложен на имущество подозреваемого, обвиняемого для обеспечения приговора в части гражданского иска, а также указал, что данный автомобиль является предметом преступного посягательства.

Согласно материалам, уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, возбуждено в отношении неустановленного лица. Между тем, ходатайство следователя о наложении ареста на имущество, а также постановление судьи не содержат данных о том, что указанный автомобиль признан вещественным доказательством по уголовному делу. Также отсутствуют данные о том, что по возбужденному уголовному делу заявлен гражданский иск, имеются гражданский истец и ответчик.

Кроме того, согласно протоколу выемки от 16.01.2013 у обвиняемого был изъят автомобиль «Тойота Марк 2» № двигателя 1 G 6809512, а арест судом наложен на автомобиль с двигателем № 1 G 6609437.

С учетом того, что постановление суда не содержит мотивированных выводов по существу принятого решения, ссылок на конкретные, исследованные в судебном заседании материалы, подтверждающие правильность и законность судебного постановления, судом кассационной инстанции судебное решение отменено с направлением материала на новое судебное разбирательство.

         31.01.2013 судом кассационной инстанции с направлением на новое рассмотрение отменено постановление Центрального районного суда г. Красноярска от 29.11.2012, которым отказано в удовлетворении заявления Красноярского филиала АКБ «СОЮЗ» (ОАО) об освобождении от ареста имущества, принадлежащего обвиняемому Д. в виде автомобиля HONDA ACCORD, 2008 года выпуска, арестованного по постановлению Центрального районного суда г. Красноярска от 04.07.2011.

         Основанием отмены указанного решения послужило несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам.

Так, судом первой инстанции не дана надлежащая оценка тем обстоятельствам, что принадлежащий обвиняемому Д. автомобиль до наложения ареста судом 04.07.2011 уже находился в залоге у АКБ «СОЮЗ», что в соответствии со ст. 334 ГК РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом, а также то, что 02.12.2011 Центральным районным судом г. Красноярска в порядке гражданского производства вынесено решение о взыскании с Д. в пользу АКБ «СОЮЗ» задолженности по кредитному договору в размере 794282,19 рублей, и обращено взыскание на заложенное обвиняемым имущество, а именно автомобиль HONDA ACCORD.

Таким образом, в постановлении суда не сказано, что имеется преимущество в возможном назначении наказания по статье 199.2 УК РФ в виде штрафа перед правом на удовлетворение требований кредитора по обеспеченному залогом обязательству, подтвержденному судебным решением.

26.03.2013 отменено с направлением на новое рассмотрение постановление Октябрьского районного суда г. Красноярска от 21.01.2013, которым П. помещен в Красноярский краевой психоневрологический диспансер № 1 для производства стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, с содержанием до окончания экспертизы.

Постановление отменено по следующим основаниям. Обоснованность выдвинутого в отношении П. следственным органом подозрения судом проверена не была. Суд ограничился приведением в постановлении данных, приведенных в ходатайстве следователя, как установленных, в материале доказательств в их подтверждение не содержится.

Кроме того, по смыслу закона, не допустимо назначение стационарной судебно-психиатрической экспертизы при отсутствии конкретных оснований для этого. Однако обоснованность назначения следователем стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы в отношении П. с помещением его в психиатрический стационар, суд также надлежащим образом не проверил, ограничившись ссылкой на рекомендацию заключения ранее проводившейся в отношении последнего амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы. В то же время, заключение экспертов не может иметь для суда заранее установленной силы, а должно быть оценено наряду с другими имеющимися доказательствами.

Из материалов дела следует, что ни следователь, ни эксперты соответствующими медицинскими документами о состоянии здоровья П. не располагали. Суд не истребовал никаких медицинских документов, соответственно, не исследовал их, не были они представлены и суду апелляционной инстанции. К ходатайству была приобщена лишь справка, согласно которой, П. на учете у нарколога и психиатра по месту жительства не состоит.

Кроме того, согласно ч. 1 ст. 30 Федерального Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», лицо может быть помещено в стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на срок до 30 дней, который только в случае необходимости может быть продлен судом по мотивированному ходатайству экспертов. Между тем, вопреки требованиям закона, судом принято решение о помещении П. в психиатрический стационар на неограниченный срок, чем нарушены его права.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 21.05.2013 по жалобе отменено постановление Кировского районного суда г. Красноярска от 11.04.2013, которым по ходатайству следователя СС УФСКН РФ по Красноярскому краю обвиняемому Т. установлен срок для ознакомления с материалами уголовного дела в течение двух дней в период с 12 по 15 апреля 2013 г., а в установлении такого срока защитнику следователем было отказано. Производство по ходатайству следователя прекращено.

Суд апелляционной инстанции, отменяя данное решение, указал, что в соответствии с ч. 2 и 3 ст. 217 УПК РФ в процессе ознакомления с материалами уголовного дела, состоящего из нескольких томов, обвиняемый и его защитник вправе повторно обращаться к любому из томов уголовного дела, а также выписывать любые сведения и в любом объеме, снимать копии с документов, в том числе с помощью технических средств.

Обвиняемый и его защитник не могут ограничиваться во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела. Если обвиняемый и его защитник, приступившие к ознакомлению с материалами уголовного дела, явно затягивают время ознакомления с указанными материалами, то на основании судебного решения, принимаемого в порядке ст. 125 УПК РФ, устанавливается определенный срок для ознакомления с материалами уголовного дела.

Как видно из исследованного судом графика, обвиняемому Т. материалы уголовного дела были представлены для ознакомления 28.03.2013 с 14.15 часов, после чего обвиняемый до 17.09 часов того же дня ознакомился с 35 листами первого тома дела, а 02.04.2013 в период с 15.03 до 16.29 часов ознакомился еще с 35 листами первого тома дела, после чего от ознакомления с делом отказался. При этом следователем не приведены обстоятельства, указывающие на затягивание обвиняемым времени ознакомления с материалами уголовного дела. Несмотря на отказ обвиняемого от ознакомления с делом, 03.04.2013 в 10.59 часов ему для ознакомления вновь были представлены материалы дела, после чего в 11.17 часов обвиняемый фактически заявил о невозможности дальнейшего ознакомления с материалами дела в отсутствие защитника.

Таким образом, 02.04.2013 следователем не был принят отказ обвиняемого от ознакомления в материалами уголовного дела, наличие которого не требовало обращения в суд с ходатайством об установлении срока ознакомления обвиняемого с материалами дела, поскольку возможность принудительного ознакомления обвиняемого с материалами дела законом не предусмотрена, и ознакомление обвиняемого с указанными материалами было продолжено.

Вместе с тем, имевшее место 03.04.2013 заявление обвиняемого о его желании знакомиться с материалами уголовного дела с участием защитника было расценено следователем как явное затягивание времени ознакомления и послужило по существу единственным приведенным в постановлении следователя основанием для обращения его с упомянутым ходатайством в суд.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ.

Поэтому обвиняемый был вправе знакомиться с материалами уголовного дела вместе с защитником, а реализация им предусмотренного ч. 1 ст. 217 УПК РФ права заявить ходатайство об ознакомлении с указанными материалами раздельно с защитником не лишала его права в дальнейшем в процессе такого ознакомления заявить ходатайство о продолжении ознакомления с участием защитника, поскольку, по смыслу закона, именно от волеизъявления обвиняемого зависит обязанность следователя обеспечить ознакомление обвиняемого и его защитника с делом совместно или раздельно.

С учетом того, что предварительное расследование по уголовному делу окончено и уголовное дело направлено в Кировский районный суд г. Красноярска для рассмотрения по существу, судебной коллегией производство по ходатайству следователя об установлении срока для ознакомления с материалами уголовного дела прекращено.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда 11.06.2013 по жалобе изменено постановление Козульского районного суда от 03.04.2013, которым Н. временно отстранен от должности директора Краевого государственного бюджетного учреждения социального обслуживания «Козульский психоневрологический интернат». Резолютивная часть постановления дополнена указанием о назначении подозреваемому ежемесячного пособия в размере 5 минимальных размеров оплаты труда за счет средств федерального бюджета, поскольку суд первой инстанции, принимая указанное решение, не учел требования ч. 6 ст. 114 УПК РФ и не обсудил вопрос о назначении Н. ежемесячного пособия.

18.04.2013 судом апелляционной инстанции по жалобе адвоката, действовавшего в интересах М., с направлением на новое рассмотрение отменено постановление Кировского районного суда г. Красноярска от 06.03.2013, которым наложен арест на автомобиль LADA ВАЗ 211440, принадлежащий М.

Основанием отмены судебного решения послужило несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, а также существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

Согласно имеющемуся в материалах дела судебному решению от 06.03.2013, постановление следователя от 25.02.2013 об отказе в удовлетворении ходатайства адвоката о возврате изъятого у М. имущества было признано незаконным. Суд постановил обязать следователя принять решение о возврате изъятого имущества его собственнику либо лицам, им уполномоченным в связи с тем, что в ходе предварительного следствия следователем нарушены разумные сроки принятия процессуального решения по изъятому имуществу.

Отказ в возвращении имущества принят следователем 25.02.2013, то есть спустя более 10 дней. При этом до момента рассмотрения жалобы в суде решение следователем принято не было. Только 05.03.2013, со слов следователя, данное имущество якобы было осмотрено, однако процессуального документы следователь в суд не представил. Изъятое имущество (в том числе и автомобиль) в качестве вещественных доказательств не признано, соответственно, законных оснований для удержания имущества обвиняемого суд не усмотрел. Суд первой инстанции признал, что своими действиями следователь нарушил конституционное право обвиняемого, как собственника имущества, продолжая его незаконно удерживать.

Как следует из протокола судебного заседания, в этот же день в 18 часов 50 минут второй судья Кировского районного суда г. Красноярска по ходатайству того же следователя от 06.03.2013 вынес судебное решение об удовлетворении ходатайства органа следствия о наложении ареста на принадлежащий обвиняемому М. автомобиль ВАЗ 2124.

Судебное заседание проведено без участия стороны защиты и без исследования обстоятельств, свидетельствующих о незаконности действий следователя по удержанию имущества обвиняемого. Данных о надлежащем извещении стороны защиты о судебном заседании материалы не содержат.

В свою очередь, оценка данных обстоятельств имеет существенное значение для принятия законного и обоснованного судебного решения.

Кроме того, согласно ч. 2 ст. 115 УПК РФ наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и, в необходимых случаях, пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение. При этом, суд первой инстанции, накладывая арест на имущество, не определил форму запрета.

За анализируемый период 2013 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрено 3 (+2) представления на судебные решения указанной категории, 1 (+1) из которых удовлетворено, 2 - оставлены без удовлетворения. Результативность обжалования составила 33,3% (+33,3%).

Так, определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 24.01.2013 отменено постановление  Октябрьского районного суда г. Красноярска от 16.12.2012, которым обыск, произведенный 16.12.2012 с 07.10 часов до 08.10 часов в жилище П. на основании постановления следователя отдела № 2 СУ МУ МВД России «Красноярское» от 16.12.2012 о производстве обыска в жилище в случаях, не терпящих отлагательств, без судебного решения – признан незаконным, материал направлен на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе.

Основанием отмены судебного решения послужило несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам.

Согласно ч. 2 ст. 12, ч. 5 ст. 165 УПК РФ в исключительных случаях, когда производство обыска в жилище не терпит отлагательства, указанное следственное действие может быть произведено на основании постановления следователя или дознавателя без получения судебного решения. В этом случае следователь или дознаватель в течение 24 часов с момента начала выполнения следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве следственного действия и протокола следственного действия для проверки законности решения о его производстве.

Судья в течение 24 часов с момента поступления указанного уведомления проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности.

Судья, признавая незаконным производство обыска в жилище П., указал, что доказательства наличия обстоятельств, не терпящих отлагательств проведения обыска, следователем не представлены, а те, которые представлены, не подтверждают наличие таких обстоятельств.

Между тем, обоснованность постановления следователя о необходимости проведения обыска в жилище без получения судебного решения судьей в постановлении не опровергнута. Документы, перечисленные в ст. 165 УПК РФ, в материале представлены. Требования об уведомлении прокурора о производстве следственного действия в сроки, установленные ч. 5 ст. 165 УПК РФ, следователем соблюдены. Вопрос об истребовании дополнительных материалов от следственных органов, как обоснованно указано в кассационном представлении, судьей не ставился, само по себе не разъяснение лицу, у которого производился обыск, права на заявление ходатайств не может служить достаточным основанием для признания обыска незаконным.

С учетом изложенного, судом кассационной инстанции вышеуказанное судебное решение отменено с направлением материала на новое рассмотрение.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 15.01.2013 отклонено кассационное представление заместителя прокурора края на постановление Центрального районного суда г. Красноярска от 09.11.2012, которым оставлено без удовлетворения ходатайство следователя об установлении адвокату срока ознакомления с материалами уголовного дела.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене вышеуказанного постановления и направлении материала на новое рассмотрение ввиду того, что замена защитника на стадии выполнения требований ст. 217 УПК РФ направлена обвиняемым на явное затягивание процессуальных сроков следствия, влечет нарушение прав потерпевших на осуществление правосудия в разумный срок. В ходе судебного заседания ни обвиняемым, ни его адвокатом не указано мотивов отказа от защитника. Адвокатом до 17.09.2012 добросовестно выполнялись обязанности по защите своего доверителя. Соответственно, выводы суда о расхождении позиции обвиняемого и адвоката необоснованны, ничем не подтверждены и противоречат материалам дела.

Суд кассационной инстанции, не соглашаясь с доводами представления указал, что следователем не представлено доказательств того, что адвокат явно затягивает время ознакомления с материалами уголовного дела, поскольку она фактически прекратила ознакомление с материалами дела на том основании, что обвиняемый отказался от ее услуг и заключил соглашение с другим адвокатом.

То обстоятельство, что ранее обвиняемый не заявлял отводов адвокату, не может являться основанием для отмены постановления суда, поскольку согласно ст. 52 УПК РФ, отвод адвокату может быть заявлен на любой стадии расследования уголовного дела, что не лишает подозреваемого (обвиняемого) права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу.

При этом, допуск к участию в деле в качестве защитника нового адвоката, с которой обвиняемый заключил соответствующее соглашение, на стадии ознакомления с материалами уголовного дела, не противоречит требованиям закона и не нарушает прав обвиняемого, а также других участников уголовного судопроизводства.

Отказ обвиняемого от адвоката в связи с возникшими разногласиями в позиции его защиты, не может сам по себе свидетельствовать о затягивании процессуальных сроков. Каких-либо объективных доказательств того, что ходатайство о замене защитника было направлено именно на затягивание сроков следствия, в ходе рассмотрения ходатайства судом первой инстанции представлено не было. Не представлено таких доказательств и в ходе кассационного рассмотрения материала.

С учетом изложенного, суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что постановление суда является законным и обоснованным, а доводы кассационного представления – несостоятельными.

Кроме того, определением суда кассационной инстанции от 14.02.2013 отклонено кассационное представление прокурора, в котором поставлен вопрос об отмене постановления Иланского районного суда от 24.12.2012 об отказе в удовлетворении ходатайства следователя о временном отстранении от должности начальника планово-экономического отдела 13 разряда ООО «ЖКХ» Г.

В кассационном представлении прокурор указал, что преступление, в котором обвиняется Г., совершено в период ее нахождения в должности главного бухгалтера ООО «ЖКХ», она имеет доступ к документам общества, может принять меры к сокрытию следов преступления; работники, которые уличали ее в совершении преступления, продолжают работать в данной организации, она может оказывать на них воздействие; пароль для входа в программу 1С, имеющийся у Г., до настоящего времени действует, она может войти в данную программу с любого компьютера; в настоящее время она обвиняется в совершении двух тяжких преступлений в отношении общества, в связи с чем, не может занимать никакую должность в данной организации, тем более руководящую.

Суд кассационной инстанции, не соглашаясь с доводами представления, указал, что на период отстранения от должности главного бухгалтера по приказу от 12.12.2012, Г. была переведена на должность начальника планово- экономического отдела ООО «ЖКХ».

В судебном заседании установлено, что у обвиняемой Г. не имеется возможности, используя должностные полномочия начальника планово-экономического отдела, оказывать давление на свидетелей, поскольку они не находятся у нее в подчинении, доступа к бухгалтерским программам общества и товарно-материальным ценностям у Г. также не имеется, данных о том, что она может продолжить заниматься преступной деятельностью, судом не выявлено. Тяжесть предъявленного обвинения не может  служить единственным основанием для временного отстранения от должности.

Таким образом, проведенный анализ показал, что прокурорам принимая участие в рассмотрении судом ходатайств о производстве следственных действий, аресте имущества, отстранении лиц от занимаемых должностей и т.д., необходимо строго руководствоваться нормами действующего законодательства, обеспечить проверку всех судебных решений с целью своевременного реагирования на допущенные судом нарушения.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

 

Противоречивые выводы суда о необходимости предоставления подсудимому переводчика повлекли отмену приговора

 

Приговором Минусинского городского суда от 29.03.2013 М. осужден по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией приговор отменен с возвращением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 389.17 УПК РФ основанием для отмены приговора являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного решения.

Согласно п. 5 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ основанием отмены судебного решения является нарушение права подсудимого давать показания на родном языке или языке, которым он владеет, а также пользоваться помощью переводчика.

Как следует из материалов уголовного дела, М. является уроженцем города Чадан Тувинской АССР, гражданином Российской Федерации, со средне-специальным образованием.

При задержании 19.09.2012 от М. поступило заявление о том, что он в услугах переводчика не нуждается, так как хорошо владеет русским языком. Данную позицию М. занимал и при допросе его в качестве подозреваемого. В связи с этим все следственные действия проводились при отсутствии переводчика.

Однако, при предъявлении обвинения и ознакомлении с материалами дела от М. и его защитника поступило ходатайство о предоставлении переводчика. Постановлением следователя от 25.12.2012 в удовлетворении указанного ходатайства было отказано, учитывая то, что М. владеет русским языком в полном объеме.

После поступления уголовного дела в суд защитником также было заявлено ходатайство о предоставлении подсудимому переводчика. Ходатайство рассмотрено судом, в его удовлетворении отказано. В то же время ходатайство защитника о предоставлении подсудимому права давать показания на родном языке, было отложено разрешением до момента дачи подсудимым показаний. Дальнейшее разбирательство дела осуществлялось без участия переводчика.

При этом, в судебном заседании, проводимом 15.03.2013, суд допустил к участию в деле переводчика, который принял участие при даче подсудимым показаний и прениях сторон.

В то же время, суд при вынесении приговора, в описательно-мотивировочной части указал, что М. не нуждается в услугах переводчика, поскольку владеет русским языком в полной мере.

Судебной коллегией противоречивые выводы суда первой инстанции о необходимости предоставления М. переводчика в ходе судебного рассмотрения дела были признаны недопустимыми и влекущими отмену приговора.

 

Вопрос о наличии в действиях лица незаконной перевозки наркотического средства должен решаться с учетом направленности умысла осужденного и фактических обстоятельств перевозки

 

Приговором Ермаковского районного суда от 14.06.2013 О. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ, за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, с применением ч. 5 ст. 62 УК РФ, к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Уголовное дело рассмотрено судом в порядке гл. 40 УПК РФ.

Прокурором на приговор принесено апелляционное представление о необоснованном исключении из объема обвинения признака «незаконная перевозка без цели сбыта наркотического средства в крупном размере». Как следует из представления, суд не вправе был исключать из квалификации указанный признак, а в случае сомнения в квалификации принять решение о рассмотрении дела в общем порядке.

 Судебная коллегия с доводами представления не согласилась по следующим основаниям.

Суд первой инстанции, обоснованно придя к выводу, что обвинение, с которым согласился О., подтверждается собранными по делу доказательствами, наказание не превышает 10 лет лишения свободы, учитывая полное признание вины подсудимым, согласие государственного обвинителя и защитника на постановку приговора без проведения судебного разбирательства, на законных основаниях постановил приговор в особом порядке.

При этом, глава 40 УПК РФ, предусматривающая рассмотрение уголовного дела без проведения судебного разбирательства,  не содержит норм, запрещающих переквалифицировать деяние, если для этого не требуется исследование собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются.

Как следует из материалов дела, органами предварительного расследования О. предъявлено обвинение по ч. 2 ст.228 УК РФ в незаконном приобретении, хранении и перевозке без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Согласно описанию преступного деяния О., работая водителем такси и осуществляя междугородние рейсы, в феврале 2013 года незаконно приобрел в целях личного потребления наркотическое средство гашиш, массой 649, 73 грамма, которое в целях сокрытия своих преступных действий и для дальнейшего личного употребления хранил в рабочем автомобиле.

По смыслу закона, вопрос о наличии в действиях лица состава преступления – незаконной перевозки без цели сбыта наркотического средства, и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения во время поездки должен решаться с учетом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки, количества, размера, объема и места нахождения наркотических средств, а также других обстоятельств дела.

Поскольку описание преступного деяния свидетельствует о направленности умысла О. только на незаконное приобретение и хранение наркотического средства в целях личного потребления, суд первой инстанции обоснованно исключил из обвинения О. признак незаконной перевозки, что не повлекло за собой изменение фактических обстоятельств дела и не требовало исследования собранных по делу доказательств.

На основании изложенного, судебной коллегией приговор признан законным и обоснованным, а в удовлетворении представления прокурора отказано.

 

Нарушение подсудности повлекло отмену постановления

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Красноярска от 08.05.2013 отказано в принятии жалобы С. о признании незаконным бездействия заместителя прокурора края.

Как следует из постановления, приговором Свердловского районного суда г. Красноярска от 31.08.2009 С. осужден по ч. 1 ст. 161, ч. 2 ст. 162, п. «г» ч.2 ст. 162, п. «б» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч.3 ст.158, ч. 2 ст. 159, ст. 70 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

После вступления приговора в законную силу осужденный обратился в Главное следственное управление Следственно комитета Российской Федерации по Красноярскому краю с заявлением о возобновлении производства, в связи с новыми обстоятельствами. Заявление С. было переправлено в прокуратуру Красноярского края, где, согласно ответу заместителя прокурора края, оно оставлено без удовлетворения.

Не согласившись с ответом, С., в порядке ст.125 УПК РФ, обжаловал его в Свердловский районный суд г. Красноярска.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала, что в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» жалоба на решения и действия (бездействие) прокурора рассматривается тем районным судом, который находится в месте производства процессуального действия.

Как видно из материалов уголовного дела, предварительное следствие завершено, по делу вынесен обвинительный приговор, который вступил в законную силу. В свою очередь, предметом обжалования являются действия заместителя прокурора края, подписавшего ответ на заявление С. об отсутствии оснований для возобновления производства по уголовному делу по вновь открывшимся основаниям. 

Учитывая, что должностное лицо, действия которого обжалуются, дислоцировано на территории Центрального района г. Красноярска, рассмотрение жалобы С. подсудно Центральному районному суду.

Принимая во внимание допущенные нарушения правил подсудности, судебная коллегия постановление отменила, материал направлен в Центральный районный суд г. Красноярска для принятия нового решения по жалобе.

 

Назначение чрезмерно мягкого наказания повлекло изменение приговора с  усилением осужденному наказания

 

Приговором Канского городского суда от 30.04.2013 М. осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы с лишением права управления транспортным средством на 2 года, на основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы назначено условно с испытательным сроком 2 года.

Судебной коллегией по жалобе адвоката потерпевшего приговор изменен по следующим основаниям.

Согласно ст. 389.18 УПК РФ, несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Суд первой инстанции, обосновывая назначение М. условного наказания, исходил из того, что осужденный признал вину, раскаялся в содеянном, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, а также из наличия явки с повинной, малолетнего ребенка, больного родителя, требующего постороннего ухода, беременности супруги, плохого состояния здоровья самого осужденного.

Вместе с тем, как указала судебная коллегия, конкретные обстоятельства дела и наступившие последствия, судом в должной мере не учтены.

Так, по мнению апелляционной инстанции, не дана оценка грубому нарушению осужденным Правил дорожного движения, а именно тому, что последний избрал скорость без учета дорожных и метеорологических условий, которая не обеспечила ему возможность постоянного контроля за движением транспортного средства, управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, двигался по городу с превышением скорости и т.д., вследствие чего совершил столкновение с автомобилем потерпевшего Х., что привело к причинению потерпевшему тяжкого вреда здоровью.

Также суд первой инстанции не учел, что основной целью наказания является восстановление социальной справедливости. Вместе с тем, без внимания суда осталось то обстоятельство, что для потерпевшего, на иждивении которого находится семья, малолетний ребёнок, наступили негативные последствия в виде необходимости длительного лечения, в то время как с момента совершения преступления М. не предпринимались какие-либо меры к возмещению ущерба.

Учитывая, что в соответствии со ст. 389.26 УПК РФ при изменении приговора в апелляционном порядке суд вправе усилить осужденному наказание или применить в отношении него уголовный закон о более тяжком преступлении, судебной коллегией приговор Канского городского суда в отношении М. в части назначенного наказания изменен, из резолютивной части исключено указание о применении ст. 73 УК РФ. Постановлено считать М. осужденным по ч. 2 ст. 264 УК РФ к 1 году лишения свободы с лишением права управления транспортным средством на 2 года, с отбыванием наказания в колонии-поселении.

 

Неправильное применение положений уголовного закона повлекло изменение приговора

 

Приговором Лесосибирского городского суда от 22.05.2013 Х. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к 5 годам 5 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказания, окончательно назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией приговор изменен в связи с нарушением судом первой инстанции норм уголовного закона.

В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ, если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

Как следует из приговора, Х. признан виновным в совершении покушения на особо тяжкое преступление и преступления небольшой тяжести. Следовательно, окончательное наказание по совокупности преступлений ему необходимо было назначать по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ, в то время как судом первой инстанции применены правила ч. 3 ст. 69 УК РФ, что ухудшает положение осужденного.

Учитывая изложенное, судебной коллегией приговор в отношении Х. изменен, окончательное наказание назначено по ч. 2 ст. 69 УК РФ, с применением принципа поглощения менее строгого наказания более строгим,  в виде 5 лет 5 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

 

Нарушения, допущенные при расследовании уголовного дела и рассмотрении его судом в особом порядке, повлекли отмену приговора с возвращением дела прокурору

 

Приговором Енисейского районного суда от 07.05.2013, постановленным в особом порядке уголовного судопроизводства, Х., В. и С. осуждены за совершение ряда преступлений против собственности к различным срокам лишения свободы.

Судебной коллегией приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 314 УПК РФ обвиняемый при отсутствии возражений государственного или частного обвинителя и потерпевшего, а также при согласии с предъявленным ему обвинением, вправе  ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы.

При рассмотрении судом вопроса о возможности принятия судебного решения в особом порядке суд должен выяснить, соблюдены ли все условия, предусмотренные гл. 40 УПК РФ. В случае, если судом будет установлено, что указанные условия не соблюдены, то им должно быть принято решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке.

Как следует из материалов уголовного дела, в судебном заседании подсудимые Х., С. и В. поддержали свое ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, которое было заявлено ими добровольно после консультации с защитником.

Однако, по выводам судебно-психиатрической экспертизы, В. обнаруживает признаки легкой умственной отсталости (уровень легкой дебильности) с выраженным нарушением поведения. При этом степень отмеченных изменений выражена не столь значительно и не лишала подсудимого возможности осознавать фактический характер, общественную опасность своих действий и руководить ими. Как следует из экспертизы, выявленное психическое расстройство, выраженная степень эмоционально-волевых нарушений, незрелость психических процессов, интеллектуальная недостаточность, определили слабость волевого контроля, нарушение способности к прогнозированию, снижение критики к своим поступкам, что наложило отпечаток на мотивацию противоправного поведения, ограничивая возможность подсудимому воздержаться от правонарушений и не позволило в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

При таких обстоятельствах, с учетом личности подсудимого, особенностей его психики, препятствующих самостоятельному осуществлению защиты, суд не имел юридических оснований для рассмотрения дела в особом порядке, несмотря на заявленные ходатайства.

Кроме того, как следует из приговора, Х., В. и С. осуждены, в том числе, и по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ за кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в жилище, группой лиц по предварительному сговору.

При этом, согласно материалам уголовного дела, органами предварительного расследования  в рамках предъявленного В. и С. обвинения,   при   описании   деяния  как совершенного по предварительному

 

сговору с Х., обвинение предъявлено только за совершение кражи с проникновением в жилище. В то время как, согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого Х., последнему предъявлено обвинение о совершении данного хищения группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище.

Таким образом, в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых и в обвинительном заключении в отношении С. и В. содержатся противоречия между описанием совершенного деяния и юридической квалификацией содеянного.

Учитывая то, что допущенные нарушения при предъявлении обвинения и составлении обвинительного заключения являются существенными и исключают возможность постановления приговора или вынесения иного решения, судебной коллегией приговор Енисейского районного суда от 07.05.2013 отменен, дело возвращено Енисейскому межрайонному прокурору в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

 

В ПРИЗИДИУМЕ КРАЕВОГО СУДА

 

Нарушения, допущенные в рамках следствия, повлекли вынесение реабилитирующего решения

 

Хатангским районным судом Красноярского края от 03.11.2004 И. осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года. В кассационном порядке приговор не пересматривался.

Президиумом Красноярского краевого суда от 30.07.2013 по надзорной жалобе осужденного приговор районного суда отменен с прекращением производства по делу, в связи с отсутствием состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Как следует из приговора, 31.07.2004 И. находясь в состоянии алкогольного опьянения в пос. Кресты Хатангского района, с целью хищения чужого имущества, пришел к дому гражданина Ч., где, выставив стекло в окне холодного тамбура квартиры, незаконно проник в жилище, и похитил имущество на общую сумму 3 320 рублей, причинив тем самым потерпевшему – пенсионеру, значительный ущерб.

При этом, как отмечено президиумом, судом первой инстанции при вынесении приговора допущены неустранимые нарушения уголовно-процессуального закона.

Так, в соответствии со ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми. При этом, недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.

Согласно приговору, судом в обоснование вины И. положены показания самого осужденного, потерпевшего, свидетелей, протоколы осмотра места происшествия, а также протоколы осмотра вещественных доказательств. 

Вместе с тем, суд, признав вину И. установленной, в то же время в приговоре указал о нарушении прокурором требований ст. 146 УПК РФ, допущенных при даче согласия на возбуждение уголовного дела, а именно в  постановлении отсутствовали фамилия, инициалы, должность и звание сотрудника прокуратуры, подписавшего данный документ.

Кроме того, суд в приговоре отразил, что при производстве первоначальных следственных действий, а именно осмотра места происшествия, опросов участников происшествия, начальником дознания нарушены требования ст.ст. 40 и 41 УПК РФ, согласно которым не допускается возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводит или проводило оперативно-розыскные мероприятия по уголовному делу. При этом первоначальные следственные действия были проведены инспекторами Хатангского РОВД К. и Б., которые в последствие и проводили дознание по делу.

Суд также признал в действиях следователя грубейшие нарушения требований ст. ст. 7, 83, 87 и 88 УПК РФ, допущенные при оформлении протоколов допроса обвиняемого, подозреваемого, свидетелей, а именно в оставлении чистых листов, значительных пробелов в тексте протоколов, после изложения показаний допрашиваемых лиц,  перед их подписями, а также отсутствии в протоколах расшифровки паспортных данных участников следственных действий.

Учитывая выявленные нарушения, постановлением надзорной инстанции уголовное дело в отношении И. прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления. За И. в соответствии со ст.133 УПК РФ признано право на реабилитацию. 

другие новости