Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за июнь-июль 2013 г.

13.08.2013 17:59:00

ПРОКУРАТУРА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

               

УГОЛОВНО-СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

 

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

июнь-июль

 

 

 

г. Красноярск

2013  год

 

 

СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ, ПОВЛЕКШИЕ ПРИЗНАНИЕ У ЛИЦ, ПРИВЛЕКАВШИХСЯ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ, ПРАВА НА  РЕАБИЛИТАЦИЮ

 

 

Приговором Дудинского районного суда Красноярского края в апелляционном порядке Д. оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ.

Органом предварительного расследования Д. обвинялся в совершении преступления при следующих обстоятельствах.

16.09.2009 Дудинским районным судом Красноярского края вынесено решение, согласно которому, ООО «Электра» было обязано не позднее 12 месяцев с момента вступления указанного решения в законную силу за свой счет снести самовольное причальное сооружение, привести земельный участок, а также прилегающую к нему акваторию реки Дудинка в первоначальное состояние. Решение вступило в законную силу 30.11.2009.

21.01.2010 возбуждено исполнительное производство, о чём генеральный директор ООО «Электра» Д. уведомлен под роспись 17.02.2010.

29.09.2010, 30.11.2010, 28.02.2011, 19.09.2011, 11.10.2011, в рамках исполнительного производства, Д. лично под роспись предупрежден об уголовной ответственности по ст. 315 УК РФ за неисполнение решения суда от 16.09.2009.

15.12.2010, 02.02.2011, 15.06.2011, 19.09.2011, 10.10.2011 Д. лично под роспись вручены требования судебного пристава-исполнителя об исполнении требований, содержащихся в исполнительном листе.

В связи с неисполнением ООО «Электра» содержащихся в исполнительном документе требований в установленные судебным приставом-исполнителем сроки, 03.02.2011, 15.02.2011, 11.10.2011, 03.11.2011 ООО «Электра» привлечено к административной ответственности по ст. 17.15 КоАП РФ и подвергнуто административному наказанию в виде штрафа.

Несмотря на неоднократные предупреждения об уголовной ответственности по ст. 315 УК РФ и требования судебного пристава-исполнителя об исполнении содержащихся в исполнительном документе требований, Д., в период с 16.09.2010 по 22.12.2011 мер к исполнению решения суда по сносу за счет ООО «Электра» самовольного причального сооружения, расположенного на правом берегу реки Дудинка в районе бывшего совхоза «Полярный», приведению земельного участка возле указанного причального сооружения, а также прилегающей к нему акватории реки Дудинка в первоначальное состояние не принял. Систематически и умышленно отказываясь исполнять вступившее в законную силу решение суда, при наличии денежных средств на счетах ООО «Электра» в Норильском отделении Сбербанка РФ с даты вступления решения суда в законную силу - 30.11.2009 по 23.12.2011 на общую сумму 22 423 073, 50 рублей; в Восточно-Сибирском филиале ОАО АКБ «Росбанк» за период с 30.11.2009 по 12.01.2012 - на общую сумму 23 245 764, 41 рублей, Д. на протяжении длительного времени умышленно злостно не исполнял вступившее в законную силу решение суда от 16.09.2009.

Таким образом, по мнению органов следствия, Д. совершил преступление, предусмотренное ст. 315 УК РФ - злостное неисполнение служащим коммерческой организации вступившего в законную силу решения суда.

18.05.2012 мировым судом судебного участка № 160 в отношении Д. был постановлен обвинительный приговор, в соответствии с которым он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа в размере 50 000 рублей.

23.07.2012 по апелляционному представлению приговор мирового суда изменен, наказание Д. определено в виде штрафа в размере 45 000 рублей.

29.11.2012 судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда апелляционный приговор Дудинского районного суда от 23.07.2012 отменен, уголовное дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд, в ином составе суда.

Проанализировав собранные по делу и исследованные в судебном заседании доказательства, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии в действиях Д. состава преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ.

Вынося оправдательный приговор, суд указал, что неоднократное вручение Д. судебным приставом-исполнителем требований об исполнении вступившего в законную силу судебного акта, а также предупреждений его об уголовной ответственности за неисполнение решения суда, которые были вынесены и вручены осужденному в период исполнения решения суда третьим лицом, не могли свидетельствовать о виновности Д. в совершении преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ, поскольку отсутствовал обязательный признак данного состава преступления – злостность.

Также, об отсутствии преступного умысла на совершение преступления, вмененного Д., и об отсутствии объективной возможности исполнить решение суда, свидетельствовали и те обстоятельства, что в период с 17.03.2011 по 15.06.2011 судебному приставу-исполнителю была предоставлена отсрочка исполнения решения суда в связи с   неблагоприятными   погодными  условиями,   ставящими   под   угрозу   безопасность работников и безаварийную эксплуатацию техники при сносе причального сооружения, в то время, как Д. также обращался в суд с заявлением об отсрочке по причине невозможности выполнения работ в зимнее время, в предоставлении которой ему было отказано.

Кроме того, из имеющегося в деле акта совершения исполнительных действий от 18.11.2011 следовало, что по окончании работ ЗТФ ОАО ГМК «Норильский Никель» на причале, по всей его территории металлическим клыком бульдозера был вспахан верхний слой для того, чтобы на территорию причала не проехала никакая техника. Таким образом, были созданы искусственные препятствия в виде ограничения доступа на причал техники, вследствие чего, исполнение решения суда в период с 18.11.2011 по 22.12.2011 не могло быть исполнено Д. по независящим от  него обстоятельствам.

Умысел Д. на злостное неисполнение решения суда не был доказан материалами уголовного дела и не нашел своего подтверждения в ходе судебного следствия в суде апелляционной инстанции.

 

                                          *   *   *

 

Апелляционным приговором судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда приговор Железногорского городского суда от 06.02.2013, которым Д. осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ, отменён, Д. оправдана  в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в связи с  отсутствием состава преступления.

Согласно приговору Железногорского городского суда Д. была осуждена за хищение денежных средств Н. на общую сумму 6 300 000 рублей и К. на сумму 4 900 000 рублей, путем злоупотребления доверием, в особо крупном размере.

Как установлено судом первой инстанции, Д., с 2002 года осуществляющей индивидуальную предпринимательскую деятельность, было начато строительство магазина, которое приостанавливалось из-за отсутствия финансирования.

Имея долговые обязательства перед ООО «Лоста» по выданному ею векселю на сумму 23 000 000 рублей, Д. в октябре 2007 года, скрыв информацию об этом, 01.11.2007 заключила договор займа с Н. на сумму           3 400 000 рублей, которые должна была вернуть в срок до 15.10.2008.

До истечения срока возврата денежных средств по договору займа с Н.,  17.03.2008 Д. заключила договор займа с К. на сумму 4 900 000 рублей, которые должна была вернуть К. в срок до 15.10.2008. Полученными от Н. и  К. денежными средствами Д. распорядилась по своему усмотрению, используя, в том числе на строительство магазина.

До истечения срока по договорам займа Д. вновь заключила договор займа с Н. на сумму 2 900 000 рублей, которыми распорядилась по своему усмотрению, используя, в том числе на строительство магазина.

Таким образом, Д. завладела денежными средствами Н. на общую сумму 6 300 000 рублей, денежными средствами К. на общую сумму 4 900 000 рублей, и похитила их.

Данные действия осужденной Д. расценены судом 1 инстанции как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем злоупотребления доверием, в особо крупном размере.

Необходимым условием для привлечения лица к уголовной ответственности за мошенничество при неисполнении принятых на себя этим лицом гражданско-правовых обязательств является заведомое отсутствие у него намерения исполнять свои обязательства. Умысел на мошенничество, при этом только прямой, должен появиться у виновного до момента передачи ему чужого имущества или права на это имущество.

В нарушение приведенных норм закона, суд первой инстанции, признав установленным по делу объективную сторону состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, пришел к необоснованному выводу о признании доказанным вины Д. в совершении мошенничества, ошибочно признав достаточным для наличия в деянии состава мошенничества одной лишь установленной объективной стороны состава этого преступления без установления его субъективной стороны, умысла на совершение Д. хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, мотива и цели его совершения, тем самым по делу не установлены умысел, форма вины и мотивы, относящиеся к предмету доказывания и подлежащие установлению в уголовном процессе, и не доказана виновность подсудимой Д. в совершении преступления.

Суд фактически установил, что Д., каких-либо действий, указывающих на желание безвозмездно завладеть чужим имуществом, в частности Н. и К., при получении заемных денежных средств, не выполняла.

Так, допрошенная в судебном заседании осужденная Д., отрицая свою вину, указывала, что полученные заемные средства были использованы на строительство магазина, который построен и в настоящее время функционирует. Погашение кредитов планировалось осуществлять после окончания строительства магазина, банковским кредитом. Показания осужденной в этой части не опровергнуты, а подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Объективных данных о том, что Д. обманывала Н. и К., вводила их в заблуждение, злоупотребляя доверием, непосредственно перед заключением договоров займа, как об этом указано в предъявленном Д. обвинении, показания потерпевших Н. и К. не содержат. Не содержит таких данных и обвинительный приговор суда.

Нельзя признать обоснованными выводы суда о том, что вина Д. в совершении мошенничества подтверждается свидетельскими показаниями, поскольку показаниями свидетелей, изложенными в приговоре, подтверждаются лишь обстоятельства строительства магазина.

Не могут являться бесспорными доказательствами виновности Д. в хищении денежных средств путем мошенничества, имеющиеся в деле заявление представителя потерпевших, решение Арбитражного суда Красноярского края, решения Железногорского городского суда, договора купли-продажи здания от 17.09.2008, договора займов, простой вексель, протоколы выемок и осмотров указанных документов, а также заключение эксперта, поскольку указанные доказательства подтверждают лишь факт строительства магазина и заключение осужденной с Н. и К. договоров займа денежных средств.

Таким образом, установленные судом обстоятельства не свидетельствуют, что осужденная заведомо не собиралась исполнять свои обязательства по возврату займов, не подтверждают бесспорно вину Д. по предъявленному ей обвинению, а все сомнения, согласно УПК РФ, трактуются в пользу обвиняемой. Наличие у Д. обязательств, вытекающих из векселя, само по себе не может свидетельствовать о виновности Д. по предъявленному ей обвинению.

Отсутствие умысла Д. на совершение указанных действий свидетельствует об отсутствии субъективной стороны преступления, и, следовательно, состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в связи с чем основания, по которым Д. была осуждена судом, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а выводы суда в этой части не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

 

Отмена условного осуждения

признана незаконной

Постановлением Кировского районного суда г. Красноярска от 13.05.2013, Г. отменено условное осуждение по приговору Центрального районного суда г. Красноярска от 14.11.2011 с исполнением наказания в виде 3 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со ссылкой на систематическое нарушение общественного порядка и неисполнение обязанности о явке на ежемесячную регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию.

Г. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы, в силу ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года, с возложением дополнительных обязанностей: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, проходить в указанном органе ежемесячную регистрацию в дни, установленные уголовно-исполнительной инспекцией.

Постановлением Ленинского районного суда г. Красноярска от 08.08.2012 Г. продлен испытательный срок  на 1 месяц.

13.05.2013 условное осуждение Г. отменено.

В соответствии с ч. 3 ст. 74 УК РФ в случае, если условно осужденный в течение испытательного срока систематически нарушал общественный порядок, за что привлекался к административной ответственности, систематически не исполнял возложенные на него судом обязанности, либо скрылся от контроля, суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может вынести решение об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда.

Согласно ч. 5 ст. 190 УИК РФ под систематическим нарушением общественного порядка следует понимать совершение условно осужденным в течение одного года двух и более нарушений общественного порядка, за которые он привлекался к административной ответственности, а под систематическим неисполнением обязанностей следует понимать совершение запрещенных или невыполнение предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение одного года либо продолжительное /более 30 дней/ неисполнение обязанностей, возложенных на него судом.

Из представленных материалов следует, что осужденный Г. в период испытательного срока с 30.12.2012 года по 09.02.2013 допустил нарушения общественного порядка, за которые восемь раз привлекался к административной ответственности за мелкое хулиганство и два раза за распитие алкоголя в общественных местах. Последнее правонарушение Г. было совершено 09.02.2013.

01.03.2013 Г. вынесено и объявлено предупреждение об отмене условного осуждения в связи с совершением указанных нарушений общественного порядка.

12.04.2013 в Кировский районный суд поступило представление и.о.  начальника филиала по Кировскому району г. Красноярска ФКУ УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю об отмене условного осуждения Г. в связи с систематическими нарушениями общественного порядка, за которые он десять раз привлекался к административной ответственности.

Суд, удовлетворяя представление и принимая решение об отмене условного осуждения, в постановлении указал, что Г. систематически нарушает общественный порядок и не явился без уважительных причин на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию в марте 2013 года, за что в отношении осужденного было вынесено предупреждение.

Вместе с тем, в представлении об отмене условного осуждения отсутствует ссылка на нарушение осужденным обязанности, возложенной судом, в виде неявки на регистрацию в инспекцию, а, кроме того, после вынесения предупреждения 01.03.2013, осужденным повторно нарушений общественного порядка не допускалось, то есть предупреждение им исполнено.

При таких обстоятельствах, суд самостоятельно вышел за рамки заявленных требований, тем самым, нарушив положения ст. 252 УПК РФ, а также оставил без внимания тот факт, что осужденным не допускалось нарушений общественного порядка после вынесенного предупреждения об отмене условного осуждения.

В результате рассмотрения апелляционной жалобы осужденного постановление Кировского районного суда г. Красноярска от 13.05.2013 в отношении Г. отменено, в удовлетворении представления об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором Центрального районного суда г. Красноярска от 14.11.2011, отказано.

 

 

 

 

Наказание, применяемое к лицу,

совершившему преступление,

должно быть справедливым

 

 

Приговором Ужурского районного суда от 08.02.2013 Л. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Л. осужден за умышленное убийство П. 26.01.2012 в с. Солгон Ужурского района.  

В судебном заседании Л. вину не признал.

Суд обоснованно принял во внимание показания осужденного Л., данные им первоначально в ходе предварительного следствия 02.02.2012 в качестве подозреваемого и при проверке показаний на месте, а также 09.02.2012 в качестве обвиняемого, о том, что 26.01.2012 в ходе распития спиртного в доме у П., желая напугать последнего, чтобы тот отпустил руку от бутылки, Л. полоснул П. ножом по шее. А поскольку тот не отпустил бутылку, то он вновь нанес П. удар ножом в область шеи, вытащил нож примерно наполовину, повторно воткнул и повернул нож в шее. П. издавал звуки, похожие на храп. Мысли об оказании помощи у Л. не возникло, он пошел домой, по дороге бутылку и нож выкинул.

Подробный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного Л. преступления, прийти к правильному выводу о его виновности, а также квалификации действий осужденного по ч. 1 ст.105 УК РФ.

Вместе с тем, приговор суда изменен по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 6 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Часть 3 ст. 60 УК РФ устанавливает, что при назначении наказания наряду с характером и степенью общественной опасности преступления и личностью виновного учитываются предусмотренные ст. 61 УК РФ смягчающие наказание обстоятельства.

При назначении Л. наказания суд в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, учел явку с повинной. Обстоятельств, отягчающих наказание осужденному, суд не установил.

Вместе с тем, признавая Л. виновным в совершении убийства П., суд в приговоре в качестве доказательства его вины сослался на протокол устного заявления Л. о преступлении от 02.02.2012 и на протокол проверки показаний Л. на месте от 02.02.2012.

Как видно из приговора, указанные обстоятельства, свидетельствующие об активном способствовании раскрытию преступления, предусмотренные в п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, суд в качестве смягчающего не признал и свое решение об этом в приговоре не мотивировал. В связи с чем, назначенное Л. наказание не может быть признано справедливым. При таких обстоятельствах судом апелляционной инстанции приговор изменен,  назначенное Л. наказание снижено.

 

 

Неправильное применение

уголовного закона повлекло

изменение приговора

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Красноярска от 16.05.2013 П. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 4 ст. 166 УК РФ. 

П. осужден за угон, а также кражу, то есть тайное хищение чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину.  

Судом первой инстанции обоснованно сделан вывод о доказанности вины П. в совершении угона, а также в хищении сотового телефона, принадлежащего потерпевшему С.

 В то же время действиям П. в части хищения телефона дана неверная юридическая оценка по признаку причинения значительного ущерба потерпевшему при хищении имущества.

 Стоимость похищенного телефона составила 7 000 рублей, доход потерпевшего в месяц составляет 35 000 рублей, последний не имеет иждивенцев и иных значительных выплат, проживает совместно с мамой, которая имеет самостоятельный заработок.

Кроме того, в суде первой инстанции адвокат, выступая в прениях, просил оценить размер причиненного ущерба, оспаривая факт его причинения в значительном размере. Однако, судом первой инстанции доводам адвоката оценка не дана и в приговоре не приведены основания, по которым ущерб для потерпевшего признан значительным.

В судебном заседании потерпевший С. указал, что ущерб для него значительный, однако не мотивировал свою позицию, в настоящее время имущество ему возвращено.

В соответствии с п. 2 примечания к ст. 158 УК РФ значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей.

Таким образом, в ходе судебного разбирательства не добыто достаточных доказательств, свидетельствующих о причинении потерпевшему С. значительного ущерба, в связи с чем судом апелляционной инстанции действия П. в части хищения сотового телефона переквалифицированы на ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Кроме того, приговор изменён и по иным основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Как следует из описательно - мотивировочной части приговора, судом при назначении наказания П. в том числе учтено совершение особо тяжкого преступления в составе группы лиц.

Однако, в соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Поскольку П. осужден за совершение угона автомобиля группой лиц по предварительному сговору, то повторный учет совершения преступления в составе группы лиц является необоснованным, в связи с чем указание об этом исключено из описательно-мотивировочной части приговора со снижением наказания, назначенного по ч. 4 ст. 166 УК РФ.

 

 

*   *   *

 

Приговором Тасеевского районного суда от 23.05.2013 Л. ранее судимый:

1)   20.05.2005  по ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 1 году лишения свободы, освобожденный 22.12.2005 условно-досрочно с неотбытым сроком в 4 месяца 27 дней;

2)   26.04.2006  по ч. 3 ст. 158, ч.7 ст. 79, ст. 70 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы, освобожденный 25.01.2008 условно-досрочно с неотбытым сроком в 3 месяца 11 дней,

осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По апелляционному представлению прокурора приговор изменён по следующим основаниям.

Приговор суда содержит указание на то, что к отягчающим наказание обстоятельствам в соответствии со ст. 63 УК РФ отнесено в действиях Л. наличие рецидива преступлений в соответствии с п. «б» ч. 2 ст. 18 УК РФ (т.е. опасного рецидива).

Однако, в соответствии с п. «а» ч. 3 ст. 18 УК РФ при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному лишению свободы, рецидив преступлений признается особо опасным.

Л., будучи дважды осужденным за совершение тяжких преступлений к реальному лишению свободы, имея непогашенные судимости, вновь совершил тяжкое преступление, за которое осужден к реальному лишению свободы.

Изложенное, на основании п. «а» ч. 3 ст. 18 УК РФ, свидетельствует о наличии в действиях Л. особо опасного рецидива преступлений.

Согласно п. «г» ч. 1 ст. 58 УК РФ мужчинам, осужденным к лишению свободы, при особо опасном рецидиве преступлений, отбывание лишения свободы назначается в исправительных колониях особого режима.

В связи с чем, в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 58 УК РФ наказание в виде лишения свободы Л. надлежит отбывать в исправительной колонии особого режима.

 

*   *   *

 

Приговором Рыбинского районного суда от 13.05.2013 С. осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч.1 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы за каждое, без ограничения свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 5 лет лишения свободы без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

С. осужден за два покушения на незаконный сбыт наркотических средств.

Юридическая квалификация судом действий С. по двум эпизодам по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ является правильной.

Вместе с тем, соглашаясь с доводами апелляционного представления, судебная коллегия приговор в отношении С. изменила, а назначенное ему наказание снизила.

В соответствии с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом РФ № 420-ФЗ от 07.12.2011 в ч. 2 ст. 69 УК РФ, если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим, либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. В связи с указанным, по совокупности преступлений, за которые осужден С., назначено более мягкое наказание по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ в редакции Федерального закона 07.12.2011 № 420-ФЗ.

 

*   *   *

 

 Приговором  Енисейского районного суда от 13.05.2013 О. ранее судимый:

- 21.07.2008 с учетом изменений, внесенных постановлением суда от 15.04.2013, по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 2 годам 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. На момент совершения преступления наказание не отбыл, не отбытый срок на 19.05.2010 составлял 3 месяца;

- 05.10.2012 по ч.1 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

осуждён  по ч. 2 ст. 321 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к вновь назначенному наказанию О. частично присоединено не отбытое наказание по приговору от 21.07.2008 (лишение свободы 1 месяц) и окончательно назначено О. наказание в виде 1 года 7 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний (приговор от 05.10.2012) окончательно О. назначено наказание в виде 11 лет 05 месяцев лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

О. в условиях отбывания наказания при рецидиве преступлений, находясь в местах лишения свободы, признан виновным и осужден за применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении сотрудника места лишения свободы в связи с осуществлением им служебной деятельности.

Преступление совершено 07.04.2010.

         Согласно ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется не отбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.

Окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и не отбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Как следует из представленных материалов, датой фактического отбытия наказания О. по приговору от 21.07.2008 (ч.1 ст. 111 УК РФ - 2 года 5 месяцев лишения свободы) является 19.08.2010, то есть, на дату постановления обжалуемого приговора, осужденным наказание уже было отбыто, следовательно, у суда не было никаких законных оснований для применения положения  ст. 70 УК РФ.

В связи с указанными обстоятельствами указание суда на применение ст. 70 УК РФ  исключено из приговора, а наказание снижено.

 

Принятие и рассмотрение по существу

жалобы, поданной в порядке ст.125 УПК РФ,

признано незаконным

 

Постановлением Центрального районного суда г. Красноярска от 24.05.2013 удовлетворена жало­ба М., поданная в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, о несогласии его с постановлением за­местителя прокурора Красноярского края об отказе в удовлетворении его обра­щения. Постановление заместителя прокурора Красноярского края от 01.04.2013 признано необоснованным, в связи с чем на прокуратуру Красноярского края возложена обязанность устранить до­пущенные нарушения.

Заявитель М. в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, обратился в Центральный районный суд г. Красноярска с жалобой на постановление заместителя прокурора Красноярского края об отказе в удовлетворении его обращения о несогласии с постановлением следователя СО по Железнодорожному рай­ону г. Красноярска ГСУ СК РФ по Красноярскому краю от 19.11.2012 об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Д. в связи с отсутствием события преступления, предусмотренно­го ч. 2 ст. 302 УК РФ, и в отношении Т. и В. в связи с отсутствием в их действиях составов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 285, ч. 3 ст. 286, ч. 2 ст. 302 УК РФ. Согласно обжалуемому постановлению об отказе в удовлетворении жалобы от 01.04.2013, доводы Д. в ходе проведения проверки, по результатам ко­торой вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 19.11.2012, объективного подтверждения не нашли, несмотря на принятые исчерпывающие меры для исследования изложенных им фактов. Материал изучен в прокуратуре края, принятое решение признано законным и обоснованным.

Проверив представленный материал и обсудив доводы апелляционного представления, судебная коллегия постановление суда отменила.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ в районный суд по месту производства предвари­тельного расследования суд могут быть обжалованы постановления дознавателя и следова­теля об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействия) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свобо­дам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосу­дию.

По смыслу ст. ст. 123 и 125 УПК РФ жалобу на процессуальные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора вправе подать любой участник уголовного судопроизводства или иное лицо в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают его интересы.

Суд первой инстанции, удовлетворяя жалобу заявителя М., указал, что заместитель прокурора Красноярского края,  отказывая в удовлетворении об­ращения М., его доводы не проверил, а сослался на то, что в ходе проведения проверки, по результатам которой вынесено постановление об отказе в возбуждении уго­ловного дела от 19.11.2012, доводы Д. объективного подтверждения не нашли, несмотря на принятые исчерпывающие меры для исследования изложен­ных им фактов Вышеуказанный вывод в обжалуемом постановлении заместителя прокуро­ра Красноярского края не мотивирован. Прокуратурой Красноярского края была принята к рассмотрению жалоба М., в которой последний, в том числе, приводит доводы, по которым он не согласен с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 19.11.2012. Однако, в постановлении об отказе в удовлетворении жалобы от 01.04.2013  имеется ссылка лишь на доводы Д. и не дана оценка доводам жа­лобы М.

Вместе с тем, в постановлении об отказе в удовлетворении жало­бы не указано, что М. не является лицом, которое вправе обжаловать постанов­ление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного по заявлению Д. Суд нашел, что обжалуемое постановление в части законности и обоснованности при­нятого решения об отказе в возбуждении уголовного дела от 19.11.2012  немотиви­рованным, в связи с чем, постановление об отказе в удовлетворении жалобы от 01.04.2013 признал необоснованным.

Однако, при поступлении жалобы М. судья в ходе предварительной под­готовки к судебному заседанию должен был выяснять, имеется ли предмет обжалования в соответствии со статьей 125 УПК РФ. Единственным критерием, определяющим предмет судебной проверки, осуществляемой в порядке ст. 125 УПК РФ, является способность обжа­луемых решений, действий (бездействия) причинить ущерб конституционным правам и сво­бодам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию. В постановлении суда от 24.05.2013, как и в поданной М. в порядке ст. 125 УПК РФ жалобе, отсутствует указание на конституционное право, нарушение которого имеет место, а также не отражено, чем постановление заместителя прокурора Красноярского края об отказе в удовлетворении жалобы препятствует доступу заявителя к правосудию.

Кроме того, само постановление от 19.11.2012 об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Д. о применении насилия, М. в судебном порядке не обжаловалось, а сам по себе адресованный последнему ответ и вынесенное постановле­ние от 01.04.2013 об отказе в удовлетворении его жалобы носит информационно-­ознакомительный характер, не нарушает право заявителя на судебную защиту, и не затруд­няют ему доступа к правосудию.

 

 

*   *   *

 

Постановлением судьи Центрального районного суда г. Красноярска от 26.04.2013 в удовлетворении жалобы Л. в порядке ст. 125 УПК РФ на решение начальника надзорного отдела прокуратуры Красноярского края отказано.

Л. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на решение начальника надзорного отдела управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Красноярского края от 05.12.2012 по его заявлению об ознакомлении с решениями прокурорских проверок по результатам рассмотрения надзорных жалоб Л. 

       Судебная коллегия постановление отменила с прекращением производства по материалу по следующим основаниям.

По смыслу закона не подлежат рассмотрению судом в порядке ст. 125 УПК РФ жалобы на решения и действия (бездействие) должностных лиц органов прокуратуры, связанные с рассмотрением надзорных жалоб на вступившие в законную силу судебные решения.

Как следует из представленного материала, по приговору суда от 28.04.2009 Л. осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ, по п. п. «а, е, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. п. «а, е, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ на 12 лет лишения свободы, приговор вступил в законную силу 30.03.2010. Полномочия должностных лиц прокуратуры, решения которых обжаловал осужденный Л. в суд Центрального района г. Красноярска, не связаны с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу, а связаны с рассмотрением надзорных жалоб осужденного Л. на вступившие в законную силу судебные решения.

В связи с тем, что ответ начальника надзорного отдела прокуратуры Красноярского края от 05.12.2012 о разъяснении осужденному Л. порядка ознакомления с надзорным производством по его жалобе не связан с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу, обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ указанный документ  не подлежит.

Осужденный Л. не лишен возможности обжаловать действия и решения должностных лиц прокуратуры, связанные с рассмотрением его надзорных жалоб, в ином порядке. 

 

 

Право на помощь адвоката

(защитника) должно обеспечиваться

на всех стадиях уголовного процесса

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Красноярска от 15.03.2013 А., осужденному по приговору от 02.11.2011, отказано в удовлетворении ходатайства о переводе из исправительной колонии строгого режима в колонию-поселение для дальнейшего отбывания наказания.

Судебная коллегия постановление суда отменила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 16 УПК РФ право на защиту с помощью адвоката является основополагающим принципом уголовного судопроизводства.

 Согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ от 08.02.2007 № 252-0-П, право на помощь адвоката (защитника) должно обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса.

Из представленного материала видно, что А. письменно просил рассмотреть ходатайство с его участием, от услуг адвоката отказался, но отказ не связан с материальным положением. 

Одновременно с этим, осужденный А. в расписках указал, что возражает против взыскания с него расходов по оплате труда адвоката, поскольку не может выплатить эти суммы, так как его работа оплачивается в месяц 50-90 рублей.

Частью 6 ст. 132 УПК РФ установлены порядок и условия обеспечения права осужденного на помощь адвоката, в том числе назначенного судом, а также предусмотрена возможность освобождения лица от возмещения расходов на оплату труда адвоката в случае имущественной несостоятельности этого лица.

С учетом наличия в расписках осужденного вышеуказанных противоречий, согласно протоколу судебного заседания судом вопрос о необходимости либо отсутствии необходимости в назначении А. защитника у осужденного не выяснялся, не уточнялось и его материальное положение.  Ходатайство А. рассмотрено в отсутствие защитника.

По мнению судебной коллегии, изложенные обстоятельства свидетельствуют о нарушении права А. пользоваться помощью адвоката (защитника) и на получение квалифицированной юридической помощи.

 

 

НОВОЕ В УГОЛОВНОМ И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.04.2013 № 11 "О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.04.1996 № 1 "О судебном приговоре".

 

В соответствии с внесёнными изменениями положение Конвенции о защите прав и основных свобод о том, что каждый обвиняемый в совершении преступления имеет право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него, включено в постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 № 1 "О судебном приговоре".

Также подчеркивается, что в связи с названным положением выводы суда о виновности подсудимого в совершении преступления не могут быть основаны исключительно или главным образом (в решающей степени) на фактических данных, содержащихся в оглашенных показаниях потерпевшего или свидетеля, если обвиняемый (подсудимый) в стадии предварительного расследования либо предыдущих судебных заседаниях не имел возможности оспорить эти показания (например, допросить показывающего против него потерпевшего или свидетеля на очной ставке, задавать ему вопросы, высказать свои возражения в случае несогласия с показаниями).

 

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях".

 

Пленумом Верховного Суда РФ разъяснены вопросы, возникающие у судов при рассмотрении уголовных дел о взяточничестве и об иных связанных с ним преступлениях, в том числе коррупционных.

В частности, сообщается, что при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных ст. 290 УК РФ, судам необходимо иметь в виду, что в этой статье установлена ответственность за получение взятки:

за совершение должностным лицом входящих в его служебные полномочия действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц;

за способствование должностным лицом в силу своего должностного положения совершению указанных действий (бездействию);

за общее покровительство или попустительство по службе;

за совершение должностным лицом незаконных действий (бездействие).

Разъяснены отдельные понятия, в том числе "иностранное должностное лицо", "должностные лица публичной международной организации".

Оговаривается, что не образует состав получения взятки принятие должностным лицом денег, услуг имущественного характера за совершение действий (бездействие), хотя и связанных с исполнением его профессиональных обязанностей, но при этом не относящихся к полномочиям представителя власти, организационно-распорядительным либо административно-хозяйственным функциям.

Также подчеркивается, что судам необходимо исполнять требования закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания лицам, совершившим коррупционные преступления с использованием своего служебного положения, учитывая при оценке степени общественной опасности содеянного содержание мотивов и целей, значимость обязанностей, которые были нарушены, продолжительность преступных действий (бездействия), характер и тяжесть причиненного вреда, другие фактические обстоятельства и данные о личности виновного.

Признано утратившим силу Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 №6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" с внесенными изменениями.

 

Постановление ГД ФС РФ от 02.07.2013 № 2559-6 ГД "Об объявлении амнистии".

 

Государственная Дума одобрила предложенную Президентом РФ амнистию для предпринимателей.

Утвержденное 02.07.2013 постановление об амнистии подлежит исполнению в течение шести месяцев.

В соответствии с документом будут освобождены, в частности:

- лица, впервые осужденные и отбывающие наказание в виде лишения свободы за преступления экономического характера (нарушение авторских, изобретательских и патентных прав, мошенничество, незаконное предпринимательство, производство, производство и сбыт немаркированных товаров и т.д.), при условии возврата имущества и (или) возмещения убытков потерпевшим;

- условно осужденные, а также осужденные, отбывание наказания которым отсрочено, условно-досрочно освобожденные от оставшейся части наказания и др.

Кроме того, подлежат прекращению некоторые уголовные дела, находящиеся в производстве органов дознания и предварительного следствия, при условии возврата имущества или возмещения потерпевшим убытков.

Амнистия не коснется лиц, совершивших наряду с указанными выше преступлениями иные преступления, предусмотренные УК РФ, ранее осуждавшихся за умышленные преступления, а также лиц, которые были помилованы или подпадали под акт амнистии и вновь совершили умышленное преступление.

 

Постановление ГД ФС РФ от 02.07.2013 № 2562-6 ГД "О порядке применения постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии".

 

Определены меры по реализации акта об экономической амнистии.

В постановлении установлены органы, на которые возлагается обязанность реализации акта об амнистии в отношении различных категорий лиц (исправительные органы и следственные изоляторы - в отношении осужденных к лишению свободы, органы дознания - в отношении подозреваемых и обвиняемых и т.д.). Кроме того, документом предусматриваются также некоторые особенности применения указанного акта. Так, например, поскольку условием амнистии является исполнение обязательств по возврату потерпевшим имущества и (или) возмещению убытков, установлено, что подтверждением данного факта является соответствующая информация службы судебных приставов.

 

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 19 "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности".

 

Судам общей юрисдикции даны разъяснения по некоторым вопросам, возникающим при применении главы 11 "Освобождение от уголовной ответственности" УК РФ.

Судам следует иметь в виду, в частности, следующее:

деятельное раскаяние может влечь освобождение от уголовной ответственности только в том случае, когда лицо вследствие этого перестало быть общественно опасным. Разрешая вопрос об утрате лицом общественной опасности, необходимо учитывать всю совокупность обстоятельств, характеризующих поведение лица после совершения преступления, а также данные о его личности. При этом признание лицом своей вины без совершения действий, предусмотренных указанной нормой, не является деятельным раскаянием;

условие освобождения от уголовной ответственности в виде способствования раскрытию и расследованию преступления следует считать выполненным, если лицо способствовало раскрытию и расследованию преступления, совершенного с его участием;

при рассмотрении вопроса о применении положений ст. 76 УК РФ к лицам, совершившим преступление, последствием которого явилась смерть пострадавшего, судам следует иметь в виду положения ч. 8 ст. 42 УПК РФ о переходе прав потерпевшего в таких случаях к одному из близких родственников погибшего. При этом необходимо учитывать, что положения указанной нормы не препятствуют признанию потерпевшими не одного, а нескольких лиц. Поскольку уголовно-процессуальный закон не содержит каких-либо ограничений в процессуальных правах лиц, признанных потерпевшими в порядке, установленном ч. 8 ст. 42 УПК РФ, примирение лица, совершившего преступление, с такими потерпевшими может служить основанием для освобождения его от уголовной ответственности;

для освобождения от уголовной ответственности за преступления, указанные в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, возмещение ущерба, а также перечисление в федеральный бюджет дохода и денежных возмещений должны быть произведены в полном объеме;

в случае совершения преступления небольшой или средней тяжести в сфере экономической деятельности выполнение не всех или не в полном объеме действий, предусмотренных ст. 76.1 УК РФ, препятствует освобождению лица от уголовной ответственности по правилам не только указанной нормы, но и ст. ст. 75 и 76 УК РФ;

сроки давности привлечения к уголовной ответственности оканчиваются по истечении последнего дня последнего года соответствующего периода (например, если преступление небольшой тяжести было совершено 12.08.2010  в 18 часов, то срок давности в данном случае начинает течь 12.08.2010, последний день срока давности – 11.08.2012, по истечении которого, т.е. с 00 часов 00 минут 12.08.2012, привлечение к уголовной ответственности недопустимо). При этом не имеет значения, приходится ли окончание сроков давности на рабочий, выходной или праздничный день.

Когда последний день срока давности совпадает с днем вступления приговора в законную силу, лицо не подлежит освобождению от уголовной ответственности, поскольку срок давности еще не истек.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, примирением сторон и истечением сроков давности уголовного преследования, а также по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности осуществляется в форме прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, ст. 25, 28 и 28.1 УПК РФ. В соответствии с ч. 2 ст. 27 УПК РФ обязательным условием принятия такого решения является согласие на это лица, совершившего преступление. Если лицо возражает против прекращения уголовного дела, производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке. В связи с этим судам необходимо разъяснять лицу его право возражать против прекращения уголовного дела по указанным основаниям и юридические последствия прекращения уголовного дела, а также выяснять, согласно ли оно на прекращение уголовного дела. Согласие (несогласие) лица следует отражать в судебном решении.

 

Постановление Конституционного Суда РФ от 02.07.2013 № 16-П "По делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 237 УПК РФ в связи с жалобой гражданина Республики Узбекистан Б.Т. Гадаева и запросом Курганского областного суда".

 

Конституционный Суд РФ признал положения ч. 1 ст. 237 УПК РФ не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой эти положения в системе действующего правового регулирования, в том числе во взаимосвязи с ч. 2 ст. 252 УПК РФ, исключающей в судебном разбирательстве возможность изменения обвинения в сторону, ухудшающую положение подсудимого, препятствуют самостоятельному и независимому выбору судом подлежащих применению норм уголовного закона в случаях, когда он приходит к выводу, что фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном постановлении, свидетельствуют о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления либо когда в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства им установлены фактические обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации деяния как более тяжкого преступления.

 

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14.06.2013 № 18 "О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2004 № 11 "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 131 и 132 УК РФ".

 

Внесены уточнения в порядок применения закона об уголовной ответственности за совершение изнасилования.

Применяя закон об уголовной ответственности за совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних либо лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста, судам следует исходить из того, что квалификация преступлений по этим признакам возможна лишь в случаях, когда виновное лицо знало или допускало, что потерпевшим является лицо, не достигшее соответственно восемнадцати либо четырнадцати лет.

 

Федеральный закон от 07.06.2013 № 122-ФЗ "О внесении изменений в ст. 131 УПК РФ".

 

Суммы, израсходованные на перевозку (транспортировку) вещественных доказательств, а также перевозку (транспортировку) трупов и их частей, теперь отнесены к процессуальным издержкам.

Кроме того, установлено, что размер ежемесячного государственного пособия, выплачиваемого обвиняемому, временно отстраненному от должности, будет определяться исходя из величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации (ранее размер такого пособия составлял пять минимальных размеров оплаты труда).

 

Постановление Конституционного Суда РФ от 21.05.2013 № 10-П "По делу о проверке конституционности ч. ч. 2 и 4 ст. 443 УПК РФ в связи с жалобой гражданина С.А. Первова и запросом мирового судьи судебного участка № 43 города Кургана".

 

К невменяемым, совершившим преступления небольшой тяжести, могут применяться принудительные меры медицинского характера.

Не соответствующими Конституции РФ признаны взаимосвязанные положения ч. ч. 2 и 4 ст. 443 УПК РФ, в той мере, в какой они исключают для суда возможность назначить принудительные меры медицинского характера лицу, совершившему в состоянии невменяемости запрещенное уголовным законом деяние, отнесенное к преступлениям небольшой тяжести, и при этом по своему психическому состоянию представляющему опасность для себя или окружающих.

Как установил Конституционный Суд РФ, дефектность ч. 2 ст. 443 УПК РФ состоит в том, что ее формулировка позволяет суду рассматривать условия, при которых выносится постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера ("если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию" и "если им совершено деяние небольшой тяжести") в качестве альтернативных и при наличии любого из них отказывать в принудительном лечении, несмотря, в частности, на то, что УК РФ такое условие для отказа от применения принудительных мер медицинского характера, как совершение деяния небольшой тяжести, не предусмотрено.

Конституционный Суд РФ установил также, что федеральный законодатель обязан внести необходимые изменения в правовое регулирование производства о применении принудительных мер медицинского характера.

 

 (Раздел подготовлен с использованием материалов ИПС КонсультантПлюс.) 

другие новости