Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за май 2013 г.

27.06.2013 11:57:00

 

ПРОКУРАТУРА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

               

УГОЛОВНО-СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

 

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

май

 

 

г. Красноярск

2013  год

 

 

СПРАВКА

по обобщению практики рассмотрения судами уголовных дел

о преступлениях в сфере лесопользования

за первый квартал 2013 года  

 

За первый квартал 2013 года судами края рассмотрено 41 (-59) уголовное дело о преступлениях в сфере лесопользования в отношении 45 (-69) лиц. Постановлено  36 (-46) обвинительных приговоров в отношении 39 (-57) лиц.

По нереабилитирующим основаниям прекращено 5 (-11) уголовных дел в отношении 5 (-11) лиц, все в связи с деятельным раскаянием (ст.28 УПК РФ).

Постановлением мирового судьи судебного участка № 25 в Ермаковском районе прекращено уголовное дело в отношении главы администрации Верхнеусинского сельсовета Ермаковского района Ф.,  обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст. 260 УК РФ, в связи с деятельным раскаянием на основании ст. 28 УПК РФ.

18.10.2012 Ф. с использованием своего служебного положения в целях решения вопроса местного значения, а именно реализации проекта «Горнолыжный спорт – в село», не имея специального разрешения, с помощью введённых в заблуждение относительно законности рубки деревьев  Ч., Б., А., П., Г. совершил незаконную рубку лесных насаждений в значительном размере для очистки горнолыжной трассы на западном склоне урочища «Баданка», расположенном в квартале 41С, выделах 6, 10 Верхнеусинского участкового лесничества КГКУ «Усинское лесничество», а именно 18 деревьев породы лиственница и 50 деревьев породы берёза. В результате преступления  лесному фонду Российской Федерации причинён материальный ущерб в сумме 44 229 рублей 76 копеек.

Ф. впервые совершил преступление небольшой тяжести, способствовал раскрытию преступления, раскаялся в содеянном, возместил ущерб, в связи с чем суд удовлетворил ходатайство подсудимого о прекращении в отношении него уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

Освобождено от уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер медицинского характера 1 лицо (-2).

В 1 квартале 2013 года оправдательные приговоры, а также постановления о прекращении уголовного дела (преследования) по реабилитирующим основаниям не выносились (-1).

         Практика назначения наказания по уголовным делам указанной категории свидетельствует о том, что основным видом  наказания, применяемым судами, является лишение свободы, которое в силу ст. 73 УК РФ признается условным, поскольку данные преступные деяния в большинстве случаев относятся к категориям преступлений небольшой и средней тяжести – 15 (-42) лиц,  штраф назначен 6 (-7) лицам,  обязательные работы – 9 (-2), исправительные работы – 7 (-7), в том числе с применением ст. 73 УК РФ – 6 (-5).

Таким образом, в первом квартале 2013 года за совершение преступлений указанной категории наказание, не связанное с лишением свободы (штраф, исправительные и обязательные работы), определено 22 (-16) лицам.

Реальное отбытие наказания в виде лишения свободы назначается в исключительных случаях, когда лицо уже имеет условную судимость за предыдущее преступление, а также в случаях совершения  преступлений в сфере лесопользования в совокупности с другими более тяжкими  преступлениями.

Так, в первом квартале 2013 года реальное отбытие наказания в виде лишения свободы назначено 2 (+1) лицам.

Приговором Богучанского районного суда от 26.02.2013 ранее судимый Л. осужден по ч.3 ст. 260 УК РФ, на основании ст. 70 УК РФ, к 1 году 6 месяцам  лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии  общего режима.

В период с 16 по 17 декабря 2012 г. Л., реализуя возникший у него умысел на совершение незаконной рубки лесных насаждений, находясь в лесном массиве, расположенном в квартале 225 выделе 12 Хожинского участкового лесничества КГБУ «Чунское лесничество» в 22,2 километрах в юго-западном направлении от с. Чунояр Богучанского района Красноярского края, при помощи бензопила «Урал» незаконно, не имея разрешающих заготовку древесины документов, осуществил незаконную рубку 26 деревьев породы сосна общим объёмом 52,53 куб.м., в результате чего причинил лесному фонду Российской Федерации ущерб на сумму 378 741 рубль 30 копеек в особо крупном размере, которая взыскана с Л. приговором суда. 

В 1 квартале 2013 года дополнительные виды наказания, такие как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, не применялись.

Как и прежде актуальным остается вопрос о необходимости  конфискации орудий  совершения преступлений в сфере лесопользования.

В течение первого квартала 2013 года в соответствии с положениями главы 15.1 УК РФ конфисковано и обращено в доход государства 31 (-18) орудие преступления по 24 (-23) уголовным делам, что составляет  66,7 % (+17,7%) от общего количества уголовных дел с обвинительным приговором.

В соответствии с п. «г» ч.1 ст.104 УК РФ суд может конфисковать и обратить в собственность государства орудия совершения преступления, только если они  принадлежат обвиняемому. 

В основном  орудиями совершения указанной категории преступлений  в ходе расследования признаются бензопилы, конфискация которых и производится по результатам  рассмотрения уголовных дел. 

Причиной недостаточной результативности по изъятию и обращению в доход государства транспортных средств и механизмов, с использованием которых совершаются преступления, является то, что вещественные доказательства, признаваемые орудиями преступления, принадлежат на праве собственности другим лицам, в связи с чем, возвращаются судом законным владельцам.

Вместе с тем, имеются случаи, когда орудия преступления безосновательно возвращаются осужденным, а незаконные судебные  решения в этой части прокурорами не обжалуются.

Так, по приговору мирового судьи судебного участка № 35 в Ирбейском районе от 15.03.2013 С. осуждён  по ч.1 ст. 260 УК РФ с назначением наказания в виде обязательных работ сроком на 150 часов.

Ущерб в сумме 7 978, 37 рублей не возмещён, вещественное доказательство - бензопила, безосновательно оставлено осужденному.

Сумма взысканного судом, а также добровольно возмещенного ущерба по делам указанной категории в 1 квартале 2013 года составила 3 372 362,67 (-18 170 518,54) рубля, что составляет 71,2% (– 1,5%) от суммы причиненного ущерба, из которой в Абанском районе – 826 949 рублей, Богучанском районе   - 1 124 756 рублей.  

При высоком уровне взыскания сумм в счёт возмещения причинённого ущерба по краю в целом,  отмечается самоустранение некоторых прокуроров от решения в рамках уголовного судопроизводства вопросов возмещения ущерба, причинённого государству.

Так, в Дзержинском районе размер ущерба, причинённого государству преступлением  в сфере лесопользования, составляет 39 927 рублей. Ущерб добровольно не возмещался, судом не взыскивался, в связи с отсутствием  заявленных исковых требований.

При этом прокурором района полномочия по предъявлению исков в защиту государства в рамках уголовного судопроизводства не использованы.

В настоящее время на рассмотрении в судах находятся иски на сумму 190 800 рублей.

Большинство уголовных дел о преступлениях в сфере лесопользования рассмотрено в особом порядке, каких-либо сложностей при поддержании государственного обвинения не возникало.

В порядке ст. 237 УПК РФ  возвращено 2 уголовных дела  в отношении 4 лиц (Богучанский район).

Постановлением Богучанского районного суда от 29.01.2013 прокурору возвращено уголовное дело по обвинению Б., Ш. и К. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 260 УК РФ, в связи с допущенными следователем существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, в силу которых исключается возможность постановления судом приговора или иного решения.

Так, постановление о привлечении Б. в качестве обвиняемого не содержит описания преступного деяния с указанием времени, места, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу.

Кроме того, подсудимый Б. пояснил, что с имеющимся в материалах дела постановлением о привлечении его в качестве обвиняемого ознакомлен не был, имеющаяся подпись выполнена не им. С содержанием обвинения и протокола его допроса в качестве обвиняемого в том виде, в котором его показания имеются в материалах дела, он ознакомился впервые только после получения обвинительного заключения.

Частные постановления судом не выносились.

В 1 квартале 2013 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрено 3 (=) кассационных представления в отношении 3 лиц (=) по уголовным делам о преступлениях в сфере лесопользования, предусмотренных ст. 260 УК РФ, удовлетворено в отношении 2 (-1) лиц. Результативность кассационного обжалования составила 66,7% (-33,3%). Апелляционные представления в указанный период не рассматривались.

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда 21.03.2013 отклонено кассационное представление прокуратуры Ермаковского района и оставлен без изменения оправдательный приговор Ермаковского районного суда Красноярского края от 25.12.2012  в отношении С.

Указанным приговором в апелляционном порядке отменен обвинительный приговор мирового судьи судебного участка № 25 по Ермаковскому району от 10.11.2009 в отношении С., осужденного по ч.1 ст.260 УК РФ к 180 часам обязательных работ, С. оправдан по ч.1 ст.260 УК РФ в связи с  отсутствием в его действиях состава преступления.

Органами предварительного следствия С. обвинялся в незаконной рубке лесных насаждений в значительном размере, совершенной при следующих обстоятельствах.

26.12.2008 С., не имея договора купли-продажи, разрешающего рубку деревьев породы пихта, и не поставив в известность о неправомерности своих действий М., прибыл с последним в лесной массив, расположенный на территории выдела № 19 квартала 20 Танзыбейского участкового лесничества КГУ «Ермаковское лесничество» в Ермаковском районе Красноярского края, где при помощи ножовки совершил незаконную рубку растущих деревьев породы пихта в количестве 19 штук, причинив лесному фонду Российской Федерации материальный ущерб в сумме 26 744 рубля, который является значительным.

Ни в ходе предварительного расследования, ни в ходе судебных заседаний С. вину в совершении преступления не признавал. Не отрицая факта спила деревьев пихта при вышеуказанных обстоятельствах, пояснял, что в его действиях нет состава преступления, поскольку он совершил повреждение деревьев без прекращения роста, что образует состав административного правонарушения.

Отменяя обвинительный приговор мирового судьи от 10.11.2009 в отношении С. и оправдывая его в связи с  отсутствием в действиях состава преступления, суд апелляционной инстанции указал, что у суда не вызывает сомнений тот факт, что С. совершил спил 19 деревьев породы пихта при указанных в обвинении обстоятельствах. Суд первой инстанции верно определил данные обстоятельства, что нашло свое подтверждение в описании преступного деяния в приговоре. Однако, по мнению суда второй инстанции, диспозиция ст. 260 УК РФ в качестве альтернативного квалифицирующего признака предусматривает повреждение дерева до степени прекращения его роста. Проанализировав доказательства по делу, биологические свойства пихты, суд пришел к убеждению о том, что С., спиливая деревья, совершил их повреждение не до прекращения степени роста, то есть не выполнил в полном объеме объективной стороны состава преступления, а именно не уничтожил деревья. Так как, при спиливании деревьев пихта на расстоянии от одного до полутора метров от корня, дерево не погибает, а продолжает свой рост, образовав новую вершину от другого живого побега (живой почки или ветви). Оставшаяся часть дерева будет обладать всеми признаками дерева, хотя и поврежденного. В месте спила дерево будет расти в ширину, ствол заменит одна из боковых ветвей.

Государственным обвинителем на оправдательный приговор суда принесено кассационное представление, в котором поставлен вопрос об отмене приговора суда апелляционной инстанции и направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением уголовного закона. Суд апелляционной инстанции неверно применил к совершенному С. деянию альтернативный квалифицирующий признак ч.1 ст.260 УК РФ, предусматривающий повреждение дерева до степени прекращения роста, поскольку в действующем законодательстве Российской Федерации содержится понятие рубки, закрепленное и в ч.1 ст.16 Лесного кодекса Российской Федерации, как процесс спиливания, срубания, срезания лесных насаждений, что и было совершено С. При этом не имеет значения прекратило дерево рост после этого или нет, поскольку при незаконной рубке уголовным законом не предусмотрено обязательное наступление негативных последствий в виде гибели дерева. Основным критерием разграничения уголовно-наказуемой незаконной рубки лесных насаждений (ч.1 ст.260 УК РФ) от незаконной рубки лесных насаждений, за которую ответственность предусмотрена ст.8.28 КоАП РФ, является значительный размер ущерба, причиненный посягательством, который должен превышать 5 000 рублей (примечание к ст.260 УК РФ). Суд не дал должной оценки показаниям допрошенных свидетелей К., Б. и других о том, что в результате действий С. лесному фонду причинен значительный материальный ущерб. Также судом не дана должная оценка показаниям специалиста Б., пояснившей, что в результате действий, совершенных спиливанием деревьев, причиняется материальный ущерб лесному фонду, поскольку указанные деревья не могут быть использованы в качестве деловой древесины.

Однако, судебная коллегия по уголовным делам Красноярского краевого суда согласилась с выводами суда второй инстанции об отсутствии в действиях С. состава преступления, указав, что суд обоснованно пришел к выводу о том, что результатом уголовно-наказуемой рубки или повреждения лесных насаждений является гибель (уничтожение) деревьев. При спиливании пихты С. совершено повреждение лесных насаждений не до степени прекращения роста, а не их рубка. Показаниям всех допрошенных в суде свидетелей дана правильная оценка. Критерием отграничения преступления, предусмотренного статьей 260 УК РФ, от административного правонарушения (статья 8.28 КоАП РФ), вопреки доводам кассационного представления, является не только размер причиненного ущерба, но и степень повреждения лесных насаждений.

Прокуратура края с вышеуказанным решением суда кассационной инстанции не согласилась, однако, в силу ст. 405 УПК РФ решение судебной коллегии не обжаловалось, в связи с отсутствием фундаментальных нарушений уголовно-процессуального закона.

Судом кассационной инстанции отменен 1 (-3) приговор в отношении 1 (-3) лица по кассационному представлению прокурора, по жалобам сторон - не пересматривались. Уровень кассационного реагирования составил 100% (+25%).

Так, судом кассационной инстанции 07.02.2013 отменен апелляционный приговор Нижнеингашского районного суда Красноярского края от 17.12.2012, которым приговор мирового судьи судебного участка №141 в Нижнеингашском районе Красноярского края от 11.09.2012 в отношении Ш., осужденного по ч. 1 ст. 260 УК РФ к штрафу в размере 8000 рублей, оставленный в целом без изменения, отменен в части конфискации автомобиля ЗИЛ-555.

Судебная коллегия согласилась с доводами кассационного представления прокуратуры Нижнеингашского района, в котором ставился вопрос об отмене приговора суда апелляционной инстанции в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального законодательства, выразившимися в том, что в резолютивной части приговора суд апелляционной инстанции, в нарушение требований ст. 308 УПК РФ, не указал свое решение о признании подсудимого виновным в совершении преступления, пункт, часть, статью УК РФ, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным, вид и размер наказания, назначенного осужденному за преступление, решение о мере пресечения.  Кроме того, в представлении указывалось на необоснованность вывода суда апелляционной инстанции о том, что автомобиль ЗИЛ-555 не является орудием совершения данного преступления и поэтому не подлежит конфискации.

Всего в анализируемом периоде рассмотрено и удовлетворено 1 (-2) апелляционное  представление на приговор мирового судьи в отношении 1 (-2) лица. Результативность апелляционного обжалования составила 100% (+20%).

Так, постановлением мирового суда судебного участка №25 в Ермаковском районе Красноярского края от 09.01.2013 Т. освобожден от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 260 УК РФ в связи с деятельным раскаянием, производство по делу прекращено. Судом было установлено, что 13.11.2012 Т. на принадлежащем ему мотороллере, взяв с собой бензопилу «Урал», прибыл в урочище «Филаретиха», расположенное в Ермаковском районе на расстоянии 4 км от с. Семенниково, в квартал 10, выдел 12 Ермаковского сельского участкового лесничества, леса колхоза имени Ленина КГКУ «Ермаковское лесничество», где, не имея предусмотренного законом документа на право производства рубки леса, при помощи бензопилы «Урал» спилил 14 деревьев породы береза, общим объемом 6,56 кубических метров. В результате осуществления незаконной рубки лесных насаждений государству причинен значительный материальный ущерб на общую сумму 13800 рублей.

Указанным постановлением суда вещественное доказательство по делу - бензопила «Урал», возвращено Т. Прокуратурой района, в связи с нарушением судом п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, на указанное постановление внесено апелляционное представление, которое Ермаковским районным судом удовлетворено, постановление мирового судьи в части судьбы вещественного доказательства - бензопилы «Урал», изменено, орудие преступления конфисковано.

 За 3 месяца 2013 года судом апелляционной инстанции по представлениям прокурора и жалобам сторон приговоры мировых судей не изменялись и не отменялись. За аналогичный период 2012 года судом апелляционной инстанции было изменено 3 приговора в отношении 3 лиц.

В 1 квартале 2013 года президиумом Красноярского краевого суда судебные решения по уголовным делам  о преступлениях, совершённых в сфере природопользования, не пересматривались (- 1).

 

 

СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ, ПОВЛЕКШИЕ ПРИЗНАНИЕ У ЛИЦ, ПРИВЛЕКАВШИХСЯ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ, ПРАВА НА  РЕАБИЛИТАЦИЮ

 

 

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения прекращено уголовное дело в отношении Е., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30 ч.3 ст. 234 УК РФ.

В период до 09.06.2011 Е. приобрел при неустановленных обстоятельствах в целях последующего сбыта препарат «Метанабол», содержащий в своем составе сильнодействующее вещество - метандиенон. 09.06.2011 к Е. обратился действующий в рамках ОРМ «проверочная закупка» Ч. с просьбой о продаже препарата. В этот же день Е. сбыл Ч. 100 таблеток препарата «Метанабол», который последним был выдан сотрудникам УФСКН РФ по Красноярскому краю. Масса сильнодействующего вещества ­метандиенона составила 10,7 гр., что является крупным размером.

По результатам исследования представленных сторонами доказательств умысел Е. на сбыт сильнодействующих веществ до вмешательства сотрудников УФСКН не подтвердился. В свою очередь, приобретение и хранение сильнодействующих веществ без цели сбыта не образуют состава преступления.

Так, из показаний свидетелей А., К. следует, что в отделе УФСКН России по Красноярскому краю имелась оперативная информация о распространении Е.  сильнодействующих веществ для наращивания мышечной массы. При этом свидетели не смогли назвать лиц, обладающих информацией о том, что Е. занимался сбытом сильнодействующих веществ. Единственным её источником сотрудниками УФСКН России по Красноярскому краю названа переписка в социальной сети «В Контакте» и сообщение засекреченного лица.

Согласно заключению комплексной психолого-лингвистической судебной экспертизы от 09.10.2012, в тексте переписки в социальной сети «В Контакте» между лицом, выступающим под именем Е. и лицом, выступающим под именем Б., имеются признаки психологического воздействия (давление) со стороны последнего с целью вынудить или убедить Е. совершить сделку купли-продажи запрещенных к свободному обороту сильнодействующих веществ. При этом отсутствует текст, который свидетельствовал бы о том, что в случае срыва сделки купли-продажи, состоявшейся 09.06.2011, лицо, выступающее под именем Е., продолжило бы заниматься сбытом сильнодействующих веществ, запрещенных к свободному обороту. В сообщениях между Б. и Е. имеется информация, способствующая возбуждению у Е. интереса к совершению сбыта сильнодействующих веществ. 

На основании изложенного государственным обвинителем и судом сделан обоснованный вывод о том, что оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка» проводилась оперативным подразделением Управления ФСКН России по Красноярскому краю в отношении Е. в нарушение требований п.1 ч.2 ст.7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», согласно которому основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются, в числе прочих, ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Таким образом, в судебном заседании установлено, что доказательства вины Е. получены сотрудниками УФСКН с нарушением требований ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», запрещающей органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация).

 

                                          *   *   *

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Красноярска Ж. оправдан в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, в связи с  отсутствием состава преступления.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда приговор в отношении Ж. оставлен без изменения, представление прокурора - без удовлетворения.

С состоявшимися судебными решениями прокуратура края согласилась по следующим причинам.

Органами предварительного расследования Ж. обвинялся в том, что в нарушение п.п. 10.1, 14.1, 14.2 Правил дорожного движения, при управлении технически исправным автомобилем «МITSUВISHI CANTER», избрал скорость без учета дорожных условий, в частности скользкого дорожного покрытия, наличия на пути следования нерегулируемого пешеходного перехода, приближаясь к которому не убедился в отсутствии пешеходов перед автомобилем, остановившимся перед переходом на правой полосе, не снизил скорость до безопасной, продолжив движение, в результате чего, в районе дома № 58 по пр. Свободный г. Красноярска совершил наезд на пешеходов П. и П-у, пересекавших проезжую часть по нерегулируемому пешеходному переходу справа налево относительно его движения и получивших телесные повреждения в виде сочетанной тупой травмы тела, которые квалифицируются как тяжкий вред здоровью и состоят в прямой причинной связи с наступившей смертью, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ.

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 12.10.2010 уголовное дело по ходатайству государственного обвинителя возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом в связи с тем, что выводы судебных автотехнических экспертиз, назначенных судом, о величине скорости движения автомобиля марки «MITSUBISНI CANTER» к моменту начала торможения, составившей 44,3-54,2 км/ч, не соответствовали обстоятельствам инкриминированного Журавлеву обвинения - нарушение им п.п. 10.1,10.2 ПДД, т.е. превышение скоростного режима, со скоростью 79,8 км/ч.

03.06.2011 уголовное дело вновь направлено в суд, при этом в предъявленном обвинении органом следствия Ж. дополнительно указаны нарушения п.п. 14.1, 14.2 ПДД РФ, регламентирующих, что водитель транспортного средства, приближающегося к нерегулируемому пешеходному переходу, обязан снизить скорость или остановиться перед переходом, чтобы пропустить пешеходов, переходящих проезжую часть или вступивших на нее для осуществления перехода; а также, то, что если перед нерегулируемым пешеходным переходом остановилось или замедлило движение транспортное средство, то водители других транспортных средств, движущихся по соседним полосам, могут продолжать движение лишь убедившись, что перед указанным транспортным средством нет пешеходов, и исключено нарушение п. 10.2 ПДД РФ.

03.07.2012 приговором Октябрьского районного суда г. Красноярска Ж. осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ, при этом, суд исключил из объема предъявленного обвинения нарушение п.п. 14.1, 14.2 ПДД РФ, поскольку не нашел подтверждения факт нахождения автомобилей справа по ходу движения автомобиля Ж., закрывающих ему обзор проезжей части.

Обвинительный приговор был отменен кассационным определением от 21.08.2012 по жалобе стороны защиты. Основанием отмены явилось нарушение требований УПК РФ, которое выразилось в том, что суд первой инстанции признав установленным, что Ж., в нарушение требований п. 10.1 ПДД РФ, избрал скорость движения своего автомобиля около 44,3 - 54,2 км/ч, в то время как размер скорости в обвинении Ж. не вменялся, указал, что Ж. своевременно не снизил ее до безопасной, при которой он, при возникновении опасности, мог полностью остановить свой автомобиль, при этом ни органами следствия, ни судом размер такой (безопасной) скорости движения не установлен и в обвинительном заключении не указан.

В связи с необоснованным исключением из обвинения п.п. 14.1, 14.2 ПДД РФ, данный приговор не обжаловался и не отменялся.

Оправдательный приговор в отношении Ж. вынесен в связи с отсутствием доказательств нарушения им п. 10.1 ПДД РФ, поскольку двигался он с допустимой скоростью, при обнаружении опасности для движения, подал звуковой сигнал, предпринял меры экстренного торможения вплоть до полной остановки транспортного средства, не менял траектории движения автомобиля и не располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешеходов, при этом безопасная скорость, с которой должен был двигаться Ж. для предотвращения ДТП, не установлена и органом следствия ему не вменялась.

Не установлен и факт наезда на пешеходов в зоне пешеходного перехода и нахождения на месте ДТП автомобиля, остановившегося на правой полосе перед пешеходным переходом, закрывавшего проезжую часть для Ж. Показания свидетелей об этом отвергнуты судом, так как подсудимый отрицал факт нахождения у края дороги названного автомобиля, а эксперт при проведении повторной экспертизы указал, что нахождение справа по ходу движения автомобиля марки «MITSUВISНI CANTER» в месте, указанном свидетелем С., стоящего грузового автомобиля шириной 2,5 м. с технической точки зрения невозможно.

Вопрос о доказанности вины в несоблюдении п.п. 14.1, 14.2 ПДД РФ судом не обсуждался, поскольку с учетом требований ст.ст. 252, 360, 383, 385, 387 УПК РФ, при повторном рассмотрении уголовного дела положение осужденного не могло быть ухудшено.

Таким образом, обстоятельствами, способствующими вынесению реабилитирующего решения по данному делу, явились нарушения, допущенные на стадии предварительного расследования и первоначального судебного разбирательства.

Так, органами следствия не в полной мере выяснены обстоятельства ДТП, при предъявлении первоначального обвинения Ж. не инкриминировано нарушение им требований п.п. 14.1,14.2 ПДД РФ, что подтверждалось собранными следствием доказательствами, судебная автотехническая экспертиза, назначенная постановлением следователя, проведена без учета дорожной обстановки на момент ДТП, в связи с чем, неверно определена скорость движения автомобиля под управлением Ж.

Указанные недостатки оставлены без внимания при утверждении обвинительных заключений 11.01.2010 и 03.06.2011 и направлении уголовного дела в суд, что явилось причиной возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, а затем и оправдания обвиняемого.

 

                                                        *   *   *    

 

Президиумом Красноярского краевого суда  приговор мирового судьи в Ужурском районе, апел­ляционное постановление и кассационное определение в отношении С. отменены, уголовное дело прекращено на основании п. 2 ч.1 ст.24 УПК РФ ­в связи с отсутствием в деянии состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 159 УК РФ. За С. признано право на реабилитацию, предусмотренное ст. ст. 133, 134 УПК РФ.

Согласно приговору С. совершил мошенничество, т.е. хищение чу­жого имущества путем обмана, при следующих обстоятельствах.

02.10.2007 С. обратился в Управление Пенсионного фонда Россий­ской Федерации в Ужурском районе Красноярского края (далее - УПФР) с письменным заявлением о назначении компенсации по уходу за нетрудоспо­собным гражданином. Факт осуществления с 2001 года по настоящее время предпринимательской деятельности, т.е. своего трудоустройства, С., пре­следуя цель личного обогащения, скрыл. В результате полученных от С. ложных сведений об отсутствии у него каких-либо источников дохода, УПФР последнему выплачивалась компенсация по уходу за нетрудоспособным граж­данином. За период выплаты - с октября 2007 года по июнь 2011 года, С.  незаконно получил компенсацию в размере 57240 рублей, причинив УПФР ущерб на данную сумму.

Причиной отмены приговора, а также последующих судебных решений, в порядке надзора послужили следующие обстоятельства.

Правилами осуществления ежемесячных компенсационных выплат не­работающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за нетрудоспо­собными гражданами, утвержденными постановлением Правительства Рос­сийской Федерации от 04.06.2007, предусмотрено производство указан­ных выплат исключительно неработающим трудоспособным гражданам, т.е. гражданам, способным к труду, но оставившим работу ввиду необходимости осуществления ухода за нетрудоспособными лицами и не имеющим вследст­вие этого какого-либо дохода в виде заработка.

Бланк заявления о назначении компенсации, предусмотренный в УПФР по Ужурскому району и заполненный С., содержит некорректную, за­ранее выполненную формулировку сведений, касающихся осуществления ли­цом трудовой деятельности, и сводится к «в случае поступления на работу обязуюсь сообщить ... », после чего предусмотрена подпись лица, обративше­гося с заявлением о назначении выплаты.

С., как следует из его показаний, подписал указанный бланк, на во­прос сотрудника УПФР, работает ли он, ответил отрицательно, т.к. смысл фра­зы, якобы, понял буквально - быть трудоустроенным на основании трудового либо иного договора, иметь соответствующую запись в трудовой книжке. Об осуществлении предпринимательской деятельности не сообщил, т.к. данный вопрос, как и вопрос о наличии иного дохода, помимо заработной платы, у не­го сотрудником УПФР не выяснялся, невозможность оформления выплаты в случае выполнения какой-либо предусмотренной законом деятельности, при­носящей доход, ему не разъяснялась. Также в УПФР по Ужурскому району он как индивидуальный предприниматель и работодатель ежемесячно сдавал со­ответствующую отчетность, находился на регистрационном учете, в связи с чем полагал, что сотрудникам УПФР должно было быть известно об осуще­ствлении им предпринимательской деятельности.

Учитывая, что показания С. о том, что правила оформления ком­пенсации ему надлежаще не разъяснялись, а осуществление предприниматель­ской деятельности он не расценил как наличие у него статуса работающего лица, другими доказательствами не опровергаются, принимая во внимание требования законода­тельства, регулирующего порядок оформления компенсационных выплат, дос­таточных оснований ставить под сомнение выводы президиума о невиновно­сти С. в мошенничестве не имеется.

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

 

Неправильное применение

уголовного закона повлекло

изменение приговора

 

Приговором Ирбейского районного суда Р. осужден за 2 преступления, предусмотренные ч.2 ст. 158 УК РФ  к 2 годам лишения свободы за каждое,  за преступление, предусмотренное  ч.1 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы.  На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений назначено 12 лет лишения свободы, без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Красноярского краевого суда изменила приговор  в апелляционном порядке по следующим основаниям.

Судом первой инстанции необоснованно не учтено в качестве смягчающего наказание обстоятельства по всем преступлениям – активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Так из материалов дела видно, что в ходе допросов в качестве подозреваемого 21.10.2012 Р. дал полные и правдивые показания об обстоятельствах совершения убийства М., а также кражи имущества из её квартиры, а 23.10.2012 - об обстоятельствах совершения кражи из магазина «Чайка», при этом он сообщил факты ранее неизвестные правоохранительным органам. На протяжении всего предварительного следствия Р. давал стабильные· показания, участвовал в проверке показаний на месте, впоследствии его признательные показания наряду с другими доказательствами были  положены в основу приговора.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия признала смягчающим наказание обстоятельством по всем преступлениям - активное способствование раскрытию и расследованию преступления и с учетом положений ч.1 ст.62 УК РФ снизила наказание за каждое из преступлений.

 

                                                     *    *    *

 

Приговором Дзержинского районного суда от 21.12.2012 К. и Ф. осуждены по ч. 3 ст. 162 УК РФ за разбой, т.е. нападение в целях хищения имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

22.10.2012 К. и Ф. по предварительному сговору незаконно, через незапертую дверь, под предлогом помочь В. перенести стол, проникли в жилой дом. Находясь на веранде и внутри указанного дома, К. и Ф. причинили В. телесные повреждения, в том числе с использованием перочинного ножа, повлекшие легкий вред здоровью, при этом высказывали требования о передаче им денег. В., реально оценивая действия К. и Ф. и опасаясь за свою жизнь и здоровье, передала последним деньги в сумме 3550 рублей.

Судом первой инстанции верно установлены фактические обстоятельства, свидетельствующие о виновности К. и Ф. в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Однако, вывод о том, что разбойное нападение К. и Ф. совершили с незаконным проникновением в жилище, сделан необоснованно.

Как следует из представленных и исследованных судом первой инстанции материалов, осужденные накануне и в день совершения преступления неоднократно свободно проходили в квартиру В., оказывали ей помощь в переносе мебели. Судом достоверно установлено, что К. и Ф. договорились о нападении на потерпевшую с целью завладения денежными средствами, однако не учтено, что на территорию приусадебного участка и в дом потерпевшей осужденные прошли с ее согласия, двери дома и калитка были не заперты.

Таким образом, осужденные оказались в жилище с согласия потерпевшей в силу знакомства.

При таких обстоятельствах квалифицирующий признак «незаконное проникновение в жилище» в действиях К. и Ф. отсутствует, в связи с чем судебной коллегией их действия переквалифицированы на ч.2 ст.162 УК РФ, назначенное наказание снижено.

 

                                                     *    *    *

 

Приговором Большемуртинского районного суда от 21.02.2013 Ф. осужден по ч. 4 ст. 264 УК РФ к 3 годам лишения свободы, с лишением права управлять транспортным средством на срок 3 года, с отбыванием наказания в колонии-поселении за то, что 14.11.2012, управляя автомобилем в состоянии опьянения, нарушил требования пунктов 2.1.1, 2.7, 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, во время движения, в результате заноса, потерял управление автомобилем, допустил съезд на правую обочину, где совершил наезд на пешехода Т., отчего наступила смерть последнего.   

Судебной коллегией признаны несостоятельными доводы апелляционных жалоб стороны защиты о незаконном отклонении судом первой инстанции ходатайства сторон о прекращении уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим.

Согласно ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ, суд вправе, но не обязан, на основании заявления потерпевшего, прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого в преступлении средней тяжести (каковым, согласно ч. 3 ст. 15 УК РФ, является и предусмотренное ч. 4 ст. 264 УК РФ), совершенном впервые, и освободить от уголовной ответственности, если это лицо примирилось с потерпевшим, и загладило причиненный ему вред.

Таким образом, уголовный и уголовно-процессуальный законы не требуют от суда обязательного прекращения настоящего уголовного дела в связи с примирением сторон по ходатайству потерпевшего.

Приняв во внимание мнение государственного обвинителя, возражавшего против прекращения уголовного дела в связи примирением сторон, обстоятельства и последствия преступления, в совершении которого обвинялся Ф., судебная коллегия пришла к выводу, что суд правомерно отказал потерпевшей в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела в отношении Ф. в связи примирением с ней.

Вместе с тем, приговор в части назначенного наказания изменен в апелляционном порядке по следующим основаниям.

В описательно-мотивировочной части приговора суд, определяя вид и размер наказания Ф. и обосновывая отсутствие оснований для применения в отношении осужденного положений ст. ст. 64, 73 УК РФ, необоснованно сослался на то, что Ф. допустил грубое нарушение Правил дорожного движения РФ, тогда как понятие «грубый характер нарушений ПДД РФ» не содержится в диспозиции ст. 264 УК РФ, не является отягчающим наказание обстоятельством и не может учитываться судом при назначении наказания, поскольку ухудшает положение осужденного.

Кроме того, суд, мотивируя свое решение о назначении наказания, указал, что учитывает управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, следствием которых явилась смерть потерпевшего. Данные обстоятельства являются элементами объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ, а потому не могли повторно учитываться при назначении наказания. Сославшись на данные обстоятельства при изложении мотивов своего решения о назначении наказания, суд фактически придал им значение отягчающих.

Поскольку судом учтены обстоятельства, которые не могли учитываться при назначении наказания, судебная коллегия исключила ссылку на эти обстоятельства из приговора суда, что повлекло смягчение назначенного осужденному основного наказания.

 

Право подозреваемого (обвиняемого) на

самостоятельный выбор

защитника не является безусловным

Постановлением Идринского районного суда от 25.03.2013 уголовное дело по обвинению Д., А. и У. в половых сношениях с З. с применением к ней насилия и использованием её беспомощного состояния 28.11.2012 около 02 часов, около 02 часов 20 минут, около 2 часов 40 минут соответственно,   возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в связи с допущенными в ходе досудебного производства по делу существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, выразившимися в нарушении права на защиту привлекаемых по делу лиц, исключающими возможность постановления судом приговора или иного решения. Судебной коллегией по уголовным делам постановление от 25.03.2013 признано законным и обоснованным по следующим основаниям.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Право обвиняемого в совершении преступления защищать себя лично или через посредством выбранного им самим защитника провозглашено и в Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подпункт "с" пункта 3 статьи 6). Вместе с тем, право на самостоятельный выбор защитника не является безусловным. По своему содержанию данное право не означает право выбирать в качестве защитника любое лицо по усмотрению обвиняемого, в том числе без учета обстоятельств, исключающих его участие в деле. 

Установленное в оспариваемых нормах правило, предусматривающее отвод защитника в случае оказания им юридической помощи лицам, чьи интересы противоречат друг другу, не только не ограничивает право подозреваемого и обвиняемого на защиту, а, напротив, является дополнительной гарантией его реализации, поскольку направлено на исключение со стороны защитника каких-либо действий, могущих прямо или косвенно повлиять на неблагоприятный для подзащитного исход дела.

В силу п. 3 ч. 1 ст. 51 и ст. 438 УПК РФ в производстве о применении принудительных мер медицинского характера участие защитника является обязательным с момента вынесения постановления о назначении в отношении лица судебно-психиатрической экспертизы, если защитник ранее не участвовал в данном уголовном деле. В случае нарушения указанных требований в ходе предварительного расследования уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке, установленном ст. 237 УПК РФ.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им лица.

Из системного толкования приведённых норм следует, что в силу особенностей правового положения лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, он должен быть обеспечен правом на защиту индивидуально.

Как следует из материалов дела, на досудебном производстве интересы Д., имеющего статус обвиняемого по делу, а также интересы  А. и У., по которым разрешается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера защищал один и тот же адвокат Минусинской коллегии адвокатов Красноярского края Ш. 

Проанализировав данные обстоятельства в совокупности, судья пришел к обоснованному выводу, что независимо от волеизъявления троих привлекаемых по делу лиц адвокат Ш.  был не вправе осуществлять их одновременную защиту.

      

Отказ в принятии жалобы,

поданной в порядке ст.125 УПК РФ,

признан незаконным

Постановлением Минусинского городского суда Красноярского края от 18.03.2013  А. отказано в принятии жалобы, поданной в порядке ст.125 УПК РФ.

Судебная коллегия постановление судьи отменила как незаконное по следующим основаниям.

В соответствии со ст.125 УПК РФ обжалованию в судебном порядке подлежат постановления дознавателя и следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о его прекращении, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, либо затруднить доступ граждан к правосудию.

По смыслу закона судебному обжалованию в соответствии с ч.1 ст.125 УПК РФ  подлежат и иные решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Исходя из положений ч.1 ст.125 УПК РФ могут быть обжалованы решения и действия (бездействие) должностных лиц в связи с их полномочиями по осуществлению уголовного преследования.

А. обратился в Минусинский городской суд с жалобой, в которой просил признать незаконными действия следователя К., который в августе 2012 года незаконно, без судебного решения, произвел контроль и запись его телефонных разговоров.

Суд в принятии жалобы А. отказал со ссылкой на то, что проведенное следственное действие может быть в дальнейшем предметом судебного разбирательства по уголовному делу, в котором будет решаться вопрос об относимости и допустимости доказательств, добытых в результате следственного действия.

Вместе с тем, судом не проверено и из представленных материалов не следует, в рамках следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий на основании Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» было произведено прослушивание телефонных разговоров, и действительно ли они были проведены.

При этом, судом не учтено, что по смыслу ч.3 ст.5 Федерального закона от 12.08.1995 №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», в порядке ст. 125 УПК РФ могут быть также обжалованы решения и действия должностных лиц, органов, осуществляющих оперативно-­розыскную деятельность по выявлению, пресечению преступлений, а также проверке поступивших заявлений и иных сообщений о совершенном или готовящемся преступлении в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания.

Сведения о том, возбуждено ли уголовное дело в отношении заявителя, какова стадия рассмотрения данного дела, в рамках предварительной подготовки по поступившей жалобе судом не истребованы и из представленных материалов таких сведений, кроме указанных А. в жалобе, не следует.

Изложенное свидетельствует о том, что выводы суда об отказе в принятии жалобы заявителя являются преждевременными.

 

 

                                                      *    *    *

 

Постановлением судьи Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 28.02.2013 производство по жалобе П. в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконными действий должностных лиц отдела полиции № 7 Межмуниципального управления МВД России «Красноярское», вынесших постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 09.01.2013, прекращено.

Заявитель П. обратилась в Железнодорожный районный суд г. Красноярска с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ, в которой просила признать незаконным действия и бездействие дежурных следователей, руководителей СО ОП - 7, начальника ГУВД по Красноярскому краю, прокурора края и их подчиненных сотрудников по уничтожению её заявлений, а также их постановления, в том числе от 09.01.2013 об отказе в возбуждении уголовного дела, и просила по указанным фактам вынести частное постановление председателю Следственного комитета РФ.

Суд прекратил производство по данной жалобе, поскольку постановлением заместителя прокурора Железнодорожного района г. Красноярска от 08.02.2013 постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 09.01.2013 по заявлению П. было признано незаконным и отменено.

Судебная коллегия не согласилась с решением суда об отсутствии предмета судебного разбирательства и необходимости прекращения производства по жалобе вследствие отмены прокурором постановления от 09.01.2013 об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку суд оставил без внимания доводы заявителя о признании незаконными действий и бездействия должностных лиц отдела полиции №7, прокуратуры Красноярского края, ГУВД по Красноярскому краю, выразившихся в уничтожении заявлений П.

При этом, позиция участников процесса по указанным доводам судом не выяснялась, доводы сторон судом не проверялись и не исследовались, соответствующей оценки в решении суда не получили, по результатам рассмотрения жалобы на указанные действия должностных лиц судом решение в порядке ст. 125 УПК РФ не принято.

Таким образом, проводя судебную проверку постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению П., суд не дал оценки всем доводам, изложенным в жалобе заявителя, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, касающимся законности и обоснованности действий (бездействия) должностных лиц при рассмотрении заявления П. о совершенном преступлении.

 

 

 

Право на помощь адвоката

(защитника) должно обеспечиваться

на всех стадиях уголовного процесса

 

Постановлением Емельяновского районного суда от 24.08.2012 осужденному А. отказано в переводе в колонию-поселение для дальнейшего отбывания наказания,  поскольку А.  не отбыл установленную законом часть срока наказания, необходимую для возможного изменения вида режима исправительной колонии на колонию-поселение.

Постановление суда отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст.51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту.

По смыслу закона, положения о праве обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи и праве на помощь адвоката относятся не только к обвиняемым, но и к подсудимым, а также осужденным. Право на помощь адвоката (защитника) должно обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса.

Из материалов видно, что во время подготовки материала к слушанию суд не учел, что по приговору суда, согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы, А. обнаруживает психические расстройства в форме синдрома зависимости от алкоголя 2 стадии, рассмотрел ходатайство А. в отсутствие адвоката.

При таких обстоятельствах судом было нарушено право осужденного А. на защиту при разрешении его ходатайства о переводе в колонию-поселение для дальнейшего отбывания наказания.

 

 

Отказ в удовлетворении

ходатайства об условно-досрочном

освобождении признан незаконным

 

Постановлением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 12.02.2013  осужденному Р. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Судебной коллегией постановление отменено с направлением материала на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

В соответствие с ч. 3 ст. 399 УПК РФ при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора, осужденный, в частности, вправе заявлять ходатайства и заявленные ходатайства подлежат разрешению.

Между тем, данное требование закона судом первой инстанции было нарушено.

Как следует из материала, осужденным Р. в письменном виде заявлялись ходатайства, направленные непосредственно в суд, в частности, о вызове в судебное заседание потерпевшей К. и выяснении её мнения для объективного и всестороннего разрешения его ходатайства об условно­-досрочном освобождении.

                                                                                Согласно протоколу судебного заседания, аналогичное ходатайство Р. было заявлено и в судебном заседании.

Однако, вопреки требованиям закона, данное ходатайство судом так и не было разрешено.

Кроме того, в соответствие со ст. 79 УК РФ, вывод суда о том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания или заслуживает замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления.

Однако и данное требование закона судом при рассмотрении ходатайства осужденного Р. не было выполнено в полном объеме.

Так, суд пришел к выводу о том, что осужденный не доказал, что он не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания с учетом отношения его к труду и поведения за весь период отбывания наказания.

Отказав в удовлетворении ходатайства осужденному, суд сослался на то, что тот 6 раз привлекался к дисциплинарной ответственности за нарушение режима содержания, не работает.

Между тем, из характеристики, представленной администрацией исправительного учреждения, следует, что Р. отказов и уклонений от работы не допускает, проходит обучение в профессиональном училище по специальности водитель, прошел курс кодировки от алкогольной и наркотической зависимости.

Кроме того, данных в материале о том, что Р. отказывался от работы, нет.

Однако всем этим обстоятельствам суд не дал никакой оценки.

Таким образом, судом первой инстанции при рассмотрении ходатайства Р. не были учтены обстоятельства, которые имеют существенное значение для его разрешения.

 

НОВОЕ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

Федеральный закон от 26.04.2013 № 64-ФЗ

"О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации".

 

Отдельные положения Уголовно-процессуального кодекса РФ приведены в соответствие с Постановлением Конституционного Суда РФ.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 16.05.2007 № 6-П признаны не соответствующими Конституции РФ положения п. 2 ч.2 и ч.3 ст. 413 и ст. 418 УПК РФ во взаимосвязи со ст. 237 УПК РФ - в той части, в какой они позволяют отказывать в возобновлении производства по уголовному делу и пересмотре принятых по нему решений ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств при возникновении новых фактических обстоятельств, свидетельствующих о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления.

Федеральным законом в ст. ст. 237 и 413 УПК РФ внесены изменения, устанавливающие порядок возвращения уголовного дела прокурору и возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств с учетом того, что к таким обстоятельствам относятся новые общественно-опасные последствия инкриминируемого обвиняемому деяния, о которых стало известно после поступления уголовного дела на рассмотрение суда.

Установлено, в частности, что судья по ходатайству стороны возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом в случаях, если:

после направления уголовного дела в суд наступили новые общественно- опасные последствия инкриминируемого обвиняемому деяния, являющиеся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления;

ранее вынесенные по уголовному делу приговор, определение или постановление суда отменены в порядке, предусмотренном главой 49 УПК РФ ("Возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств"), а послужившие основанием для их отмены новые или вновь открывшиеся обстоятельства являются в свою очередь основанием для предъявления обвиняемому обвинения в совершении более тяжкого преступления.

(Раздел подготовлен с использованием материалов ИПС КонсультантПлюс.)

другие новости