Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за март-апрель 2013 г.

27.06.2013 11:47:00

 

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

март-апрель

 

 

г. Красноярск

2013 год

 

Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными группами

за первый квартал 2013 года

 

В первом квартале 2013 года судами края рассмотрено 9 (+1) дел в отношении 23 (+4) лиц, обвиняемых в совершении различных преступлений в составе организованной группы и банды.

Красноярским краевым судом за указанный период рассмотрено 2 дела в отношении 2 лиц, обвиняемых в совершении преступлений в составе преступного сообщества.  

Приговором Красноярского краевого суда от 16.01.2013 Ш. признана виновной в покушении на сбыт наркотических средств, совершенный в составе организованной группы участником преступного сообщества.

Как установлено судом, в апреле 2010 года лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, обладая организаторскими способностями, имея криминальный опыт и авторитет среди лиц преступной среды, с целью извлечения доходов от незаконного оборота наркотических средств, создало преступное сообщество для совершения особо тяжких преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств. Для этого лицами был разработан план и механизм совершения преступлений, а также структура создаваемого ими преступного сообщества, разделив его на отдельные структурные подразделения, ряд членов которого выполняли функции оптовой поставки наркотических средств, другие систематически, по мере необходимости, получая наркотики от оптовых поставщиков, обеспечивали их бесперебойный незаконный сбыт.

Кроме того, было создано структурное подразделение, представляющее «управленческую группу», в лице бывших спортсменов и представителей криминальной среды, которые на возмездной основе создавали условия для эффективной и безопасной преступной деятельности сообщества, поддерживали внутреннюю дисциплину среди его участников, вербовали новых участников, осуществляли своевременный сбор денежных средств, полученных от незаконного сбыта героина, для формирования общей денежной «кассы» преступного сообщества (преступной организации).

При подборе участников организаторы ориентировались на лиц, уже занимающихся незаконным сбытом героина в г.Канске, а также на лиц, ранее судимых, не работающих, не имеющих постоянных источников дохода, испытывающих материальные трудности и стремящихся к быстрому обогащению.

Участники преступного сообщества (преступной организации), для достижения задуманного выполняли преступные действия слаженно и неразрывно друг от друга, в соответствии с отведенными им ролями для обеспечения бесперебойного, непрерывного сбыта наркотический средств.

Внутри преступного сообщества соблюдалась строгая дисциплина и иерархия. Все члены соблюдали меры конспирации, связь между участниками поддерживалась посредством сотовых телефонов, абонентские номера которых не реже одного раза в месяц менялись и оформлялись на подставных лиц. Для организации встреч с участниками в целях разработки совместных планов преступной деятельности, использовались съемные квартиры, адреса которых были известны только доверенным лицам.

Согласно установленным организаторами правилам участникам запрещалось по телефону открыто употреблять слова, свидетельствующие о незаконном сбыте наркотических средств и об уплате денежных средств в общую кассу. Для этого были определены слова-«сленги», обозначавшие количество необходимого для продажи наркотического средства, дату и место реализации, устанавливаемую цену и т.д. При этом указанные условные фразы постоянно менялись и были разными у разных оптовых поставщиков и сетевых сбытчиков.

Также в целях конспирации организатор преступного сообщества обеспечил общение участников таким образом, что никто из них, за исключением его самого, не знал о всех лицах, занимающихся сбытом героина, и не обладал полными сведениями о масштабе преступной деятельности сообщества.

О фактах задержания лиц, входивших в состав сообщества, сотрудниками правоохранительных органов каждый из его участников обязан был незамедлительно сообщать организатору.

Механизм преступного сообщества, разработанный руководителем, определял, что приобретение героина осуществлялось оптовыми поставщиками за счет собственных денежных средств по оптовым ценам, после чего, расфасовав его на более мелкие партии, наркотик передавали сетевым сбытчикам, которые в свою очередь осуществляли фасовку еще на более мелкие партии, соответствующие разовым дозам и непосредственно сбывали его лицам, употребляющим наркотические средства. Часть вырученных денежных средств сетевые сбытчики передавали оптовым поставщикам для незаконного приобретения новой оптовой партии героина. Кроме того, оптовые поставщики и сетевые сбытчики обязаны были передавать часть вырученных денежных средств в общую «кассу», размер платежа для каждого участника преступного сообщества определялся лично руководителем.

В апреле-мае 2010 года в состав преступного сообщества в качестве структурного подразделения вошли самостоятельно действующие на тот момент организованные группы, в состав одной из которых входила и Ш.

Ш., как участник преступного сообщества (преступной организации) и входящей в него организованной группы с апреля 2010 года по 7 января 2011 года получала от оптовых поставщиков, уголовные дела в отношении которых выделены в отдельное производство, героин, организовывала места его незаконного хранения, фасовала на более мелкие дозы и незаконно сбывала в розницу, после чего передавала полученные от реализации наркотического средства деньги их оптовым поставщикам.

Подсудимая осознавала, что выполняет свою роль по незаконному обороту наркотических средств, извлекая общий преступный доход, который можно получить лишь в результате согласованных совместных действий в составе сообщества.

Принимая участие в преступном сообществе, Ш. совершила покушение на незаконный сбыт героина организованной группой, сбыт героина организованной группой.

Уголовное дело рассмотрено судом в особом порядке проведения судебного заседания в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве.

По ходатайству государственного обвинителя судом из обвинения Ш. по каждому преступлению исключена излишне вмененная ч.2 ст.210 УК РФ поскольку её действия по сбыту героина в составе организованной группы в преступном сообществе охватываются ч.2 ст.210 УК РФ, предусматривающей участие в преступном сообществе (преступной организации) и дополнительной квалификации при покушении на сбыт героина не требуют.

Приговором суда Ш. осуждена по ч.2 ст.210, ч.3 ст.30 п.«а» ч.3 ст.228.1, п.«а» ч.3 ст.228.1, ч.3 ст.69 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

С участием присяжных заседателей уголовные дела о преступлениях совершенных в составе банды и организованной группы, не рассматривались.

Из общего количества 14 (+1) лиц (60,9%(-7,5%)) по 6 (=) делам (66,7%(-8,3%)) признаны виновными в совершении преступлений в составе организованной группы.

Так, приговором Кировского районного суда г. Красноярска от 06.03.2013 М. и Т. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.2 ст.171.2 УК РФ.

Как следует из приговора, не позднее августа 2011 года у Малиновского, осознающего, что Красноярский край не входит в перечень игорных зон указанных в Федеральном законе от 29.12.2006 №244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», возник преступный умысел, направленный на организацию и проведение азартных игр с использованием игрового оборудования на территории города Красноярска для извлечения дохода в крупном размере. С этой целью М. понимая, что для осуществления преступного умысла ему необходим соучастник, обратился к своей знакомой Т., зарегистрированной в качестве индивидуального предпринимателя и ранее занимавшейся организацией и проведением азартных игр, которой предложил принять участие в осуществлении преступного умысла.

М. был разработан план получения прибыли от организации и проведения азартных игр, согласно которого в его обязанности входило подыскание помещения для проведения игр, закупка и размещение игрового оборудования (игровых автоматов, столов для покера, игровых рулеток, а также иного сопутствующего оборудования), организация безопасности и конспиративности работы игровых залов. Т. должна была заключать договоры аренды помещений, набирать рабочий персонал и проводить обучение процессу проведения азартной деятельности, ежедневно собирать денежные средства в виде дохода от преступной деятельности, вести бухгалтерскую отчетность, которую впоследствии совместно с денежными средствами передавать М. для распределения.

Таким образом, М. и Т. объединились в организованную группу, осуществлявшую свою деятельность в период с августа 2011 года по 09 февраля 2012 г., имевшую четкое распределение ролей, участники которой осознавали общность цели, для достижения которой группа была создана.

В обозначенный период М. и Т. для проведения азартных игр было арендовано шесть помещений, располагавшихся в разных районах города Красноярска, приобретено 180 единиц игрового оборудования. Т. оформила на работу в качестве операторов игрового оборудования, без заключения трудовых договоров и посвящения в преступный умысел, не менее 9 человек, установив для них режим рабочего времени, обучив правилам проведения азартных игр, разъяснив порядок запуска игрового оборудования, проведения игры, ведение учета сумм дохода за сутки.

М., с целью конспирации работы залов игровых автоматов и контроля за деятельностью работников, была установлена система видеонаблюдения в арендованных помещениях, а также размещена охрана, которая должна была предупреждать участников группы о возможном появлении сотрудников полиции.

Всего в результате преступной деятельности организованной группы осужденными был получен доход в размере 4 559 893 рубля, что в соответствии с примечанием к ст.169 УК РФ является крупным размером.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного производства.

Приговором суда каждый из подсудимых осуждены по п.«б» ч.2 ст.171.2 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы со штрафом в сумме 200 000 рублей без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и отбыванием наказания в колонии общего режима.

Приговор в законную силу не вступил, обжалован осужденными в связи с несогласием с размером назначенного наказания.

Признак совершения преступления «в составе организованной группы» исключен судом первой инстанции в отношении 9 (+3) лиц (39,1%(+7,5%) по 3 (=) делам, в том числе по предложению государственного обвинителя в отношении 8 лиц по 2 делам.

По 2 делам в отношении 2 лиц по ходатайству государственного обвинителя из квалификации исключено совершение преступления в составе преступного сообщества, действия лиц квалифицированы как совершение преступлений в составе организованной группы.

Указанные дела расследованы следующими правоохранительными органами: УФСКН – 2, СО МВД – 3.

Исключение из обвинения указанного квалифицирующего признака является следствием ошибочного толкования понятия «организованная группа» либо отсутствия необходимой доказательственной базы.

Органами предварительного расследования К., М. и Б. обвинялись в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана, совершенного в крупном размере, организованной группой. 

Как следует из существа предъявленного обвинения, М. с целью хищения денежных средств ОАО Национальный банк «ТРАСТ» путем обмана и злоупотребления доверием при предоставлении физическим лицам кредитов на неотложные нужды, путем введения их в заблуждение относительно выплаты кредитной задолженности, создал организованную группу, в состав которой вовлек свою супругу Б. (работавшую в должности операциониста-консультанта отдела по работе с клиентами «Ачинского» филиала ОАО Национальный банк «ТРАСТ»),  К. и А. (уголовное дело в отношении последнего выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения).

Реализуя преступный умысел, М., на основании информации, предоставленной своей супругой, изучил схему предоставления банком кредитов физическим лицам на неотложные нужды, взял на себя общее руководство деятельностью преступной группой, разработал план совершения преступлений, распределил роли между участниками группы, а также осуществлял распределение полученных в результате преступной деятельности денежных средств.

В обязанности К., А., а также самого Б. входило подыскание лиц, согласных на оформление за вознаграждение кредитных договоров на свое имя. Непосредственным оформлением кредитных взаимоотношений между банком и физическими лицами, в силу своих служебных полномочий, занималась Б.

Участники группы при личной встрече с лицами, выразившими желание на получение денежных средств, путем оформления на их имя кредитов, с целью введения их в заблуждение, убеждали, что их действия носят законный характер, в силу доверительных отношений с сотрудниками банка, гарантируя, что в дальнейшем со стороны кредитной организации никаких требований о выплате кредита к ним предъявляться не будет, в связи с гашением кредитной задолженности страховой компанией, страхующей деятельность банка. За оказание помощи в оформлении кредитных договоров участники группы получали от лиц, оформивших на свое имя договорные отношения с банком, 30% от суммы предоставленного кредита.

По указанной схеме участниками группы в период с 24 февраля по 04 августа 2011г. было введено в заблуждение тринадцать лиц, в результате чего путем обмана и злоупотребления доверием похищены денежные средства в особо крупном размере на общую сумму 1 049 667 рублей 68 копеек.

В судебном заседании государственным обвинителем заявлено ходатайство об исключении из обвинения подсудимых квалифицирующего признака – совершения преступления организованной группой, которое судом удовлетворено.

Ходатайство было обосновано тем, что в соответствии с ч.3 ст.35 УК РФ под организованной группой понимают устойчивую группу из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений, которая должна характеризоваться высоким уровнем организованности, планированием, тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками. Для организованной группы характерно наличие не просто сговора на совершение преступлений, а тесная взаимосвязь между ее членами.

По смыслу уголовного закона, об устойчивости организованной группы свидетельствуют особый порядок вступления в неё, подчиненность групповой дисциплине, стабильность состава и организованных структур, сплоченность членов, постоянство форм и методов преступной деятельности, узкая преступная специализация участников.

Исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности не подтвердили факт совершения подсудимыми хищения чужого имущества в составе организованной группы. В частности, действия подсудимых не отвечали признакам устойчивости и организованности. В группе отсутствовал как таковой руководитель, жесткая иерархия и подчиненность участников, координация их действий. Участники группы действовали спонтанно, какие-либо действия заранее не планировали. Представленные доказательства не свидетельствовали о периодичности и характере общения участников группы на протяжении более или менее длительного периода времени. Напротив, из материалов дела следовало, что встречи участников носили периодический характер, без предварительного планирования совершения преступных действий.

Таким образом, обвинение в части совершения преступлений в составе организованной группы носило предположительный характер, что не могло быть положено в основу обвинительного приговора.

При этом представленные доказательства подтвердили факт совершения преступлений подсудимыми в составе группы лиц по предварительному сговору.

Кроме этого, учитывая, что действия подсудимых были направлены на хищение денежных средств, принадлежащих банку путем обмана, потерпевшим по данному делу признан ОАО НБ «ТРАСТ» и ему же причинен ущерб, судом их действия переквалифицированы на ст.159.1 УК РФ (в редакции ФЗ № 207-ФЗ от 29.11.2012), предусматривающую ответственность за совершение мошенничества в сфере кредитования.

Приговор в законную силу не вступил, обжалован в апелляционном порядке прокурором, ввиду несогласия с переквалификацией действий подсудимых на ст.159.1 УК РФ.

В особом порядке принятия судебного решения за анализируемый период судами края рассмотрено 5 дел в отношении 5 лиц, из которых в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве (гл.40.1 УПК РФ) 3 дела в отношении 3 лиц.

Приговором Свердловского районного суда г. Красноярска от 25.01.2013 Н. и К. признаны виновными в совершении ряда краж чужого имущества, совершенных в составе организованной группы.

Как следует из приговора, в начале 2012 года Н., имея преступный умысел, направленный на тайное хищение чужого имущества и использование его в личных целях, стремясь к незаконному обогащению в целях личной наживы, принял решение о создании организованной группы для систематического совершения на протяжении длительного времени преступлений против собственности, а именно краж из квартир, оборудованных входными дверями китайского производства.

Реализуя свои преступные намерения, Н. предложил вступить в создаваемую им группу К., с которым находился в дружеских отношениях, и которому полностью доверял, пояснив последнему о цели создания преступной группы и его роли в предстоящих преступлениях.

Н. и К. был разработан единый план поведения, маскирующего преступную деятельность с распределением ролей и функций каждого. Так к функциям Н., с учетом наличия у него навыков открывания дверей, имеющих китайские комплектующие, относилось взлом замков на входных дверях, непосредственное участие в краже имущества и поиске покупателей для реализации похищенного. К., в свою очередь, должен был следить за обстановкой на месте совершения преступления, и в случае появления опасности, сообщить об этом Н. путем подачи условного сигнала. Денежные средства, полученные от продажи похищенного имущества согласно договоренности распределялись между Н. и К. поровну.

Указанной организованной группой в период 2012 года было совершено четыре преступления предусмотренных п.«а» ч.4 ст.158 УК РФ и одно преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ.

Кроме того, органами предварительного следствия Н. также обвинялся в совершении трех преступлений, предусмотренных п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения.

Приговором суда Н. признан виновным в совершении инкриминируемых ему преступлений и в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ ему назначено наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, К. также признан виновным в совершении указанных выше преступлений и в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ ему назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговор в законную силу не вступил, обжалован в апелляционном порядке.

За 1 квартал 2013 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрено 2 (-2) уголовных дела анализируемой категории в отношении 6 (-10) лиц, все по представлениям.

За указанный период судебной коллегией пересмотрен 1 (-2) приговор в отношении 1 (-11) лица.

Эффективность кассационного реагирования составила 100% (+33,3% (=).

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрено 2 (=) кассационных представления в отношении 6 (-6) лиц, из которых в отношении 5 (-7) лиц представления удовлетворены, в отношении 1 (+1) лица - отклонено.

Результативность кассационного обжалования снизилась в сравнении с аналогичным периодом прошлого года на 16,7% и составила – 83,3%.

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 07.02.2013 изменен приговор Ачинского городского суда от 24.09.2012, которым Р. осужден за три преступления по ч.3 ст.30 п.«а,б» ч.2 ст.228.1 УК  РФ, а Ц. за три преступления по ч.5 ст.33 ч.3 ст.30 п.«а,б» ч.2 ст.228.1 УК РФ. 

На указанный приговор прокурором принесено представление в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела и неправильным применением уголовного закона, в том числе, в связи с необоснованным исключением из квалификации действий Р. и Ц. квалифицирующего признака - «организованная группа».

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям:

В качестве смягчающего обстоятельства Ц. учтено активное способствование раскрытию и расследованию преступления, признанное  таковым органом предварительного расследования, наказание снижено.

Кроме того, коллегия, соглашаясь с доводом кассационного представления, указала на ошибочную ссылку суда первой инстанции об отсутствии в действиях Ц. предварительного сговора группой лиц.

Вместе с тем, судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции об отсутствии в действиях осужденных квалифицирующего признака «организованная группа», поскольку в соответствии с ч.3 ст.35 УК  РФ для организованной группы характерно наличие не просто сговора на совершение преступления, а тесной взаимосвязи между ее членами, объединившимися для совершения преступления.

Между тем, исследованные доказательства по делу свидетельствуют о том, что в группе отсутствовал руководитель, жесткая иерархия, подчиненность. Отсутствовало планирование, координация действий между участниками, не обсуждались вопросы механизма реализации наркотических средств, перечня лиц, которым должен был реализовываться наркотик, его стоимости, условий допуска иных лиц для участия в такой деятельности, возможные действия в случае выявления или задержания одного из участников группы. Участниками группы также не планировалось и не осуществлялось распределение доходов, полученных от незаконной деятельности.

Кассационным определением от 26.03.2013 изменен приговор Свердловского районного суда г.Красноярска от 10.10.2012 в отношении М., Р., Г. и Б., которым: Р. оправдан по трем эпизодам  п.«а» ч.3 ст.228.1 УК РФ по факту сбыта наркотических средств в составе организованной группы, а также осужден по ч.3 ст.30 п.«а» ч.2 ст.228.1, ч.3 ст.30 п.«а,б» ч.2 ст.228.1, ч.3 ст.30 п.«г» ч.3 ст.228.1, ч.1 ст.30 п.«г» ч.3 228.1 УК РФ. Этим же приговором Г. осужден по ч.3 ст.30 п.«а» ч.2 ст.228.1, ч.3 ст.30 п.«а,б» ч.2 ст.228.1, п.«а,б» ч.2 ст.228.1, ч.3 ст.30 п.«г» ч.3 ст.228.1, ч.1 ст.30 п.«г» ч.3 ст.228.1 УК  РФ; Б. по ч.3 ст.30 п.«а» ч.2 ст.228.1, ч.3 ст.30 п.«а,б» ч.2 ст.228.1, ч.2 ст.228 УК РФ; М. по ч.3 ст.30 п.«а» ч.2 ст.228.1, ч.3 ст.30 п.«а,б» ч.2 ст.228.1 УК РФ.

Государственным обвинителем принесено представление об отмене приговора в отношении указанных лиц в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона, в том числе ввиду необоснованного исключения из квалификации действий признака «совершения преступлений в составе организованной группы».

Судебная коллегия, изменяя приговор, исключила из вводной части указание о наличии у М. судимости от 23.08.2011, а также уточнила в описательно-мотивировочной части время совершения покушения на незаконный сбыт наркотических средств Р. и Г. 11.02.2011.

В остальной части доводы представления отклонены.

Президиумом Красноярского краевого суда в первом квартале 2013 года уголовные дела анализируемой категории по вопросам отмены (оставления) квалифицирующего признака «совершение преступления организованной группой (бандой, преступным сообществом)», в порядке надзора не пересматривались.

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Неправильное назначение наказания повлекло изменение приговора

 

Приговором Березовского районного суда Красноярского края от 20.12.2012 А. осужден по п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст.70 УК РФ путем частичного присоединения наказаний по приговорам от 18.03.2010, 24.03.2010 и 07.04.2010, а также с учетом постановления от 26.04.2010 окончательно назначено 2 года 9 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

Ранее А. неоднократно был судим за совершение преступлений против собственности.

Так, приговором от 07.04.2010 А. осужден по ч.1 ст.158 УК РФ с учетом ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 04.02.2010, а также ч.4 ст.74 и ст.70 УК РФ путем частичного присоединения наказаний по приговору от 23.12.2009 и ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговорам от 18.03.2010 и 24.03.2010 к 3 годам 2 месяцам лишения свободы. Постановлением от 04.08.2011 А. освобожден условно-досрочно, неотбытый срок составил 1 год 5 месяцев 27 дней. Постановлением от 02.07.2012 условно-досрочное освобождение отменено, А. направлен в места лишения свободы для отбывания наказания.

При этом суд первой инстанции при назначении наказания по совокупности приговоров оставил без внимания то, что окончательное наказание, назначенное А. по приговору от 07.04.2010, было назначено путем частичного присоединения неотбытых частей наказаний по приговорам от 18.03.2010 и от 24.03.2010, в связи с чем, у суда не имелось оснований для их повторного присоединения. В данном случае суду следовало присоединить лишь неотбытую часть наказания, назначенного по приговору от 07.04.2010.

В связи с изложенным, судебной коллегией из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора исключено указание о назначении А. окончательного наказания путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговорам от 18.03.2010 и от 24.03.2010 с учетом постановления от 26.04.2010, а также снижено окончательное наказание, назначенное по правилам ст.70 УК РФ.

 

Неверное определение подсудности

рассмотрения дела повлекло отмену приговора

 

Приговором Кировского районного суда г.Красноярска от 14.01.2013 Б. и Х. осуждены по п. «а, б» ч.4 ст.229.1 (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011), ч.3 ст.30, п. «а, г» ч.3 ст.228.1 (в редакции Федерального закона № 215-ФЗ от 27.07.2009), ч.3 ст.69 УК РФ к 17 и 19 годам лишения свободы соответственно, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии с ч.1 ст.47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Приговором суда Б. и Х. осуждены за контрабанду наркотических средств, то есть незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств, совершенное организованной группой, в особо крупном размере, а также за покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенное организованной группой, в особо крупном размере.

Согласно п.1 ст.31 УПК РФ (в редакции Федерального закона № 54-ФЗ от 05.06.2012), действовавшей на момент направления дела в Кировский районный суд г.Красноярска (08 октября 2012г.), уголовные дела по ч.4 ст.229.1 УК РФ, стали относиться к подсудности верховного суда субъекта Российской Федерации. Ч.3 ст.34 УПК РФ предусмотрено, что если уголовное дело подсудно вышестоящему суду, во всех случаях оно подлежит передаче по подсудности.

Таким образом, районный суд ни при каких обстоятельствах не вправе был оставлять в своем производстве данное уголовное дело и выносить по нему приговор.

Приговор, постановленные незаконным составом суда, на основании п.2 ст.389.15, 389.17 УПК РФ подлежит безусловной отмене в связи с грубым нарушением уголовно-процессуального закона.

Учитывая, что обвинительное заключение утверждено прокурором Кировского района г. Красноярска в нарушение ст.221 УПК РФ, предусматривающей иной порядок утверждения обвинительного заключения, судебная коллегия отменила приговор с направлением уголовного дела прокурору района для принятия решения согласно п.3 ч.1 ст.221 УПК РФ, а именно о направлении уголовного дела вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду.

 

Отсутствие добровольного намерения выдать наркотическое средство не влечет освобождение от уголовной ответственности

 

Постановлением Тасеевского районного суда Красноярского края от 31.01.2013 уголовное дело в отношении Н., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ, прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления и отказано в применении принудительных мер медицинского характера.

По апелляционному представлению прокурора постановление отменено по следующим основаниям.

Согласно постановлению, 03.11.2012 Н. на свалке, расположенной вдоль автодороги Тасеево-Усть-Кайтым, незаконно собрал растения дикорастущей конопли, которые без цели сбыта, хранил при себе.  В тот же день Н. был задержан сотрудниками полиции, осуществлявшими охрану общественного порядка в районе свалки.

В соответствии с показаниями сотрудников полиции, осуществляя патрулирование по территории свалки, они увидели Н., который нес что-то под курткой, остановили него, уточнили, имеет ли последней при себе предметы, запрещенные к обороту, получив отрицательный ответ, попросили расстегнуть куртку, из-за пазухи которой выпал сверток с находившимися в нем верхушечными частями конопли.

При рассмотрении дела судом первой инстанции Н. был освобожден от уголовной ответственности за совершение запрещенного уголовным законом деяния, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ, и уголовное дело производством прекращено в связи с отсутствием в деянии Н. состава преступления, так как, по мнению суда, в данном случае имела место быть добровольная сдача наркотического средства.

Между тем, как отмечено судебной коллегией, по смыслу уголовного закона, добровольная сдача наркотических средств, согласно примечанию 1 к ст.228 УК РФ, означает сдачу лицом данных средств представителям власти при наличии у лица реальной возможности распорядиться ими иным способом.

Исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о том, что возможность распорядиться наркотическим средством по своему усмотрению у Н. отсутствовала, так как в случае если бы Н. не расстегнул куртку, то сотрудники полиции произвели бы личный досмотр.

При изложенных обстоятельствах, у Н. не имелось не только возможности распорядиться наркотическим средством по своему усмотрению, но и не было намерений выдать данное средство сотрудникам полиции.

Кроме того, согласно заключению судебно-химической экспертизы, изъятое у Н. наркотическое средство, является марихуаной, включенной в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 (в ред. Постановления Правительства РФ от 31.12.2009 № 1186) и отнесена к наркотическим средствам, оборот которых в Российской Федерации запрещен. Постоянная масса изъятого средства составила 237 грамма, что является особо крупным размером.

В связи с введением в действие с 01.01.2013 Постановления Правительства РФ от 01.10.2012 № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации», марихуана, постоянной массой 237 грамма – является крупным размером.

С учетом изложенного, судебная коллегия пришла к выводу, что Н. подлежит освобождению от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно-опасного деяния, подпадающего под признаки ч.1 ст.228 УК РФ в ред. Федерального Закона № 87 от 19.05.2010.

В соответствии с ч.2 ст.443 УПК РФ, если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести, то суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера.

В связи с изложенным, постановление Тасеевского районного суда отменено, Н. освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно-опасного деяния, подпадающего под признаки ч.1 ст.228 УК РФ.

 

Неправильное определение суммы возмещения вреда реабилитированному лицу повлекло отмену постановления

 

Постановлением Центрального районного суда г. Красноярска от 17.12.2012 частично удовлетворено заявление Г. о взыскании с Министерства финансов РФ по Красноярскому краю денежных средств в счет возмещения реабилитированному имущественного вреда.

Судебной коллегией постановление отменено по следующим основаниям:

Приговором Центрального районного суда г. Красноярска от 20.07.2010 Г. осужден за совершение 15 преступлений, предусмотренных п.«в, г» ч.2 ст.158 УК РФ, 9 преступлений, предусмотренных п.«г» ч.2 ст.158 УК РФ и за 1 преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, п.«г» ч.2 ст.158 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением от 01.03.2011 приговор в части осуждения Г. за одно преступление, предусмотренное п.«в, г» ч.2 ст.158 УК РФ, и взыскании с него в пользу потерпевшего материального ущерба, причиненного преступлением, отменен, уголовное дело в данной части направлено на новое судебное разбирательство.

24.06.2011 постановлением Центрального районного суда г.Красноярска уголовное преследование по обвинению Г. в совершении указанного преступления прекращено в связи с отказом прокурора от обвинения. Материалы уголовного дела по факту совершения данного преступления выделены в отдельное производство и направлены для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвинения, а Г. разъяснено право на реабилитацию.

В соответствии с ч.1, п.3 ч.2 ст.133 УПК РФ, право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, имеет право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.

В соответствии с п.1 ч.1 ст.135 УПК РФ подлежат возмещению заработная плата, пенсия, пособия и другие выплаты, которых реабилитированный лишился в результате уголовного преследования.

При этом в законодательных нормах не содержится положений, исключающих возможность возмещения имущественного вреда гражданину в результате незаконного уголовного преследования по той лишь причине, что одновременно в другой части обвинения лицо было признано виновным в совершении преступления.

В свою очередь, суд первой инстанции, принимая решение о частичном удовлетворении заявленных Г. требований, в недостаточной степени подошел к оценке имеющихся в материалах дела сведений о размере заработка, которого заявитель лишился в результате уголовного преследования.

Как указано судебной коллегией, суд, располагая сведениями о том, что Г. в период с 02.11.2008 по 22.03.2009 работал стропальщиком в ООО «КрасАвтоЯр», и не получив от заявителя сведений о размере заработной платы, не выяснил по какой причине Г. данные сведения предоставить не смог, и требовалось ли ему в этом помощь суда.

Кроме того, судом первой инстанции сумма возмещения вреда в связи с неполучением Г. заработной платы определена только за один месяц, учитывая то, что по истечению данного месяца Г. был взят под стражу, а в последствии осужден к реальному лишению свободы, за совершение иных  25 преступлений.

Судебная коллегия, не согласившись с данным выводом, указала, что судом при определении суммы возмещения вреда должен был принят во внимание весь срок содержания Г. под стражей с момента предъявления ему обвинения и до дня прекращения в отношении него уголовного преследования.

Кассационным определением постановление суда Центрального района г. Красноярска отменено, заявление Г. с материалами уголовного дела направлены на новое судебное разбирательство.

 

Неверное применение редакции уголовного закона повлекло изменение приговора

 

Приговором Ленинского районного суда г. Красноярска от 08.02.2013 М. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ (в ред. Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ) с назначением наказания в виде штрафа в размере 6 000 рублей.

М. осужден за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства – смеси, содержащей диацетилморфин (героин), 6-моноацетилморфин и ацетилкодеин, массой 0,513 грамма, в крупном размере, совершенное 27.11.2012.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения.

Судебной коллегией приговор изменен по представлению прокурора.

В соответствии со ст.9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

При этом в силу ст.10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Исходя из смысла указанных норм судебная коллегия нашла необоснованным квалификацию действий М. по ч.1 ст.228 УК РФ (в ред. Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ), ввиду того, что оснований для применения закона в данной редакции у суда не имелось. Приговором установлено, что преступление совершено М. 27.11.2012, то есть в период действия уголовного закона в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ.

Учитывая изложенное, судебной коллегией приговор в отношении М. изменен, постановлено считать М. осужденным по ч.1 ст.228 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ). При этом наказание, назначенное М. приговором от 08.02.2013 оставлено без изменения, ввиду того, что изменение приговора не повлияло на справедливость назначенного наказания.

 

 

В ПРИЗИДИУМЕ КРАЕВОГО СУДА

 

Неверная квалификация действий лица повлекла изменение приговора

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 25.11.2010 Г. осужден за тридцать преступлений, предусмотренных п.«а» ч.4 ст.158 УК РФ, три преступления, предусмотренных ч.1 ст.325 УК РФ, два преступления, предусмотренных ч.1 ст.326 УК РФ, шесть преступлений, предусмотренных ч.2 ст.326 УК РФ, одно преступление, предусмотренное ч.4 ст.33, ч.1 ст.326 УК РФ, пять преступлений, предусмотренных ч.4 ст.33, п.«б» ч.2 ст.175 УК РФ и четыре преступления, предусмотренных ч. 4 и 5 ст.33, ч.1 ст.326 УК РФ к реальному лишению свободы.

В частности, согласно приговору, Г. 07.02.2009 и 25.04.2009 тайно похитил паспорта транспортных средств на автомобили «TOYOTA HARRIER» и «TOYOTA CALDINA». Судом действия Г. были квалифицированы по ч.1 ст.325 УК РФ, как похищение официальных документов, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности.

В свою очередь, как отмечено президиумом, указанные документы не относятся к числу официальных, ответственность за хищение которых наступает по вышеуказанному закону. Данные документы являются важными личными документами, поскольку паспорт транспортного средства предназначен для упорядочения допуска транспортных средств к участию в дорожном движении, и этот документ выдается для реализации гражданами их личных прав.

В связи с изложенным, действия Г. за совершение указанных преступлений переквалифицированы президиумом с ч.1 ст.325 УК РФ на ч.2 ст.325 УК РФ (хищение важного личного документа).

В соответствии со ст.78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло два года после совершения преступления небольшой тяжести.

Учитывая, что преступление, предусмотренное ч.2 ст.325 УК РФ, совершено Г. 07.02.2009 и на момент рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции 24.03.2011 срок давности привлечения Г. к уголовной ответственности за данное преступление истек, судом надзорной инстанции Г. освобожден от назначенного наказания на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ.

 

******

 

Приговором Рыбинского районного суда от 16.09.2010 К. и А. осуждены к реальному лишению свободы за совершение шести преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п. «а» ч.3 ст.228.1 УК РФ.

Президиумом краевого суда приговор изменен по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями закона, в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств в крупном размере или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств, не образующих крупный или особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по ч.3 ст.30 УК РФ и соответствующей части ст.228.1 УК РФ.

При рассмотрении дела судом первой инстанции было установлено, что в период с 15.05.2009 С. приобрел 0,45 грамма героина и передал его М. и К. для фасовки и последующего сбыта. Указанное наркотическое вещество в три этапа было реализовано 15.05.2009 лицам, осуществляющим проверочную закупку.

По аналогичной схеме 17.12.2009 в два этапа был реализован героин общим весом 0,38 грамма, который С. также передал М. и К. для фасовки и последующего сбыта.

Таким образом, обстоятельства дела свидетельствуют о наличии у К. единого умысла на сбыт всего объема героина (в первом случае 0,45 грамм 15.05.2009 и во втором случае 0,38 грамм 17.12.2009), а у А. единого умысла на сбыт 17.12.2009 героина весом 0,38 грамма. В связи с чем, действия осужденных не образуют совокупности преступлений и должны квалифицироваться как одно неоконченное преступление.

Постановлением суда приговор изменен, действия К., связанные с реализаций героина 15.05.2009, переквалифицированы с трех преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п.«а» ч.3 ст.228.1 УК РФ, на одно преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, п.«а» ч.3 ст.228.1 УК РФ, связанные с реализацией героина 17.12.2009, переквалифицированы с двух преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п.«а» ч.3 ст.228.1 УК РФ на одно преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, п.«а» ч.3 ст.228.1 УК РФ. Действия А. связанные с реализаций героина 17.12.2009, переквалифицированы с двух преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п.«а» ч.2 ст.228.1 УК РФ на одно преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, п.«а» ч.2 ст.228.1 УК РФ. Наказание, назначенное К. и А. за совершенные преступления, снижено.

 

НОВОЕ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 № 35 урегулированы вопросы об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов.

Согласно п.4, 5 указанного постановления гласность судопроизводства обеспечивается возможностью присутствия в открытом судебном заседании лиц, не являющихся участниками процесса, представителей редакций средств массовой информации (журналистов). При этом не допускается проведение открытых судебных заседаний в помещениях, исключающих возможность присутствия в них лиц, не являющихся участниками процесса, представителей редакций средств массовой информации (журналистов).

Проведение разбирательства дела в закрытом судебном заседании возможно только по основаниям, предусмотренным федеральным законом, как в отношении всего судебного разбирательства, так и в отношении соответствующей его части (ч. 2, 3 ст. 241 УПК РФ).

О проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании суд выносит мотивированное определение или постановление, в котором должны быть указаны конкретные обстоятельства, препятствующие свободному доступу в зал судебного заседания лиц, не являющихся участниками процесса, представителей редакций средств массовой информации (журналистов).

Кроме того, о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании указывается в протоколе судебного заседания и во вводной части принятого по делу судебного постановления.

Вопрос о проведении разбирательства уголовного дела в закрытом судебном заседании по основаниям, предусмотренным ч.2 ст.241 УПК РФ, разрешается в постановлении о назначении судебного заседания, что предусмотрено п.5 ч.2 ст.231 УПК РФ.

В случае, если обстоятельства, с которыми закон связывает возможность рассмотрения уголовного дела в закрытом судебном заседании, будут установлены в ходе разбирательства уголовного дела в открытом судебном заседании, суд по своей инициативе или по ходатайству сторон разрешает вопрос о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании, о чем выносится соответствующее определение (постановление).

Наличие в деле сведений, относящихся к частной жизни участвующих в деле лиц, не является безусловным основанием для принятия судом решения о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании. Судам при решении вопроса о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании по мотиву обеспечения права лица на неприкосновенность частной жизни надлежит принимать во внимание характер и содержание сведений о частной жизни лица, а также возможные последствия разглашения таких сведений.

Однако с учетом положений ч.4 ст.241 УПК РФ переписка, запись телефонных и иных переговоров, телеграфные, почтовые и иные сообщения лиц, а также материалы аудиозаписи, фотосъемки, видеозаписи, киносъемки, носящие личный характер, оглашаются и исследуются в ходе открытого судебного разбирательства только при наличии согласия этих лиц на оглашение и исследование таких материалов.

Доступ к информации о деятельности судов обеспечивается также посредством предоставления лицам, присутствующим в открытом судебном заседании, как участникам процесса, так и лицам, не являющимся участниками процесса, представителям редакций средств массовой информации (журналистам) права фиксировать ход судебного разбирательства в порядке и формах, которые предусмотрены ч.5 ст.241 УПК РФ, а именно письменная форма, аудиозапись, фотосъемка, видеозапись, киносъемка, трансляция хода судебного разбирательства.

Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, но не являющиеся участниками процесса, представители редакций средств массовой информации (журналисты), желающие осуществлять фотосъемку, видеозапись, киносъемку, трансляцию хода открытого судебного разбирательства, должны обратиться к суду с соответствующей просьбой (заявлением). Такая просьба отражается в протоколе судебного заседания, если он ведется судом, и подлежит обязательному рассмотрению судом с учетом мнения участников процесса.

При принятии решения о допустимости осуществления фотосъемки, видеозаписи, киносъемки, трансляции хода открытого судебного разбирательства суду следует исходить из того, что такая фиксация возможна по любому делу, за исключением случаев, когда она может привести к нарушению прав и законных интересов участников процесса, в том числе права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, содержащих сведения личного характера (ст.23 и ч.4 ст.29 Конституции Российской Федерации, ч.5 ст.241 УПК РФ).

Несоблюдение требований о гласности судопроизводства в ходе судебного разбирательства свидетельствует о нарушении судом норм процессуального права и является основанием для отмены судебных постановлений, если такое нарушение соответственно привело или могло привести к постановлению незаконного, необоснованного и несправедливого приговора (п.2 ч.1 ст.369 и ч.1 ст.381 УПК РФ).

Так, проведение всего разбирательства дела в закрытом судебном заседании при отсутствии к тому оснований, предусмотренных ч.2 ст.241 УПК РФ, является нарушением принципа гласности судопроизводства и влечет за собой отмену судебных решений в установленном законом порядке.

Кроме этого, суды на основании Федерального закона от 22.12.2008 № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» предоставляют пользователям информацию, подготовленную судами в пределах своих полномочий при осуществлении правосудия, а также информацию, поступившую в суды и относящуюся к деятельности судов (в частности, информацию о движении дела или материала, обзоры судебной практики, утвержденные для опубликования президиумами соответствующих судов, данные судебной статистики Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации.

Перечень оснований, исключающих возможность предоставления информации о деятельности судов, приведен в ст.20 Федерального закона от 22.12.2008 № 262-ФЗ и является исчерпывающим.

Ознакомление пользователей с информацией о деятельности судов, находящейся в архивных фондах, осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации об архивном деле и принимаемыми в соответствии с ним иными нормативными правовыми актами, к которым относятся Федеральный закон 22.10.2004 № 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации», Инструкция о порядке отбора на хранение в архив федеральных судов общей юрисдикции документов, их комплектования, учета и использования, утвержденная Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 28.12.2005 №157, Перечень документов федеральных судов общей юрисдикции с указанием сроков хранения, утвержденный Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 09.06.2011 №112.

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

март-апрель

 

 

г. Красноярск

2013 год

 

Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными группами

за первый квартал 2013 года

 

В первом квартале 2013 года судами края рассмотрено 9 (+1) дел в отношении 23 (+4) лиц, обвиняемых в совершении различных преступлений в составе организованной группы и банды.

Красноярским краевым судом за указанный период рассмотрено 2 дела в отношении 2 лиц, обвиняемых в совершении преступлений в составе преступного сообщества.  

Приговором Красноярского краевого суда от 16.01.2013 Ш. признана виновной в покушении на сбыт наркотических средств, совершенный в составе организованной группы участником преступного сообщества.

Как установлено судом, в апреле 2010 года лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, обладая организаторскими способностями, имея криминальный опыт и авторитет среди лиц преступной среды, с целью извлечения доходов от незаконного оборота наркотических средств, создало преступное сообщество для совершения особо тяжких преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств. Для этого лицами был разработан план и механизм совершения преступлений, а также структура создаваемого ими преступного сообщества, разделив его на отдельные структурные подразделения, ряд членов которого выполняли функции оптовой поставки наркотических средств, другие систематически, по мере необходимости, получая наркотики от оптовых поставщиков, обеспечивали их бесперебойный незаконный сбыт.

Кроме того, было создано структурное подразделение, представляющее «управленческую группу», в лице бывших спортсменов и представителей криминальной среды, которые на возмездной основе создавали условия для эффективной и безопасной преступной деятельности сообщества, поддерживали внутреннюю дисциплину среди его участников, вербовали новых участников, осуществляли своевременный сбор денежных средств, полученных от незаконного сбыта героина, для формирования общей денежной «кассы» преступного сообщества (преступной организации).

При подборе участников организаторы ориентировались на лиц, уже занимающихся незаконным сбытом героина в г.Канске, а также на лиц, ранее судимых, не работающих, не имеющих постоянных источников дохода, испытывающих материальные трудности и стремящихся к быстрому обогащению.

Участники преступного сообщества (преступной организации), для достижения задуманного выполняли преступные действия слаженно и неразрывно друг от друга, в соответствии с отведенными им ролями для обеспечения бесперебойного, непрерывного сбыта наркотический средств.

Внутри преступного сообщества соблюдалась строгая дисциплина и иерархия. Все члены соблюдали меры конспирации, связь между участниками поддерживалась посредством сотовых телефонов, абонентские номера которых не реже одного раза в месяц менялись и оформлялись на подставных лиц. Для организации встреч с участниками в целях разработки совместных планов преступной деятельности, использовались съемные квартиры, адреса которых были известны только доверенным лицам.

Согласно установленным организаторами правилам участникам запрещалось по телефону открыто употреблять слова, свидетельствующие о незаконном сбыте наркотических средств и об уплате денежных средств в общую кассу. Для этого были определены слова-«сленги», обозначавшие количество необходимого для продажи наркотического средства, дату и место реализации, устанавливаемую цену и т.д. При этом указанные условные фразы постоянно менялись и были разными у разных оптовых поставщиков и сетевых сбытчиков.

Также в целях конспирации организатор преступного сообщества обеспечил общение участников таким образом, что никто из них, за исключением его самого, не знал о всех лицах, занимающихся сбытом героина, и не обладал полными сведениями о масштабе преступной деятельности сообщества.

О фактах задержания лиц, входивших в состав сообщества, сотрудниками правоохранительных органов каждый из его участников обязан был незамедлительно сообщать организатору.

Механизм преступного сообщества, разработанный руководителем, определял, что приобретение героина осуществлялось оптовыми поставщиками за счет собственных денежных средств по оптовым ценам, после чего, расфасовав его на более мелкие партии, наркотик передавали сетевым сбытчикам, которые в свою очередь осуществляли фасовку еще на более мелкие партии, соответствующие разовым дозам и непосредственно сбывали его лицам, употребляющим наркотические средства. Часть вырученных денежных средств сетевые сбытчики передавали оптовым поставщикам для незаконного приобретения новой оптовой партии героина. Кроме того, оптовые поставщики и сетевые сбытчики обязаны были передавать часть вырученных денежных средств в общую «кассу», размер платежа для каждого участника преступного сообщества определялся лично руководителем.

В апреле-мае 2010 года в состав преступного сообщества в качестве структурного подразделения вошли самостоятельно действующие на тот момент организованные группы, в состав одной из которых входила и Ш.

Ш., как участник преступного сообщества (преступной организации) и входящей в него организованной группы с апреля 2010 года по 7 января 2011 года получала от оптовых поставщиков, уголовные дела в отношении которых выделены в отдельное производство, героин, организовывала места его незаконного хранения, фасовала на более мелкие дозы и незаконно сбывала в розницу, после чего передавала полученные от реализации наркотического средства деньги их оптовым поставщикам.

Подсудимая осознавала, что выполняет свою роль по незаконному обороту наркотических средств, извлекая общий преступный доход, который можно получить лишь в результате согласованных совместных действий в составе сообщества.

Принимая участие в преступном сообществе, Ш. совершила покушение на незаконный сбыт героина организованной группой, сбыт героина организованной группой.

Уголовное дело рассмотрено судом в особом порядке проведения судебного заседания в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве.

По ходатайству государственного обвинителя судом из обвинения Ш. по каждому преступлению исключена излишне вмененная ч.2 ст.210 УК РФ поскольку её действия по сбыту героина в составе организованной группы в преступном сообществе охватываются ч.2 ст.210 УК РФ, предусматривающей участие в преступном сообществе (преступной организации) и дополнительной квалификации при покушении на сбыт героина не требуют.

Приговором суда Ш. осуждена по ч.2 ст.210, ч.3 ст.30 п.«а» ч.3 ст.228.1, п.«а» ч.3 ст.228.1, ч.3 ст.69 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

С участием присяжных заседателей уголовные дела о преступлениях совершенных в составе банды и организованной группы, не рассматривались.

Из общего количества 14 (+1) лиц (60,9%(-7,5%)) по 6 (=) делам (66,7%(-8,3%)) признаны виновными в совершении преступлений в составе организованной группы.

Так, приговором Кировского районного суда г. Красноярска от 06.03.2013 М. и Т. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.2 ст.171.2 УК РФ.

Как следует из приговора, не позднее августа 2011 года у Малиновского, осознающего, что Красноярский край не входит в перечень игорных зон указанных в Федеральном законе от 29.12.2006 №244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», возник преступный умысел, направленный на организацию и проведение азартных игр с использованием игрового оборудования на территории города Красноярска для извлечения дохода в крупном размере. С этой целью М. понимая, что для осуществления преступного умысла ему необходим соучастник, обратился к своей знакомой Т., зарегистрированной в качестве индивидуального предпринимателя и ранее занимавшейся организацией и проведением азартных игр, которой предложил принять участие в осуществлении преступного умысла.

М. был разработан план получения прибыли от организации и проведения азартных игр, согласно которого в его обязанности входило подыскание помещения для проведения игр, закупка и размещение игрового оборудования (игровых автоматов, столов для покера, игровых рулеток, а также иного сопутствующего оборудования), организация безопасности и конспиративности работы игровых залов. Т. должна была заключать договоры аренды помещений, набирать рабочий персонал и проводить обучение процессу проведения азартной деятельности, ежедневно собирать денежные средства в виде дохода от преступной деятельности, вести бухгалтерскую отчетность, которую впоследствии совместно с денежными средствами передавать М. для распределения.

Таким образом, М. и Т. объединились в организованную группу, осуществлявшую свою деятельность в период с августа 2011 года по 09 февраля 2012 г., имевшую четкое распределение ролей, участники которой осознавали общность цели, для достижения которой группа была создана.

В обозначенный период М. и Т. для проведения азартных игр было арендовано шесть помещений, располагавшихся в разных районах города Красноярска, приобретено 180 единиц игрового оборудования. Т. оформила на работу в качестве операторов игрового оборудования, без заключения трудовых договоров и посвящения в преступный умысел, не менее 9 человек, установив для них режим рабочего времени, обучив правилам проведения азартных игр, разъяснив порядок запуска игрового оборудования, проведения игры, ведение учета сумм дохода за сутки.

М., с целью конспирации работы залов игровых автоматов и контроля за деятельностью работников, была установлена система видеонаблюдения в арендованных помещениях, а также размещена охрана, которая должна была предупреждать участников группы о возможном появлении сотрудников полиции.

Всего в результате преступной деятельности организованной группы осужденными был получен доход в размере 4 559 893 рубля, что в соответствии с примечанием к ст.169 УК РФ является крупным размером.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного производства.

Приговором суда каждый из подсудимых осуждены по п.«б» ч.2 ст.171.2 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы со штрафом в сумме 200 000 рублей без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и отбыванием наказания в колонии общего режима.

Приговор в законную силу не вступил, обжалован осужденными в связи с несогласием с размером назначенного наказания.

Признак совершения преступления «в составе организованной группы» исключен судом первой инстанции в отношении 9 (+3) лиц (39,1%(+7,5%) по 3 (=) делам, в том числе по предложению государственного обвинителя в отношении 8 лиц по 2 делам.

По 2 делам в отношении 2 лиц по ходатайству государственного обвинителя из квалификации исключено совершение преступления в составе преступного сообщества, действия лиц квалифицированы как совершение преступлений в составе организованной группы.

Указанные дела расследованы следующими правоохранительными органами: УФСКН – 2, СО МВД – 3.

Исключение из обвинения указанного квалифицирующего признака является следствием ошибочного толкования понятия «организованная группа» либо отсутствия необходимой доказательственной базы.

Органами предварительного расследования К., М. и Б. обвинялись в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана, совершенного в крупном размере, организованной группой. 

Как следует из существа предъявленного обвинения, М. с целью хищения денежных средств ОАО Национальный банк «ТРАСТ» путем обмана и злоупотребления доверием при предоставлении физическим лицам кредитов на неотложные нужды, путем введения их в заблуждение относительно выплаты кредитной задолженности, создал организованную группу, в состав которой вовлек свою супругу Б. (работавшую в должности операциониста-консультанта отдела по работе с клиентами «Ачинского» филиала ОАО Национальный банк «ТРАСТ»),  К. и А. (уголовное дело в отношении последнего выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения).

Реализуя преступный умысел, М., на основании информации, предоставленной своей супругой, изучил схему предоставления банком кредитов физическим лицам на неотложные нужды, взял на себя общее руководство деятельностью преступной группой, разработал план совершения преступлений, распределил роли между участниками группы, а также осуществлял распределение полученных в результате преступной деятельности денежных средств.

В обязанности К., А., а также самого Б. входило подыскание лиц, согласных на оформление за вознаграждение кредитных договоров на свое имя. Непосредственным оформлением кредитных взаимоотношений между банком и физическими лицами, в силу своих служебных полномочий, занималась Б.

Участники группы при личной встрече с лицами, выразившими желание на получение денежных средств, путем оформления на их имя кредитов, с целью введения их в заблуждение, убеждали, что их действия носят законный характер, в силу доверительных отношений с сотрудниками банка, гарантируя, что в дальнейшем со стороны кредитной организации никаких требований о выплате кредита к ним предъявляться не будет, в связи с гашением кредитной задолженности страховой компанией, страхующей деятельность банка. За оказание помощи в оформлении кредитных договоров участники группы получали от лиц, оформивших на свое имя договорные отношения с банком, 30% от суммы предоставленного кредита.

По указанной схеме участниками группы в период с 24 февраля по 04 августа 2011г. было введено в заблуждение тринадцать лиц, в результате чего путем обмана и злоупотребления доверием похищены денежные средства в особо крупном размере на общую сумму 1 049 667 рублей 68 копеек.

В судебном заседании государственным обвинителем заявлено ходатайство об исключении из обвинения подсудимых квалифицирующего признака – совершения преступления организованной группой, которое судом удовлетворено.

Ходатайство было обосновано тем, что в соответствии с ч.3 ст.35 УК РФ под организованной группой понимают устойчивую группу из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений, которая должна характеризоваться высоким уровнем организованности, планированием, тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками. Для организованной группы характерно наличие не просто сговора на совершение преступлений, а тесная взаимосвязь между ее членами.

По смыслу уголовного закона, об устойчивости организованной группы свидетельствуют особый порядок вступления в неё, подчиненность групповой дисциплине, стабильность состава и организованных структур, сплоченность членов, постоянство форм и методов преступной деятельности, узкая преступная специализация участников.

Исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности не подтвердили факт совершения подсудимыми хищения чужого имущества в составе организованной группы. В частности, действия подсудимых не отвечали признакам устойчивости и организованности. В группе отсутствовал как таковой руководитель, жесткая иерархия и подчиненность участников, координация их действий. Участники группы действовали спонтанно, какие-либо действия заранее не планировали. Представленные доказательства не свидетельствовали о периодичности и характере общения участников группы на протяжении более или менее длительного периода времени. Напротив, из материалов дела следовало, что встречи участников носили периодический характер, без предварительного планирования совершения преступных действий.

Таким образом, обвинение в части совершения преступлений в составе организованной группы носило предположительный характер, что не могло быть положено в основу обвинительного приговора.

При этом представленные доказательства подтвердили факт совершения преступлений подсудимыми в составе группы лиц по предварительному сговору.

Кроме этого, учитывая, что действия подсудимых были направлены на хищение денежных средств, принадлежащих банку путем обмана, потерпевшим по данному делу признан ОАО НБ «ТРАСТ» и ему же причинен ущерб, судом их действия переквалифицированы на ст.159.1 УК РФ (в редакции ФЗ № 207-ФЗ от 29.11.2012), предусматривающую ответственность за совершение мошенничества в сфере кредитования.

Приговор в законную силу не вступил, обжалован в апелляционном порядке прокурором, ввиду несогласия с переквалификацией действий подсудимых на ст.159.1 УК РФ.

В особом порядке принятия судебного решения за анализируемый период судами края рассмотрено 5 дел в отношении 5 лиц, из которых в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве (гл.40.1 УПК РФ) 3 дела в отношении 3 лиц.

Приговором Свердловского районного суда г. Красноярска от 25.01.2013 Н. и К. признаны виновными в совершении ряда краж чужого имущества, совершенных в составе организованной группы.

Как следует из приговора, в начале 2012 года Н., имея преступный умысел, направленный на тайное хищение чужого имущества и использование его в личных целях, стремясь к незаконному обогащению в целях личной наживы, принял решение о создании организованной группы для систематического совершения на протяжении длительного времени преступлений против собственности, а именно краж из квартир, оборудованных входными дверями китайского производства.

Реализуя свои преступные намерения, Н. предложил вступить в создаваемую им группу К., с которым находился в дружеских отношениях, и которому полностью доверял, пояснив последнему о цели создания преступной группы и его роли в предстоящих преступлениях.

Н. и К. был разработан единый план поведения, маскирующего преступную деятельность с распределением ролей и функций каждого. Так к функциям Н., с учетом наличия у него навыков открывания дверей, имеющих китайские комплектующие, относилось взлом замков на входных дверях, непосредственное участие в краже имущества и поиске покупателей для реализации похищенного. К., в свою очередь, должен был следить за обстановкой на месте совершения преступления, и в случае появления опасности, сообщить об этом Н. путем подачи условного сигнала. Денежные средства, полученные от продажи похищенного имущества согласно договоренности распределялись между Н. и К. поровну.

Указанной организованной группой в период 2012 года было совершено четыре преступления предусмотренных п.«а» ч.4 ст.158 УК РФ и одно преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ.

Кроме того, органами предварительного следствия Н. также обвинялся в совершении трех преступлений, предусмотренных п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения.

Приговором суда Н. признан виновным в совершении инкриминируемых ему преступлений и в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ ему назначено наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, К. также признан виновным в совершении указанных выше преступлений и в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ ему назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговор в законную силу не вступил, обжалован в апелляционном порядке.

За 1 квартал 2013 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрено 2 (-2) уголовных дела анализируемой категории в отношении 6 (-10) лиц, все по представлениям.

За указанный период судебной коллегией пересмотрен 1 (-2) приговор в отношении 1 (-11) лица.

Эффективность кассационного реагирования составила 100% (+33,3% (=).

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрено 2 (=) кассационных представления в отношении 6 (-6) лиц, из которых в отношении 5 (-7) лиц представления удовлетворены, в отношении 1 (+1) лица - отклонено.

Результативность кассационного обжалования снизилась в сравнении с аналогичным периодом прошлого года на 16,7% и составила – 83,3%.

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 07.02.2013 изменен приговор Ачинского городского суда от 24.09.2012, которым Р. осужден за три преступления по ч.3 ст.30 п.«а,б» ч.2 ст.228.1 УК  РФ, а Ц. за три преступления по ч.5 ст.33 ч.3 ст.30 п.«а,б» ч.2 ст.228.1 УК РФ. 

На указанный приговор прокурором принесено представление в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела и неправильным применением уголовного закона, в том числе, в связи с необоснованным исключением из квалификации действий Р. и Ц. квалифицирующего признака - «организованная группа».

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям:

В качестве смягчающего обстоятельства Ц. учтено активное способствование раскрытию и расследованию преступления, признанное  таковым органом предварительного расследования, наказание снижено.

Кроме того, коллегия, соглашаясь с доводом кассационного представления, указала на ошибочную ссылку суда первой инстанции об отсутствии в действиях Ц. предварительного сговора группой лиц.

Вместе с тем, судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции об отсутствии в действиях осужденных квалифицирующего признака «организованная группа», поскольку в соответствии с ч.3 ст.35 УК  РФ для организованной группы характерно наличие не просто сговора на совершение преступления, а тесной взаимосвязи между ее членами, объединившимися для совершения преступления.

Между тем, исследованные доказательства по делу свидетельствуют о том, что в группе отсутствовал руководитель, жесткая иерархия, подчиненность. Отсутствовало планирование, координация действий между участниками, не обсуждались вопросы механизма реализации наркотических средств, перечня лиц, которым должен был реализовываться наркотик, его стоимости, условий допуска иных лиц для участия в такой деятельности, возможные действия в случае выявления или задержания одного из участников группы. Участниками группы также не планировалось и не осуществлялось распределение доходов, полученных от незаконной деятельности.

Кассационным определением от 26.03.2013 изменен приговор Свердловского районного суда г.Красноярска от 10.10.2012 в отношении М., Р., Г. и Б., которым: Р. оправдан по трем эпизодам  п.«а» ч.3 ст.228.1 УК РФ по факту сбыта наркотических средств в составе организованной группы, а также осужден по ч.3 ст.30 п.«а» ч.2 ст.228.1, ч.3 ст.30 п.«а,б» ч.2 ст.228.1, ч.3 ст.30 п.«г» ч.3 ст.228.1, ч.1 ст.30 п.«г» ч.3 228.1 УК РФ. Этим же приговором Г. осужден по ч.3 ст.30 п.«а» ч.2 ст.228.1, ч.3 ст.30 п.«а,б» ч.2 ст.228.1, п.«а,б» ч.2 ст.228.1, ч.3 ст.30 п.«г» ч.3 ст.228.1, ч.1 ст.30 п.«г» ч.3 ст.228.1 УК  РФ; Б. по ч.3 ст.30 п.«а» ч.2 ст.228.1, ч.3 ст.30 п.«а,б» ч.2 ст.228.1, ч.2 ст.228 УК РФ; М. по ч.3 ст.30 п.«а» ч.2 ст.228.1, ч.3 ст.30 п.«а,б» ч.2 ст.228.1 УК РФ.

Государственным обвинителем принесено представление об отмене приговора в отношении указанных лиц в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона, в том числе ввиду необоснованного исключения из квалификации действий признака «совершения преступлений в составе организованной группы».

Судебная коллегия, изменяя приговор, исключила из вводной части указание о наличии у М. судимости от 23.08.2011, а также уточнила в описательно-мотивировочной части время совершения покушения на незаконный сбыт наркотических средств Р. и Г. 11.02.2011.

В остальной части доводы представления отклонены.

Президиумом Красноярского краевого суда в первом квартале 2013 года уголовные дела анализируемой категории по вопросам отмены (оставления) квалифицирующего признака «совершение преступления организованной группой (бандой, преступным сообществом)», в порядке надзора не пересматривались.

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Неправильное назначение наказания повлекло изменение приговора

 

Приговором Березовского районного суда Красноярского края от 20.12.2012 А. осужден по п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст.70 УК РФ путем частичного присоединения наказаний по приговорам от 18.03.2010, 24.03.2010 и 07.04.2010, а также с учетом постановления от 26.04.2010 окончательно назначено 2 года 9 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией приговор изменен по следующим основаниям.

Ранее А. неоднократно был судим за совершение преступлений против собственности.

Так, приговором от 07.04.2010 А. осужден по ч.1 ст.158 УК РФ с учетом ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 04.02.2010, а также ч.4 ст.74 и ст.70 УК РФ путем частичного присоединения наказаний по приговору от 23.12.2009 и ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговорам от 18.03.2010 и 24.03.2010 к 3 годам 2 месяцам лишения свободы. Постановлением от 04.08.2011 А. освобожден условно-досрочно, неотбытый срок составил 1 год 5 месяцев 27 дней. Постановлением от 02.07.2012 условно-досрочное освобождение отменено, А. направлен в места лишения свободы для отбывания наказания.

При этом суд первой инстанции при назначении наказания по совокупности приговоров оставил без внимания то, что окончательное наказание, назначенное А. по приговору от 07.04.2010, было назначено путем частичного присоединения неотбытых частей наказаний по приговорам от 18.03.2010 и от 24.03.2010, в связи с чем, у суда не имелось оснований для их повторного присоединения. В данном случае суду следовало присоединить лишь неотбытую часть наказания, назначенного по приговору от 07.04.2010.

В связи с изложенным, судебной коллегией из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора исключено указание о назначении А. окончательного наказания путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговорам от 18.03.2010 и от 24.03.2010 с учетом постановления от 26.04.2010, а также снижено окончательное наказание, назначенное по правилам ст.70 УК РФ.

 

Неверное определение подсудности

рассмотрения дела повлекло отмену приговора

 

Приговором Кировского районного суда г.Красноярска от 14.01.2013 Б. и Х. осуждены по п. «а, б» ч.4 ст.229.1 (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011), ч.3 ст.30, п. «а, г» ч.3 ст.228.1 (в редакции Федерального закона № 215-ФЗ от 27.07.2009), ч.3 ст.69 УК РФ к 17 и 19 годам лишения свободы соответственно, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии с ч.1 ст.47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Приговором суда Б. и Х. осуждены за контрабанду наркотических средств, то есть незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств, совершенное организованной группой, в особо крупном размере, а также за покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенное организованной группой, в особо крупном размере.

Согласно п.1 ст.31 УПК РФ (в редакции Федерального закона № 54-ФЗ от 05.06.2012), действовавшей на момент направления дела в Кировский районный суд г.Красноярска (08 октября 2012г.), уголовные дела по ч.4 ст.229.1 УК РФ, стали относиться к подсудности верховного суда субъекта Российской Федерации. Ч.3 ст.34 УПК РФ предусмотрено, что если уголовное дело подсудно вышестоящему суду, во всех случаях оно подлежит передаче по подсудности.

Таким образом, районный суд ни при каких обстоятельствах не вправе был оставлять в своем производстве данное уголовное дело и выносить по нему приговор.

Приговор, постановленные незаконным составом суда, на основании п.2 ст.389.15, 389.17 УПК РФ подлежит безусловной отмене в связи с грубым нарушением уголовно-процессуального закона.

Учитывая, что обвинительное заключение утверждено прокурором Кировского района г. Красноярска в нарушение ст.221 УПК РФ, предусматривающей иной порядок утверждения обвинительного заключения, судебная коллегия отменила приговор с направлением уголовного дела прокурору района для принятия решения согласно п.3 ч.1 ст.221 УПК РФ, а именно о направлении уголовного дела вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду.

 

Отсутствие добровольного намерения выдать наркотическое средство не влечет освобождение от уголовной ответственности

 

Постановлением Тасеевского районного суда Красноярского края от 31.01.2013 уголовное дело в отношении Н., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ, прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления и отказано в применении принудительных мер медицинского характера.

По апелляционному представлению прокурора постановление отменено по следующим основаниям.

Согласно постановлению, 03.11.2012 Н. на свалке, расположенной вдоль автодороги Тасеево-Усть-Кайтым, незаконно собрал растения дикорастущей конопли, которые без цели сбыта, хранил при себе.  В тот же день Н. был задержан сотрудниками полиции, осуществлявшими охрану общественного порядка в районе свалки.

В соответствии с показаниями сотрудников полиции, осуществляя патрулирование по территории свалки, они увидели Н., который нес что-то под курткой, остановили него, уточнили, имеет ли последней при себе предметы, запрещенные к обороту, получив отрицательный ответ, попросили расстегнуть куртку, из-за пазухи которой выпал сверток с находившимися в нем верхушечными частями конопли.

При рассмотрении дела судом первой инстанции Н. был освобожден от уголовной ответственности за совершение запрещенного уголовным законом деяния, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ, и уголовное дело производством прекращено в связи с отсутствием в деянии Н. состава преступления, так как, по мнению суда, в данном случае имела место быть добровольная сдача наркотического средства.

Между тем, как отмечено судебной коллегией, по смыслу уголовного закона, добровольная сдача наркотических средств, согласно примечанию 1 к ст.228 УК РФ, означает сдачу лицом данных средств представителям власти при наличии у лица реальной возможности распорядиться ими иным способом.

Исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о том, что возможность распорядиться наркотическим средством по своему усмотрению у Н. отсутствовала, так как в случае если бы Н. не расстегнул куртку, то сотрудники полиции произвели бы личный досмотр.

При изложенных обстоятельствах, у Н. не имелось не только возможности распорядиться наркотическим средством по своему усмотрению, но и не было намерений выдать данное средство сотрудникам полиции.

Кроме того, согласно заключению судебно-химической экспертизы, изъятое у Н. наркотическое средство, является марихуаной, включенной в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 (в ред. Постановления Правительства РФ от 31.12.2009 № 1186) и отнесена к наркотическим средствам, оборот которых в Российской Федерации запрещен. Постоянная масса изъятого средства составила 237 грамма, что является особо крупным размером.

В связи с введением в действие с 01.01.2013 Постановления Правительства РФ от 01.10.2012 № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации», марихуана, постоянной массой 237 грамма – является крупным размером.

С учетом изложенного, судебная коллегия пришла к выводу, что Н. подлежит освобождению от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно-опасного деяния, подпадающего под признаки ч.1 ст.228 УК РФ в ред. Федерального Закона № 87 от 19.05.2010.

В соответствии с ч.2 ст.443 УПК РФ, если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести, то суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера.

В связи с изложенным, постановление Тасеевского районного суда отменено, Н. освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно-опасного деяния, подпадающего под признаки ч.1 ст.228 УК РФ.

 

Неправильное определение суммы возмещения вреда реабилитированному лицу повлекло отмену постановления

 

Постановлением Центрального районного суда г. Красноярска от 17.12.2012 частично удовлетворено заявление Г. о взыскании с Министерства финансов РФ по Красноярскому краю денежных средств в счет возмещения реабилитированному имущественного вреда.

Судебной коллегией постановление отменено по следующим основаниям:

Приговором Центрального районного суда г. Красноярска от 20.07.2010 Г. осужден за совершение 15 преступлений, предусмотренных п.«в, г» ч.2 ст.158 УК РФ, 9 преступлений, предусмотренных п.«г» ч.2 ст.158 УК РФ и за 1 преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, п.«г» ч.2 ст.158 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением от 01.03.2011 приговор в части осуждения Г. за одно преступление, предусмотренное п.«в, г» ч.2 ст.158 УК РФ, и взыскании с него в пользу потерпевшего материального ущерба, причиненного преступлением, отменен, уголовное дело в данной части направлено на новое судебное разбирательство.

24.06.2011 постановлением Центрального районного суда г.Красноярска уголовное преследование по обвинению Г. в совершении указанного преступления прекращено в связи с отказом прокурора от обвинения. Материалы уголовного дела по факту совершения данного преступления выделены в отдельное производство и направлены для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвинения, а Г. разъяснено право на реабилитацию.

В соответствии с ч.1, п.3 ч.2 ст.133 УПК РФ, право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, имеет право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.

В соответствии с п.1 ч.1 ст.135 УПК РФ подлежат возмещению заработная плата, пенсия, пособия и другие выплаты, которых реабилитированный лишился в результате уголовного преследования.

При этом в законодательных нормах не содержится положений, исключающих возможность возмещения имущественного вреда гражданину в результате незаконного уголовного преследования по той лишь причине, что одновременно в другой части обвинения лицо было признано виновным в совершении преступления.

В свою очередь, суд первой инстанции, принимая решение о частичном удовлетворении заявленных Г. требований, в недостаточной степени подошел к оценке имеющихся в материалах дела сведений о размере заработка, которого заявитель лишился в результате уголовного преследования.

Как указано судебной коллегией, суд, располагая сведениями о том, что Г. в период с 02.11.2008 по 22.03.2009 работал стропальщиком в ООО «КрасАвтоЯр», и не получив от заявителя сведений о размере заработной платы, не выяснил по какой причине Г. данные сведения предоставить не смог, и требовалось ли ему в этом помощь суда.

Кроме того, судом первой инстанции сумма возмещения вреда в связи с неполучением Г. заработной платы определена только за один месяц, учитывая то, что по истечению данного месяца Г. был взят под стражу, а в последствии осужден к реальному лишению свободы, за совершение иных  25 преступлений.

Судебная коллегия, не согласившись с данным выводом, указала, что судом при определении суммы возмещения вреда должен был принят во внимание весь срок содержания Г. под стражей с момента предъявления ему обвинения и до дня прекращения в отношении него уголовного преследования.

Кассационным определением постановление суда Центрального района г. Красноярска отменено, заявление Г. с материалами уголовного дела направлены на новое судебное разбирательство.

 

Неверное применение редакции уголовного закона повлекло изменение приговора

 

Приговором Ленинского районного суда г. Красноярска от 08.02.2013 М. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ (в ред. Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ) с назначением наказания в виде штрафа в размере 6 000 рублей.

М. осужден за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства – смеси, содержащей диацетилморфин (героин), 6-моноацетилморфин и ацетилкодеин, массой 0,513 грамма, в крупном размере, совершенное 27.11.2012.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения.

Судебной коллегией приговор изменен по представлению прокурора.

В соответствии со ст.9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

При этом в силу ст.10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Исходя из смысла указанных норм судебная коллегия нашла необоснованным квалификацию действий М. по ч.1 ст.228 УК РФ (в ред. Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ), ввиду того, что оснований для применения закона в данной редакции у суда не имелось. Приговором установлено, что преступление совершено М. 27.11.2012, то есть в период действия уголовного закона в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ.

Учитывая изложенное, судебной коллегией приговор в отношении М. изменен, постановлено считать М. осужденным по ч.1 ст.228 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ). При этом наказание, назначенное М. приговором от 08.02.2013 оставлено без изменения, ввиду того, что изменение приговора не повлияло на справедливость назначенного наказания.

 

 

В ПРИЗИДИУМЕ КРАЕВОГО СУДА

 

Неверная квалификация действий лица повлекла изменение приговора

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 25.11.2010 Г. осужден за тридцать преступлений, предусмотренных п.«а» ч.4 ст.158 УК РФ, три преступления, предусмотренных ч.1 ст.325 УК РФ, два преступления, предусмотренных ч.1 ст.326 УК РФ, шесть преступлений, предусмотренных ч.2 ст.326 УК РФ, одно преступление, предусмотренное ч.4 ст.33, ч.1 ст.326 УК РФ, пять преступлений, предусмотренных ч.4 ст.33, п.«б» ч.2 ст.175 УК РФ и четыре преступления, предусмотренных ч. 4 и 5 ст.33, ч.1 ст.326 УК РФ к реальному лишению свободы.

В частности, согласно приговору, Г. 07.02.2009 и 25.04.2009 тайно похитил паспорта транспортных средств на автомобили «TOYOTA HARRIER» и «TOYOTA CALDINA». Судом действия Г. были квалифицированы по ч.1 ст.325 УК РФ, как похищение официальных документов, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности.

В свою очередь, как отмечено президиумом, указанные документы не относятся к числу официальных, ответственность за хищение которых наступает по вышеуказанному закону. Данные документы являются важными личными документами, поскольку паспорт транспортного средства предназначен для упорядочения допуска транспортных средств к участию в дорожном движении, и этот документ выдается для реализации гражданами их личных прав.

В связи с изложенным, действия Г. за совершение указанных преступлений переквалифицированы президиумом с ч.1 ст.325 УК РФ на ч.2 ст.325 УК РФ (хищение важного личного документа).

В соответствии со ст.78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло два года после совершения преступления небольшой тяжести.

Учитывая, что преступление, предусмотренное ч.2 ст.325 УК РФ, совершено Г. 07.02.2009 и на момент рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции 24.03.2011 срок давности привлечения Г. к уголовной ответственности за данное преступление истек, судом надзорной инстанции Г. освобожден от назначенного наказания на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ.

 

******

 

Приговором Рыбинского районного суда от 16.09.2010 К. и А. осуждены к реальному лишению свободы за совершение шести преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п. «а» ч.3 ст.228.1 УК РФ.

Президиумом краевого суда приговор изменен по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями закона, в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств в крупном размере или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств, не образующих крупный или особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по ч.3 ст.30 УК РФ и соответствующей части ст.228.1 УК РФ.

При рассмотрении дела судом первой инстанции было установлено, что в период с 15.05.2009 С. приобрел 0,45 грамма героина и передал его М. и К. для фасовки и последующего сбыта. Указанное наркотическое вещество в три этапа было реализовано 15.05.2009 лицам, осуществляющим проверочную закупку.

По аналогичной схеме 17.12.2009 в два этапа был реализован героин общим весом 0,38 грамма, который С. также передал М. и К. для фасовки и последующего сбыта.

Таким образом, обстоятельства дела свидетельствуют о наличии у К. единого умысла на сбыт всего объема героина (в первом случае 0,45 грамм 15.05.2009 и во втором случае 0,38 грамм 17.12.2009), а у А. единого умысла на сбыт 17.12.2009 героина весом 0,38 грамма. В связи с чем, действия осужденных не образуют совокупности преступлений и должны квалифицироваться как одно неоконченное преступление.

Постановлением суда приговор изменен, действия К., связанные с реализаций героина 15.05.2009, переквалифицированы с трех преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п.«а» ч.3 ст.228.1 УК РФ, на одно преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, п.«а» ч.3 ст.228.1 УК РФ, связанные с реализацией героина 17.12.2009, переквалифицированы с двух преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п.«а» ч.3 ст.228.1 УК РФ на одно преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, п.«а» ч.3 ст.228.1 УК РФ. Действия А. связанные с реализаций героина 17.12.2009, переквалифицированы с двух преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п.«а» ч.2 ст.228.1 УК РФ на одно преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, п.«а» ч.2 ст.228.1 УК РФ. Наказание, назначенное К. и А. за совершенные преступления, снижено.

 

НОВОЕ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 № 35 урегулированы вопросы об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов.

Согласно п.4, 5 указанного постановления гласность судопроизводства обеспечивается возможностью присутствия в открытом судебном заседании лиц, не являющихся участниками процесса, представителей редакций средств массовой информации (журналистов). При этом не допускается проведение открытых судебных заседаний в помещениях, исключающих возможность присутствия в них лиц, не являющихся участниками процесса, представителей редакций средств массовой информации (журналистов).

Проведение разбирательства дела в закрытом судебном заседании возможно только по основаниям, предусмотренным федеральным законом, как в отношении всего судебного разбирательства, так и в отношении соответствующей его части (ч. 2, 3 ст. 241 УПК РФ).

О проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании суд выносит мотивированное определение или постановление, в котором должны быть указаны конкретные обстоятельства, препятствующие свободному доступу в зал судебного заседания лиц, не являющихся участниками процесса, представителей редакций средств массовой информации (журналистов).

Кроме того, о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании указывается в протоколе судебного заседания и во вводной части принятого по делу судебного постановления.

Вопрос о проведении разбирательства уголовного дела в закрытом судебном заседании по основаниям, предусмотренным ч.2 ст.241 УПК РФ, разрешается в постановлении о назначении судебного заседания, что предусмотрено п.5 ч.2 ст.231 УПК РФ.

В случае, если обстоятельства, с которыми закон связывает возможность рассмотрения уголовного дела в закрытом судебном заседании, будут установлены в ходе разбирательства уголовного дела в открытом судебном заседании, суд по своей инициативе или по ходатайству сторон разрешает вопрос о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании, о чем выносится соответствующее определение (постановление).

Наличие в деле сведений, относящихся к частной жизни участвующих в деле лиц, не является безусловным основанием для принятия судом решения о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании. Судам при решении вопроса о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании по мотиву обеспечения права лица на неприкосновенность частной жизни надлежит принимать во внимание характер и содержание сведений о частной жизни лица, а также возможные последствия разглашения таких сведений.

Однако с учетом положений ч.4 ст.241 УПК РФ переписка, запись телефонных и иных переговоров, телеграфные, почтовые и иные сообщения лиц, а также материалы аудиозаписи, фотосъемки, видеозаписи, киносъемки, носящие личный характер, оглашаются и исследуются в ходе открытого судебного разбирательства только при наличии согласия этих лиц на оглашение и исследование таких материалов.

Доступ к информации о деятельности судов обеспечивается также посредством предоставления лицам, присутствующим в открытом судебном заседании, как участникам процесса, так и лицам, не являющимся участниками процесса, представителям редакций средств массовой информации (журналистам) права фиксировать ход судебного разбирательства в порядке и формах, которые предусмотрены ч.5 ст.241 УПК РФ, а именно письменная форма, аудиозапись, фотосъемка, видеозапись, киносъемка, трансляция хода судебного разбирательства.

Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, но не являющиеся участниками процесса, представители редакций средств массовой информации (журналисты), желающие осуществлять фотосъемку, видеозапись, киносъемку, трансляцию хода открытого судебного разбирательства, должны обратиться к суду с соответствующей просьбой (заявлением). Такая просьба отражается в протоколе судебного заседания, если он ведется судом, и подлежит обязательному рассмотрению судом с учетом мнения участников процесса.

При принятии решения о допустимости осуществления фотосъемки, видеозаписи, киносъемки, трансляции хода открытого судебного разбирательства суду следует исходить из того, что такая фиксация возможна по любому делу, за исключением случаев, когда она может привести к нарушению прав и законных интересов участников процесса, в том числе права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, содержащих сведения личного характера (ст.23 и ч.4 ст.29 Конституции Российской Федерации, ч.5 ст.241 УПК РФ).

Несоблюдение требований о гласности судопроизводства в ходе судебного разбирательства свидетельствует о нарушении судом норм процессуального права и является основанием для отмены судебных постановлений, если такое нарушение соответственно привело или могло привести к постановлению незаконного, необоснованного и несправедливого приговора (п.2 ч.1 ст.369 и ч.1 ст.381 УПК РФ).

Так, проведение всего разбирательства дела в закрытом судебном заседании при отсутствии к тому оснований, предусмотренных ч.2 ст.241 УПК РФ, является нарушением принципа гласности судопроизводства и влечет за собой отмену судебных решений в установленном законом порядке.

Кроме этого, суды на основании Федерального закона от 22.12.2008 № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» предоставляют пользователям информацию, подготовленную судами в пределах своих полномочий при осуществлении правосудия, а также информацию, поступившую в суды и относящуюся к деятельности судов (в частности, информацию о движении дела или материала, обзоры судебной практики, утвержденные для опубликования президиумами соответствующих судов, данные судебной статистики Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации.

Перечень оснований, исключающих возможность предоставления информации о деятельности судов, приведен в ст.20 Федерального закона от 22.12.2008 № 262-ФЗ и является исчерпывающим.

Ознакомление пользователей с информацией о деятельности судов, находящейся в архивных фондах, осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации об архивном деле и принимаемыми в соответствии с ним иными нормативными правовыми актами, к которым относятся Федеральный закон 22.10.2004 № 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации», Инстру кция о порядке отбора на хранение в архив федеральных судов общей юрисдикции документов, их комплектования, учета и использования, утвержденная Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 28.12.2005 №157, Перечень документов федеральных судов общей юрисдикции с указанием сроков хранения, утвержденный Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 09.06.2011 №112.

другие новости